О проекте | Новости | Регистрация | Контакт
eMail: Пароль:
История Городов и Сёл

 Селидово,
Донецкая область

Александровский район
Амвросиевский район
Артемовский район
Великоновоселковский район
Волновахский район
Володарский район
г. Горловка
г. Дебальцево
г. Дзержинск
Добропольский район
г. Донецк
г. Дружковка
г. Енакиево
г. Жданов
Константиновский район
г. Краматорск
Красноармейский район
Краснолиманский район
г. Макеевка
Марьинский район
Новоазовский район
Першотравневый район
г. Селидово
Славянский район
г. Снежное
Старобешевский район
Тельмановский район
г. Торез
г. Харцызск
Шахтерский район
Ясиноватский район




Малорусская Народная Историческая Библиотечка Страница памяти М.П. Драгоманова
Страница памяти жертв Талергофа и военного террора во время I-ой Мировой Войны в Галичине Вестник юго-западной Руси

Книги по истории Малороссии, Галичины, Закарпатья и Новоросиии
Селидово
Селидово, Горняк, Кураховка, Новогродовка, Украинск, Цукурино, /572/

Селидово

Селидово

Селидово — город областного подчинения, расположен в 44 км северо-западнее областного центра, в верховьях реки Соленой, пересекающей город с востока на запад. До ближайшей железнодорожной станции Селидовка Донецкой железной дороги — 5 км. Через город проходит автодорога Донецк — Днепропетровск — Киев. Население — 24 тыс. человек. Селидовскому городскому Совету депутатов трудящихся подчинены города Горняк, Новогродовка, Украинок, а также поселки городского типа Кураховка и Цукурино. До XIII в. на землях, где сейчас находится город Селидово, кочевали, вытесняя друг друга, многочисленные степные племена, а затем их захватили монголо-татарские орды. В начале XVI в. эта местность стала запорожским займищем. По преданию, здесь жил запорожец Губа, занимавшийся скотоводством и хлебопашеством{Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии, т. 2. Бахмутский уезд, стр. 38.}.

Однако интенсивное заселение этой территории началось лишь со второй половины XVIII в. В 1770— 1773 гг. вдоль берегов реки Соленой временно поселились молдаване, выходцы из-за Днестра. Несколько позднее, в начале 80-х годов, Бахмутская провинциальная канцелярия решила образовать у реки Соленой, вблизи оврага Палиевского, государственную слободу Селидовку{Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии, вып. 2, стр. 65.}. Молдаван переселили отсюда на постоянное жительство в Корсунь, Землянки и другие селения Бахмутского уезда. На их место прибыли бывшие казаки Миргородского полка Полтавской губернии. В последующие годы, спасаясь от феодально-крепостнического гнета, сюда переселялись украинские крестьяне, мещане, казаки и другие выходцы из Черниговского наместничества и Слободской Украины. В 1797 году в Селидовке было уже 927 жителей — государственных крестьян{Там же, стр. 66.}.

Так как царское правительство в тот период было заинтересовано в освоении южных степей, всем переселившимся сюда «свободным сельским обывателям» выделялись земельные участки — по 30 десятин на каждый двор. На некоторое время (от 6 до 16 лет) поселенцы освобождались от уплаты податей, а в дальнейшем платили в казну поземельные сборы и налоги{Е. И. Дружинина. Северное Причерноморье в 1775— 1800 гг., стр. 8, 58, 59.}, отбывали повинности, определенные инвентарями арендных казенных имений. Денежный оброк составлял ежегодно от 3 до 5 руб. с ревизской души.

С начала 40-х годов XIX в., после передачи Селидовки в ведение министерства государственных имуществ, вместо подушного налога был введен оброк с земельной площади и доходов от промыслов. Все это тяжелым бременем ложилось на плечи крестьян, вело к разорению их хозяйств.

Население Селидовки, находившейся на чумацком пути из Бахмута в Мариуполь и Крым, быстро росло. Только в первой половине XIX в. численность его увеличилась в четыре раза. Накануне крестьянской реформы, в 1859 году, в слободе насчитывалось 498 дворов и 3618 жителей{Географическо-статистический словарь Российской империи, т. 4. СПб., 1873, стр. 540.}.

В конце XVIII — первой половине XIX в. по соседству с Селидовкой появились новые населенные пунк-/573/ты — Алексеевка, Галициновка, Кураховка, Солнцево, Роя. Все они были собственностью крупных помещиков, которые, прибирая к рукам лучшие земли, окружали Селидовку плотным кольцом. Вблизи села возникли также поселения немцев-колонистов: Карловка, Мымрик, Лесовка, Александровка, Долиновка, Котляревка, Михайловна, Мариновка. Свободных земель не осталось. Вследствие усиления эксплуатации крестьян, увеличения налогов и поборов росли задолженность, недоимки. Многие семьи вынуждены были продавать скот, сдавать в аренду наделы. Категорию т. н. бобылей пополняли крестьяне, не имевшие своей земли и средств производства. С другой стороны, в селе росла и крепла зажиточная верхушка, арендовавшая земли обедневших и разорившихся односельчан, эксплуатировавшая их труд.

Крестьянские хозяйства Селидовки все больше втягивались в сферу товарно-денежных отношений. Здесь ежегодно проводились три ярмарки и еженедельные базары. Так, в 1862 году на каждую из ярмарок (Воскресенскую, Пятницкую и Воздвиженскую) в среднем было привезено товаров на 10—11 тыс. руб., а продано — на 5—7 тыс. рублей{Памятная книжка Екатеринославской губернии на 1864 год, стр. 138—141.}.

С 1865 года Селидовка стала волостным центром. Она делилась на четыре сельских общества: Лозоватское, Каменно-Лисичанское, Кучурипское и Селидовское. Естественной границей между ними были речка Соленая и овраги, рассекавшие село на четыре части.

Подавляющее большинство местного населения было неграмотным. Правительство не заботилось о развитии образования. В 1862 году в Селидовской школе, находившейся в ведении министерства государственных имуществ, один учитель обучал 38 мальчиков и 3 девочки{Там же, стр. 149.}.

В соответствии с изданными в 1866—1867 гг. царскими указами о поземельном устройстве государственных крестьян за жителями Селидовки сохранялись все земли, которыми они до сих пор пользовались. Крестьяне имели право сразу выкупить наделы или вносить ежегодно в казну государственную оброчную подать. После 1885 года выкуп земли для государственных крестьян стал обязательным, но многие из них не могли ее выкупить, так как разорились в результате непосильных поборов. Земли их попадали в руки зажиточной верхушки, сельских мироедов. Так, уже в 80-х годах XIX в. в Селидовке три кулацких хозяйства (из 644 семей, проживавших в слободе{Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии, т. 2. Бахмутский уезд, стр. 38.}) имели надельной земли — 64 десятины, купленной — 80 десятин, арендованной — 60 десятин{Донецкий облгосархив, ф. Р-230, оп. 1, д. 27, лл. 9, 12, 13, 16, 17.}, т. е. они уже базировались не на старом надельном землевладении, а на купленных и арендованных землях. В то же время 617 десятин земли арендовали на кабальных условиях малоземельные крестьяне. Таким образом, в результате развития капиталистических отношений в сельском хозяйстве происходил дальнейший процесс расслоения села.

При обработке земли и уборке урожая в кулацких хозяйствах Селидовки уже в 60—80-х годах XIX в. начали применять усовершенствованные сельскохозяйственные орудия: железные плуги, сеялки, веялки, катки для обмолота зерновых. В бедняцких хозяйствах не хватало тягла, низкой была агротехника, в результате чего урожайность полей оставалась невысокой. Так, в 1898 году по Селидовской волости собрано в среднем с десятины: ржи — 28 пудов, пшеницы — 33, ячменя — 26, овса — 28, проса — 35, льна — 26 пудов{Статистико-экономический обзор Екатеринославской губернии за 1898 год, стр. 70.}. Средние размеры крестьянских наделов уже к началу 70-х годов XIX в. сократились почти втрое и составили 11,7 десятины{Список населенных мест Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. Екатеринослав, 1911, стр. 28, 29.}. Обезземеленные крестьяне вынуждены были идти в кабалу к местным кулакам (к началу 1898 года в Селидовской волости 12 хозяйств имели наемных работников), соседним помещикам и предпринимателям. Часть из них занималась ремеслами (производила гончарные изделия). Многие нанимались к владельцам шахт.

Еще в 50-х годах XIX в. вблизи Селидовки и окрестных сел были открыты залежи угля. Вскоре здесь возникли небольшие помещичьи и крестьянские копи. Однако из-за отсутствия железной дороги и спроса на минеральное топливо разработка угольных месторождений оказалась маловыгодной, и вскоре большинство копей закрылось. Лишь после сооружения в 1884 году Екатерининской железной дороги и в связи с увеличением спроса на топливо разработки угля вблизи Селидовки начали производить более интенсивно. В начале XX в. вблизи села уже действовали угольные рудники Фрезе, Геккера, Златопольского, Белинского, Прахия, Фрица и Подольского, а также Гродовские крестьянские копи. Здесь работали преимущественно разорившиеся крестьяне близлежащих сел, в т. ч. и Селидовки.

Разорение и обезземеливание основной массы крестьянства, все усиливающаяся эксплуатация со стороны кулаков, помещиков вели к росту ее недовольства существующим строем. В годы первой русской буржуазно-демократической революции тюрьма в Селидовке была переполнена «бунтовщиками». Волнение среди жителей села даже поставило под угрозу срыва очередной набор в армию.

В результате столыпинской аграрной реформы земля, которой пользовались жители Селидовки, была закреплена в подворное владение. К 1908 году здесь насчитывалось 1153 двора с населением 7823 человека (3915 мужчин и 3908 женщин). Но земля была разделена всего на 1657 душ, на каждую из которых в среднем пришлось по 8,1 десятины. Часть жителей вышла на/574/