О проекте | Новости | Регистрация | Контакт
eMail: Пароль:
История Городов и Сёл

 Крым

г. Алушта
Бахчисарайский район
Белогорский район
Джанкойский район
г. Евпатория
г. Керчь
Кировский район
Красногвардейский район
Красноперекопский район
Ленинский район
Нижнегорский район
Первомайский район
Раздольненский район
Сакский район
г. Симферополь
Симферопольский район
Советский район
г. Феодосия
Черноморский район
г. Ялта




Малорусская Народная Историческая Библиотечка Страница памяти М.П. Драгоманова
Страница памяти жертв Талергофа и военного террора во время I-ой Мировой Войны в Галичине Вестник юго-западной Руси

Книги по истории Малороссии, Галичины, Закарпатья и Новоросиии
/9/



Крымская область

КРЫМСКАЯ ОБЛАСТЬ

Крымская область расположена на юге Европейской части СССР, занимает Крымский полуостров. На западе и юге она омывается Черным, на востоке — Азовским морями, на севере граничит с Херсонской областью. Образована область 30 июня 1945 года, в составе Украинской ССР — с 19 февраля 1954 года. Площадь — 27 тыс. кв. км. Население — 1982,1 тыс. человек. Средняя плотность населения — 73 человека на 1 кв. км. В городах и поселках городского типа проживает 1298,4 тыс. (65 проц.), в селах — 683,7 тыс. (35 проц.) жителей. В составе области — один город республиканского, 7 — областного, 6 — районного подчинения, 50 поселков городского типа, 14 районов, 192 сельских Совета, а всего — 1175 населенных пунктов, в т. ч. 64 городских, 1111 сельских.

Рельеф Крымского полуострова разнообразен. Северная и центральная части его — равнина, которая на западе (Тарханкутский полуостров) и на востоке (Керченский полуостров) постепенно переходит в холмы и возвышенности. В южной части тремя параллельными грядами поднимаются горы, разделенные неширокими долинами. Вдоль южного берега — от Севастополя до Феодосии около 150 км длиной и до 50 км шириной тянется Главная гряда Крымских гор. Самая высокая их точка Роман-Кош (1545 м).

Область богата полезными ископаемыми. Большое народнохозяйственное значение имеют железные руды Керченского полуострова, залегающие почти повсеместно, различные известняки, мергели, глины, пески и песчаники, гравий, галька, диориты и минеральные соли многочисленных соленых озер степного Крыма и Сиваша. В Джанкойском районе и на Тарханкутском полуострове имеются запасы природного газа. На Керченском и Тарханкутском полуостровах обнаружены месторождения нефти. Много минеральных источников, известных своими лечебными свойствами.

На южном берегу Крымского полуострова климат средиземноморский, безморозный период продолжается здесь около 250 дней; в степном Крыму — умеренный с жарким, засушливым летом и мягкой зимой. Реки Крыма сравнительно небольшие и маловодные. Главные из них — Черная, Бельбек, Кача, Альма, Салгир, Кучук-Карасу, Биюк-Карасу, Индол берут начало на Главной гряде Крымских гор и текут на запад и север. Летом многие из них пересыхают. На Керченском и Тарханкутском полуостровах и в большей части северного Крыма рек нет. Здесь создано много искусственных водоемов. Водохранилища построены на реках Биюк-Карасу (у Белогорска), Альме (село Новопавловка), Каче (у Бахчисарая), Бельбеке (у села Счастливого), Черной (в Байдарской долине). В 1956 году построено Симферопольское, в 1966 — Партизанское водохранилища.

Исключительно важное значение для равнинного Крыма имеет Северо-Крымский канал, сооружение которого начато в 1961 году. Его трасса проложена по Перекопскому перешейку к Джанкою, затем — к железнодорожной станции Владиславовка и дальше на Керчь. Равнинной части Крыма и Керченскому полуострову свойственна травянистая степная растительность, предгорьям — лесостепная, склоны гор покрыты лесами. Нагорья безлесны; это высокогорные луга, чередующиеся с оголенными известняками. На южном берегу полуострова растут кипарисы, кедры, магнолии, паль-/10/мы, лавр, пробковый дуб и пр. субтропические растения.

Не богат, но своеобразен животный мир Крыма. Здесь водятся крымские олень, косуля, горная лисица и др. эндемичные животные.

Территория Крымского полуострова, как и Западно-Кавказское побережье, была одним из важнейших центров расселения человека в древнейшие времена. В предгорной и горной части Крыма (нынешние Бахчисарайский, Белогорский, Симферопольский районы) в пещерах, под навесами скал и в гротах исследовано около 20 стоянок людей эпохи раннего палеолита (100—30 тысяч лет тому назад), занимавшихся облавной охотой. Среди них наиболее древняя — широко известная стоянка в гроте Киик-Коба (у села Курортного Белогорского района). Здесь найдены древнейшие погребения человека, позволяющие антропологам уточнить реконструкцию общего облика неандертальцев, населявших территорию Крыма 100 тысяч лет тому назад. Летом 1973 года вблизи Белогорска, в урочище Ак-Кая, открыто еще одно неандертальское захоронение. Значительный интерес представляет также сделанная на основании находки в селе Староселье, у Бахчисарая, реконструкция «старосельского мальчика», которому, как полагают ученые, присущи неандертальские и кроманьонские черты. Заселявшие в эпоху позднего палеолита (30—13 тысяч лет тому назад) Крымский полуостров кроманьонцы занимались, кроме охоты, и рыболовством. Об этом свидетельствуют кости лосося и вырезуба, найденные в позднепалеолитической стоянке (Сюрень I) у села Танкового Бахчисарайского района.



В Крымском заповедно-охотничьем хозяйстве 1969 г.



Голова «старосельского мальчика» эпохи раннего палеолита. Реконструкция М. М. Герасимова. 1954 г.

Наиболее известные мезолитические стоянки (12—8 тыс. лет тому назад) исследованы неподалеку от Севастополя (грот Мурзак-Коба) и у села Широкого в Севастопольской зоне (грот Фатьма-Коба). Здесь обнаружены также два погребения кроманьонцев{Материалы и исследования по археологии СССР, вып. 81. М.—Л., 1960, стр. І5, 28, 29, 32, 68.}. В этот период значительное развитие приобретает рыболовство. Благодаря изобретению лука совершеннее становится охота.

В период неолита (V—III тыс. до н. э.) человек постепенно переходит к производящим формам хозяйства — примитивному скотоводству и земледелию, создаются предпосылки для более прочной оседлости. Увеличивается количество стоянок и поселений открытого типа, которые встречаются как в горном, так и в степном Крыму. Наиболее заселенной в это время была юго-западная часть предгорного и горного Крыма — территория нынешних Ялтинской (Симеиз, Гурзуф), Алуштинской (Алушта, Изобильное, Малый Маяк, Малореченское, Фрунзенское) зон, Симферопольского (Каменка, Мазанка, Николаевка, Констаптиновка, Чистенькое) и Белогорского (Белогорск, Зуя, Курортное, Богатое, Овражки, Головановка) районов. Остатки поселений эпохи неолита обнаружены также в Севастопольской зоне (Ласпи) и в восточной части Крыма — на Керченском полуострове (Горностаевка Ленинского района) и в Феодосии.

Неолитическое население, проживавшее в горной части полуострова, произошло, по мнению ученых, от местного населения эпохи мезолита. Неолитическая культура степной зоны Крыма развивалась в тесном контакте с приазовско-днепровской культурой. Об этом свидетельствуют неолитические поселения и могильники, обнаруженные в Кировском (Дальние Камыши) и Красноперекопском (Ишунь, Вишневка, Долинка, Воинка) районах{Археологія Української РСР, т. 1. К., 1971, стр. 137.}.

Связи Крымского полуострова и особенно его степной части с причерноморскими степями продолжают крепнуть в период меди и бронзы. В III — начале II тысячелетия до н. э. на территории Крыма сосуществовали две группы скотоводческих племен, которым было известно и земледелие. Одна из них (некоторые ученые считают ее местной) занимала территорию, главным образом, горного Крыма, но распространялась и в его /11/степной части (племена т. н. кемиобинской культуры). Другая, пришедшая с приазовских степей (носители виной культуры), заселяла степную часть Крыма, но проникала также в его предгорья и горы. В более поздние времена — во II и в начале I тысячелетия до н. э. местное население было тесно связано как с племенами Причерноморья, так и с населением Черноморского побережья Кавказа{Журн. «Советская археология», 1986, № 2, стр. 12—15; 1968, № 1, стр. 121, 122, 133; Археологія Української РСР, т. 1, стр. 257—263, 278; т. 2. К., 1971, стр. 10—12}.

Не обрываются эти связи и в период распространения железа (в южной части Восточной Европы — VIII—VII вв. до н. э.). Полагают, что известные по письменным источникам киммерийцы, которые в VIII—VII вв. до н. э. жили, в основном, в Северном Причерноморье, селились также и в Крыму. Объединенные в сильный военный союз они совершали победоносные походы в Переднюю и Малую Азию, куда затем, в VII в. до н. э., переселились под натиском скифов, пришедших с Востока. Оставшаяся в Крыму часть киммерийцев была ассимилирована пришельцами-скифами и частично таврами.

Пастушеско-земледельческие племена тавров, происхождение которых не выяснено, в IX — III вв. до н. э. заселяли прибрежную и горную части Крыма. Их убежища, поселения и могильники известны в Севастопольской, Ялтинской, Алуштинской зонах, Симферопольском, Бахчисарайском и Белогорском районах. Таврами называли их греки{Журн. «Вестник древней истории», 1939, № 3, стр. 72—78.}. Одним из первых дает сведения о таврах и местности, которую они заселяли,— Таврике — древнегреческий историк Геродот. Основным занятием тавров было скотоводство, в долинах рек они занимались земледелием, а в прибрежных районах — рыболовством. Развитым было также гончарное производство, ткачество, обработка дерева, кости, металлов, камня. Находясь на стадии патриархально-родового строя, тавры жили небольшими замкнутыми родами и даже в III в. до н. э. продолжали пользоваться не только бронзовыми, но и каменными орудиями.

Кочевые скифы-скотоводы, которые покорили в VII в. до в. э. киммерийцев и подчинили земледельческие племена Поднепровья, еще до походов в Европу представляли собой племенное объединение такой силы, с которой вынуждена была считаться и могущественная Ассирия. По свидетельству письменных источников, она пыталась заключить (и, по-видимому, заключила) со скифами военный союз{Советская археология, т. 19, 1954, стр. 148; Археологія Української РСР, т. 2, стр. 44.}. В IV в. до н. э. во главе скифского племенного объединения, центр которого находился на Днепре у современного города Каменка-Днепровская Запорожской области, стоял царь Атей, чеканивший даже монеты со своим изображением. Владения скифов занимали всю степную часть Крымского полуострова{А. П. Смирнов. Скифы. М., 1966, стр. 20—140; А. Штамбок. Из царства Атея в Неаполь Скифский. М., 1968, стр. 88.}. Именно к IV в. до н. э. относятся богатые погребения, обнаруженные вблизи Керчи в скифских курганах: Павловском, Царском и особенно в Куль-Обе. Значительный интерес представляет захоронение одного из скифских вождей, найденное под насыпью Куль-Обы. Множество его золотых украшений принадлежит к лучшим образцам ювелирного искусства.



Палеолитическая стоянка. Пещера Чокурча. 1957 г.

К концу III в. до н. э. территория Скифского государства под натиском пришедших из-за Дона сарматов сократилась. Она ограничивалась степным Крымом и прилегающим к Перекопскому перешейку Нижним Приднепровьем. Столицей этой т. н. Малой Скифии становится Неаполь (Новый Город) — ныне юго-восточная окраина Симферополя{Археологія Української РСР, т. 2, стр. 185, 244.}. Кроме Неаполя, в Крыму существовали известные по письменным источникам скифские города Хабей, Палакион и другие.



Руины древнего Пантикапея. Фото 1972 г.

В течение нескольких столетий история Скифского государства была тесно связана с историей античных городов-колоний, возникших на северных берегах Черного моря в VII—V вв. до н. э. Самым известным среди них был находившийся на месте нынешней Керчи Пантикапей — центр Боспорского царства. Оно возникло около 480 года до н. э. после того, как греческие рабовладельческие города-колонии — Мирмекий, Тиритака, Нимфей, Порфмий, Парфений, Китей, Киммерик, /12/ Фанагория, созданные преимущественно в VI—V вв. до н. э. на Керченском и Таманском полуостровах, объединились вокруг Пантикапея{В. Ф. Гайдукевич. Боспорское царство. М.—Л., 1949, стр. 3.}. Под контролем этого царства находилась одна из главных торговых магистралей античного мира — Керченский пролив. Многие города Боспорского царства были портами и центрами торговли. В них широко развивались ремесла — металло- и камнеобрабатывающее, керамическое, ткаческое и особенно ювелирное. Однако основу хозяйственной жизни Боспорского царства составляло земледелие. Боспор был главным поставщиком хлеба и других сельскохозяйственных продуктов греческим городам Балканского полуострова и Малой Азии.

Политическая власть в греческих городах-государствах принадлежала исключительно рабовладельцам. Очень острой была классовая борьба между рабовладельцами и рабами. В 107 году до н. э. в Боспорском государстве под руководством Савмака вспыхнуло крупное восстание рабов и эксплуатируемых городских низов, преимущественно скифов, длившееся около года. Оно было подавлено армией и флотом понтийского царя Митридата VI Евпатора, под протекторат которого отдал себя и свое государство боспорский царь Перисад V{Нариси стародавньої історії Української РСР. К., 1957. стр. 277—281, 284, 285; Проблемы всеобщей истории. Л., 1967, стр. 12—15; Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья. Сборник статей. Л., 1968, стр. 81—95.}.

Одним из важнейших районов античной цивилизации в Крыму был также Херсонес — демократическая рабовладельческая республика, основанная в V в. до н. э. в юго-западной части Крымского полуострова. В IV—III вв. до н. э. в Херсонскую хору (подчиненную Херсонесу земледельческую территорию) входило все западное побережье Крыма, в т. ч. портовые города Керкинитида (современная Евпатория) и Прекрасная Гавань (Черноморское), а также Гераклейский полуостров. Основным хозяйственным занятием херсонесцев было виноградарство и виноделие, рыболовство, а также посредническая торговля хлебом, который поступал сюда из степной части Крыма и экспортировался в Грецию.

Высший орган власти в государстве — народное собрание — состоял из членов рабовладельческой общины — граждан Херсонеса. Полноправными гражданами города-колонии были рабовладельцы — мужчины, его уроженцы. Жители других городов получали эти права в редких случаях — за особые заслуги. Государственный и общественный строй Херсонеса ярко характеризует гражданская присяга херсонесцев — ценнейший античный эпиграфический памятник начала III в. до н. эры.

Во II в. до н. э. жестокую борьбу с Херсонесской республикой за портовые города вело Скифское царство. Скифский царь Скилур овладел западным побережьем, Керкинитидой и Прекрасной Гаванью. Однако херсонесцы при помощи армии понтийского царя Митридата VI Евпатора, которой командовал полководец Диофант, вернули утраченные земли. Потерпел неудачу в войне с Херсонесом, несмотря на помощь сарматского царя, и сын Скилура — Палак. Отразив второе нападение скифов, Диофант овладел их крепостью Хабеем, а также столицей Скифии Неаполем{Археологія Української РСР, т. 2, стр. 245, 246; Нариси стародавньої історії Української РСР, стр. 297, 298.}.

Но ослабленный войной со Скифами Херсонес в I в. до н. э. попадает в зависимость от Боспорского царства. Более четверти века Митридат вел изнурительные для Крыма войны с Римской империей. После его поражения в 63 году до н. э. в Крыму постепенно распространяется власть Рима{Нариси стародавньої історії Української РСР, стр. 285.}. С помощью Римской империи рабовладельческие государства Херсонес и Боспорское царство во II в. н. э. отразили новое наступление скифских царей. Боспорские цари Аспург, Котис II, Савромат II даже расширили свои владения, подчинив Скифское государство{Археологія Української РСР, т. 2, стр. 246.}. Однако общий кризис рабовладельческой системы, обострившийся в III в., привел к тому, что Боспорское царство не смогло противостоять разрушительному напору наступающих с северо-востока кочевых племен и в конце IV в. под ударами гуннов прекратило свое существование.

Античные государства Северного Причерноморья сыграли в истории Крыма прогрессивную роль. Созданная в этих государствах высокая культура оказала заметное влияние на развитие культуры местных племен в последующий период{Там же, стр. 278.}./13/

В V—VIII вв. на территории полуострова зарождаются феодальные отношения, развитие которых в IX—X вв. приводит к образованию феодальных княжеств. Сохранились развалины средневековых поселений, крепостей, монастырей в юго-западном Крыму — ныне известные Эски-Кермен, Кыз-Кермен, Чуфут-Кале, Качи-Кальон и др. Некоторые из них называют пещерными городами, т. к. здесь было много сооружений, высеченных в скалах. История этих поселений прослеживается с VI в. Проживали в них потомки скифов и тавров (сильно сарматизированные, смешавшиеся с греками). К 80-м годам VII в. на восточный Крым распространилось господство Хозарского каганата, который в течение всего VIII в. вел борьбу за Крым с Византией. В начале IX в. он вынужден был отказаться от большинства крымских земель{История СССР с древнейших времен до наших дней, т. 1. М., 1966, стр. 438—445.}.

После этого усиление влияния Византии в Таврике привело к образованию византийской Херсонесской фемы (военно-административного округа), со временем расширившейся до «фемы климатов», включившей в себя укрепленные поселения (климаты) горного Крыма.

Уже в VIII в. в Крым проникают и селятся здесь славяне. Войско руссов, возглавляемое новгородским князем Бравлином, осуществило в этот период поход вдоль побережья Крыма — от Херсонеса к Керчи. Славяно-руссы, известные как храбрые и опытные моряки, предпринимали походы также на Каспий. В 907, 911, 944 годах состоялись победоносные походы киевских князей на Византию. В 944 году между Византией и Киевской Русью заключен договор о мире, отразивший новое соотношение сил: киевский князь Игорь обязался даже защищать Византию и византийские владения на Крымском полуострове.

Из этого договора следует, что Русь имела в Крыму подвластные земли{Очерки истории СССР Период феодализма IX—XV вв., ч. 1. М., 1953, стр. 73, 84, 85.}. Здесь найдено много различных предметов славяно-русского происхождения. Так, в частности, в Херсонесе и в юго-восточной части Крыма обнаружены славяно-русские мечи, узорчатые наконечники ножен к ним и другое оружие, культовые предметы с надписями на древнерусском языке, пряслица из овручского шифера, славянская посуда и другие вещи.

Вещи славянского происхождения, найденные в Судаке, позволяют сделать вывод о существовании здесь слободы руссов. Немало славян было в IX—X вв. и среди жителей Херсонеса (в древнерусских летописях он называется Корсунем). Известно, что в 60-е годы IX в. славянский проповедник Кирилл нашел в Корсуне евангелие и псалтырь, «русским письмом написанные». Имеются также свидетельства об экономических, политических и культурных связях Киевской Руси с Корсунем. Корсунь был важным посредником в торговле между Русью и Византией. В X в. политическое влияние Руси в Таврике и Херсонесе усилилось. Это в значительной мере определило в 988 году успех похода киевского князя Владимира на Корсунь{Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии, т. 3 Симферополь, 1929, стр. 99—112.}. Благодаря корсунскому походу и браку с византийской царевной Владимир укрепил выгодную для Киева связь с Корсунем и союз с Византией.

В X—XII вв. восточная часть полуострова входила в состав древнерусского Тмутараканского княжества, расположенного в устье Кубани, на Таманском полуострове. В составе Тмутараканского княжества была Керчь (Корчев), а также некоторые другие города Крыма. Об этом свидетельствуют и археологические находки, обнаруженные на Таманском полуострове и Керченском берегу. Надпись 1068 года на мраморной плите, получившей название Тмутараканского камня, гласила, что князь Глеб Святославич «измерял расстояние от Тмутаракани до Корчева». Арабские географы X—XII вв. называли Черное море Русским, а Керченский пролив — «устьем Русской реки»{Очерки истории СССР Период феодализма IX—XV вв., ч. 1, стр. 400—404.}. Оживленную торговлю с Киевской Русью вел город Сугдея (Солдайя, Судак, в древнерусских источниках — Сурож), возникший еще в III в. н. э.{Полное собрание русских летописей, т. 2. М., 1962, стр. 220.}. Сурож упомянут в «Слове о полку Игореве» рядом с Тмутараканью и Корсунем{Слово о полку Игореве М., 1954, стр. 6.}. В XIII в. на Руси известны «сурожские гости» — купцы-сурожане, торговавшие шелком, хлопчатобумажными и легкими шерстяными тканями, солью и закупавшие русские товары{Вильгельм де Рубрук. Путешествие в восточные страны (1253—1255). СПб., 1911, стр. 66, 67.}.

Сурож — первый из городов Восточной Европы, подвергшийся нашествию монголо-татар, которые заняли и разграбили его в январе 1223 года{Записки Одесского общества истории и древностей, т. 5. Одесса, 1863, стр. 601.}. Спустя некоторое время, в 1239 году, монголо-татарские орды захватили весь полуостров. Обосновались они главным образом в степной полосе{В.Д.Смирнов Крымское ханство СПб., 1887, стр. 52, 53.}. Покорив местное население, татарские феодалы присвоили его земли. Впоследствии на этих землях образовался Крымский улус Золотой Орды. Центром улуса стал город Солхат, обнесенный крепостными стенами, рвом и названный Крымом (теперь Старый Крым), что по-татарски означает «ров». Постепенно это название распространилось на весь полуостров{Там же, стр. 78—83.}.

Вся жизнь Крыма тогда всецело зависела от Золотой Орды. В Солхате жил наместник золотоордынского хана{Ю.Кулаковский. Прошлое Тавриды. К, 1906, стр. 106, 107.}. Монголо-татарские завоеватели проявляли исключительную жестокость к местному населению. Так, в 1298 году после грабежа и разорения Сурожа они угнали в плен большинство жителей города. Сурож /14/был подожжен со всех сторон. Татары грабили христианские храмы{С. Секиринский Очерки истории Сурожа IX—XV веков Симферополь, 1955, стр. 27, 28.}. Покоренные жители полуострова — аланы, половцы, славяне, армяне, греки и др. вынуждены были платить монголо-татарским завоевателям непосильную дань — деньгами, продуктами сельского хозяйства, ремесленными изделиями.

Южная, прибрежная часть Крыма в конце XIII в. попала под власть генуэзцев, колония которых Кафа (Феодосия) фактически стала центром самостоятельного, хотя и зависимого номинально от Генуэзской республики, государства. Первые сведения о генуэзской колонии относятся к 1289 году, когда Кафа была главным опорным пунктом генуэзцев в Крыму. Во второй половине XIV в. генуэзцы значительно расширили свои владения, захватив в 1357 году Чембало (современная Балаклава), а в 1365 году — Солдайю (Судак). После 1380 года они распространили свою власть до Керченского полуострова{Дорогой тысячелетий Симферополь, 1966, стр. 157—159.}.

Через Кафу и другие генуэзские колонии шла оживленная транзитная торговля товарами Востока и товарами, поступавшими из русских и украинских земель. В приморских городах и селах Крыма не прекращалась острая классовая борьба — об этом свидетельствуют восстания в Кафе в 1454 и 1471 годах и в Судаке в 1470 году{Там же, стр. 159—151.}.

Одним из государственных образований в средневековом Крыму было феодальное княжество Феодоро, которое сложилось в юго-западной части полуострова. Широкую известность в XIII—XV вв. получила его столица — город Феодоро на горе Мангуп (близ Бахчисарая). В Мангупском княжестве жили греки, армяне и другие потомки древних жителей юго-западного Крыма, христиане по религии, которые восприняли сформировавшуюся под влиянием Византии северно-причерноморскую культуру. XV век — до падения княжества в 1475 году — является временем его наибольшего политического и экономического подъема.

В XIV—XV вв. княжество конкурировало с генуэзскими колониями в области внешней торговли, которую вело через свой порт на Черном море — Каламиту (Инкерман). Оно соперничало с генуэзцами за обладание Чембало и многочисленными гаванями на Южнобережье — Алустоном, Горзувитами и другими.

В первой половине XV в. в результате распада Золотой Орды образовалось Крымское ханство, в состав которого были включены не только Крымский полуостров, но и захваченные татарскими ордами низовье Днепра, Приазовье и Прикубанье. Столицей его со второй половины XV в. стал Бахчисарай. Но ханство не смогло долго сохранить свою независимость.

Уже в 1475 году войска султанской Турции захватили Кафу, Судак, Керчь и другие города и крепости южного и юго-восточного побережья полуострова. Пало и Мангупское княжество, территория которого, как и генуэзские владения, была включена в состав коронных владений султана. Степная часть полуострова и земли в нижнем течении Днепра оставались под властью крымского хана, признавшего себя в 1478 году вассалом Турции{А. Д. Новичев. История Турции. 1. Эпоха феодализма (XI—XVIII века). Л., 1969, стр. 97.}.

Зависимость от Турции усугубила хозяйственную и политическую отсталость Крымского ханства. В социально-экономическом отношении оно представляло собой феодальное государство, стоявшее на сравнительно низкой ступени развития. Характерными особенностями его политической жизни были слабость центральной власти, сильное влияние мусульманского духовенства, большое значение сословного принципа и вместе с тем наличие родовых пережитков{Е. И. Дружинина. Северное Причерноморье в 1775—1800 гг. М., 1959, стр. 106, 107.}.

Верховная власть в ханстве принадлежала хану, назначаемому турецким султаном. В Крыму правила династия Гиреев, начало которой положил Хаджи-Гирей. Между членами династии шла непрерывная борьба за власть, которую использовали турецкие султаны для более прочного удержания Крыма в своих руках{Е. И. Дружинина. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года (его подготовка и заключение) М., 1955, стр. 41.}.

Крымское ханство не было централизованным государством. Оно делилось на мелкие территориальные единицы (6 каймаканств и 42 кадылыка). Стоявшие во главе каймаканств каймаканы вели борьбу с ханами, пресекая их попытки централизовать власть. Власть хана ограничивалась также советом, в состав которого входили его родственники и беи — влиятельные представители знатных феодальных родов, главы бейликов. Хан и беи распоряжались трудом простого народа, облагали его непомерными налогами и повинностями. Татарская знать владела огромными стадами лошадей, крупного рогатого скота, имела большое количество рабов. Свои земли крупные землевладельцы обрабатывали, используя труд рабов или труд свободных за определенную плату, чаще всего — десятину со всех продуктов{Ф Пашков. Исторический очерк крымско-татарского землевладения Симферополь, 1897, стр. 12—15.}.

Греческое и армянское население Крыма занималось в основном хлебопашеством, садоводством и виноделием: ремеслами и торговлей — армяне, грузины, греки, евреи. Ремесленники объединялись в цехи, которые ежегодно вносили хану и откупщику определенную сумму денег. Многочисленные пошлины и поборы тормозили развитие торговли, сосредотачивавшейся в Бахчисарае, Гезлеве, Кафе, Карасубазаре и других городах.

Крымское ханство имело паразитический характер, производительные силы его почти не развивались, т. к. основным источником обогащения феодальной верхушки были систематические грабительские походы /15/ на соседние страны, особенно на Россию и Украину. Татарские феодалы, эксплуатируя местное население, стремились захватить как можно больше пленных и добычи. Невольники, проданные в рабство, использовались на изнурительных работах в каменоломнях, на строительстве дорог, в поместьях татарских и турецких феодалов, погибали на галерах{История СССР с древнейших времен до наших дней, т. 2. М., 1966, стр. 425; В. А. Голобуцкий. Запорожское казачество. К., 1947, стр. 36.}.



Невольничий рынок в Кафе Репродукция с картины Ю П. Фастенко. 1955 г.

Особенно усилились разбойничьи набеги на украинские и русские земли с конца XV в., со времени, когда крымский хан признал себя вассалом турецкого султана и на Черном море установилось турецкое господство. В 1482 году хан Менгли-Гирей разорил до основания Киев. На протяжении полувека (1480—1530 гг.) татары почти каждый год совершали набеги на Украину.

В 1521 году крымское войско осаждало Москву{Всемирная история в десяти томах, т. 3. М., 1957, стр. 802.}. В течение двух недель татары разбойничали в центральных уездах Русского государства. Подверглись разорению нижегородские, владимирские, коломенские, каширские, рязанские земли, сильно пострадали окрестности Москвы. Немецкий дипломат и путешественник З. Герберштейн писал, что крымский хан «увел с собой из Московии такое огромное множество пленников, что оно покажется вряд ли вероятным»{В. В. Каргалов. На степной границе. М., 1974, стр. 65.}. О зверствах, которые чинили татарские орды на русских и украинских землях, о страшной участи пленников так сообщал литовский дипломат первой половины XVI в. М. Литвин: «Мы видали, как их убивали, обезглавливали, разбрасывали их отрубленные головы». Французский историк второй половины XVI в. Влез де Виженер писал, что татары «наводят страх не только на соседей, но и на самые отдаленные народы и племена»{Мемуары, относящиеся к истории Южной Руси. Вып. 1. К., 1890, стр. 22, 87.}. Только летом 1632 года общее количество татар, грабивших русские земли, достигло нескольких десятков тысяч человек. Пройдя Изюмским и Муравским шляхами, татарская конница рассеялась на территории Мценского, Новосельского, Орловского, Карачевского, Лиственского, Елецкого и других уездов и захватила в плен около 3 тыс. человек. Опустошительными были и вторжения ордынцев в 40-х годах XVII века{Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в. М., 1955, стр. 407, 408.}. С 1613 по 1650 год ими захвачено и уведено в Крым около 200 тыс. русских людей{Советская историческая энциклопедия, т. 8. М., 1965, стр. 209.}. Крым был превращен в крупнейший международный невольничий рынок. Кровавая турецко-татарская агрессия подрывала производительные силы южных районов России и Украины, задерживала их хозяйственное и культурное развитие{Очерки истории СССР. Период феодализма IX—XV вв., ч. 2. М , 1953, стр. 453, 454.}. Юго-восточные пределы Киевщины, Волыни и Подолии, чаще других подвергавшиеся набегам, почти совсем обезлюдели.

Картину народных бедствий, которые несли на восточно-славянские земли турецко-татарские завоеватели, с огромной силой отражают украинские народные песни и думы. В одной из них говорится:

За річкою вогні горять,
Там татари полон ділять.
Село наше запалили,
І багатство розграбили,
Стару неньку зарубали,
А миленьку в полон взяли.
А в долині бубни гудуть,
Бо на заріз людей ведуть;
Коло шиї аркан в'ється,
І по ногах ланцюг б'ється
{Українські народні думи та історичні пісні К., 1955, стр.59; Історичні пісні. К., 1961, стр. 337.}.

Польско-литовские феодалы не могли защитить ни свои земли, ни захваченную ими Украину от разбойничьих /16/ татарских нападений. Огромную роль в отражении турецко-татарского нашествия на Европу сыграло Русское централизованное государство, державшее на своих южных границах значительные военные силы, которые несли сторожевую и станичную службу, устраивали «засеки».



Памятник в честь освобождения Крыма от турецкого ига. Симферополь. Фото 1972 г.

Сделав надлежащие выводы из крымского похода 1521 года, русское правительство значительно усилило укрепления на Оке, создало здесь сплошную оборонительную линию. В результате этого в течение всей первой половины XVI в. татарам за Оку прорваться не удалось. В 1535 году против крымских отрядов, рвавшихся к Оке, двинулось большое войско. Татарские орды вынуждены были вернуться обратно{Журн. «История СССР», 1973, № 3, стр. 143—147.}. В 50-х годах XVI в. предпринято несколько походов на Крым: в 1556 году под командованием Д. Ржевского, через три года — Д. Адашева. Во время этих походов было освобождено много пленников, захваченных татарами. Решительный отпор турецко-татарским агрессорам давали запорожские казаки. Шаг за шагом отвоевывали они у захватчиков бескрайние степи, ранее принадлежавшие славянам. В 1575—1577 гг. они предприняли поход на Крым. Во время похода в 1589 году запорожцы овладели Гезлевом (Евпаторией), а в 1616 году штурмом взяли Кафу, уничтожив турецкий гарнизон в 14 тыс. человек и освободив из турецкой неволи много пленников. В 1628 году запорожцы, использовав междоусобную борьбу в ханстве, прорвались через Перекоп и нанесли поражение турецкому ставленнику Кан-Темиру под Бахчисараем. Они также осадили Кафу и ушли только под давлением многочисленного турецкого войска.

В борьбе с турецко-татарскими агрессорами важную роль играло донское казачество. Обходя вражеские кордоны и город Азов, находившийся в руках турок, донские и запорожские казаки высаживались на берегах Крыма и Кавказа, иногда появлялись в окрестностях Константинополя. В 1637 году казаки овладели Азовом и держали его в своих руках до 1642 года, отбивая все попытки турецких и татарских войск вернуть крепость.

Боевое содружество донских и запорожских казаков, часто действовавших совместно против турецко-татарских агрессоров, было одним из проявлений вековой дружбы двух братских славянских народов. Особенно окрепла она в ходе народно-освободительной войны украинского народа 1648—1654 гг.

В начале этой войны крымский хан Ислам-Гирей пошел на заключение союза с Богданом Хмельницким, обязавшись оказывать ему помощь в борьбе против польско-шляхетских войск. Но татары вероломно нарушали условия этого соглашения. Так, в 1649 году в решающий момент сражения под Зборовом крестьянско-казацкого войска с армией шляхетской Польши, когда над королевской армией нависла угроза полного уничтожения, хан, подкупленный королем, внезапно вывел свои силы с поля боя и угрозой выступить на стороне Польши вынудил Богдана Хмельницкого заключить невыгодный для украинского народа Зборовский договор. Новую, еще более тяжкую по своим последствиям измену хан совершил во время битвы под Берестечком в 1651 году. Получив снова от короля огромные подарки, он прекратил сражение и предательски захватил в плен Богдана Хмельницкого. Уходя в Крым, татарская орда каждый раз грабила и разрушала на своем пути города и села, угоняла в неволю тысячи людей.

Воссоединение Украины с Россией (1654 г.), сыгравшее огромную прогрессивную роль в экономическом, политическом и культурном развитии украинского народа и спасшее Украину от поглощения панской Польшей и султанской Турцией, содействовало также усилению совместной борьбы русского и украинского народов против продолжавшихся татаро-турецких набегов. Вскоре после Переяславской рады татарские орды вторглись в пределы Украины, сея смерть и разрушения. В дальнейшем, в ходе русско-польской войны, они выступали как союзники Польши, создавая серьезную угрозу тылам русской армии. И в последующие десятилетия, вплоть до конца 60-х годов XVIII в., татарские орды были активными участниками войн Турции против Польши и России. Отражая татарские набеги, в 1667 году запорожские казаки взяли крепость /17/Перекоп и проникли в Крым. Во главе одного отряда стоял кошевой атаман Иван Рог, другим командовал известный казацкий вожак Иван Сирко. Во время этого похода запорожцы взяли Кафу. Татарские феодалы бежали в горы, крымский хан покинул Бахчисарай. Освободив большое количество невольников, казаки возвратились в Сечь. Отважные походы на Крым и Турцию продолжались и в последующие годы. Особенно удачным был поход, совершенный в 1679 году. В 1687 году в Крым двинулась 150-тысячная русская армия под командованием В. В. Голицына. К ней присоединились также полки украинских казаков (до 50 тыс. человек) во главе с гетманом И. Самойловичем. Но татары подожгли степь; снабжение огромного войска оказалось очень затрудненным. Не дойдя до Крыма сто верст, Голицын повернул назад. Более удачным был его поход в 1689 году. На этот раз русская армия достигла Перекопа. Несмотря на свою незавершенность, эти походы положили начало наступлению России на турецко-татарских агрессоров. С задачами укрепления обороны, отражения турецко-татарской агрессии тесно переплетались экономические интересы Российской державы. Выход к Черному морю создавал ей условия для установления непосредственных торговых связей с Южной Европой, ликвидации английской торговой монополии{Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй половине XVIII века. М., 1956, стр. 365—367.}.

Во второй четверти XVIII в., в ходе войны против Турции (1735—1739 гг.), русские войска дважды — в 1736 и 1737 годах — достигали Крыма{История СССР с древнейших времен до наших дней. т. 3. М., 1967, стр. 145—149, 152—155, 347—349.}. Ряд крупных побед над Турцией было одержано в русско-турецкой войне 1768—1774 гг. В кампанию 1771 года русские войска полностью заняли Крымский полуостров. За короткое время они овладели Гезлевом (Евпатория), Ак-Мечетью, Карасубазаром (Белогорск), Кафой (Феодосия){П. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 1. Симферополь, 1951, стр. 85.}.

По Кючук-Кайнарджийскому договору 1774 года с Турцией Россия получила выход к Черному морю; были освобождены древние славянские земли в Северном Причерноморье. Крымское ханство объявлялось независимым от Турции, а 8 апреля 1783 года его территория стала составной частью Российской державы. Таким образом был ликвидирован один из главных очагов агрессии против русского и украинского народов{Історія Української РСР, т. 1. К., 1967, стр. 337.}. Но Турция, стремясь вновь захватить Крым, в 1787 году начала военные действия. Однако, потерпев и на этот раз поражение, она по Ясскому миру (1791 г.) подтвердила условия Кючук-Кайнарджийского договора и признала присоединение полуострова к России. Включение Крыма в состав России имело большое историческое значение. Крымский полуостров превращался в важный опорный пункт Русского государства на Черном море, что обеспечивало России надежное использование южных морских путей и укрепление позиций на Кавказе. Устранение угрозы турецко-татарских набегов на Украину и юг России значительно ускорило рост производительных сил в этих районах. Стало быстро заселяться Северное Причерноморье. Началось строительство таких городов, как Херсон, Николаев, Екатеринослав, Одесса и др. Через южные порты развивались внешнеторговые связи России с Турцией и европейскими странами.



Взятие Кафы запорожскими казаками в 161В году. Художник Ю. П. Фастенко. 1957 г.

Значительные сдвиги произошли в социально-экономическом и культурном развитии Крыма. Исчезли рабовладение и работорговля, начали развиваться новые формы хозяйства.

В 1784 году образована Таврическая область, в состав которой вошли Крымский полуостров, Тамань и земли к северу от Перекопа до Екатеринославского наместничества. Спустя 12 лет ее территория вошла в состав Новороссийской губернии. В 1802 году создана Таврическая губерния, включавшая 8 уездов — три материковых (Бердянский, Днепровский, Мелитопольский) и 5 крымских (Перекопский, Евпаторийский, Симферопольский, Феодосийский с Керчь-Еникальским градоначальством и Ялтинский с Севастопольским градоначальством).

После присоединения к России на полуострове строятся новые города: на месте бывшей деревни Ахтиар — Севастополь — база Черноморского флота, военный форпост России на юге; рядом с небольшой деревушкой /18/Ак-Мечеть—Симферополь—административный центр Таврической губернии. Быстро стала развиваться экономика старых городов — Керчи, Евпатории, Феодосии и др.

По приблизительным данным, в Крымском ханстве в середине XVIII в. проживало 300—400 тыс. человек{Ф. Лашков. Исторический очерк крымско-татарского землевладения, стр. 125; Известия Таврической ученой архивной комиссии, № 53. Симферополь, 1914, стр. 159; «Український історичний журнал», 1969, № 12, стр. 85.}. Во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. количество населения резко сократилось. Еще до присоединения Крыма к России многие жители стали переселяться с полуострова. В частности, в 1778 году из Крыма в Россию переселено свыше 30 тыс. христиан, преимущественно греков и армян{Е. И. Дружинина. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года (его подготовка и заключение), стр. 328.}. В конце XVIII в. началось заселение края выходцами из центральных районов России. В 1787 году всем генерал-губернаторам было дано распоряжение позволять экономическим и другим государственным крестьянам из т. н. малоземельных губерний переселяться в Новороссийский край{А. Скальковский. Хронологическое обозрение истории Новороссийского края 1730—1823, ч. 1. Одесса, 1836, стр. 196.}.

Первыми русскими переселенцами стали отставные солдаты, которые в конце XVIII в. основали в Крыму ряд русских деревень — Петровскую Слободу, Зую, Мазанку, Изюмовку и другие{Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1889, отд. II, стр. 13.}. В 1796 году в Крыму насчитывалось 82 151 человек мужского населения{Центральный государственный исторический архив СССР (дальше — ЦГИА СССР), ф. 558, оп. 2, д. 263, лл. 12—16.}.

Царское правительство, щедро раздавая земли русским помещикам и чиновникам, обязывало их заселять эти земли крепостными из центральных и украинских губерний. Со временем помещикам разрешили приписывать к себе беглых крестьян.

Приглашались в Крым и иностранные поселенцы. При этом им предоставлялись разные льготы: освобождение от всяких податей и повинностей на 8—10 лет, ссуда на переезд, большие участки земли (до 50 десятин на семью) и др.{Н. Державин Болгарские колонии Новороссийского края. Симферополь, 1908, стр. 17.}. Первыми переселенцами-колонистами в Крыму в начале XIX в. стали болгары и немцы. В 1841 году в Симферопольском и Феодосийском уездах насчитывалось 10 иностранных колоний, где проживало 3969 человек{А. Клаус Наши колонии. Отчеты и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. СПб., 1869. Приложение VII, стр. 75, 76; Приложение II, стр. 41, 42.}.

В результате раздачи дворянам огромных земельных угодий, принадлежавших ранее султану, ханам, беям и мурзам, бежавшим в Турцию, в Крыму возникло крупное помещичье землевладение. К 1802 году помещикам было роздано более 350 тыс. десятин{Ф. Лашков. Исторический очерк крымско-татарского землевладения, стр. 118—135, 166—190.}. Не ограничиваясь участками, полученными в собственность от правительства, они часто захватывали т. н. свободные земли, а также крестьянские наделы. Одновременно шла продажа казенных земель, которая впоследствии приняла форму открытого их расхищения. В мае 1816 года правительство вынуждено было даже издать указ о прекращении продажи земель по дешевым ценам. Татарские феодалы получили права и привилегии русского дворянства. Землевладения мурз приравнивались к помещичьим. Некоторые из них значительно расширили свои владения за счет земель, покинутых татарами, переселившимися в Турцию. От каких бы то ни было податей освобождалось мусульманское духовенство.

Вакуфные земли — собственность магометанских религиозных учреждений — оставались за мечетями и духовными училищами.

Татарские крестьяне были отнесены к разряду государственных{Полное собрание законов Российской империи, т. 20, СПб. 1830, № 20 276.}. Царские указы узаконивали обезземеление помещиками значительной части сельского населения, которое вынуждено было арендовать у них земли, отдавая за это часть урожая или выполняя различные повинности.

Наличие в Крыму недворянского землевладения, незначительный удельный вес закрепощенного населения благоприятствовали развитию капиталистических отношений в сельском хозяйстве. В помещичьих хозяйствах и немецких колониях широко применялся наемный труд.

Уже к началу XIX в. в сельском хозяйстве Крыма шел интенсивный процесс специализации, обусловивший усиленный товарообмен и зависимость помещичьих и крестьянских хозяйств от рынка.

В степных районах особенно широкое развитие получило овцеводство. Проводя поощрительную политику, направленную на быстрое хозяйственное освоение края, царское правительство предоставляло значительные льготы — снижение налогов, денежные кредиты собственникам, занимавшимся овцеводством. В 1848—1849 гг. во всем Крыму, по неполным данным, насчитывалось 748 800 овец. Шерсть сбывалась как на внутренних рынках, так и за границу. Некоторые помещики строили у себя в имениях суконные фабрики. В 1850 году в крае насчитывалось 12 таких предприятий{А. Скальковский. Опыт статистического описания Новороссийского края, ч. 2. Одесса, 1853, стр. 354—356, 361, 362, 370.}.

С 30-х годов XIX в. в Таврической губернии, в т. ч. и в степных уездах Крыма, начинает интенсивно развиваться зерновое хозяйство. Особенно усиливается производство зерна в конце 40-х — начале 50-х годов в связи с повышением спроса на хлеб на европейском рынке. В южнобережных районах и горных долинах Крымского полуострова быстро развивалось виноградарство и виноделие. Еще с 1785 года в Крым стали приглашать специалистов-виноградарей, выписывать лучшие / 19/сорта виноградных лоз. В 1803, 1828, 1830 годах изданы указы о льготах для лиц, занимающихся разведением садов и виноградников — казенные земли передавались им в бесплатное пользование и даже личное «потомственное» владение. Для подготовки виноградарей, виноделов, садоводов было открыто училище виноделия и виноградарства в Судаке (1804 г.), основан Никитский ботанический сад (1812 г.), а позднее — Магарачское училище виноделия.

В 1848 году площадь виноградников в Крыму составляла 5137 десятин, на которых росло 28,5 млн. виноградных кустов. Тогда же изготовлено 716 тыс. ведер вина — в 5 раз больше, чем в 1825 году.{М. Баллас Виноделие в России, ч. 1. СПб., 1895, стр. 23.}Вина эти продавались далеко за пределами Крыма. В 40-х годах они доставлялись во многие города Украины, Москву, Петербург, Самару, Нижний Новгород и Казань{Ф. Кеппен. Заметки о виноделии в Таврической губернии, стр. 14; М. Баллас. Виноделие в России, ч. 1, стр. 30.}. В большом количестве вывозились из Крыма также свежие и сушеные фрукты, находившие спрос по всей России.

Во внутренние губернии и за границу сбывался и крымский табак. К середине XIX в., по неполным данным, в Крыму производилось в год более 16 тыс. пудов табака{А. Скальковский. Опыт статистического описания Новороссийского края, ч. 2, стр. 330—332.}. Табаководством занимались в Феодосийском, Симферопольском и Ялтинском уездах. Товарный характер приобретало и огородничество, развивавшееся вокруг городов. Так, в районе Евпатории на обширных площадях выращивали лук, который вывозили даже в Константинополь.

Строительство городов, рост населения, торговые связи с внутренним рынком, расширение внешней торговли способствовали промышленному развитию края. В 1828 году в обрабатывающей и строительной промышленности Крыма насчитывалось 64 предприятия, а в 1849 году — 114. Крымские сафьяны и мешины (сорта кож) продавались в Херсонской, Екатеринославской, Харьковской и Полтавской губерниях, находили сбыт в Москве, вывозились за границу{Известия Крымского отдела Географического общества СССР, вып. 6. Симферополь, 1961. стр. 171, 176.}.

Значительно расширились крымские соляные промыслы. За 25 лет — с 1823 по 1847 год — ежегодно добывалось от 8 до 15 млн. пудов соли. Основная часть соли вывозилась гужевым транспортом на Украину, в Воронежскую, Курскую и другие губернии России. Через Керчь и Феодосию крымская соль также шла в восточные районы России, на Кавказ и за границу{А. Скальковский. Опыт статистического описания Новороссийского кран, ч. 2, стр. 503—506.}.

Развивались рыбные промыслы. Добыча рыбы росла из года в год. Так, в 1849 году, по далеко не полным данным, выловлено 12,5 тыс. пудов красной рыбы. Приглашенные из Голландии специалисты обучали местных рыбаков засолке рыбы по «голландскому способу». Рыба и балыки сбывались на крупнейших ярмарках России и за границей{«Там же, стр. 424—432.}.

Началось изучение залежей керченских железных руд, исследование нефтяных месторождений и других полезных ископаемых.

Руководствуясь в первую очередь стратегическими соображениями, царское правительство прилагало большие усилия к созданию Черноморского военного флота, прокладке дорог. На казенных верфях в Севастополе развернулось строительство военных кораблей. На небольших частных верфях в Алуште, Феодосии, Ялте, Мисхоре, Гурзуфе, Кучук-Ламбате, Партените строились суда для малого каботажа{Известия Крымского отдела Географического общества СССР, вып. 6, стр. 181.}.

С 1824 по 1848 год прокладывалось горное шоссе. В 1826 году закончен участок дороги от Симферополя до Алушты, в 1837 — от Алушты до Ялты, в последующие годы сооружалась дорога по берегу от Ялты до Севастополя, законченная в 1848 году.

Крым все больше втягивался в орбиту всероссийского рынка. Через крымские порты, в первую очередь Феодосию и Евпаторию, сельскохозяйственная продукция полуострова вывозилась в Одессу, Херсон, Ростов, а также за границу. В 1821 году для иностранных кораблей был открыт Керченский порт{Историческое обозрение Азовской и Черноморской торговли России с восемнадцатого до девятнадцатого столетия, стр. 22, 23.}. За границу отправлялась и значительная часть хлеба, а также других сельскохозяйственных продуктов, привозимых в Крым главным образом чумаками, прибывающими сюда за солью{Памятная книга Таврической губернии. Симферополь, 1867, стр. 261.}.

В условиях господства феодально-крепостнических отношений развитие экономики происходило за счет жесточайшей эксплуатации народных масс. Значительная часть крымских крестьян не имела земли и находилась в экономической зависимости от русских помещиков и татарских мурз. За право жить и работать на помещичьей земле они несли тяжелые повинности. Еще хуже было положение крепостных, отбывавших барщину.

Помещики, крайне нуждавшиеся в рабочей силе, считали невыгодным отпускать крестьян на оброк. Помимо барщины, крестьяне вынуждены были выполнять много других повинностей. Особенно тяжелой была подводная: отвозить в портовые города помещичий хлеб, вино и шерсть.

Острые социальные противоречия вызывали обострение классовой борьбы. Одно из первых волнений крепостных крестьян в Крыму произошло в октябре 1827 года в селе Саблы (ныне Партизанское) Симферопольского уезда, принадлежавшем графу Завадовскому. Длительный характер (1834—1837 гг.) носили волнения крестьян в деревне Джемрек (Кизиловка). В 1841 году в деревне Ивановке Феодосийского уезда /20/ отказались выполнять барщину крестьяне помещиков Толмачевой и Калмари{Крымский облгосархив, ф. 26, оп. 1, д. 12 035, л. 1; д. 12 167, лл. 1—3.}.

В 1830 году произошло восстание в Севастополе. Выступили матросы, рабочие и жители Ахтиарской и Корабельной слободок. В течение нескольких дней город находился в их руках. После подавления восстания перед военным судом предстало более полутора тысяч человек. Причиной этого выступления, как и холерных бунтов 1830—1831 гг. в Тамбове, Петербурге явилась ненависть народа к крепостному строю. Борьба трудящихся Крыма против эксплуатации и угнетения вливалась в общее русло антикрепостнического движения, нараставшего в стране.

Присоединение к России сыграло положительную роль и в развитии культуры Крыма, приобщило отсталый край к передовой русской культуре. Во времена татаро-турецкого владычества здесь не было светских школ, грамотность считалась исключительной привилегией лиц духовного сословия{А. Скальковский. Хронологическое обозрение истории Новороссийского края 1730—1823, ч. 1, стр. 187.}. После 1783 года в крымских городах возникли т. н. народные школы. Первое среднее учебное заведение — Симферопольская мужская гимназия — открылось в 1812 году, в нем учились дети богачей.

В Крыму стали распространяться также русские журналы и газеты. С 1838 года в Симферополе издавалась газета «Таврические губернские ведомости». В начале XIX в. в городах Крыма возникли первые исторические музеи — Феодосийский (1811 г.) и Керченский (1825 г.){Ф. .Пашков. Третья учебная экскурсия Симферопольской мужской гимназии. Симферополь, 1890, стр. 107, 108, 252.}. В Симферополе в 20-х годах XIX в. открыт первый в крае театр.

Большое место занял Крым в творчестве русских исследователей конца XVIII и начала XIX в. Авторами первых русских книг о Крыме были В. В. Измайлов, М. Броневский, В. Ф. Зуев, К. И. Габлиц, П. С. Паллас, П. И. Сумароков, И. М. Муравьев-Апостол, П. И. Кеппен и другие.

Одним из первых русских поэтов, проявившим интерес к историческому прошлому Крыма, был В. В. Капнист, автор докладной записки министру народного просвещения о необходимости сохранения памятников Крыма. Изучение этих памятников началось в первые годы XIX в. Украшением столичных музеев стали богатые находки на территории древних Херсонеса, Пантикапея, Неаполя Скифского. В августе — сентябре 1820 года проездом в Кишинев Крым посетил А. С. Пушкин. Две недели поэт жил в семье Н. Н. Раевского в Гурзуфе. Пребывание в Крыму оставило глубокий след в его творчестве.

Летом 1825 года в течение трех месяцев в Крыму жил А. С. Грибоедов. Здесь он встречался с декабристами М. Ф. Орловым и Н. Н. Оржицким. В том же году сюда приехал польский поэт Адам Мицкевич. Свои впечатления он описал в «Крымских сонетах». Летом 1835 года в Саках лечился Н. В. Гоголь. В Крыму побывал поэт В. А. Жуковский (1837 г.). В 1846 году Крым посетили В. Г. Белинский и М. С. Щепкин, который выступил в спектаклях «Ревизор», «Женитьба» и других.

В Феодосии родился, жил и работал известный художник-маринист И. К. Айвазовский (1817—1900).

В 1854—1855 гг. полуостров стал главным театром Восточной (Крымской) войны, к которой привели противоречия между Англией, Францией и Россией, стремившимися к расширению и укреплению позиций в районе Ближнего Востока и Балкан. В этой войне России пришлось бороться с могущественной коалицией держав, которые пытались устранить ее с берегов Черного моря и подчинить полностью своему влиянию Турцию. 14 сентября 1854 года англо-французский флот (360 судов) подошел к Евпатории. В течение нескольких дней здесь высадилась 62-тысячная армия союзников. В труднейших условиях, расплачиваясь своей кровью за военную и экономическую отсталость страны, русские воины проявили в этой войне беспредельную храбрость, мужество и стойкость. 349 дней продолжалась героическая оборона Севастополя. Только у его стен противник потерял 73 тыс. своих солдат{История СССР с древнейших времен до наших дней, г. 4. М., 1967, стр. 554.}.



Фрагмент панорамы «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.», созданной академиком Ф. А. Рубо в 1901—1904 гг.

Население полуострова помогало мужественным защитникам города — сюда шли ополченцы, тянулись обозы с продовольствием. Для перевозок военных грузов и провианта было мобилизовано много крестьян, в ряде населенных пунктов развернули работу лазареты. Однако часть татар во время войны проявляла враждебное отношение к русским войскам. После высадки англо-французского десанта под Евпаторией татары начали формировать в помощь им специальные добровольческие отряды «аскеров», общее количество которых составляло несколько тысяч человек. Эти /21/ отряды создавали, постоянную угрозу коммуникациям русских войск, сконцентрированных под Севастополем. После окончания Крымской войны часть татар, зараженная религиозным фанатизмом, поддавшись агитации турецких агентов и мусульманского духовенства, эмигрировала в Турцию.

Война причинила огромный ущерб жителям Крыма. В груду камней и пепла был превращен Севастополь, значительно пострадали Евпатория, Керчь, Ялта. В результате военных действий были уничтожены виноградники в районе Севастополя, в Альминской, Бельбекской и Качинской долинах. Резко сократились посевные площади во всем Крыму, уменьшилось поголовье скота.



Фрагмент панорамы «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.», созданной академиком Ф. А. Рубо в 1901—1904 гг.

Крымская война, которую царизм проиграл, «показала гнилость и бессилие крепостной России»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 20, стр. 173.}. После поражения в войне царское правительство, как отмечал В. И. Ленин, «увидело полную невозможность сохранения крепостных порядков»{Там же, стр. 140.}.

В Крыму после реформы 1861 года из крепостной зависимости вышло 5168 ревизских душ (4 проц. сельского населения), но земельные наделы получили только 3647. Отрезки в пользу помещиков составили около 53 проц. Крестьянам достались 9295 десятин земли вместо 17 949, которыми они пользовались до реформы.

Уже в 1861—1863 гг. в 10 населенных пунктах Симферопольского и Феодосийского уездов произошли крестьянские волнения, в которых участвовало более 1000 крестьян, примерно пятая часть всех бывших крепостных{М. Максименко. Крестьянское движение в Таврической губернии накануне и после отмены крепостного права. Симферополь, 1957, стр. 49—51, 67—90.}.

Но реформа 1861 года, несмотря на ее крепостнический характер, создала условия для быстрого развития капитализма в России. В. И. Ленин указывал, что в Новороссии, как и на Северном Кавказе и в степях Заволжья, «...развитие производительных сил и развитие капитализма шло несравненно быстрее, чем в обремененном пережитками крепостничества центре»{В. И.Ленин. Полное собрание сочинений, т. 16, стр. 217.}. Основную массу населения Крыма составляли государственные крестьяне, за которыми в соответствии с «Положением» 1866 года закреплялись существующие наделы. Им было предоставлено бессрочное право добровольного выкупа этих наделов. Подушная и земельная оброчная подати заменялись выкупными платежами{Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1889, отд. 2, стр. 36.}. В пореформенный период в Крыму значительно увеличилось население. Полуостров интенсивно заселялся переселенцами из русских и украинских губерний. Переселялись сюда также немцы, греки, армяне, болгары, чехи, поляки и др. С 1865 по 1897 год население Крыма увеличилось почти в три раза и достигло 546 592 человека{Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г., т. 41. Таврическая губерния. СПб., 1904, стр. VI—VII.}.



На строительстве железной дороги в Феодосии. 1892 г.

После реформы 1861 года в Крыму широко развертывается железнодорожное строительство. Железные дороги соединили наиболее крупные крымские города и порты Черного моря с центром страны, что значительно усилило развитие как внутренней, так и внешней торговли. В 1875 году была закончена железнодорожная линия Лозовая — Севастополь, в 1892 году построена линия Джанкой — Феодосия, в 1900 — введена в эксплуатацию ветка Владиславовка — Керчь.

Во второй половине XIX в. в степном Крыму начали засевать большие площади пшеницей. С 1866 по 1880 год посевы ее увеличились с 204 тыс. до 849 тыс. десятин. Значительное количество зерна шло на рынок. Расширялись площади виноградников, к 1895 году они занимали примерно 6284 десятины. В Крыму в это время производилось около 1 млн. ведер вина. /22/

Виноградарство и виноделие носили предпринимательский характер. Приблизительно половина вина, т. е. около 500 тыс. ведер{М. Баллас. Виноделие в России, ч. 1, стр. 59, 70, 73, 78, 131, 133.}, продавалась за пределами Крыма. Кроме того, ежегодно вывозилось в разные губернии свыше 200 тыс. пудов винограда. 5100 десятин в Крыму на 1890 год было занято под садами. В урожайные годы отсюда вывозилось до 1 млн. пудов фруктов{Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1889, отд. 5, стр. 55, 60.}. Крымские фрукты стали вытеснять заграничные даже со столичных рынков.

Интенсивно развивалось также табаководство. С 1886 по 1890 год валовой сбор табака увеличился примерно с 9 тыс. до 218 тыс. пудов. Местные табаки использовались не только на табачных фабриках Крыма, но и в значительном количестве вывозились в другие губернии.

Быстрое развитие капитализма в сельском хозяйстве Крыма усиливало процесс классового расслоения крестьянства. К концу 80-х годов XIX в. здесь насчитывалось 36 597 крестьянских дворов. Больше половины их — 18 560 — не могли прокормиться от своей земли и вынуждены были прибегать к дополнительным заработкам на стороне. Более трети крестьянских дворов (12 372) занимались исключительно промыслами и заработками{Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. Кишинев, 1966, стр. 660, 661.}.

Быстро шел процесс «раскрестьянивания». В работе «Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни», написанной в 1893 году, В. И. Ленин указывал, что «...в Крыму 1/2—3/4 населения — безземельные (так наз. десятинщики)»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 1, стр. 18.}. Беднота составляла 67,3 проц., среднее крестьянство — 13,5 проц., кулачество — 19,2 проц. Более половины бедняцких дворов совсем не имело посевов, более трети — рабочего скота, свыше 4/5 — плугов{Тезисы докладов и сообщений девятой сессии симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. Таллин, 1966, стр. 99.}.

В начале XX в. развитие капитализма в сельском хозяйстве Крыма пошло еще более интенсивно. Особенно углубился процесс классового расслоения в селе в связи с проведением столыпинской аграрной реформы. Обогащалась сельская буржуазия. В Крыму имелись и такие хозяйства сельской буржуазии, которые владели до 10 тыс. десятин земли{П. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 1, стр. 202.}.

Значительная часть крестьянства превращалась в сельских пролетариев, которые находили работу на месте, в помещичьих и кулацких хозяйствах. На заработки в Крым приходили также крестьяне из многих губерний Украины и частично России{Пришлые сельскохозяйственные рабочие на Николаевской ярмарке в Каховке Таврической губернии и санитарный надзор за ними в 1896 г. Херсон, 1896, стр. 69, 76, 85.}. Повсеместно рабочий день батраков начинался с восхода и заканчивался с заходом солнца. В страдную пору им приходилось работать и ночью. Широко использовался детский труд. На табачных плантациях, например, пятую часть работниц составляли девочки в возрасте от 10 до 13 лет. Во время ломки табака продолжительность рабочего дня достигала 17 часов. Работницы обычно работали и жили в полутемных, сырых помещениях, получая за свой труд нищенскую заработную плату{И. Андреев. Русские работницы на табачных плантациях Ялтинского уезда, стр. 28, 35, 36; А. Казаков. Экономическое положение с/х пролетариата до и после Октября. М.—Л., 1930, стр. 108.}.

Хотя в Крыму, как и во всей стране, к началу XX в. промышленность получила заметное развитие, больших предприятий здесь было немного. Самыми значительными промышленными центрами края оставались Керчь и Севастополь. Развивалась в основном легкая и пищевая промышленность. В Керчи и Феодосии действовали табачные фабрики. Сезонно работали консервные и винодельческие заводы. Значительно увеличилась добыча соли — в 1882 году она превышала 20 млн. пудов{Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1889, отд. 6, стр. 19.}.

С 1912 года Керченский металлургический завод был включен в Таганрогское металлургическое общество— один из крупнейших контрагентов синдиката «Продамет»{История СССР с древнейших времен до наших дней, т. 8. М., 1968, стр. 280.}. Судостроительные верфи в Севастополе вошли в состав монополистической группы «Наваль-Руссуд». Эта группа добилась полной монополии на военное судостроение для Черноморского флота{Там же, т. 8, стр. 232.}.

Промышленные предприятия края были связаны с Петербургским международным коммерческим и Азово-Донским банками, имевшими в Крыму свои отделения. В 1913 году, по приблизительным данным, в Крыму насчитывалось 1247 промышленных предприятий, на них работало 16—17 тыс. человек. Примерно 60 проц. всего промышленного пролетариата было сконцентрировано на Керченском металлургическом заводе и судостроительных верфях Севастополя. Около 2 тыс. ра-/23/бочих трудились в каменоломнях, на железных рудниках, на добыче соли{Обзор Таврической губернии за 1913 г. Симферополь, 1914, стр. 144—147; Памятная книжка Керчь-Еникальского градоначальства на 1910 год. Керчь, 1910, стр. 10—12; Адрес-календарь Севастопольского градоначальства. Севастополь, 1911, стр. 49.}.

Нищенская заработная плата, частые сверхурочные и ночные работы, непомерные штрафы были уделом рабочих. На мелких предприятиях рабочий день длился нередко 14—16 часов. Крайне тяжелыми были жилищные условия. Рабочие Керченского завода, например, ютились в бараках, землянках; рабочие симферопольских хлебопекарен — в темных, грязных, душных каморках; пришлые рабочие во многих городах Крыма в теплое время ночевали под открытым небом, на земле, а осенью и зимой — в ночлежках{Отчет о деятельности Симферопольского городского санитарного врача В. Середы за 1900 г. Симферополь, 1901, стр. 23, 66; Отчет по 1-му санитарному участку Симферополя за 1900 г. санитарного врача Грудзинского. Симферополь, 1901, стр. 23—24.}.

Все больше усиливается недовольство трудящихся жестокой эксплуатацией и политическим бесправием. В 70-х годах XIX в. среди некоторой части интеллигенции получили распространение народнические идеи. С Крымом связана жизнь видных деятелей «Народной воли»: С. Л. Перовской, М. Н. Тригони, А. И. Желябова{Е. Сегал. Софья Перовская. М., 1962, стр. 13, 14, 33—35, 110; В. Прокофьев. Андрей Желябов. М., 1960, стр. 7—17; «Курортная газета», 18 апреля 1961 г.}. «Южно-российский союз рабочих» (Одесса), основанный в 1875 году, имел связи с пролетариями Керчи и Севастополя{Історія Української РСР, т. 1, стр. 488.}.

С середины 90-х годов главной силой освободительного революционного движения в России становится пролетариат. Созданный под руководством В. И. Ленина петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» начал осуществлять соединение научного социализма с рабочим движением. В Крыму организации социал-демократии создаются в начале XX в.: в 1900 году — Симферопольский комитет РСДРП, в 1902 году — «Севастопольская рабочая организация», в 1903 году — военная социал-демократическая организация Черноморского флота. Социал-демократические организации были созданы также в Керчи, Феодосии, Ялте{Газ. «Искра», 1901, № 7; 1902, № 22, 25, 29.}. В этих организациях изучались произведения К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Проект программы РСДРП, подготовленный редакцией «Искры» и «Зари», изучали в Ялтинской, Феодосийской социал-демократических организациях, а также матросы Черноморского флота. Постепенно социал-демократы накапливали опыт руководства революционной борьбой пролетариата.

Из Таврической губернии посылались корреспонденции в ленинскую «Искру». Начиная с 7 номера в газете опубликовано 36 таких корреспонденции.



Агент «Искры» в Крыму В. Г. Шкляревич. 1902 г.

В. И. Ленин вел переписку с искровцем В. Г. Шкляревичем, который с 1901 года поселился в Ялте. 28 июля 1902 года Ленин писал ему о необходимости установить связь «Искры» с рабочими организациями Юга{Ленинский сборник, т. XV, стр. 138.}. Это задание было выполнено. Непосредственные связи с «Искрой» установили Севастопольская и Ялтинская социал-демократические организации. 11 октября 1902 года в письме к В. Г. Шкляревичу Н. К. Крупская предложила выслать в Крым работу В. И. Ленина «Письмо к товарищу о наших организационных задачах». В ответ на это социал-демократы Ялты направили в редакцию «Искры» большой список нелегальной литературы, в которой они нуждались. В этом списке — работы К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, Г. В. Плеханова, почти все номера «Искры». Редакция «Искры» сделала все возможное, чтобы выполнить просьбу крымских товарищей{Там же, т. VIII, стр. 321.}.

Поворотным пунктом в российском и международном рабочем движении стал II съезд РСДРП. Основанная на съезде пролетарская партия нового типа выступила как боевой авангард рабочего класса, его руководящая и направляющая сила, историческим призванием которой стало свержение царизма и капитализма и установление диктатуры пролетариата.

После II съезда РСДРП в местных социал-демократических организациях Крыма, как и всей страны, развернулась острая борьба между большевиками и меньшевиками. Меньшевикам удалось пробраться к руководству Крымским союзом РСДРП, созданным в сентябре 1902 года на съезде крымских организаций{Переписка В. И. Ленина и руководимых им заграничных партийных органов с социал-демократическими организациями Украины (1901—1905 гг.). Сборник документов и материалов. К., 1964, стр. 216, 800; История Коммунистической партии Советского Союза, т 1. М., 1964, стр. 494, 511.}. Их раскольническая политика тормозила развитие революционного движения в Крыму.

Однако в ходе революционных событий в местных объединенных организациях неуклонно возрастало влияние большевиков. Наиболее отчетливо проявлялся рост /24/ революционных настроений среди матросов и рабочих в Севастополе. Летом 1904 года большевики преобладали в Севастопольском комитете РСДРП и в военной социал-демократической организации Черноморского флота — Центральном флотском комитете или «Централке»{Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (дальше ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС), ф. 375, оп. 7, д. 26 18844, л. 1—3; Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 23, лл. 25—26; С. Ф. Найда. Революционное движение в царском флоте 1825—1917. М.—Л., 1948, стр. 112—115.}. Значительным влиянием пользовались они в Керченской социал-демократической организации, которой с 1902 года руководил бывший питерский рабочий большевик Е. А. К лиманов (Афанасьев).

Накануне революции 1905 года крымские социал-демократические организации вели большую агитационную работу среди рабочих, крестьян, матросов и солдат. В городах и селах, на кораблях Черноморского флота широко распространялись прокламации большевиков Одессы и Екатеринослава, с которыми поддерживали тесную связь социал-демократы Севастополя, Феодосии, Керчи.

В 1901 году рабочие Симферополя впервые в Крыму провели первомайскую демонстрацию{Газ. «Искра», 1901, № 7.}. В августе 1903 года рабочие Керчи и Феодосии приняли участие во всеобщей стачке рабочих юга России{И. Бортников. Июльские дни 1903 года на юге России. Одесса, 1953, стр. 79.}. В ноябре 1904 года в Лазаревских казармах Севастополя восстало несколько тысяч матросов{С. Ф. Найда. Революционное движение в царском флоте, стр. 92—94.}.

С новой силой развернулось рабочее и крестьянское движение в Крыму в годы первой русской революции. В ответ на расправу царизма с петербургскими рабочими 9 января 1905 года политические демонстрации и забастовки протеста прошли по всем крымским городам. В статье «Начало революции в России», написанной 12 января 1905 года, В. И. Ленин подчеркивал, что «революционное воспитание пролетариата за один день шагнуло вперед так, как оно не могло бы шагнуть в месяцы и годы серой, будничной, забитой жизни»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 9, стр. 201—202.}. Весной и летом 1905 года крестьянскими волнениями были охвачены четыре из пяти уездов Крымского полуострова: Перекопский, Евпаторийский, Феодосийский, Симферопольский{Труды Крымского областного краеведческого музея, вып. 1. Симферополь, 1961, стр. 32—35.}.

Развитие революционного движения в стране, борьба рабочих в городах, крестьянские волнения оказали огромное влияние на рост революционных настроений среди матросов Черноморского флота. Стала колебаться армия — одна из основных опор царизма. Первым переходом крупной воинской части царизма на сторону народа было восстание на броненосце «Потемкин» (14—25 июня 1905 г.), который, по словам В. И. Ленина, «остался непобежденной территорией революции»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 10, стр. 337.}.

Придавая огромное значение этому восстанию, В. И. Ленин принимал все меры, чтобы усилить большевистское руководство на броненосце. По решению ЦК РСДРП из Женевы в Одессу был направлен большевик М. И. Васильев-Южин с конкретным пла-/25/ном руководства восстанием на Черноморском флоте. Но к моменту прибытия М. И. Васильева-Южина «Потемкин» уже оставил Одесский порт, и план этот не был осуществлен.

Летом 1905 года в Севастополе, Симферополе, Феодосии, Керчи и других городах Крыма прошли демонстрации, митинги и стачки солидарности с потемкинцами{С. Ф. Найда. Революционное движение в царском флоте, стр. 141; газ. «Южный курьер», 21 июня 1905 г.; Революционное движение в Таврической губернии в 1905—1907 гг. Сборник документов и материалов Симферополь, 1955, стр. 67, 77, 78, 85—89.}. Революционные выступления в крае оказали огромное влияние на позиции социал-демократических организаций. Отвергнув меньшевистскую тактику Крымского союза, Симферопольская и Ялтинская организации РСДРП одобрили большевистские резолюции активного бойкота булыгинской думы{В. Советов. Социал-демократия в Крыму. Симферополь, 1933, стр. 82—85.}.

Железнодорожники Крыма приняли участие в Октябрьской всероссийской политической стачке. Ею были охвачены Симферополь, Севастополь, Керчь, Феодосия. На несколько дней прервалось движение поездов между Джанкоем и Севастополем.

Революционная борьба народа вырвала у царя манифест 17 октября 1905 года. Но вместо обещанных свобод царизм затопил страну волной полицейского террора.

В Симферополе и Феодосии были учинены кровавые черносотенные погромы, в Севастополе расстреляна безоружная толпа, пришедшая к тюрьме, чтобы встретить политических заключенных, которым манифест обещал амнистию. Борьба рабочих и крестьян против царизма продолжала нарастать, усиливался революционный накал среди матросов.



П. П. Шмидт — один из руководителей Севастопольского вооруженного восстания в ноябре 1905 г.

В ноябре 1905 года в Севастополе вспыхнуло восстание моряков. На крейсере «Очаков», где оно началось, была достаточно крепкая социал-демократическая организация, руководимая матросами-большевиками Н. Г. Антоненко, А. И. Гладковым, С. П. Частником. По предложению матросов командование восставшими взял на себя лейтенант П. П. Шмидт. К «Очакову» присоединились несколько кораблей Черноморского флота, а также береговые части. Восстание поддержали трудящиеся города, начав общую стачку. Но силы оказались неравными, и восстание было подавлено. Как и восстание на броненосце «Потемкин», оно было выдающимся событием первой русской революции. После подавления этого восстания В. И. Ленин писал: «Едва ли есть основание ликовать победителям под Севастополем. Восстание Крыма побеждено. Восстание России непобедимо»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 12, стр. 116.}.

Под влиянием Декабрьского вооруженного восстания в Москве прошли стачки в Феодосии и Симферополе, в ходе которых также были созданы Советы рабочих депутатов — органы восстания и зародыш новой, народной власти (11 декабря — в Феодосии, 15 декабря — в Симферополе). Крепло классовое единство трудящихся. Ялтинская организация РСДРП выпустила в эти дни прокламацию, в которой выражалась солидарность с рабочими Москвы.



Газета «Солдат», издававшаяся в Севастополе. 1906—1908 гг.

В 1906 году и первой половине 1907 года бастовали трудящиеся Керчи, Ялты, Евпатории, Симферополя, /26/ Феодосии{Крымский облгосархив, ф. 483, оп. 3, д. 481, л. 7.}. От наступления рабочие переходят к обороне, стремясь сохранить завоеванное в период подъема революции. В ходе стачек 1906—1907 гг. возросло значение профсоюзов, возникших в конце 1905 года{Там же, ф 26, оп. 3, д. 507, лл. 48, 53, 71; ф. 370, оп. 6, д. 762, л 26; ф. 545, оп. 1, д. 6, лл. 1421, 1478.}. Происходили также выступления крестьян в Ялтинском, Евпаторийском и Феодосийском уездах{Там же, ф. 26, оп. 3, д. 437, лл. 137, 216.}.

В период реакции, наступившей после поражения первой русской революции, социал-демократические организации Крыма были разгромлены. Жестоко расправлялся царизм с рабочим классом: закрывались профсоюзы, участников революционных выступлений отдавали под суд, отправляли на каторгу, увольняли с работы.

Репрессии дополнялись экономическим наступлением буржуазии и помещиков на жизненные права трудящихся.

В это время активизировалось буржуазно-националистическое движение, которое возникло в связи с усилением экономических позиций городской и сельской татарской буржуазии. Одним из идеологов его был Исмаил Гаспринский, издававший в Бахчисарае газету «Терджиман» («Переводчик»), в которой проповедовались идеи панисламизма. Татарские националисты, пропагандируя буржуазную культурно-национальную автономию, преследовали цель монополизировать право на эксплуатацию местного населения. В то же время они сотрудничали с органами царского правительства и помогали им подавлять революционное движение трудящихся.

С началом нового революционного подъема в стране все более развертывалась и освободительная борьба в Крыму. В частности до начала 1912 года в Таврической губернии произошло 6 значительных рабочих забастовок{«Український історичний журнал», 1962, М 9, стр. 111.}. В 1912 году под влиянием большевистской газеты «Правда» стали возрождаться нелегальные партийные ячейки в Керчи, Ялте, Севастополе, возникли группы рабочих-правдистов{Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших органов государственной власти и государственного управления СССР (дальше — ЦГАОР СССР), ф. 102, д. 5, ч. 74, лл. 25, 28, 33, 35, 36.}. Новое восстание в этом же году готовилось на Черноморском флоте. Однако властям удалось жестоко расправиться с его организаторами{ЦГАОР СССР, ф. 102, д. 289, ч. 74, л. 73.}. 11 февраля 1914 года началась забастовка на Керченском металлургическом заводе. В ней приняло участие около 3 тыс. человек. Рабочие предъявили администрации завода ряд требований, в т. ч. и политического характера{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1. д. 349, лл. 80—88; газ. «Путь правды», 1914, № 21.}.

В конце XIX в. в Крыму насчитывалось свыше 2,5 тыс. населенных пунктов{Статистика поземельной собственности я населенных мест Европейской России, вып. 8. СПб., 1885, стр. 64, 66.}, в т. ч. 12 городов. В общем составе жителей полуострова удельный вес городского населения достиг 41,9 проц., т. е. был значительно выше, чем по стране в целом.

Южный берег к началу XX в. стал буржуазно-аристократическим курортом, где находились летняя резиденция царя — Ливадия, дворцы и виллы крупнейших помещиков и капиталистов. Здесь особенно ярко проявлялись социальные контрасты: праздная сытая жизнь помещиков и капиталистов, для которых Крым был местом развлечений, и нищенские условия жизни трудящихся. Особняки и Виллы богачей размещались вдоль берега моря. Красивые благоустроенные здания строились в центрах крупных городов: Севастополе, Симферополе, Феодосии, Ялте. В Симферополе и Евпатории вводится трамвайное движение, в губернском центре была пущена электростанция. Но трудовой люд ютился в хибарках на узких, грязных улицах, где не было ни водопровода, ни канализации.

Тяжелые материальные условия, в которых находились трудящиеся Крыма, были главной причиной распространения различных инфекционных болезней. Так, в Симферопольском уезде по данным 1879—1887 гг., инфекционные заболевания составляли более 39 проц. всех болезней. Во многих крымских уездах злокачественные формы лихорадки вызывались тем, что люди жили в землянках и домах, сложенных из сырцового кирпича{Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1889. Приложения. Алфавитный список поселений и поселков Таврической губернии и градоначальств, стр. 87, 88.}. В селениях Феодосийского уезда население /27/было вынуждено употреблять грязную и гнилую воду. В 1886 году в Крыму работало лишь 17 земских врачей, 42 фельдшера, 5 акушерок и 4 сестры милосердия. Один врач в Евпаторийском уезде приходился на 13 225 жителей, в Симферопольском — на 15 336, Феодосийском — на 11 832. Во всех уездах было всего 13 больниц, имевших 131 койку. В Симферопольском уезде, например, одна койка приходилась на 2877 жителей и 407 зарегистрированных больных, в Ялтинском — на 2459 жителей и 613 больных{Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1889, отд. 2, стр. 95, 97, 99.}.

В 1913 году в Крыму работало 47 врачей. На одного врача в среднем в уездах приходилось 15,5 тыс. жителей{Десять лет Советского Крыма. Сборник, посвященный десятилетию советизации Крыма. 1920—1930. Симферополь, 1930, стр. 557.}.

Недоступны трудящемуся люду были и целебные свойства крымской природы. Немногочисленные санатории, частные лечебницы и пансионаты, которые возникли на Южном берегу и в Евпатории, принадлежали предприимчивым дельцам, использовались ими для наживы. «Как много здесь чахоточных! — писал А. П. Чехов в 1900 году.— Какая бедность... тяжелых больных не принимают здесь ни в гостиницы, ни на квартиры... Мрут люди от истощения, от обстановки, от полного заброса — и это в благословенной Тавриде!»{А П. Чехов. Полное собрание сочинений и писем, т. 18. М., 1949, стр. 350.}.

По инициативе Чехова в 1900 году в Ялте открылся пансионат для туберкулезных больных, а в 1903 году— санаторий. А. П. Чехов приложил огромные усилия, чтобы собрать деньги для устройства этих учреждений.

В 1901—1902 гг. на средства, собранные также путем пожертвований, благодаря энергии хирурга А. А. Боброва открыт детский санаторий в Алупке. В 1865 году в сельской местности Крыма насчитывалось 265 начальных школ. Большинство их размещалось в случайных помещениях (в церковных сторожках при мечетях, домах учредителей или волостных сельских правлениях){Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1889, стр. 56, 67, 70.}.

По данным всеобщей переписи 1897 года, грамотные в Таврической губернии составляли 27,9 процента{Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г., т. 41, Таврическая губерния, стр. XVIII.}. К 1913 году в уездах Крыма числилось 679 начальных школ, в которых обучалось 35 377 детей. На содержание школ отпускались ничтожные суммы. Подавляющее большинство детей не заканчивали школу из-за тяжелого материального положения родителей{Обзор положения народного образования в Таврической губернии за 1913/14 учебный год. }.

В конце XIX — начале XX в. в Крыму издавалось 7 буржуазных газет: «Крым», «Севастопольский листок», «Таврические губернские ведомости», «Крымский вестник», «Крымский курьер» и др. Подписчиками их были состоятельные слои населения. Работали 53 библиотеки, преимущественно частные или при учебных заведениях{Города России в 1910 году. СПб., 1914, стр. 624.}.

Заметное влияние на культурную жизнь Крыма оказали Таврическое медико-фармацевтическое общество (1868 г.), Симферопольское отделение Российского общества садоводства, Таврическая ученая архивная комиссия (1887 г.), Крымское общество естествоиспытателей и любителей природы (1910 г.) и др. В Севастополе в 1871 году по инициативе Н. Н. Миклухо-Маклая создана научно-исследовательская морская биологическая станция, директором которой в течение 12 лет был известный русский ученый А. О. Ковалевский. Развернула работу одна из старейших в стране Севастопольская морская обсерватория. Во второй половине XIX в. в Крыму широко развернулись систематические археологические исследования. В эти годы создаются Херсонесский археологический музей, естественно-исторический музей в Симферополе. Огромное внимание передовой общественности привлекали памятники обороны Севастополя 1854—1855 гг., созданный в 1869 году Севастопольский военно-исторический музей и панорама «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.», открытая для посетителей в 1905 году. На отдых и лечение в Крым приезжали видные представители русской культуры — писатели, художники, артисты.

Л. Н. Толстой бывал здесь в 1855 и в 1901 — 1902 гг. В последний свой приезд он встречался с А. П. Чеховым, А. М. Горьким, А. И. Куприным, С. Г. Скитальцем и другими писателями. «Не могу я любоваться природой...,— писал Лев Николаевич с горечью,— ...дурно то, что много безумных богачей ...Великолепие необыкновенное и разврат цивилизации»{П. Дегтярев, Р. Буль. У литературной карты Крыма. Симферополь, 1965, стр. 54.}.

С Крымом связаны многие годы литературной и общественной деятельности А. П. Чехова. В Ялте им написаны повесть «В овраге», рассказы «Душечка», «Дама с собачкой», «Невеста», пьесы «Три сестры», «Вишневый сад» и др. В марте 1889 года состоялась его первая встреча с А. М. Горьким, который также подолгу жил в Крыму и написал здесь рассказы «Коновалов», «В степи», «Мой спутник», «Два босяка», «Херсонес Таврический».

Продолжительное время жили и работали в Крыму деятели украинской литературы: С. В. Руданский, Леся Украинка, М. М. Коцюбинский.

Бывали в Крыму и посвятили ему свои произведения С. Я. Надсон, В. Я. Брюсов, С. А. Найденов, Н. Д. Телешев, Л. Н. Андреев, Д. Н. Мамин-Сибиряк, В. Г. Короленко, В. В. Вересаев, А. И. Куприн, М. Г. Гарин-Михайловский и другие.

В Крым приезжали известные художники И. Е. Репин. В. И. Суриков, И. И. Шишкин, В. В. Верещагин, В. М. Васнецов, В. А. Серов, Г. Г. Мясоедов, Ф. А. Васильев, А. И. Куинджи, И. И. Левитан. В Симфе-/28/рополе и Ялте жил композитор А. А. Спендиаров. В крымских театрах выступали русские и украинские актеры П. А. Стрепетова, Ф. И. Шаляпин, М. Л. Кропивницкий, М. К. Заньковецкая, Ф. П. Горев, П. Н. Орленев и другие.

Первая мировая война принесла неисчислимые бедствия трудящимся. С вступлением в нее Турции, ставшей на сторону Германии, Крым превратился в прифронтовую зону. На рассвете 29 октября 1914 года немецкие и турецкие корабли совершили внезапное нападение на русские порты на Черном море, обстреляли гавань Севастополя и Феодосийский порт. В боевых действиях, развернувшихся на море, активное участие принимал Черноморский флот, основные силы которого базировались в Севастополе. И хотя корабли противника неоднократно появлялись у крымских берегов, производили минирование прибрежных вод, нападали на транспортные суда, они не смогли причинить большого ущерба, благодаря успешному противодействию русского флота. Крым стал важнейшей базой снабжения армии, действующей на турецком фронте. Отсюда на фронт морем перевозились войска, военная техника, снаряжение. В городах и на курортах Крыма были размещены многочисленные госпитали. Здесь нашли приют тысячи беженцев из западных губерний России. Когда началась война, значительную часть взрослого мужского населения Крыма мобилизовали в армию и отправили на фронт. Многие предприятия закрылись, многие из-за недостатка сырья и топлива сокращали объем производства. На полную мощность работали только те из них, которые выполняли военные заказы. В Симферополе и Карасубазаре были построены аэропланные заводы, на которых работало свыше 1,5 тыс. человек. Резко возросли цены на продукты питания — на хлеб в три раза, мясо — в 4,5 раза, на масло — в 5 раз, на картофель — в 10 раз.

Война вырвала из крымской деревни десятки тысяч кормильцев и обрекла их семьи на голод и нищету. Намного сократились посевные площади. В 1915 году на одном из губернских совещаний сообщалось, что земли «во многих случаях остаются невспаханными, так как их некому обрабатывать»{Первое губернское совещание представителей кооперативов Таврической губернии, состоявшееся 26 сентября 1915 г. в Мелитополе. Мелитополь, 1915, стр. 10.}. В 1917 году помещичьим и кулацким хозяйствам, составлявшим 15,6 проц. всех хозяйств, принадлежало 95 проц. земельных угодий, а на долю середняков и бедняков (84,4 проц. хозяйств) приходилось только 5 проц. земли{И. Чирва. Крым революционный. Историко-партийный очерк. К., 1963, стр. 4.}.

Война разоряла трудящихся и обогащала буржуазию, наживавшуюся на военных поставках, спекуляции хлебом и другими продовольственными товарами. Все это вызывало ненависть народных масс к прогнившему царскому режиму. В феврале 1917 года начальник губернского жандармского управления доносил губернатору, что «среди рабочих Крыма нарастает большое недовольство», что такое же недовольство продолжает выражать крестьянство и «нет уверенности в ненарушении местными войсками долга службы в случае возникновения в губернии народных волнений...»{Газ. «Красный Крым» (Симферополь), 12 марта 1927 г.}.

После победы Февральской буржуазно-демократической революции, весть о которой быстро облетела Крым, повсюду проходили митинги трудящихся, надеявшихся, что революция даст мир, землю, хлеб и политические свободы. Однако Временное правительство, защищая классовые интересы буржуазии, не собиралось удовлетворять нужды трудящихся, демагогически откладывая решение всех основных вопросов революции до созыва Учредительного собрания.

В марте 1917 года по примеру Петрограда образовались Советы рабочих депутатов в Симферополе, Феодосии, Керчи и др.{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 959, лл. 6—7; д. 1001, лл. 1—2.}. Одновременно возникли Советы солдатских депутатов. Позднее в ряде мест созданы волостные и уездные Советы крестьянских депутатов (в Перекопском, Феодосийском и Ялтинском уездах). В течение лета и осени 1917 года они объединились с Советами рабочих и солдатских депутатов{П. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 2. Симферополь, 1957, стр. 9.}. Однако большинство в Советах принадлежало меньшевикам и эсерам, добровольно передавшим власть буржуазии. Власть в губернии перешла к комиссару Временного правительства. В уездных и волостных центрах создавались «общественные комитеты» или «комитеты общественной безопасности», руководящая роль в которых принадлежала кадетам. Эти комитеты, как и сохранившиеся городские думы, городские управы и земские учреждения, всячески поддерживали Временное правительство. Большевики Крыма после Февральской революции вышли из подполья, но ряды их были немногочисленны. Только в Севастополе в апреле 1917 года оформилась самостоятельная организация, во главе которой стали бывший путиловский рабочий, член партии с 1903 года И. К. Ржанников, работавший токарем в мастерских военного порта, матрос-подводник И. А. Назукин, солдат крепостной артиллерии, бывший рабочий Николаевского судостроительного завода А. И. Калич, бывший балтийский моряк С. Г. Сапронов{И. Чирва. Крым революционный, стр. 8.}. В других городах Крыма большевики после Февральской революции входили в состав объединенных социал-демократических организаций. Это затрудняло их борьбу за привлечение широких слоев трудящихся на свою сторону.

Руководствуясь Апрельскими тезисами В. И. Ленина, решениями VII (Апрельской) конференции РСДРП(б), большевики активно боролись за завоевание большинства в Советах и профсоюзах, в солдатских организациях. В резолюциях многих рабочих и крестьянских собраний выдвигались требования прекратить войну, передать землю крестьянам, ввести 8-часовый рабо-/29/чий день, установить рабочий контроль над производством.

Антинародная политика Временного правительства вызывала все возрастающее недовольство трудящихся, которое большевики направляли в русло борьбы за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Весной и летом 1917 года бастовали рабочие аэропланного завода в Симферополе, табачники, печатники. Произошли забастовки и в Севастополе, Керчи, Феодосии. Ширилось крестьянское движение. В Симферопольском, Феодосийском, Евпаторийском уездах крестьяне захватывали помещичьи земли, отказывались выполнять кабальные условия аренды. Волнения охватили многие размещенные в Крыму воинские части. Особенно усилились революционные настроения на флоте. Под давлением матросских масс в июне 1917 года с поста командующего Черноморским флотом вынужден был уйти реакционно настроенный адмирал Колчак.

Новая волна революционных выступлений прокатилась в Крыму после корниловского мятежа. Евпаторийский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов принял 30 августа 1917 года резолюцию с требованием предать революционному суду Корнилова и его сообщников{Борьба за Советскую власть в Крыму. Документы и материалы, т. 1. Симферополь, 1957, стр. 45.}.

«Мы требуем,— говорилось в резолюции рабочих судостроительной мастерской Севастопольского порта, принятой в сентябре 1917 года,— немедленной передачи всей полноты власти Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов...»{Там же, стр. 70, 71.}. В этой резолюции содержались также требования прекратить войну и заключить мир.



Ж. А. Миллер — посланец ЦК РСДРП(б), губернский партийный организатор в 1917 г. Фото 1933 г.

В Крым на партийную работу ЦК РСДРП(б) направил группу опытных партийных работников: активного участника первой русской революции в Латвии Ж. А. Миллера (П. П. Шепте), Н. И. Островскую, члена партии с 1905 года, профессионального революционера, делегата V съезда РСДРП Ю. П. Гавена (Яна Даумана), балтийского моряка Н. А. Пожарова. Опорой посланцев ЦК партии стали местные большевики О. X. Алексакис, Т. Г. Багликов, Н. М. Демышев, Н. Г. Дугачев, И. К. Ржанников, С. Г. Самойленко, Т. К. Скрипка, В. А. Шаталов и др. VI съезд РСДРП(б) нацелил партию на подготовку вооруженного восстания. По указанию ЦК РСДРП(б) для усиления борьбы за большевизацию Черноморского флота в Севастополе в сентябре и ноябре 1917 года побывали делегации матросов-большевиков Балтийского флота{И. Чирва. Крым революционный, стр. 9.}.

Осенью 1917 года в Крыму завершился процесс оформления самостоятельных большевистских организаций и фракций в Советах. В сентябре созданы большевистские организации в Симферополе, Евпатории и Ялте, в октябре — в Керчи. 2 октября 1917 года в Симферополе состоялась первая конференция большевистских организаций Таврической губернии, положившая начало созданию губернской большевистской организации. Во время выборов, состоявшихся в октябре, большевики значительно укрепили свои позиции в Советах.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции была с ликованием встречена трудящимися Крыма. 6—19 ноября в Севастополе состоялся первый общечерноморский флотский съезд, который прошел под знаком одобрения решений II Всероссийского съезда Советов, сплочения вокруг созданного съездом Советского правительства и мобилизации сил для отпора контрреволюции. Делегаты съезда решительно отвергли притязания буржуазно-националистической Центральной рады на Черноморский флот. Отражая настроения революционных матросов, газета «Известия Севастопольского Совета» в духе пролетарского интернационализма писала: «Скажем твердо и ясно, что мы не подчинимся приказам враждебной народу Киевской Рады, что мы идем вместе с рабочими и крестьянами всей России»{Победа Великой Октябрьской социалистической революции и установление Советской власти на Украине, т. 2. К., 1957, стр. 380—386; С. Xесин. Военные моряки в борьбе за власть Советов. М., 1953, стр. 153, 154.}.

Эсеро-меньшевистское руководство Советов с первых дней социалистической революции выступило против нее. При его содействии съезд представителей городских дум, земств и других контрреволюционных организаций, собравшийся в Симферополе в декабре 1917 года, объявил высшей властью в губернии т. н. совет народных представителей, куда вошли враги революции. Народ метко назвал его «советом народных предателей».



Отряд Красной гвардии, принимавший участие в установлении Советской власти в Бахчисарае в январе 1918 г.

Резко враждебное отношение к Советской России проявили татарские буржуазные националисты. Темнота и невежество татарской деревни, крайне незначительное количество татарского пролетариата, языковые особенности, экономическая и религиозно-бытовая зависимость трудящихся татар от эксплуататоров и духовенства — все это было использовано националистами, чтобы подчинить себе татарское национально-освободительное движение. В июле 1917 года они создали /30/ буржуазно-националистическую партию «Милли-фирка». В нее вступили представители татарской буржуазии и националистически настроенная интеллигенция. «Милли-фирка» была тесно связана с мусульманскими религиозными организациями, проповедовавшими идеи панисламизма и пантюркизма. После Великой Октябрьской социалистической революции миллифирковцы ставили своей задачей оторвать Крым от Советской России и создать здесь татарскую буржуазную республику под протекторатом султанской Турции. На курултае, созванном в начале декабря 1917 года в Бахчисарае, при их участии сформировано националистическое «правительство» — Директория, политика которой была глубоко враждебна интересам трудовых татарских масс. Убедившись, что Директория защищает капиталистические порядки и помещичью собственность на землю, большая часть трудящихся татар начала отходить от националистического «правительства». Враждебные пролетарской революции Директория и т. н. Совет народных представителей создали объединенный «Штаб крымских войск», опиравшийся на татарские националистические воинские части и белогвардейский отряд, насчитывавший свыше 2000 офицеров царской армии{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму. Симферополь, 1957, стр. 96, 97.}.

В этих чрезвычайно сложных условиях большевики Крыма вели огромную работу по сплочению революционных сил. Неуклонно росли ряды большевистских организаций. Так, с июля по ноябрь 1917 года Севастопольская организация выросла в 7 раз (с 50 до 350 человек), Феодосийская — с 15 до 100, Симферопольская (с сентября) — с 25 до 180 коммунистов{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 1, д. 268, л. 9.}.

ЦК партии нацеливал крымских большевиков на решительную борьбу за установление Советской власти. 26 октября 1917 года в письме Керченскому комитету РСДРП(б) указывалось: «На местах необходимо немедленно последовать примеру Петрограда»{Переписка Секретариата ЦК РСДРП(б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 — февраль 1918 гг.). Сборник документов, т. 2 М., 1957, стр. 4.}. Такая же задача ставилась и в письме к губернскому парторганизатору Ж. А. Миллеру: «...Вы поймите, товарищ, что в такое время трудно давать Вам какие-либо инструкции более конкретные, чем лозунг «Вся власть Советам»{Журн. «Исторический архив», 1955, № 5, стр. 37.}.

6 ноября 1917 года Ж. А. Миллер, сообщая ЦК РСДРП(б) о росте революционных настроений в Крыму, подчеркивал, что широкие массы рабочих, солдат и крестьян решительно отходят от эсеро-меньшевистских Советов, сплачиваясь вокруг большевиков{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 1, д. 269, л. 16.}.

На 2-ю губернскую партийную конференцию, открывшуюся 23 ноября 1917 года в Симферополе, прибыли делегаты от 10 большевистских организаций, насчитывавших 1821 человека. В резолюции конференции по докладам с мест указывалось, что «вопрос о переходе в местных Советах руководящей роли в руки большевиков является вопросом ближайшего будущего». На конференции был избран новый состав губкома партии, принято решение об издании его печатного органа — газеты «Таврическая правда». Выполняя директивы ЦК, конференция нацелила партийные организации на борьбу за установление Советской власти в губернии. Местным организациям она предложила, по примеру Севастопольской, приступить к формированию отрядов Красной гвардии «в целях создания реальной силы, как необходимой опоры при переходе власти в руки пролетариата»{Годы борьбы и побед, стр. 86.}.

Первыми выступили против контрреволюции в Крыму рабочие и матросы Севастополя. Здесь был создан военно-революционный комитет в составе 18 большевиков и 2 левых эсеров, который 16 декабря 1917 года взял власть в городе в свои руки{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 131—135}. 18 декабря переизбран Севастопольский Совет, в котором преобладали большевики. Революционный Севастополь оказал помощь в борьбе с контрреволюцией и другим городам Крыма, где создавались большевистские ревкомы. С радостью встретили трудящиеся Крыма весть о I Всеукраинском съезде Советов, провозгласившем Украину Республикой Советов. То, что на соседней с Крымом земле власть перешла в руки трудящихся, активизировало борьбу за установление Советской власти в городах и селах Крыма. В январе 1918 года Советская власть победила в Феодосии, Керчи, Евпатории, Ялте, Симферополе, во всех уездах Крыма.

28—30 января 1918 года в Севастополе состоялся Чрезвычайный съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Таврической губернии с участием крестьянских депутатов и представителей военно-революционных комитетов, который провозгласил высшим органом революционной власти в губернии Таврический Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Председателем Таврического ЦИК был избран Ж. А. Миллер, заместителем председателя — Ю. П. Гавен. Съезд принял /31/решение о неуклонном проведении в жизнь всех декретов Советской власти{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 44, лл. 44—53.}.

В Крыму начались первые социалистические преобразования. В Симферополе, Севастополе, Феодосии и других городах в соответствии с декретами Совнаркома РСФСР осуществлялась национализация промышленных предприятий{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 187.}. Были национализированы царские, великокняжеские и помещичьи имения. Только на Южном берегу Крыма в этот период проведена национализация 69 имений, в их числе Ливадии, Магарача, Кучук-Ламбата, Массандры, Кичкине, Харакса, Дюль-бера{Крымский облгосархив, ф. Р-2424, оп. 1, д. 5, л. 16.}. Безземельное и малоземельное крестьянство получало землю, ранее принадлежавшую помещикам. Большое внимание уделялось здравоохранению, народному образованию, культурно-просветительному делу. Опыт первых месяцев работы был обобщен на губернской конференции большевиков, состоявшейся 2 марта 1918 года. 20 ее делегатов представляли партийные организации Симферополя, Севастополя, Евпатории, Керчи, Феодосии, Ялты, Джанкоя. В отчетном докладе губкома партии, докладах с мест говорилось о росте авторитета большевиков среди широких трудящихся масс города и деревни. В своих решениях конференция подчеркнула необходимость дальнейшего сплочения рядов партийной организации, вовлечения в нее передовых рабочих и крестьян-бедняков, наметила практические меры по улучшению партийного руководства Советами. Острые споры возникли на конференции при обсуждении вопроса о Брестском мире. Однако большинство делегатов твердо стояло на ленинских позициях.

7—10 марта 1918 года состоялся Учредительный съезд Советов, ревкомов и земельных комитетов Таврической губернии, который одобрил заключение Брестского мирного договора. В приветствии съезда Совнаркому РСФСР подчеркивалось, что трудящиеся Крыма всеми силами поддержат рабоче-крестьянское правительство России.

Съезд выразил готовность трудящихся губернии помочь украинским рабочим и крестьянам в борьбе против буржуазно-националистической Центральной рады. «На всей территории Украины,— говорилось в резолюции съезда,— должна быть Советская власть как выразительница воли трудового народа и такую власть мы вместе с товарищами пролетариями украинцами будем поддерживать всеми имеющимися у нас средствами. Никакой другой власти не признаем. Будем сметать с нашего пути всех, кто станет наперекор нашему стремлению к царству социализма...»{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 44, л. 211.}.

Вскоре после съезда Советов, 22 марта 1918 года, Таврический губернский ЦИК принял декрет об образовании Советской Социалистической Республики Тавриды. Крымский полуостров по условиям Брестского мира считался нейтральной зоной, не подлежавшей оккупации австро-немецкими войсками.

Председателем Совнаркома назначили посланного Центральным Комитетом партии члена Петроградского комитета РКП(б) Н. Г. Слуцкого. Республика просуществовала немногим более месяца в очень сложных международных и не менее тяжелых внутренних экономических и политических условиях. За этот короткий срок ее партийные и советские организации провели ряд важных мероприятий, направленных на подрыв экономических позиций буржуазии, слом буржуазно-помещичьего государственного аппарата.

Укреплялись связи с уездными, волостными и сельскими Советами. На всех более или менее значительных предприятиях Крыма был установлен строгий контроль за производством и распределением продукции. Значительную роль в улучшении положения трудящихся сыграли созданные согласно декрету СНК Республики Тавриды центральные и местные комитеты по борьбе с безработицей, в распоряжение которых правительство отпускало средства{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 237, 243, 249, 254, 259, 260, 263.}. Комитеты выдавали пособия безработным, организовывали для них бесплатные столовые. Прилагались усилия к тому, чтобы засеять все наделы, предоставленные во временное пользование крестьянам. Решительно пресекались попытки кулачества саботировать весенние работы{Крымский облгосархив, ф Р-2155, оп. 1, д. 1, л. 63.}. Так как у многих бедняков не было семян для посева, проводилось дополнительное обложение кулаков, давшее еще 600 тыс. пудов зерна{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 153.}. Передовые рабочие направлялись в сельские Советы с целью усилить влияние большевиков в деревне.

Посылаемые из городов продотряды помогали крестьянской бедноте изымать излишки хлеба у кулаков. СНК РСФСР предоставил правительству Республики Тавриды 15 млн. рублей на закупку продовольствия у крестьян. В последние дни марта и в начале апреля почти каждый день на север отправлялось 150—200 вагонов пшеницы. В течение февраля—апреля отправлено более 3,5 млн. пудов хлеба{И. Чирва. Крым революционный, стр. 36.}.

В связи с тяжелым финансовым положением Республики Тавриды на капиталистов Симферополя, Севастополя, Ялты, Феодосии и Евпатории была наложена контрибуция в размере более 40 млн. руб.{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 156, 157.}. 1 млн. руб. выделено в марте Ялтинскому Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов для нужд детских и лечебных учреждений и национализированных санаториев.

Во всей своей деятельности правительство Республики Тавриды осуществляло ленинскую политику национального равноправия. Представители всех национальностей, проживавших в Крыму, привлекались к работе в советском аппарате. Большое внимание уделялось /32/ организации народного образования. При некоторых школах открывались вечерние классы для рабочих и школы ликвидации неграмотности. В Ялте организовали солдатский, в Симферополе — народный университеты.

Большинство татарского населения поддерживало Советскую власть. Но некоторая часть татар попала под влияние националистов-миллифирковцев. В деревнях горно-лесной части полуострова татарские националисты создавали вооруженные банды, терроризировавшие население. Шайки бандитов действовали в горах — от Ялты до Судака. Подвергся нападению Суданский ревком. Вооруженная банда напала на маяк на мысе Меганом и убила двух матросов. Эти злодеяния вызывали глубокое возмущение татарской бедноты. Острой была борьба также с богатыми колонистами-немцами, враждебно относившимися к Советской власти{И. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 2, стр. 88; Бояджиев Тевфик. Крымско-татарская молодежь в революции. Симферополь, 1930, стр. 34—35.}.

Обстановка в Крыму осложнялась контрреволюционными действиями белогвардейских офицеров, реакционного духовенства, предательской деятельностью эсеров и меньшевиков, бесчинствами анархистских элементов.

В конце апреля 1918 года, захватив территорию Украины, немецкие оккупанты вторглись в Крым. Упорное сопротивление оказывали им сформированные в городах и селах красногвардейские отряды. Энергичную деятельность, направленную на отражение нашествия немецких оккупантов, развернул комиссариат по военно-морским делам, в подчинение которого перешли местные военно-революционные штабы и вооруженные силы республики. Еще 26 марта Совнарком Республики Тавриды принял решение объявить призыв в Красную Армию саперов, минеров и артиллеристов{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 233.}. На местах под контролем партийных организаций шло формирование красноармейских частей, выявлялись запасы военного снаряжения. На фронт уходили отряды из Севастополя, Симферополя, Ялты, Евпатории и др. населенных пунктов Крыма. Однако врагу удалось захватить Симферополь. Руководители Республики Тавриды — Н. Г. Слуцкий, Я. Ю. Тарвацкий, С. П. Новосельский, А. Коляденко и др. выехали из города, но были захвачены бандой татарских националистов и 24 апреля расстреляны{В. Советов, М. Атлас. Расстрел Советского правительства Крымской республики Тавриды. Симферополь, 1933, стр. 43—56.}.

1 мая 1918 года немецкие оккупанты вступили в Севастополь. Еще 28 и 30 апреля, выполняя указание Советского правительства, Черноморский флот ушел в Новороссийск. Германское правительство ультимативно потребовало вернуть военные корабли. Во избежание захвата флота немецкими империалистами, Совнарком РСФСР принял решение о его потоплении. 18 июня 1918 года согласно прямому указанию В. И. Ленина значительная часть кораблей была затоплена в районе Новороссийска. 2500 моряков, сойдя с кораблей, с оружием в руках отстаивали Советскую власть на фронтах гражданской войны.



Обелиск на могиле членов правительства Советской Социалистической Республики Тавриды, погибших от рук белогвардейцев и татарских буржуазных националистов в 1918 году. Алушта. Фото 1940 г.

Германские оккупанты установили в Крыму кровавый режим. Фактически вся власть находилась в руках командующего оккупационными войсками генерала Коша. Но для «соблюдения приличий» оккупанты сформировали из монархистов «краевое правительство», во главе которого стал бывший царский генерал Сулькевич, немедленно объявивший о восстановлении в Крыму всех законов Российской империи, о возврате помещикам земель, а капиталистам — заводов и фабрик{Борьба за Советскую власть в Крыму. Документы и материалы, т. 2. Симферополь, 1961, стр. 47—49.}.

При поддержке оккупационных властей возобновил свою деятельность татарский курултай. Татарские буржуазные националисты полностью отдали себя в распоряжение немецких захватчиков. Из немецких колонистов и татарских националистов формировались карательные отряды для расправы с непокорными. /33/Изо дня в день происходили аресты и казни трудящихся. Немецкие оккупанты грабили имущество, вывозили продовольствие, оборудование заводов. В порту Севастополя было расхищено оборудования и материалов на сумму около 3 млрд. руб.{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 150, д. 133, л. 54.}. Один генерал Кош отправил в Германию несколько вагонов с награбленным добром, в т. ч. и часть обстановки Ливадийского дворца{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 167.}.

Грабительская политика, репрессии немецких оккупантов и их прихвостней вызывали глубочайшую ненависть и возмущение трудящихся. В мае забастовали рабочие военного порта и морского завода в Севастополе{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 45, 46.}. В июле крымские железнодорожники приняли участие во всеобщей стачке железнодорожников Украины. Эта забастовка дала толчок к росту революционного движения в городах и селах Крыма. Бастовали табачники Феодосии, портовые рабочие Керчи, служащие Севастополя, Симферополя, Ялты, участились крестьянские выступления{П. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 2, стр. 113.}.

Ноябрьская революция в Германии, аннулирование Советским правительством Брестского договора вызвали новый подъем освободительной борьбы на Украине, в Белоруссии и Прибалтике, оккупированных немецкими и австро-венгерскими войсками. Под ударами Красной Армии деморализованная оккупационная армия с позором бежала с захваченных земель. 30 ноября 1918 года германские оккупанты вынуждены были уйти из Крыма.

Перед бегством немецких войск на смену правительству Сулькевича пришло «правительство» крупного землевладельца, бывшего члена царского Государственного совета Соломона Крыма, опиравшееся на штыки иностранных интервентов и белогвардейцев. По соглашению этого «правительства» с командованием деникинской «Добровольческой» армии, которая располагалась на Кубани, Крым начали наводнять белогвардейские части. Только 20 ноября в Ялте и Керчи высадилось около 5 тыс. деникинцев{Ф. С. 3агородских. Борьба с деникинщиной и интервенцией в Крыму. Симферополь, 1940, стр. 8.}. Почти одновременно с ними в крымские порты входили английские и французские корабли. К февралю 1919 года в войсках Антанты в Крыму насчитывалось уже около 20 тыс. человек{И. Чирва. Крым революционный, стр. 66.}. Керчь стала базой английского флота, а Севастополь — французского. Многие лучшие корабли русского флота были захвачены интервентами. Они заставляли также марионеточное правительство С. Крыма «продавать» за бесценок американским, английским, французским купцам сырье, сельскохозяйственные продукты, тогда как население Крыма голодало. В начале немецкой оккупации хлебный паек составлял 300 г, а к апрелю 1919 года сократился до 100 г на человека. Только в Севастополе насчитывалось 10 тыс. безработных{В. Волков. За власть Советов. Симферополь, 1962, стр. 21.}. Любое проявление недовольства со стороны рабочих и крестьян влекло за собой жестокие преследования.

Трудящиеся Крыма под руководством большевиков вели мужественную борьбу против англо-французских интервентов и белогвардейцев. Крымскому большевистскому подполью оказывал большую помощь ЦК КП(б)У, принявший 9 сентября 1918 года специальное постановление по этому вопросу и поручивший членам Одесского областного комитета «объехать Крым и помочь собрать крымскую конференцию и оказать всяческое содействие крымским товарищам, в том числе и деньгами»{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 51.}. С октября 1918 по май 1919 года согласно решению ЦК РКП(б) Крымская партийная организация входила в состав Коммунистической партии Украины. 1 декабря 1918 года в Симферополе состоялась общекрымская подпольная партийная конференция, в работе которой принял участие представитель ЦК КП(б)У Я. Б. Гамарник, избранный в состав обкома партии{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 6, д. 139, л. 13.}. Конференция приняла постановление о развертывании партизанского движения и о подготовке вооруженного восстания, приуроченного ко времени вступления Красной Армии в Крым.

На первом своем заседании избранный конференцией обком КП(б)У принял решение о создании областного ревкома для руководства партизанской борьбой{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 6, д. 139, л. 13.}. Подпольные организации Севастополя. Симферополя, Евпатории и других городов формировали боевые отряды, собирали оружие. Еще в декабре 1918 — январе 1919 года в районе Евпатории, в лесах горного Крыма, на Керченском полуострове возникли первые партизанские отряды{И. Чирва. Крым революционный, стр. 73.}. Мужественно сражался с врагами Евпаторийский отряд «Красные каски» под руководством большевика И. Н. Петриченко.

Наряду с партизанской борьбой большевистские организации Крыма развертывали агитационно-пропагандистскую работу. Среди французских матросов и солдат в Севастополе распространялись издания группы французских коммунистов в Москве, вели агитацию члены «Иностранной коллегии» при Одесском обкоме КП(б)У.

Успехи Красной Армии, части которой в марте 1919 года вышли на подступы к Крыму, активизировали борьбу трудящихся против интервентов. В феврале-марте здесь прокатилась волна забастовок. Самой крупной была всеобщая политическая забастовка 14 марта в Севастополе, в которой участвовало около 7 тыс. человек{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 91—94.}. По призыву большевиков севастопольцев поддерживали рабочие Симферополя, Феодосии, Керчи. Это было самое массовое выступление рабочего класса в период англо-французской интервенции.

После ожесточенных боев на подступах к Крыму Красная Армия 4 апреля 1919 года прорвала Перекопские /34/ укрепления. 10 апреля враг бежал из Симферополя и Евпатории.

Советские войска подошли к Севастополю. Под влиянием побед Красной Армии и революционной большевистской пропаганды французские моряки отказывались воевать против Советской России и требовали отправки домой. 20 апреля 1919 года команды броненосцев «Франс» и «Жан Барт» сошли на берег и вместе с рабочими города организовали демонстрацию солидарности с трудящимися Советской страны. Греческие патрули но приказу французского командования открыли по ним огонь{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 129.}.

Но дни оккупантов были сочтены. 28 апреля корабли интервентов оставили Севастополь. В город вошли советские войска, восторженно встреченные севастопольским пролетариатом{Центральный государственный архив Советской Армии (дальше ЦГАСА), ф. 25 860, оп. 2, д. 16, л. 49.}. В боях за Крым особенно отличалась 1-я Заднепровская дивизия, которой командовал П. Е. Дыбенко, назначенный затем командующим всеми вооруженными силами Крымской Советской Республики. К концу апреля 1919 года почти весь Крым был очищен от интервентов и белогвардейцев. В руках белых остался лишь Керченский полуостров, где их позиции с флангов прикрывали английские и французские военные корабли.



Д. И. Ульянов — заместитель председателя Совнаркома Крымской Советской Республики в 1919 году, позже — главный уполномоченный Центрального управления курортами Крыма (1920 — 1921 гг.). Фото 1916 г.

ЦК РКП(б) внимательно следил за положением в Крыму. 23 апреля 1919 года на Политбюро ЦК РКП(б) с участием В. И. Ленина был обсужден вопрос о Крыме и признано желательным создание Крымской Советской Республики. В соответствии с этим решением состоявшаяся 28—29 апреля Крымская областная партконференция, в работе которой принимал участие представитель ЦК РКП(б) и ЦК КП(б)У народный комиссар внутренних дел Украины К. Е. Ворошилов, постановила образовать Крымскую ССР, рекомендовав в состав ее Совета Народных Комиссаров Д. И. Ульянова, П. Е. Дыбенко, Я. Ф. Городецкого, И. А. Назукина, Ю. П. Гавена и др.{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 195.}. Совет Народных Комиссаров республики фактически возглавил брат В. И. Ленина — Д. И. Ульянов. Председателем президиума, избранного конференцией обкома партии, куда вошли Д. И. Ульянов, О. X. Алексакис, М. Субхи и др., стал Ю. П. Гавен.

В 1919 году советское строительство в Крыму продолжалось 75 дней. За этот короткий срок, в условиях военной блокады, в обстановке экономической разрухи, преодолевая бешеное сопротивление буржуазии, помещиков, кулачества, решительно разоблачая меньшевиков и эсеров, партийные и советские организации края провели в жизнь ряд важнейших мероприятий, направленных на восстановление промышленности и сельского хозяйства, на ликвидацию безработицы и голода.

Для улучшения продовольственного снабжения населения изымались излишки хлеба у кулаков, выявлялись другие продовольственные ресурсы, налаживался правильный учет и распределение. Только в Евпаторийском уезде в мае реквизировано свыше 262,8 тыс. пудов хлеба{П. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 2, стр. 169.}. Братскую помощь трудящимся Крыма оказали рабочий класс и крестьянство Советской России. С Украины поступило 420 тыс. пудов муки; рабочие Киева прислали 109 вагонов сахара. Благодаря этой помощи и мобилизации внутренних ресурсов удалось обеспечить продовольствием города и выделить 100 тыс. пудов хлеба для Красной Армии{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 199, 200.}.

Коммунисты проводили большую работу по претворению в жизнь решений VIII съезда РКП(б). Крестьянам была возвращена земля, отобранная у них помещиками во время оккупации. Беднякам и середнякам выдавалось зерно для посева. Организовывались пункты проката сельскохозяйственных машин и орудий{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 182.}.

Возобновили работу национализированные табачные фабрики, консервные заводы и некоторые другие промышленные предприятия. Налаживалось здравоохранение трудящихся, работа школ{Крымский облгосархив, ф. 63, оп. 2, д. 772, л. 6.}.

Одним из первых приказов, изданных народным комиссаром просвещения, был приказ об освобождении неимущих граждан от платы за обучение детей в школах. Для подготовки рабочих и крестьян к поступлению в Таврический университет в Симферополе организовали рабфак{П. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 2, стр. 177.}.

Особое внимание уделялось формированию новых частей Красной Армии и военному обучению трудящихся. Этим занимались П. Е. Дыбенко и И. Ф. Федько{А. Смирнов. Командарм Федько. К., 1969, стр. 281.}.

Но в конце июня 1919 года Крым вторично попал под власть белогвардейцев. Летом этого года новый поход на страну Советов организовал при помощи империалистов Антанты генерал Деникин. Основной ударной силой контрреволюции стали на этот раз три деникин-/35/ские армии — «Добровольческая», Донская и Кубанская. С Акмонайских позиций Керченского полуострова начали наступление части генерала Шиллинга, угрожавшие одновременно и Донбассу. Создалась угроза окружения находившихся в Крыму частей Красной Армии, которые отступили с боями в северную Таврию.

На всей захваченной территории деникинцы установили кровавый режим расстрелов и виселиц. Тюрьмы Севастополя, Симферополя, Керчи и других городов были переполнены арестованными, главным образом рабочими. В селах свирепствовали карательные отряды, которые без суда и следствия истязали, расстреливали и вешали крестьян.

Однако жестокие репрессии не сломили воли трудящихся. Их ненависть к белогвардейцам и интервентам росла с каждым днем. Руководство борьбой против деникинцев на Украине и в Крыму ЦК РКП(б) в этот период осуществлял через Зафронтовое бюро при ЦК КП(б)У. Только в течение июля—ноября 1919 года на подпольную работу в Крым ЦК КП(б)У направил пять работников{Архив Института истории партии при ЦК Компартии Украины (дальше — АИИП при ЦК Компартии Украины), ф. 1, оп. 3, д. 5, л. 42.}. Осенью 1919 года в Симферополе, Севастополе, Евпатории, Ялте, Феодосии, Керчи и ряде сельских районов начали действовать подпольные большевистские организации. В декабре 1919 года был создан руководящий партийный центр крымского подполья — областной комитет РКП(б) во главе с С. Я. Бабаханяном (Н. Бабаханом). В комитет вошли также С. Я. Просмушкин, Б. М. Горелик, А. И. Бунаков, А. И. Федорова{Революция в Крыму, № 9. Симферополь, 1930, стр. 36.}. Местные партийные организации распространяли в городах, селах и воинских частях прокламации, листовки, воззвания, готовили вооруженное восстание. В начале 1920 года созданы Крымский военно-революционный комитет и ревкомы в Севастополе, Феодосии, Ялте. В профсоюзах и на предприятиях организовывались боевые пятерки из коммунистов и комсомольцев, в горно-лесной части полуострова — партизанские отряды.

«Факты из жизни Крыма»,— писала газета «Правда»,— говорят о том, что революционный порыв трудящихся Крыма поможет нашей героической Красной Армии взять эту сильнейшую крепость белогвардейцев на юге России»{Газ. «Правда», 21 января 1920 г.}.

В конце 1919 года разбитые Красной Армией войска Деникина отступали на юг. Часть их под командованием генерала Слащева в январе 1920 года закрепилась в Крыму. Одновременно белогвардейское командование с помощью Антанты подтянуло в Крым новые подкрепления и бросило их против сил Красной Армии в Северной Таврии. Нападение панской Польши на Страну Советов вынудило временно задержать активные действия советских войск против белогвардейцев на Юге.

В марте 1920 года в Крым на английском дредноуте «Император Индии» прибыл барон Врангель, который после ухода Деникина в отставку стал во главе южнорусской контрреволюции. При содействии Антанты Врангель сформировал в Крыму белогвардейское «правительство» из ярых контрреволюционеров и монархистов{История гражданской войны в СССР, т. 5. М., 1900, стр. 45, 46.}. Англо-французские империалисты щедро снабжали врангелевцев оружием и боеприпасами. Вдоль побережья крейсировали военные корабли Антанты, совершавшие пиратские нападения на советские порты.

Вся «деятельность» врангелевского «правительства» сводилась к выкачиванию средств из населения, к разграблению богатств Крыма. Разного рода экспортные акционерные общества продавали на заграничных рынках имущество русского морского флота. Кроме того, за границу непрерывно вывозилось продовольствие, сельскохозяйственная продукция.

Несмотря на демагогические посулы и «реформы» «черного барона», положение трудящихся ухудшалось с каждым днем. Так, с апреля по октябрь 1920 года цены на хлеб возросли в 14 раз, на молоко — в 12,5 раза, на дрова — в 20 раз{П. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 2, стр. 230.}.

Власть Врангеля, как и Деникина, в Крыму удерживалась насилием и террором. В апреле он издал приказ о создании во всех уездах и гарнизонах «военно-судебных комиссий», в задачу которых входило пресекать любые действия, направленные против врангелевцев. Свирепствовала контрразведка. Обычным явлением были публичные казни. В январе 1920 года в руки белогвардейской контрразведки попали руководители севастопольского подполья В. В. Макаров, А. И. Бунаков, А. И. Севастьянов, М. И. Ашевский (Ю. А. Дражинский), М. С. Киянченко и др. В апреле были разгромлены Симферопольская, Феодосийская и Керченская большевистские организации, расстреляны члены мусульманского бюро при Крымском подпольном обкоме партии, проводившего политическую работу среди трудящихся татар{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 53, лл. 105, 106; ф. 849, оп. 1, д. 230, лл. 8, 9.}.

В этих условиях обком партии был вынужден передислоцироваться в партизанские отряды. 5 мая 1920 года в подполье в Коктебеле состоялась областная партийная конференция, подчеркнувшая необходимость широкого развертывания повстанческого движения в тылу Врангеля{Там же, лл. 146—158.}.

Преодолевая огромные трудности, подпольный обком партии провел работу по реорганизации разрозненных партизанских отрядов, очищению их от анархистских элементов, укреплению боевой дисциплины и организации централизованного руководства в лице главного штаба повстанческой армии при Крымском ревкоме. Командующим армией обком назначил С. Я. Бабаха-/36/няна. Но задача повышения организованности партизанского движения из-за больших трудностей (отсутствие связи с центром, средств) до конца не была решена{Революция в Крыму, № 9, стр. 47; П. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 2, стр. 242; Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 55, лл. 34, 35; Українська РСР в період громадянської війни 1917—1920 рр., т. 3. К., 1970, стр. 383.}.

В этот сложный для крымского подполья период большую помощь местным большевикам оказали ЦК РКП (б) и ЦК КП(б)У. В июне 1920 года К. Даниленко привезла в Крым от ЦК РКП(б) деньги и инструкции{И. Чирва. Крым революционный, стр. 145.}.

21 июля на заседании Оргбюро ЦК РКП(б) был заслушан доклад о положении и деятельности крымских подпольных организаций. Вопрос о работе в Крыму в этот же день обсуждался на заседании Закордонного отдела ЦК КП(б)У{АИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 1, оп. 5, д. 388, л. 3.}. С согласия ЦК РКП(б) в июле 1920 года при Закордоте образован Крымский подотдел, который стал оказывать Крымской партийной организации помощь людьми, оружием. Только в июне—сентябре Политбюро ЦК КП(б)У трижды обсуждало вопрос об оказании помощи крымским большевикам{Там же, оп. 145-а, д. 4, лл. 38, 39, 42.}. В августе для руководства партизанским движением в Крым была направлена группа коммунистов и военных работников во главе с А. В. Мокроусовым — одним из организаторов отрядов революционных моряков, сражавшихся за Советскую власть на Украине и на Дону в 1917—1918 гг. В группу входило 11 человек, среди них И. Д. Папанин — ныне известный ученый-полярник, дважды Герой Советского Союза. А. В. Мокроусову поручалось принять командование повстанческой армией.

После прибытия этой группы Крымская повстанческая армия развернула планомерные боевые действия против белогвардейцев. Руководство партизанским движением и подпольной борьбой в Крыму обком партии возложил на тройку в составе А. В. Мокроусова, С. Я. Бабаханяна и члена обкома партии А. И. Федоровой. Горную часть Крыма, где действовали партизаны, разделили на три района, сформировали три повстанческих полка. Уже в ночь на 1 сентября партизаны напали на отряд белогвардейцев, охранявший Бешуйские угольные копи, и взорвали шахты. Белогвардейцы лишились топливной базы. Пользуясь широкой поддержкой населения, повстанцы участили нападения на железные дороги, склады, мельницы и заводы, работавшие на врангелевскую армию. 12 сентября они взяли Судак и, захватив трофеи, отошли в лес.

Большевистские организации вели также революционную агитацию и пропаганду в войсках Врангеля. Солдаты дезертировали из белой армии. На нескольких вражеских кораблях возникли подпольные большевистские ячейки, готовилось восстание.

В сентябре 1920 года IX Всероссийская конференция РКП(б) подчеркнула необходимость быстрого окончания борьбы с Врангелем. Выступая на конференции с политическим отчетом ЦК партии, В. И. Ленин уделил этому вопросу большое внимание. В соответствии с указаниями ЦК РКП(б) Реввоенсовет Республики 21 сентября создал Южный фронт для борьбы с «черным бароном». По предложению В. И. Ленина Пленум ЦК партии принял решение о назначении командующим фронтом выдающегося пролетарского полководца М. В. Фрунзе{История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3, кн. 2. М., 1968, стр. 508, 509.}.

В конце октября войска Южного фронта перешли в наступление, в ходе которого армии Врангеля было нанесено сокрушительное поражение в Северной Таврии. Остатки его войск укрепились в Крыму. В ночь на 8 ноября части 51-й Московской стрелковой дивизии начали штурм Перекопа. 15-я и 52-я дивизии 6-й армии осуществили легендарный переход через Сиваш. Во мраке ночи, в мороз и под пронизывающим ветром, под ураганным огнем вражеских пушек и пулеметов бойцы /37/ вброд переправились на Литовский полуостров и атаковали противника. К утру почти весь полуостров был очищен от белогвардейцев. Героический штурм Перекопских укреплений продолжался 8 и 9 ноября. Проявив исключительную храбрость, энтузиазм и преданность делу пролетарской революции, части Красной Армии сокрушили «Белый Верден» (так белогвардейцы назвали Перекопско-Чонгарские укрепления) и штурмом взяли Перекопский вал. 15-я Латышская и 52-я дивизии при поддержке 7-й кавалерийской дивизии отбили яростные контратаки белых и вышли к Ишунским позициям. В ночь на 11 ноября 30-я Иркутская стрелковая дивизия начала штурм Чонгарских укреплений и днем овладела ими. В середине ноября части Красной Армии при помощи партизанских отрядов полностью очистили Крым от врангелевцев.



Телеграмма М. В. Фрунзе В. И. Ленину по поводу победы над Врангелем 16 ноября 1920 г.

После взятия Керчи, 16 ноября, М. В. Фрунзе телеграфировал В. И. Ленину о ликвидации Южного фронта{М. В. Фрунзе. Избранные произведения, т. 1. М., 1957, стр. 425.}. «Одна из самых блестящих страниц в истории Красной Армии,— отмечал В. И. Ленин в своем докладе на VIII Всероссийском съезде Советов,— есть та полная, решительная и замечательно быстрая победа, которая одержана над Врангелем»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 42, стр. 130.}.

Дорогой ценой была завоевана эта победа. Только при штурме Перекопа и Чонгара красные войска потеряли убитыми и ранеными 10 тыс. человек{История гражданской войны в СССР, т. 5. М., 1960, стр. 210—212.}. За бессмертные подвиги в этих боях более 40 соединений, частей и подразделений Советское правительство наградило орденами и почетными Красными знаменами. Несколько тысяч бойцов и командиров были награждены орденом Красного Знамени и почетным оружием.



Командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе. Фото 1920 г.



Начальник 51-й стрелковой дивизии В. К. Блюхер. Фото 1936 г.



Начальник 30-й Иркутской стрелковой дивизии И. К. Грязное. Фото 1935 г.



Начальник 46-й стрелковой дивизии И. Ф. Федько. Фото 1936 г.

Особо отличившимся дивизиям присваивались почетные наименования: 15-й (начдив И. И. Раудмец) — «Сивашская», 30-й стрелковой, которой командовал И. К. Грязнов,— «Чонгарская», 51-й (командир В. К. Блюхер) — «Перекопская».

Отмечая беззаветную храбрость войск Южного фронта в боях против Врангеля, Совет Труда и Обороны РСФСР в постановлении, подписанном В. И. Лениным 24 декабря 1920 года, указывал, что страна, наконец, может отдохнуть от навязанной ей белогвардейцами трехлетней гражданской войны, приступить к залечиванию нанесенных ей бесчисленных ран и заняться восстановлением столь пострадавшего за эти годы народного хозяйства{Ленинский сборник XXXIV, стр. 396.}.

К мирному социалистическому строительству приступили и трудящиеся Крыма. Уже 15 ноября 1920 года ЦК РКП(б) был утвержден состав Крымского областного комитета РКП(б). В него вошли Р. С. Землячка, Бела Кун, Д. И. Ульянов и др. Первым секретарем обкома стала видная деятельница Коммунистической партии, профессиональная революционерка Р. С. Землячка{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 52-а, л. 12.}. Восстанавливались партийные организации на местах. 16 ноября 1920 года образован Крымский революционный комитет под председательством Бела Куна — известного деятеля венгерского и международного рабочего и коммунистического движения.

К середине декабря 1920 года завершена организация уездных, волостных и сельских ревкомов, при помощи которых начались национализация промышленности, транспорта, банков, конфискация помещичьих хозяйств{Очерки по истории Крыма, ч. 3. Симферополь, 1964, стр. 11.}.

Интервенты и белогвардейцы нанесли огромный ущерб народному хозяйству края. Многие промышленные предприятия были выведены из строя, немало из них целиком разрушены. Значительное количество заводов не работало из-за отсутствия сырья и топлива. В 1920/21 хозяйственном году валовая продукция промышленности сократилась по сравнению с 1913 годом более чем в два раза{Советскому Крыму двадцать лет. 1920—1940. Симферополь, 1940, стр. 305.}. Более чем в 7 раз уменьшилось количество рабочих, особенно в горнозаводской /38/

и консервной промышленности{Статистическо-экономический атлас Крыма. Симферополь, 1922, стр. 45, 47, 48.}. Десятки тысяч людей остались без работы.

В тяжелом состоянии находилось сельское хозяйство. С 1913 по 1921 год посевная площадь сократилась с 655,2 тыс. до 548,7 тыс. десятин. Резко снизились урожаи, уменьшилось поголовье скота. Пришли в запустение сады и виноградники{Обзор Таврической губернии за 1913 год. Симферополь, 1914, стр. 62—67; Четыре года Советской власти в Крыму. 1920—1924. Симферополь, 1924, стр. 145, 153, 155.}. Уменьшилось количество населения.

Сложной была в Крыму и политическая обстановка. За годы гражданской войны здесь скопилось значительное количество белогвардейских офицеров, бывших помещиков, капиталистов, царских чиновников и других враждебных Советской власти элементов, пытавшихся всеми мерами сорвать строительство новой жизни. После освобождения Крыма в ряде районов действовали крупные бандитские шайки. Ликвидировали их к весне 1921 года.

Большой вред социалистическому строительству наносили татарские буржуазные националисты. Признавая на словах Советскую власть, они сохранили в подполье контрреволюционную националистическую партию «Милли-фирка» и, продолжая антисоветскую деятельность, оказывали упорное сопротивление всем мероприятиям, направленным на создание основ нового строя. Происки буржуазных националистов шли вразрез с интересами татарских трудовых масс.

К началу 1921 года Крымская партийная организация объединяла немногим более 1 тыс. коммунистов, а к ноябрю этого года — свыше 5370{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 98, л. 32.}. В ее рядах были представители около 20 национальностей. Опираясь в своей деятельности на широкие слои трудящихся, партийные организации проводили огромную работу по восстановлению народного хозяйства. Систематически проводились городские, уездные и волостные совещания и конференции, на которых обсуждались вопросы советского и хозяйственного строительства. Большую помощь коммунистам оказывала Крымская комсомольская организация, которая в марте 1921 года насчитывала 1627 юношей и девушек{Там же, д. 17, л. 1.}, и профсоюзы, объединявшие в 1922 году 58 381 человека{Там же, д. 140, л. 29.}.

Одной из важных задач, вставших перед коммунистами Крыма, явилось создание постоянных органов Советской власти. В июле 1921 года состоялись выборы в городские, в августе и сентябре — в сельские Советы{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 282.}. В подавляющем большинстве трудящиеся избрали в них коммунистов. В конце октября — начале ноября на уездных съездах Советов были избраны делегаты на первый Всекрымский съезд Советов, который открылся 7 ноября 1921 года{Борьба большевиков за упрочение Советской власти, восстановление и развитие народного хозяйства Крыма. Симферополь, 1958, стр. 134, 135.}. На съезде сформирован Центральный Исполнительный Комитет, созданы Наркоматы Крымской Автономной Социалистической Советской Республики, постановление об образовании которой подписали В. И. Ленин и М. И. Калинин 18 октября 1921 года. Многонациональная Крымская АССР — более 50 проц. ее населения составляли русские, 25 проц.— татары, остальные — украинцы, евреи, греки, болгары и др.{История национально-государственного строительства в СССР, т. 1. М., 1972, стр. 271.}— была создана как территориальная автономная республика в составе РСФСР. Крымская АССР состояла из семи округов: Симферопольского, Севастопольского, Ялтинского, Феодосийского, Керченского, Джанкойского и Евпаторийского. Округа делились на 20 районов. В 1923 году, после упразднения округов, в составе Крымской АССР создано 15 районов.

Рабочий класс и трудовое крестьянство Крыма горячо приветствовали объединение советских республик в Союз ССР в декабре 1922 года. На собраниях и конференциях они единодушно одобрили решения I съезда Советов СССР об образовании Советского многонационального государства.

Все свои успехи в строительстве новой жизни трудящиеся городов и сел Крыма связывали с именем великого Ленина — создателя первого в мире государства рабочих и крестьян. Народная любовь к Владимиру Ильичу особенно ярко проявилась в дни его тяжелой болезни. В своем приветствии В. И. Ленину общее собрание коммунистов Симферополя, состоявшееся

10 октября 1922 года, выразило радость по случаю выздоровления вождя трудящихся и просило его беречь свои силы «в интересах мировой революции»{В. І. Ленін і український народ. Збірник документів. К., 1970, стр. 197.}. Большое горе народа и одновременно его политическая зрелость, революционное мужество проявились в письмах, резолюциях, постановлениях, которые приходили со всех уголков страны после смерти В. И. Ленина. Так, коммунисты, комсомольцы и рабочие Евпатории в резолюции, принятой на городском собрании, заявили, что «коммунистическое общество, которое мы построим, будет лучшим памятником нашему дорогому учителю, вождю и товарищу Владимиру Ильичу Ленину...»{Крымский облпартархив, ф. 75, оп. 1, д. 60, л. 55.}. Во время ленинского призыва в ряды партии в Крыму вступило 1007 передовых рабочих и крестьян. Членами ВЛКСМ стали свыше 900 юношей и девушек. Крымская партийная организация к концу 1924 года объединяла свыше 5 тыс. человек. Ряды комсомольской организации насчитывали 10 374 человека{Крымский облгосархив, ф. Р-1, оп. 1, д. 514, л. 4; ф. 147, оп. 1, д. 60, л. 55.}.

Коммунистическая партия и Советское правительство оказывали огромную помощь Крыму в восстановлении народного хозяйства. С 1923 по 1925 год на эти цели ассигновано свыше 4,6 млн. руб.{Десять лет Советского Крыма, стр. 122.}. Восстановление /39/ промышленности началось с тех отраслей, которые оказались менее всего разрушенными — табачной, кожевенной и соляной. Рабочие во главе с коммунистами прилагали героические усилия, чтобы быстрее пустить заводы и фабрики. Только в январе—феврале 1921 года, по неполным данным, в Крыму проведено 55 субботников, в которых участвовало 47 тыс. человек.

Во многих отраслях промышленности были достигнуты значительные успехи. С 1923 по 1925 год в три раза возрос выпуск консервов, более чем в два раза — папирос, кожтоваров, в несколько раз увеличился улов рыбы. Вступила в строй новая швейная фабрика в Симферополе, строились бромное отделение Сакского химического завода, машиностроительные заводы в Симферополе и Джанкое. Восстанавливался Керченский металлургический завод. В 1925/26 хозяйственном году объем фабрично-заводской продукции составил 47,1 проц. довоенного уровня (1913 года){Очерки по истории Крыма, ч. 3, стр. 26, 27, 55, 56, 215.}

Особое внимание уделялось восстановлению и развитию крымских соляных промыслов. В эти трудные годы Советское государство обменивало соль на зерно и другие продукты сельского хозяйства. В мае 1921 года, требуя от М. В. Фрунзе поставить по-военному добычу соли, В. И. Ленин называл это дело вопросом жизни и смерти{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 52, стр. 196, 197.}. В 1925 году в Крыму было добыто 11 млн. пудов соли против 3 млн. в 1921 году{Борьба большевиков за упрочение Советской власти, восстановление и развитие народного хозяйства Крыма, стр. 160.}.

Одновременно с промышленностью восстанавливалось и сельское хозяйство. В первые годы Советской власти в руки крестьян бесплатно передано свыше 1 млн. десятин земли{М. В. Кожевников. Закон о земельной реформе в Крыму. Симферополь, 1929, стр. 3, 4.}. Но трудовому крестьянству, особенно беднякам, было нелегко освоить эту землю. Недоставало рабочего скота, сельскохозяйственного инвентаря. Тяжело отразился на положении трудящихся Крыма недород 1921 года. В этих условиях большую помощь населению края оказали Советское государство, народы других республик Страны Советов. Беднякам и середнякам предоставлялись денежные кредиты. Только по линии сельхозбанка в 1923—1925 гг. они составили 3,6 млн. руб. В течение ряда лет в Крым завозилось семенное зерно с Украины и из других районов страны{Очерки по истории Крыма, ч. 3, стр. 30.}. Еще 3 марта 1921 года В. И. Ленин подписал постановление Совнаркома об ассигновании Наркомзему 4450 млн. руб. на организацию советских хозяйств в Сибири, Донской области, на Северном Кавказе и в Крыму. Из этой суммы 1 млрд. рублей выделялся на развитие совхозов Крыма{Шурн. «Вопросы истории КПСС», 1961, № 4, стр. 7—8.}. Но многие из совхозов, созданных наспех, не смогли освоить закрепленные за ними земли. К концу 1921 года Крымревком пересмотрел вопрос о совхозах, число которых было сокращено до 102; земельная площадь их не превышала 127 тыс. десятий{Борьба большевиков за упрочение Советской власти, восстановление и развитие народного хозяйства Крыма, стр. 130.}.

Уже в 1920 году в Крыму возникли первые коллективные хозяйства. Осенью 1921 года насчитывалось 12 коммун и 110 сельхозартелей. Одной из первых была организована коммуна крымских партизан близ Симферополя — «Первая Крымская сельскохозяйственная образцово-показательная коммуна». Председателем ее стал герой гражданской войны А. В. Мокроусов. К 1925 году в селах Крыма имелось уже 427 коллективных хозяйств, в т. ч. 313 сельхозартелей и 95 товариществ по совместной обработке земли. Но в их пользовании находилось только 4,9 проц. посевной площади. Основную же массу сельскохозяйственных продуктов давали единоличные крестьянские хозяйства.

Партийные организации, органы Советской власти прилагали усилия, чтобы возродить сельское хозяйство Крыма. В 1925/26 хозяйственном году валовой сбор зерновых приблизился к довоенному, составив 40,4 млн. пудов{Н. В. Ден. Крым. М.— Л., 1930, стр. 46.}, площадь виноградников достигла /40/ 6604 га, а табачных плантаций — 3,9 тыс. га, более чем в 1,5 раза превысив уровень довоенного, 1913 года{Н. В. Ден. Крым, стр. 60.}. Постепенно возрождалось животноводство.

Менялась социальная структура крымской деревни. Благодаря помощи партии и Советской власти беднякам процент крестьянских хозяйств, не имевших скота, с 1923 по 1925 год снизился с 35,7 до 18,8. Количество безлошадных и бескоровных хозяйств уменьшилось более чем на 10 проц. Увеличилось количество середняцких хозяйств{Очерки по истории Крыма, ч. 3, стр. 35.}.



Митинг по поводу открытия первого крестьянского санатория в бывшем царском дворце. Ливадия, 1925 г.

С первых дней Советской власти Коммунистическая партия принимала все меры, чтобы превратить Крым в здравницу для трудящихся. 21 декабря 1920 года В. И. Ленин подписал декрет «Об использовании Крыма для лечения трудящихся», по которому дворцы, дачи и особняки помещиков и капиталистов, царя и великих князей передавались под санатории и здравницы для рабочих и крестьян{Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917—1928), т. 1. М., 1967, стр. 184, 185.}. Было создано центральное управление курортами Крыма во главе с Д. И. Ульяновым. Первые санатории и дома отдыха для трудящихся открылись в 1921 году. Через год их уже насчитывалось 80. В 1924 году только на Южном берегу Крыма лечилось и отдыхало свыше 30 тыс. человек. 28 июня 1925 года состоялось торжественное открытие крестьянского санатория в бывшем царском дворце Ливадии. В этом же году открылся Всесоюзный пионерский лагерь Артек.

Огромные усилия прилагались к тому, чтобы справиться с эпидемиями, свирепствовавшими во время голода, поднять уровень медицинского обслуживания населения. В 1924 году количество медицинских работников в Крыму по сравнению с 1913 годом увеличилось в три раза. В 1925 году в городах работало 34 амбулатории и 24 больницы, в деревнях — 90 медицинских учреждений, в т. ч. 26 больниц и 10 фельдшерских пунктов. На нужды здравоохранения в том году было израсходовано около 3 млн. рублей{Очерки по истории Крыма, ч. 3, стр. 46—47.}.



На строительстве обогатительной фабрики железорудного комбината. Керчь, 1929 г.

Значительные средства ассигновало Советское правительство на ликвидацию последствий землетрясения, постигшего Крым в сентябре 1927 года. Особенно пострадали от него южные районы: подверглись разрушению курорты, больницы, школы, тысячи людей остались без крова. Совнарком РСФСР создал специальную комиссию для оказания срочной помощи Крыму. Крестьянам предоставлялись долгосрочные кредиты для восстановления их хозяйств. По призыву ВЦСПС все профсоюзы страны направили средства Крымсовпрофу. Существенной была помощь пострадавшим населенным пунктам со стороны работников науки и техники — геологов, геофизиков, инженеров. С каждым годом правительство РСФСР увеличивало ассигнования на народное образование. Развернулась большая работа по созданию курсов ликвидации безграмотности. Только в сельской местности в 1921 году /41/ их посещало около 16 тыс. человек{Журн. «Пути коммунистического просвещения», 1927, № 9—10, стр. 82.}. В 1925 году ликвидировали неграмотность 18 783 человека{Десять лет Советского Крыма, стр. 432.}. Число учащихся в школах с 1922 по 1924 год возросло с 36 490 до 43 360. В Симферополе, Севастополе, Керчи открылись рабфаки, готовившие трудящихся для поступления в вузы. Многие дети рабочих и крестьян получили возможность учиться в Таврическом университете. Плодотворную деятельность вели крымские научные учреждения: Симеизская обсерватория, Севастопольская биологическая станция, Никитский ботанический сад и другие.

Развертывали работу культурно-просветительные учреждения, в т. ч. 12 музеев, панорама «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.», Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского. Действенным средством Коммунистической партии и Советской власти в коммунистическом воспитании трудящихся была пресса. Выходили пять ежедневных газет: областные «Красный Крым», «Ени Дунья» («Новый мир») и «Яш Кувет» («Юная сила») — в Симферополе, «Маяк Коммуны» — в Севастополе, «Красная Керчь» — в Керчи. В 1921 году создано областное отделение государственного издательства — Крымгосиздат.

После восстановления народного хозяйства трудящиеся Крыма, как и всего Советского Союза, руководствуясь решениями XIV съезда ВКП(б), широким фронтом развернули борьбу за социалистическую индустриализацию страны. 20 апреля 1929 года вступила в строй первая домна Керченского металлургического завода, 15 мая 1930 года — вторая, затем — агломерационная фабрика, прокатный цех, новая электростанция, коксохимический завод. В 1931 году стала в строй действующих третья, самая мощная домна на этом заводе. В ноябре 1930 года южнее Керчи началось строительство Камыш-Бурунского железорудного комбината — новой рудной базы советской металлургии. Уже в 1940 году он дал 2,5 млн. тонн руды. Значительный вклад в развитие социалистической промышленности Крыма внесли трудящиеся многих областей нашей страны. Со всех концов Советского Союза прибывали специалисты на сооружение Керченского металлургического завода — квалифицированные металлурги из Кривого Рога, днепропетровские доменщики, угольщики из Донбасса, инженеры-строители из других мест. В изучении керченских руд оказывали помощь научно-исследовательские учреждения многих городов.

За годы первых пятилеток в Крыму построено несколько больших электростанций, в т. ч. Севастопольськую и Керченскую. Выработка электроэнергии в 1940 году по сравнению с 1913 годом увеличилась в 72 раза, достигнув 309 млн. квт-часов{Очерки по истории Крыма, ч. 3, стр. 169.}.

В течение второй пятилетки в Крыму построено и полностью реконструировано свыше 30 промышленных предприятий. А за два с половиной года третьей пятилетки созданы или реконструированы автотрактороремонтный завод, предприятия пищевого машиностроения, автомобильного оборудования и заводы металлоизделий{Там же, стр. 148, 169.}. Если до революции предприятия, перерабатывающие сельскохозяйственное сырье, давали 92 проц. стоимости всей продукции крымской промышленности, а предприятия, перерабатывающие полезные ископаемые,— лишь 3 проц., то к 1940 году ведущее место заняла промышленность по добыче и переработке полезных ископаемых (40 проц. всей продукции). Доля предприятий, перерабатывающих сельскохозяйственное сырье, сократилась до 34 проц. Предприятия пищевой промышленности в 1940 году выпустили продукции в 8,5 раза больше довоенной и в 26 раз больше, чем в 1920 году{Советскому Крыму двадцать лет, стр. 78, 79, 91—94.}.



Члены колхоза «Червона Зірка» перед выездом на полевые работы. Село Чистенькое Симферопольского района, 1930 г.

К 1930 году в Крыму покончено с безработицей. А в 1940 году количество рабочих, занятых в крупной про-/42/мышленности, на транспорте и стройках достигло 90 тыс. человек и по сравнению с 1913 годом возросло в 5 раз.



Торжественный митинг, посвященным пуску второй домны металлургического завода им. Войкова. Керчь, 1930 г.

Коренным образом изменилось за годы Советской власти отношение рабочих к труду. Творческий подъем рабочего класса нашел яркое проявление в социалистическом соревновании, в ходе которого рождались замечательные трудовые почины. Так, в октябре 1929 года керченские металлурги, организовав воскресник в фонд индустриализации, отправили в Москву внеочередной эшелон чугуна. Больших успехов добивались труженики соляных промыслов в Саках и в Евпатории, кораблестроители Севастополя, строители, рабочие консервных и табачных фабрик Крыма. Рабочие завода им. Войкова в Керчи стали инициаторами соревнования за досрочное выполнение планов второй пятилетки. Их почин нашел горячий отклик на всех предприятиях. Тысячи рабочих настойчиво боролись за повышение своего культурно-технического уровня. Уже к 1930 году различными формами техучебы было охвачено 55 проц. всех занятых на предприятиях Крыма рабочих.

Подхватив почин донецкого шахтера А. Г. Стаханова, тысячи его последователей показывали образцы самоотверженного труда. Инициатором движения новаторов среди крымских металлургов стал мастер домны Керченского металлургического завода коммунист П. X. Ишков, достигший рекордного результата в использовании полезного объема печи, работающей на бедных рудах. Его усовершенствования в три раза сократили время выплавки чугуна. Первые грамоты Героя Труда в Крыму были вручены рабочим севастопольских заводов П. П. Усачеву, М. И. Бегасинскому и другим.



Открытие движения поездов по железнодорожной линии Евпатория — Сарабуз (теперь Остряково). 1931 г.

В годы третьей пятилетки в крымской промышленности получили широкое распространение новые формы соревнования. Среди машиностроителей, металлургов и на табачных фабриках появились многостаночники. В авангарде этого движения шли коммунисты и комсомольцы. Только в течение 1936 года благодаря движению новаторов производительность труда во всех отраслях промышленности Крыма выросла на 28,8 проц., а в 1940 году она превысила в четыре раза уровень 1913 года{Крымский облгосархив, ф. Р-652, оп. 15, д. 530, л. 131; д. 679, лл. 6, 7.}.

Воплощение в жизнь ленинского плана строительства социализма проходило в условиях растущей трудовой и политической активности трудящихся при усилении руководящей роли Коммунистической партии. Успешное осуществление социалистической индустриализации, укрепление позиций социализма встречало яростное сопротивление капиталистических элементов, агентурой и рупором которых в партии были троцкисты и зиновьевцы. Партийные организации Крыма, как и вся партия, единодушно осудили антиленинскую платформу троцкистско-зиновьевского блока. Преданность ленинизму с особой силой продемонстрировали коммунисты во время общепартийной дискуссии, которая была проведена накануне XV съезда партии по решению ЦК ВКП(б), принятому в октябре 1927 года. На дискуссионных собраниях за генеральную линию партии голосовало абсолютное большинство коммунистов, что свидетельствовало о полнейшем поражении оппозиционеров{Очерки по истории Крыма, ч. 3, стр. 59.}.

В ходе социалистического строительства преодолено сопротивление татарских буржуазных националистов (Вели Ибраимова и др.). Проникнув на руководящие должности Совнаркома и ЦИК Крымской АССР, враги Советской власти — миллифирковцы длительное время проводили антисоветскую деятельность, направленную на срыв социалистического строительства в Крыму, на поддержку капиталистических элементов в городе и деревне. По их указке создавались кулацкие банды, совершавшие диверсии, убийства советских активистов. С большим удовлетворением встретили трудящиеся Крымской АССР решение Верховного Суда СССР, осудившего Вели Ибраимова и его сообщников за преступную деятельность. На многолюдных собраниях, проходивших в городах и селах, трудящиеся принимали резолюции, резко осуждавшие антисоветскую деятельность татарских националистов. Так, бедняки, середняки и сельскохозяйственные рабочие деревни Отузы писали, что деятельность Вели Ибраимова и его группы «явно направлена против бедноты». Жители деревни Дуванкой Бахчисарайского района в телеграмме Президиуму выездной сессии Верховного Суда 3 мая 1928 года сообщали, что они считают «действия Вели Ибраимова и его группы антисоветскими» и просили «применить к этим социально опасным элементам высшую меру наказания»{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, л. 772, лл. 113, 220.}.

Антисоветская деятельность татарских буржуазных националистов длительное время мешала осуществлению в Крыму политики Коммунистической партии в вопросах сельского хозяйства. Так, 17 сентября 1925 года Крымский ЦИК принял положение, по кото-/43/рому за кулаками оставались крупные земельные участки — от 4 до 6 гектаров садов и виноградников, тогда как трудовая норма землепользования составляла 1—1,5 га. В степной части Крыма хозяйство, имеющее до 58 га земли и двух постоянных наемных рабочих, по этому закону считалось «трудовым». Вследствие этого большинство бывших крупных землевладельцев сохранили за собой от 70 до 200 га земельных угодий.

1 августа 1928 года ЦК ВКП(б) принял специальное постановление «О работе Крымской партийной организации», в котором отмечалось, что основная задача советского строительства в Крыму — ликвидация помещичьего землевладения — была проведена «с явным нарушением неоднократных директив ЦК и советского законодательства», что это привело к известному замедлению темпа хозяйственного строительства и культурного подъема трудящихся масс Крыма и способствовало усилению влияния кулачества в крымской деревне{Справочник партийного работника, вып. 7, ч. 1. М.—Л., 1930, стр. 330, 331.}. В постановлении ЦК ВКП(б) намечались конкретные меры по исправлению допущенных ошибок. Так,

11 февраля 1929 года Президиум ВЦИК и СНК РСФСР утвердили «Положение о земельной реформе и сплошном обязательном землеустройстве в Крымской АССР». Согласно этому положению упразднялись повышенные нормы землевладения, изымались у кулаков и передавались бедноте и батрачеству излишки земли.



Уборка урожая в колхозе «Фрайлебен» Тельмановского (теперь Красногвардейского) района, 1931 г.

К концу 1929 года, в результате проведения земельной реформы, малоземельное и безземельное крестьянство получило 510 тыс. га излишков земли, изъятых у кулачества. В руки трудящегося крестьянства перешло также 2 тыс. га т. н. спецкультурных участков. Центральной фигурой и в крымской деревне становился середняк. В общей структуре деревни середняцкая группа выросла с 25 до 40 процентов{Борьба большевиков за упрочение Советской власти, восстановление и развитие народного хозяйства Крыма, стр. 207, 208.}.

В ходе осуществления земельной реформы создавались необходимые условия для социалистических преобразований в сельском хозяйстве. В основу этих преобразований легли решения XV съезда ВКП(б). Сплошная коллективизация в Крыму, как и во всей стране, началась в 1929 году. Убедившись в преимуществах коллективного хозяйствования, все более широкие массы крестьян вступали в колхозы. К началу следующего года было коллективизировано 41,1 проц. крестьянских хозяйств.

Неотъемлемой частью социалистического преобразования сельского хозяйства являлась ликвидация в деревне капиталистических элементов, которые оказывали ожесточенное сопротивление колхозному движению. Только в 1929 году кулаки совершили 37 террористических актов, организовали 9 антисоветских выступлений, сорвали 147 собраний{Очерки по истории Крыма, ч. 3, стр. 87.}.

Батраки, бедняки и середняки требовали экспроприировать кулаков, изгнать их из сел. На основе постановления ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 года «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» наиболее злостная часть кулачества была выселена за пределы Крыма{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 3, д. 516, л. 333.}.

Весной 1931 года коллективизация в Крыму в основном закончена. К концу этого года колхозы объединяли 85 проц. крестьянских хозяйств и занимали 94 проц. площадей зерновых культур, 98 проц. площадей табака, 95,5 проц. садов, 98 проц. огородов и 86 проц. виноградников. По сравнению с 1929 годом валовая продукция колхозов увеличилась в 11 раз{Очерки по истории Крыма, ч. 3. стр. 83, 86, 93, 96, 97, 102.}. Это означало, что основная задача — достижение абсолютного перевеса социалистического сектора в сельском хозяйстве — была полностью решена к началу 1932 года.

Большую помощь деревне оказал рабочий класс. Около 150 рабочих-двадцатипятитысячников направила в крымские села Коммунистическая партия Украины. /44/



Г. И. Петровский, Н. К. Крупская, М. Н Покровский, М. И. Ульянова, С. И. Гусев на отдыхе в Крыму. Май 1931 г.

В их числе были забойщик В. Ф. Борисенков с Петровского рудника, проходчик К. Н. Ермилин, кочегар М. П. Макогонов, слесарь К. Л. Кузьменко с Рутченковского рудника, слесарь А. И. Калиниченко, Н. И. Набоков, кузнец С. П. Руденко с Донецкого металлургического завода и др. С предприятий Крыма в деревню выехало 215 лучших рабочих, 62 проц. которых составляли коммунисты, 10 проц.— комсомольцы{Очерки по истории Крыма, ч. 3, стр. 91.}. Многие из них возглавили колхозы, бригады, фермы.

Разнообразными были формы смычки между городом и деревней. Только весной 1930 года в районы Крыма выехало 362 бригады (около 1500 человек), в т. ч. 38 — по ремонту сельскохозяйственных орудий. Развернув шефство над колхозами, рабочие коллективы помогали крестьянам в проведении сельскохозяйственных кампаний, организационно-хозяйственном укреплении колхозов.

Самоотверженный труд колхозного крестьянства и братская помощь рабочего класса дали значительные результаты. В 1933 году валовой сбор зерна в Крыму составил 8490 тыс. цнт и намного превысил уровень 1913 года{Советскому Крыму двадцать лет, стр. 311.}. За достижения в развитии сельского хозяйства в 1934 году Крымская АССР награждена орденом Ленина.

Коммунистическая партия и Советское государство уделяли много внимания дальнейшему развитию производительных сил крымской деревни, усилению технической базы социалистического сельского хозяйства, широкой механизации сельскохозяйственного производства. В 1929 году в Крыму возникли первые МТС. Два года спустя их насчитывалось 14. В МТС и крупных совхозах в 1933 году создано 52 политотдела, на работу в которые послано свыше 1,5 тыс. коммунистов. Вместе с райкомами партии политотделы развернули широкую деятельность но укреплению колхозов. Сельское хозяйство Крыма систематически обеспечивалось новой техникой.

С 714,1 тыс. га в 1913 году до 980,7 тыс. га в 1940 году выросла посевная площадь в крае, в т. ч. 10 574 га занимали поливные земли{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 3, д. 4835, л. 72.}. Значительно превысила довоенный уровень площадь садов и виноградников, табачных плантаций: 20 тыс. га было занято под садами, 11 600 га — под виноградниками, 8300 га — под табачными плантациями{М. Щербаков, С. Рагац кий. Крымская АССР. Симферополь, 1939, стр. 55, 57.}.

Средняя урожайность зерновых к этому времени составляла 14 цнт с гектара, фруктов — 50,6 цнт, винограда — 55 центнеров.

В целом за годы довоенных пятилеток валовой сбор зерновых культур увеличился в 3 раза, табака — в 5 раз, фруктов — более чем в два раза. К 1940 году был значительно превзойден также уровень 1913 года по поголовью крупного рогатого скота, овец, коз, свиней{Советскому Крыму двадцать лет, стр. 17, 154, 159, 311.}. Укрепление колхозов способствовало росту их денежных доходов. В 1939 году они составляли 276 млн. руб., 22 колхоза стали миллионерами.

По данным переписи 1939 года, в Крыму проживало 1 123 806 человек, в т. ч. в городах — 585 581 и в сельской местности — 538 225. В 1940 году здесь насчитывалось 278 тыс. рабочих и служащих. Намного вырос отряд советской интеллигенции. Работали 7650 учителей — в 4,4 раза больше, чем до Октябрьской революции, 4655 фельдшеров и акушеров — в 46 раз, 1975 врачей — в 49 раз больше, чем в 1913 году{Народное хозяйство Крымской области. Статистически сборник. Симферополь, 1957, стр. 219.}, 4700 инженеров и техников.

Успехи социалистического строительства создали предпосылки для роста и расширения населенных пунктов области. Возникли крупные поселки городского типа в районе Камыш-Бурунского железорудного комбината, Керченского металлургического завода им. Войкова, при Перекопском химическом заводе (ныне Красно-/45/перекопск). Выли начаты работы по расширению, благоустройству и реконструкции курортных городов и поселков на Южном берегу: Ялты, Алушты, Алупки, Гурзуфа, Симеиза, Кореиза, Мисхора и др. Быстро развивались Севастополь, Симферополь, Керчь, Феодосия, Евпатория. Только за вторую пятилетку жилплощадь в городах Крыма увеличилась более чем на 96 тыс. кв. метров{Очерки по истории Крыма, ч. 3, стр. 122, 152, 185, 186.}.

Улучшалось материальное положение трудящихся. Реальная среднегодовая заработная плата рабочего за годы довоенных пятилеток увеличилась в 4 раза. Примерно так же возросли в среднем доходы одной колхозной семьи с 1931 по 1939 год{Там же, стр. 185.}.



Русский советский писатель К. А. Тренев. Фото 1905 г.



Русский советский писатель С. Н. Сергеев-Ценский. Фото 1957 г.

За годы Советской власти Крым превратился во всесоюзную здравницу. В 1940 году здесь работало 164 санатория и дома отдыха на 35,5 тыс. мест. С 1921 по 1940 год в них лечилось и отдыхало 3,5 млн. человек. Значительные успехи достигнуты были и в области культуры. К 1941 году завершился процесс ликвидации неграмотности по всему Крыму. Было осуществлено всеобщее начальное, введено всеобщее семилетнее обучение. В Крыму работало 1255 школ, в которых обучалось 197 349 детей — в 4 раза больше, чем в дореволюционное время. Около 9 тыс. человек обучались на 9 рабфаках, в 41 техникуме{М. Щербаков, С. Рагацкий. Крымская АССР, стр. 66.}. Свыше 3 тыс. студентов учились в педагогическом, медицинском, сельскохозяйственном и двух учительских институтах. Коренные изменения в экономической и культурной жизни Крыма нашли яркое отражение в произведениях многих крымских писателей. Большой вклад в развитие советской литературы в Крыму внесли А. М. Горький, В. В. Маяковский, С. Н. Сергеев-Ценский, К. А. Тренев. На даче «Тессели» вблизи Фороса А. М. Горький завершил эпопею «Жизнь Клима Самгина» и написал второй вариант пьесы «Васса Железнова». Интересуясь местной жизнью, великий пролетарский писатель часто встречался с литераторами Крыма. Во время одной из таких встреч в 1935 году он горячо одобрил их планы по созданию истории крымских колхозов, рекомендовал заняться народным творчеством{Р. Буль. А М. Горький в Крыму. Симферополь, 1961, стр. 85 — 107.}. Глубоко вошел Крым в творчество В. В. Маяковского, часто выступавшего перед рабочими края, матросами, красноармейцами. С Крымом связана также творческая жизнь советских писателей— Б. А. Лавренева, В. В. Вишневского, С. П. Щипачева, Н. А. Островского, А. П. Гайдара, В. А. Луговского, К. Г. Паустовского, А. А. Жарова, П. И. Панча, Остапа Вишни.

Мастера живописи — художник-баталист академик Н. С. Самокиш и заслуженный деятель искусств РСФСР художник К. Ф. Богаевский создали в Крыму замечательные полотна, посвященные героической борьбе Красной Армии против врагов в годы гражданской войны и самоотверженному труду советских людей в создании социалистического общества.

Накануне Великой Отечественной войны в Крыму работали театры, а также филармонии — в Симферополе и Ялте. Около 15 тыс. человек принимали участие в работе коллективов художественной самодеятельности{Советскому Крыму двадцать лет, стр. 198.}. Неуклонно росла сеть культурно-просветительных учреждений. В 1940 году в городах и селах Крыма работало 22 районных дома культуры, 793 клуба, 452 избы-читальни, 758 массовых библиотек, 637 киноустановок, 25 музеев и картинных галерей. Огромной популярностью пользовалась Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского, пополнившаяся за годы Советской власти многими новыми полотнами как И. К. Айвазовского, так и его учеников. Ценные произведения искусства демонстрировались в Симферопольской и Севастопольской картинных галереях. В городах и селах Крыма имелось 167 радиоузлов, 70 тыс. радиоточек.

Разнообразную политическую, художественную литературу и учебники выпускало Крымское государственное издательство. Только в 1940 году здесь издано 218 книг общим тиражом около 1 млн. экземпляров. Успехи в хозяйственном и культурном строительстве края явились результатом большой политической и организаторской деятельности партийной организации, роста ее авторитета среди трудящихся республики. К началу 1941 года Крымская партийная организация насчитывала в своих рядах 28 014 коммунистов{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 2039, л. 136.}. 64,7 тыс. человек объединяла комсомольская организация.

К активному участию в строительстве социализма широкие массы привлекались через местные Советы депутатов трудящихся, которые уделяли значительное внимание работе предприятий, благоустройству городов и сел, вопросам социального обеспечения, улучшению здравоохранения и культурного обслуживания трудя-/46/щихся. Победа социализма в нашей стране, законодательно закрепленная в Конституции СССР, еще более сплотила рабочих, колхозников и интеллигенцию вокруг своего авангарда и руководителя — Коммунистической партии. Во время выборов в Верховный Совет СССР в 1937 году в голосовании по Крыму приняло участие 96,2 проц. избирателей. Из них 99,3 проц. отдали голоса за кандидатов блока коммунистов и беспартийных{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 3, д. 1399, л. 131.}.

В высший законодательный орган СССР от Крыма было избрано 16 депутатов: 4 — в Совет Союза и 12 — в Совет Национальностей. Среди них: рабочие-новаторы производства А. С. Осипчук (Керченский металлургический завод) и В. П. Ефремов (Севастопольский морской завод), военные летчики В. К. Коккинаки и С. П. Супрун, первый секретарь Крымского обкома партии Н. И. Щучкин и другие{Крымский облгосархив, ф. Р-2055, оп. 1, Д. 2, л. 10.}.

В декабре 1939 года в Крыму состоялись выборы в местные Советы депутатов трудящихся. В городские, районные, поселковые и сельские Советы было избрано 8516 депутатов — лучших представителей рабочего класса и колхозного крестьянства, советской интеллигенции. Только в 1940 году местные Советы израсходовали на развитие народного хозяйства и культуры 263,7 млн. руб., или в 5 раз больше, чем за годы первой пятилетки.

Постоянную заботу о непрерывном подъеме промышленности, сельского хозяйства и культуры края, о развитии крымских курортов проявляли ЦК ВКП(б) и Советское правительство. За годы довоенных пятилеток бюджет Крыма увеличился почти в десять раз и составил в 1940 году 263,7 млн. рублей против 26,7 млн. в 1929 году. 88 проц. этих средств расходовалось на финансирование народного хозяйства и культуры{Там же, ф. Р-652, оп. 15, д. 530, лл. 153, 154.}. Особые меры принимались по укреплению государственных морских границ СССР в районе Крыма, наращиванию мощи Черноморского флота.

В единой семье народов нашей страны трудящиеся крымских городов и сел под руководством Коммунистической партии превратили Крым в индустриально-аграрный край. Произошли коренные изменения в его культуре и общественно-политической жизни. В процессе социалистического строительства зарождалось и крепло морально-политическое единство советского народа, развивались и укреплялись дружба, пролетарский интернационализм советских людей.

Вероломное нападение гитлеровской Германии прервало мирную созидательную жизнь нашего народа. На рассвете 22 июня 1941 года фашистские самолеты подвергли бомбардировке многие советские города, в т. ч. и главную базу Черноморского флота — Севастополь. Уже 22—23 июня во всех городах и селах Крыма, на заводах, фабриках, стройках, в учебных заведениях, колхозах и совхозах состоялись митинги, на которых трудящиеся гневно клеймили фашистских агрессоров и единодушно заявляли о своей решимости отстоять социалистическую Родину. После митингов сотни рабочих направлялись на призывные пункты с просьбой отправить их на фронт. В первые дни войны свыше 8,1 тыс. коммунистов Крыма — более 1/3 состава областной партийной организации — ушли в ряды Красной Армии и Военно-Морского флота{Крымский облпартархив, ф. 1, он. 27, д. 29, л. 102.}.

Партийные и советские организации направили свои усилия на перестройку всей работы на военный лад. Заводы и фабрики Севастополя, Симферополя, Керчи, Феодосии и других городов переключились на выпуск минометов, гранат, авиабомб, ремонт боевой техники и кораблей. Труженики сельского хозяйства на полмесяца раньше, чем в 1940 году, собрали урожаи, досрочно выполнив план продажи хлеба государству{Там же, д. 2147, л. 1; Крым в период Великой Отечественной войны. 1941—1945 Сборник документов и материалов. Симферополь. 1973, стр. 54—57.}. Как и во всей стране, в Крыму развернулось движение по созданию фонда обороны. 17 августа в комсомольско-молодежном воскреснике по неполным данным приняло участие свыше 65 тыс. юношей и девушек. Заработанные ими 450 тыс. рублей были отчислены в этот фонд. Около 3 млн. руб., много золотых и серебряных вещей, облигаций государственных займов на сумму свыше 6 млн. руб. внесли в фонд обороны трудящиеся Севастополя, более 250 тыс. руб.— рабочие и колхозники Джанкойского района{Крым в период Великой Отечественной войны. 1941—1945. Сборник документов и материалов, стр. 50—53.}.

С первых месяцев войны Крым стал прифронтовой зоной. В короткий срок здесь было создано 155 подразделений народного ополчения, 628 групп самозащиты, 70 взводов противопожарной защиты, 30 истребительных батальонов. В них насчитывалось свыше 166 тыс. человек, в т. ч. 14 998 коммунистов и 20 449 комсомольцев{Очерки по истории Крыма, ч. 4. Симферополь, 1967. стр. 9.}.

Десятки тысяч трудящихся приняли участие в строительстве оборонительных сооружений. Особенно боль-/47/шие работы проводились на Перекопском перешейке и под Севастополем. Когда нависла опасность вражеского вторжения в Крым, обком партии создал совет по эвакуации. В тыл вывозилось оборудование промышленных предприятий, машины и оборудование МТС и совхозов, общественный скот. Были организованы вывоз культурных ценностей, массовая эвакуация детских учреждений, вузов, научных учреждений. Одновременно по указанию ЦК ВКП(б) и СНК СССР партийные и советские органы развернули подготовку к борьбе в тылу врага на случай захвата Крыма гитлеровцами. Создавалось подполье, формировались партизанские отряды, в местах их предполагаемой дислокации закладывались склады оружия, боеприпасов, продовольствия и обмундирования. Для руководства подпольными организациями на заседании бюро Крымского обкома ВКП(б) в конце октября 1941 года был утвержден областной подпольный партийный центр во главе с И. А. Козловым, ответственным работником аппарата обкома партии, членом партии с 1905 года{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 2068, л. 75.}. Организаторы подпольной борьбы выделялись в каждом городе и районе — в их числе было 183 коммуниста{Там же, ф. 156, оп. 1, д. 3178, лл. 38—46.}.

До вторжения оккупантов в Крыму было создано 29 партизанских отрядов. Формировались они только из добровольцев. Их ядро составили свыше 800 коммунистов и комсомольцев. 23 октября 1941 года бюро обкома партии назначило командиром партизанских отрядов Крыма руководителя партизанской борьбы в годы гражданской войны, участника боев в Испании А. В. Мокроусова, комиссаром — секретаря Симферопольского горкома партии С. В. Мартынова{Там же, ф. 849, оп. 1, д. 216, л. 13.}.



Залитый кровью партбилет защитника Севастополя И. В. Личкатого. 1941 г.

Секретари горкомов и райкомов партии, председатели райисполкомов, партийные, советские, комсомольские работники, в т. ч. З. Ф. Амелинов, В. Н. Домнин, Д. Ф. Ермаков, В. Г. Еременко, А. А. Зосименко, А. А. Литвиненко, Н. Д. Луговой, В. И. Никаноров, А. А. Омеров, А. О. Османов, В. И. Филиппов, В. И. Черный, М. И. Чуб, возглавили партизанские отряды. Учитывая исключительно важное стратегическое положение полуострова в бассейне Черноморья, гитлеровское командование придавало овладению им огромное значение. После захвата Крыма Гитлер намеревался захватить Кавказ с целью получения доступа к бакинской и грозненской нефти, а также к портам Кавказского побережья Черного моря. Для вторжения в Крым были выделены значительные силы в составе 11-й армии Манштейна и румынского горного корпуса. После ожесточенных боев врагу удалось расчленить крымскую группировку советских войск на две части. Одна из них, 51-я Отдельная армия под командованием генерал-лейтенанта П. И. Батова, с боями отошла на Керченский полуостров, откуда 16 ноября 1941 года переправилась на Таманский полуостров, а вторая, Приморская армия (командующий генерал-майор И. Е. Петров), до этого героически оборонявшая Одессу и переправленная в Крым во второй половине октября, отходила к Севастополю.



Рассмотрение заявлений о приеме в ряды Коммунистической партии. Севастополь, ноябрь 1941 г.

В начале ноября 1941 года почти вся территория Крымского полуострова была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками. Враг подошел к Севастополю. Защитники города героически отражали одну за другой яростные атаки намного превосходящих сил гитлеровских войск.

4 ноября 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования создала Севастопольский оборонительный район. Командование оборонительным районом было возложено на командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф. С. Октябрьского. В состав Севастопольского оборонительного района вошли войска Приморской армии, отошедшие в Севастополь, гарнизон города, части морской пехоты и береговой обороны флота, корабли, оставленные для поддержки сухопутных войск с моря, авиационная группа Черноморского флота. Сухопутные силы оборонительного района непрерывно пополнялись за счет резервов с Кавказского побережья.

В конце октября 1941 года Крымский обком партии в соответствии с решением Государственного Комитета Обороны создал городской комитет обороны, который организовал жителей города на борьбу с врагом, оказание всемерной помощи войскам, оборонявшим город. Днем и ночью, даже при сильнейших авиационных налетах и артобстрелах, работали промышленные предприятия города, многие из которых были переведены под землю — в штольни и подвалы. Они изготовляли минометы, гранаты, мины, ремонтировали танки, автомашины, тракторы, корабли.

Героическому Севастополю помогала вся страна. Каждую ночь сюда приходили корабли с пополнением, боевой техникой, боеприпасами, продовольствием.



Герой Советского Союза Н. А. Онилова — защитница Севастополя. 1942 г.

Уже в первых числах ноября 1941 года защитники Севастополя сорвали попытки противника ворваться в город. Десять гитлеровских танков на подступах /48/ к городу 7 ноября 1941 года подбили черноморцы Н. Д. Фильченков, В. Ф. Цибулько, Ю. К. Паршин, И. М. Красносельский и Д. С. Одинцов. Массовый героизм стал нормой поведения севастопольцев. По всем фронтам прокатилась слава об отважной пулеметчице Н. А. Ониловой, снайпере Л. М. Павличенко, летчике-истребителе Я. М. Иванове и других.

В декабре, во время наиболее напряженных боев под Севастополем, Советское командование предприняло первую в Великой Отечественной войне крупную десантную операцию в районе Керчи и Феодосии. Главной целью этой операции было овладение Керченским полуостровом и создание предпосылок для освобождения всего Крыма. При этом учитывалось, что десант облегчит положение защитников Севастополя. В десантной операции принимали участие войска 51-й армии под командованием генерал-майора В. Н. Львова, войска 44-й армии под командованием генерал-майора А. Н. Первушина. Перевозку и высадку десантов обеспечивали Азовская военная флотилия под командованием контр-адмирала С. Г. Горшкова, корабли и транспорты Черноморского флота под командованием капитана 1-го ранга Н. Е. Басистого. Высадка десантов 51-й армии началась 26 декабря, 44-й армии — 28 декабря. Во время этих операций советские воины проявили исключительный героизм. 30 декабря были освобождены Керчь и Феодосия, а ко 2 января 1942 года — весь Керченский полуостров.

Керченско-Феодосийская десантная операция вынудила гитлеровское командование оттянуть часть сил от Севастополя. Защитники города получили передышку. Однако к весне 1942 года положение советских войск в Крыму оказалось очень тяжелым. Под натиском противника, начавшего 8 мая наступление, они вынуждены были оставить Керченский полуостров. На Таманский полуостров удалось эвакуировать до 120 тыс. советских воинов{Сообщения Советского Информбюро, т. 1. М., 1944, стр. 447; т. 2, стр. 8.}, но некоторые подразделения, прикрывавшие отход, не смогли переправиться из Керчи. Они спустились в Аджимушкайские каменоломни; там же укрылось много местного населения, раненых и больных из госпиталей. Пять с половиной месяцев продолжалась героическая борьба этого подземного гарнизона с врагом{В катакомбах Аджимушкая. Симферополь, 1966, стр. 5.}. По величию свершенного подвига непокоренная крепость на крымской земле Аджимушкай занимает достойное место после Брестской крепости.

Потеря Керченского полуострова резко ухудшила положение защитников Севастополя. 7 июня 1942 года враг предпринял третий штурм города. На всех участках фронта шли упорные кровопролитные бои. «В этих тяжелых боях,— писал в те дни генерал-майор И. Е. Петров,— как никогда, сказалось замечательное боевое содружество всех родов войск... Охваченный неугасимой ненавистью к врагу, каждый из защитников Севастополя, выполнял свой долг до конца»{Крым в период Великой Отечественной войны. 1941—1945, стр. 176.}. Когда все возможности были исчерпаны, 1 июля по приказу Верховного Главнокомандования советские войска оставили город. Но на отдельных участках Херсонесского мыса бои продолжались до 9—12 июля 1942 года — моряки-черноморцы стояли насмерть; немногим из них удалось с боями прорваться в горы к партизанам.

Героическая оборона Севастополя, вошедшая в историю Великой Отечественной войны как одна из самых ярких ее страниц, оказала большое влияние на дальнейший ход войны.

Советские воины сковывали под Севастополем значительные немецко-фашистские силы, нанесли им невосполнимые потери, были сорваны планы Гитлера по овладению Кавказом и выходу к Волге. Немецко-фашистское командование было лишено возможности использовать 11-ю армию для наступления на южном крыле фронта в первой половине 1942 года. Захватив Крым, немецкие оккупанты установили на его территории свой «новый порядок», который нес смерть и порабощение. Все, что создали рабочие, крестьяне и интеллигенция края за годы Советской власти — заводы, школы, больницы, санатории,— фашисты варварски уничтожали. Ликвидировав колхозы и совхозы, они образовали на их землях «общинные хозяйства» и «государственные имения». Крестьян принуждали с утра до ночи работать в этих хозяйствах, ничего не платя за их труд. Весь собранный урожай полностью увозился в Германию. Оккупанты ликвидировали в Крыму все высшие учебные заведения, разграбили музеи. С первых дней оккупации гитлеровцы приступили к планомерному истреблению советских людей. В Севастополе, Керчи, Ялте, Алуште, Евпатории, Феодосии — во всех населенных пунктах Крыма — людей расстреливали и вешали без суда и следствия. В страшный гестаповский застенок, где совершались жестокие расправы над мирным населением, превратили гитлеровцы Симферополь. Только в конце 1941 и в начале 1942 года нацистские каратели на 12 километре шоссе Симферополь—Феодосия расстреляли около 12 тыс. советских граждан, вблизи Керчи, у т. н. Багеровского рва — 7 тысяч./49/

Тысячи советских людей были брошены в концентрационные лагеря. В концлагере на территории совхоза «Красный» проводилось массовое уничтожение советских людей путем истязаний, расстрелов, отравления газом в специально оборудованных машинах-«душегубках». Заключенных сжигали на кострах, сбрасывали в колодец живыми, избивали прутьями из бычьих жил и проволоки. Люди голодали: кормили их только «баландой» из воды и отрубей. Раздетые и разутые, они вынуждены были спать в бараках на голых нарах. В лагере свирепствовал сыпной тиф, но медицинской помощи никто не получал. В пять часов утра начинался тяжелый изнурительный труд. Узников впрягали в возы, груженные землей и камнями, и заставляли выполнять бессмысленную работу — перетаскивать эти грузы с места на место.

Осуществлять политику грабежа и разбоя, террора и насилия над советскими людьми гитлеровцам помогали татарские буржуазные националисты. Они создали в ряде городов и районных центров Крыма мусульманские комитеты. По указке гитлеровского командования члены этих комитетов объезжали татарские населенные пункты, проводя антисоветскую агитацию и вербуя на службу к фашистам враждебные Советской власти элементы. В ряде сел, особенно предгорной и горной части Крыма, ими были сформированы вооруженные роты «самообороны», батальоны и карательные отряды. Обучали их гитлеровские инструкторы. Отдельные отряды татарских буржуазных националистов уже в феврале 1942 года принимали активное участие в боях против Красной Армии на Керченском полуострове, гитлеровское командование использовало их и на севастопольском участке фронта.

В первые же месяцы оккупации в Симферополе, Зуйском, Бахчисарайском и других районах Крыма подпольщики развернули широкую организаторскую и массово-политическую работу среди населения, поднимая его на борьбу против гитлеровских оккупантов. Они распространяли сводки Совинформбюро, обращения Крымского обкома партии, листовки, антифашистские лозунги, вели разведывательную работу, собирали медикаменты, добывали оружие для своих боевых групп. По неполным данным, в первые месяцы вражеской оккупации в Крыму активно действовали 33 подпольные организации и группы, объединявшие около 400 человек{Герои подполья. М., 1968, стр. 59.}.

Однако необходимого руководства подпольным движением в Крыму в это время еще не удалось организовать. Подпольный партийный центр, находившийся в Керчи, не смог наладить связи с подпольными группами: сказывалось отсутствие опыта конспирации.

Разгром гитлеровцев под Москвой активизировал народную борьбу в тылу врага. В апреле 1942 года Крымский обком партии утвердил уполномоченным по подпольным делам при Крымском штабе партизанского движения И. Г. Генова — участника гражданской войны в Крыму, опытного большевика-подпольщика. Более конкретным и оперативным стало руководство подпольной борьбой. В августе—сентябре 1942 года обком партии направил из партизанских отрядов Крыма в города и села около 400 человек для проведения подпольной работы{Крым в период Великой Отечественной войны. 1941—1945. Сборник документов и материалов, стр. 252.}.

В октябре 1942 года утвержден новый состав областного подпольного партийного центра. С августа 1943 года его возглавлял секретарь обкома ВКП(б) П. Р. Ямпольский{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 2179, л. 84.}.

Всего в период фашистской оккупации в Крыму действовало более 200 подпольных организаций и групп, насчитывавших до 2500 человек, в т. ч. 179 коммунистов и 154 комсомольца{Крым в период Великой Отечественной войны. 1941—1945. Сборник документов и материалов, стр. 13.}. Подпольщики и партизаны распространили в городах и селах Крыма 213 листовок общим тиражом более 3 млн. экземпляров{Герои подполья, стр. 83.}. Листовки на немецком, румынском, словацком и других языках распространялись также среди оккупационных войск. Под влиянием этой агитации на сторону партизан перешла группа словацких солдат. Усилились антифашистские настроения и среди румын. Подпольные организации регулярно сообщали Советскому командованию ценные разведданные.

Под руководством областной партийной организации в конце 1941 года в Крыму действовало 28 партизанских отрядов, в которых сражалось 3734 человека, в т. ч. около 1700 коммунистов и 500 комсомольцев. В партизанские отряды влились 1315 солдат, матросов и офицеров, не сумевших прорваться в Севастополь{Очерки по истории Крыма, ч. 4, стр. 42.}. Крымские партизаны сражались с врагом в чрезвычайно трудных условиях. Немецкое командование держало на полуострове крупные воинские части, часто /50/предпринимавшие карательные операции против партизан и подпольщиков. Партизанским отрядам приходилось действовать в основном в горно-лесной части полуострова. К тому же во многих населенных пунктах татарские буржуазные националисты, бывшие кулаки и уголовники, которые перешли на службу к фашистам в первые месяцы войны, используя знание местности, вместе с оккупантами разграбили большинство партизанских баз и поставили тем самым партизан и подпольщиков в тяжелое положение. Националистические предатели только в течение первых восьми месяцев оккупации принимали участие в 112 карательных операциях фашистских войск против партизан. Но и в этих тяжелых условиях партизаны наносили ощутимые удары фашистским захватчикам. Во время героической обороны Севастополя и Керченско-Феодосийской десантной операции они выполняли задания Советского командования, оказывали существенную помощь нашим войскам, совершая диверсионные операции, нарушая коммуникации врага.

После захвата Керчи и Севастополя фашисты и их пособники — татарские националисты предприняли против крымских партизан большую карательную экспедицию. В тяжелых июльских и августовских боях 1942 года с превосходящими силами противника народные мстители проявили исключительное мужество и отвагу. Положение партизан было в это время очень тяжелым: иссякли последние запасы продовольствия, нарушилась связь с Большой землей. Но партизаны выстояли. С лета 1942 года исполнять обя-



Газеты и листовки, издававшиеся обкомами партии и комсомола, партизанами и подпольщиками Крыма в 1941 — 1944 гг.

занности командующего партизанским движением стал полковник М. Г. Лобов, комиссаром был назначен Н. Д. Луговой — бывший секретарь Зуйского райкома партии. 13 сентября с Большой земли прилетел первый самолет с продовольствием. В течение недели самолеты каждую ночь сбрасывали продукты, обмундирование, оружие, боеприпасы. Затем началась эвакуация раненых и больных{Крымский облпартархив, ф. 151, оп. 1, я. 1, л. 78.}.

Зимой 1942—1943 гг. партизаны вновь оказались в кольце вражеской блокады. Но и в этот раз они выстояли, сохранив на полуострове базу партизанской войны. В марте 1943 года партизанам удалось вырваться из блокады и перейти к активным боевым действиям.

В июле 1943 года по инициативе Крымского обкома партии Центральный штаб партизанского движения перестроил руководство партизанским движением в Крыму. Был создан Крымский штаб, который возглавил первый секретарь Крымского обкома ВКП(б) В. С. Булатов{История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1. М., 1970, стр. 482, 483; Крым в Великой Отечественной войне Советского Союза. 1941—1945 гг., стр. 165.}. Благодаря помощи Советского командования, Крымский обком партии и Крымский штаб партизанского движения организовали регулярное снабжение партизан оружием, боеприпасами, подрывной техникой, обмундированием, медикаментами и продовольствием. Партизанское движение принимало широкий размах. Только в ночь на 10 сентября 1943 года произведены диверсии на многих участках железной дороги — от Феодосии до Джанкоя и от Джанкоя до Севастополя. Железнодорожная магистраль, связывавшая донбасскую и кубанскую группировки противника, вышла из строя на 5 суток. Партизаны совершали нападения на вражеские гарнизоны в Бахчисарае, в Зуе, Старом Крыму и др.{Очерки по истории Крыма, ч. 4, стр. 62, 63.}. Фашисты стремились во что бы то ни стало уничтожить партизан. В конце ноября 1943 года, выполняя приказ генерала Йенеке, гитлеровцы при участии 152-го добровольческого татарского батальона провели экспедицию против мирного населения. Каратели врывались в предгорные села — Саблы (Партизаны), Бешуй и др., хватали всех подряд — женщин, детей, стариков, многих убивали, других бросали в концлагерь. Но план оккупантов разгромить партизан провалился. В начале 1944 года на полуострове действовали уже семь партизанских бригад. Позднее они были объединены в три соединения: Северное (командир П. Р. Ямпольский), Южное (командир М. А. Македонский) и Восточное (командир В. С. Кузнецов). В период решающих боев Красной Армии за освобождение Крыма, партизаны спустились с гор и способствовали быстрому продвижению советских частей.

Всего с ноября 1941 года по апрель 1944 года партизанские отряды провели 252 боя с фашистами, совершили 1632 боевые операции и диверсии. Они истребили /51/около 30 тыс. фашистов, взорвали 79 воинских эшелонов, разрушили 3 железнодорожные станции, 52 шоссейных и 3 железнодорожных моста, уничтожили и повредили 13 танков, 3 бронемашины, 211 орудий, 1940 автомобилей{Крым в период Великой Отечественной войны. 1941—1945 гг. Сборник документов и материалов, стр. 342, 343.}. В партизанском движении участвовало свыше 11 700 человек.

Более 3 тыс. крымских партизан за героизм в борьбе с врагом были отмечены правительственными наградами. Орденами и медалями награждены также многие участники крымского подполья. Звание Героя Советского Союза присвоено посмертно В. Д. Ревякину, орденом Ленина награждены В. И. Бабий, А. А. Волошинова (посмертно), В. К. Ефремов (посмертно), А. Н. Косухин, Н. М. Листовничая (посмертно), П. Д. Сильников (посмертно), Н. И. Терещенко (посмертно).

Массовое сопротивление жителей Крыма гитлеровским оккупантам являлось составной частью всенародной борьбы против фашистов, развернувшейся под руководством Коммунистической партии на временно оккупированной территории.

После победы в Сталинградской битве, послужившей началом коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны, советские войска перешли в наступление по всему фронту. Попытка немецко-фашистской армии развернуть в июле 1943 года наступательную операцию в районе Курска и Белгорода завершилась ее сокрушительным разгромом в Курской битве. Продолжая наступление, советские войска осенью 1943 года вышли на подступы к Крыму. Войска 4-го Украинского фронта под командованием генерала армии Ф. И. Толбухина во второй половине октября 1943 года освободили Мелитополь и вышли к Перекопу, Сивашу и Геническу. В Крыму была блокирована 17-я немецко-фашистская армия.



Советские бойцы форсируют Сиваш. Апрель 1944 г.



Советские бойцы форсируют Сиваш. Апрель 1944 г.



Заседание Военного Совета 4-го Украинского фронта. Справа налево: Ф. И. Толбухин, Н. Е. Субботин, С. С. Бирюзов, Т. Т. Хрюкин. Апрель 1944 г.

В первых числах ноября передовые части 19-го танкового корпуса захватили плацдарм южнее Турецкого вала на Перекопском перешейке, а 10-й стрелковый корпус 51-й армии — на южном берегу Сиваша. В захвате плацдарма на южном берегу Сиваша большая заслуга принадлежит 346-й стрелковой дивизии генерал-майора Д. И. Станкевского. Она первой преодолела Сиваш вброд и, удерживая плацдарм, обеспечила переправу остальных дивизий 10-го стрелкового корпуса. Одновременно войска Северо-Кавказского фронта под командованием генерала И. Е. Петрова 1 ноября 1943 года начали десантную операцию на Керченском полуострове. Первым в районе Эльтигена высадился десантный отряд 18-й армии, которой командовал генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе, а начальником политотдела был полковник Л. И. Брежнев, в составе 318-й стрелковой дивизии полковника В. Ф. Гладкова, и 386-го батальона морской пехоты под командованием капитана Н. А. Белякова. Десантники проявили огромное мужество и героизм. 36 дней и ночей продолжались здесь кровопролитные бои. Овладев плацдармом, десантники отражали одну за другой атаки врага. Они приковали к себе большие силы противника и тем самым содействовали высадке на Керченском полуострове крупных воинских соединений. 3 ноября северо-восточнее Керчи на участке Еникале—Маяк начала высадку 56-я армия. К 20 ноября она /52/захватила значительный плацдарм севернее и северо-западнее Керчи.

В течение зимы 1944 года войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии вели непрерывные бои за расширение захваченных плацдармов. Эти плацдармы сыграли важную роль при освобождении Крыма от немецко-фашистских захватчиков.

Гитлеровское командование стремилось любой ценой удержать Крым в своих руках, рассчитывая сковать здесь значительные силы советских войск, не дать возможности использовать их на других участках фронта.

В северной части Крыма против 4-го Украинского фронта и на Керченском полуострове против Отдельной Приморской армии, а также в районе Севастополя враг создал мощную глубоко эшелонированную оборону. В составе гитлеровской 17-й армии имелось 12 дивизий, значительное количество отдельных пехотных, артиллерийских, танковых, инженерных частей усиления. Общая численность вражеских войск на полуострове превышала 195 тыс. солдат и офицеров{Українська РСР у Великій Вітчизняній війні Радянського Союзу 1941—1945 рр., т. 3. К., 1969, стр. 41.}.



Представители Ставки Верховного Главнокомандования К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский среди командиров соединений 4-го Украинского фронта. Апрель 1944 г.



Летчики 8-й воздушной армии, отличившиеся в боях за освобождение Крыма: И. П. Андреев, В. В. Чепуренко.

В Крымской наступательной операции, начавшейся весной 1944 года, участвовали соединения 4-го Украинского фронта (командующий генерал армии Ф. И. Толбухин): 2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Г. Ф. Захарова, 51-я армия генерал-лейтенанта Я. Г. Крейзера, летчики прославленной 8-ой воздушной армии генерал-лейтенанта авиации Т. Т. Хрюкина, 19-й танковый корпус генерал-лейтенанта И. Д. Васильева, Отдельная Приморская армия, которой командовал генерал армии А. И. Еременко, 4-я воздушная армия генерал-полковника авиации К. А. Вершинина, Черноморский флот под командованием адмирала Ф. С. Октябрьского и Азовская военная флотилия, которой командовал контр-адмирал С. Г. Горшков. Координацию действий войск осуществляли представители Ставки Верховного Главнокомандования Маршалы Советского Союза К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Советские войска насчитывали около 470 тыс. солдат и офицеров. Они имели 5932 орудия и миномета (не считая реактивных и 50-миллиметровых минометов), 772 зенитных орудия, 559 танков и самоходно-артиллерийских установок. Их поддерживали 1250 самолетов{История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг., т. 4. М., 1962, стр. 89.}.

Численное превосходство в живой силе и технике, а также в морских силах создало условия для быстрого освобождения Крыма. 8 апреля 1944 года части 2-й гвардейской и 51-й армий перешли в наступление. Уже на второй день 2-я гвардейская армия, прорвав Перекопские укрепления, овладела Армянском. Умело управляли своими подразделениями в этих боях командир роты лейтенант П. Г. Карелин, парторг роты лейтенант Р. К. Акопян и командир батальона капитан М. М. Бакиров — все из 9-го гвардейского стрелкового полка 3-й гвардейской стрелковой дивизии. В боях за Армянск они за сорок минут заняли четыре траншеи, преодолели противотанковый ров, пять рядов проволочных заграждений, многочисленные минные поля и ворвались в поселок, уничтожив до 200 гитлеровцев, 4 миномета и самоходную пушку, 3 дзота, 7 пулеметов. М. М. Бакирову, П. Г. Карелину (посмертно) в Р. К. Акопяну было присвоено звание Героя Советского Союза.



Летчики 8-й воздушной армии, отличившиеся в боях за освобождение Крыма: И. П. Гончаров, Г. С. Шупик, Е. М. Ежов, В. Ф. Казаков.

Сложную задачу выполнял 2-й стрелковый батальон 1271-го стрелкового полка, которым командовал капитан Ф. Д. Дибров. Батальону предстояло форсировать Перекопский залив и, высадившись десантом в районе Деде, в тылу перекопской группировки врага, содействовать наступлению 13-го гвардейского стрелкового корпуса. Против батальона были брошены 13 фашистских танков с автоматчиками. В ожесточенном бою гвардейцы отбили эту атаку — противник был вынужден спешно отойти к Ишуньским позициям. За проявленную отвагу весь личный состав ба-/53/тальона был отмечен правительственными наградами, а его командир Ф. Д. Дибров удостоен звания Героя Советского Союза{В наступлении гвардия. Очерк о боевом пути 2-й гвардейской армии. М., 1971, стр. 192—194, 196.}. В этот же день 51-я армия, наступавшая с плацдарма южнее Сиваша, на своем левом фланге прорвала первую полосу обороны врага. Первой прорвалась на побережье и атаковала опорный пункт в селении Асс-Нейман (Днестровка) рота старшего лейтенанта И. Ф. Тахтарова. Мужественный командир трижды был ранен, но продолжал руководить боем, пока не потерял сознание. На помощь пришла соседняя рота, но пулеметный огонь препятствовал продвижению. Атака могла сорваться. И в этот ответственный момент к дзоту бросился лейтенант В. П. Калинин. Превозмогая боль от раны, полученной при форсировании озера, он метнул гранату в дзот, а затем, прорвавшись к амбразуре, своим телом закрыл ее. Рота овладела высотой. В. П. Калинину Президиум Верховного Совета Союза ССР присвоил посмертно звание Героя Советского Союза. Этой высокой награды были удостоены также старший лейтенант И. Ф. Тахтаров и подполковник М. П. Сыдько. В ночь на 11 апреля 1944 года на Керченском полуострове перешла в наступление Отдельная Приморская армия, а утром того же дня была освобождена Керчь. В освобождении Крыма большую роль сыграл Черноморский флот. Боевые корабли и авиация нанесли противнику значительный материальный урон, перекрыли морской путь из Крыма к портам Румынии.

Высокое мастерство и безграничную храбрость проявили в этих боях летчики 8-й воздушной армии, Герои Советского Союза А. В. Алелюхин, Амет-Хан Султан, П. Я. Головачев, А. Н. Карасев, В. Д. Лавриненков, А. А. Морозов, Б. А. Сиднев и другие.

С 8 по 18 апреля весь Крым, за исключением Севастополя, был очищен от немецко-фашистских войск. Тысячи бойцов и командиров отличились при штурме Севастопольских укреплений 5—9 мая 1944 года. Девяти воинам 263-й Сивашской стрелковой дивизии за отвагу в боях при освобождении Севастополя было присвоено звание Героя Советского Союза, из них 7 — из 997-го стрелкового полка, которым командовал майор П. Л. Рогалев. Высокое звание Героя Советского Союза в этом полку получили сержанты С. Б. Погодаев, И. П. Нечаев, Ф. И. Матвеев, младший сержант А. А. Удодов, рядовые И. В. Ходырев и М. И. Буряк и командир полка майор П. Л. Рогалев. 9 мая освобожден город Севастополь, а 12 мая на мысе Херсонес завершен полный разгром вражеской армии в Крыму.



Командир авиаэскадрильи дважды Герой Советского Союза В. Д. Лавриненков, отличившийся в боях за освобождение Крыма.

Бои за освобождение Крыма, в которых ярко проявилось превосходство советской военной стратегии над гитлеровской военной доктриной, вошли героическими страницами в историю Великой Отечественной войны. В течение 35 суток здесь были разгромлены 12 вражеских дивизий и большое количество отдельных частей. В воздушных боях и на аэродромах с ноября 1943 по 12 мая 1944 года уничтожено и повреждено до 1000 вра-/54/жеских самолетов, в море потоплено около 190 кораблей и различных судов противника. После освобождения Крыма советскими войсками враг был лишен важного стратегического плацдарма на Черном море.



Дважды Герои Советского Союза, уроженцы Крыма И. Д. Папанин, Амет-Хан Султан.

Родина высоко оценила бессмертный подвиг советских воинов — представителей всех братских народов СССР. Многие из них, освобождая Крым от немецко-фашистских захватчиков, героически погибли. Тысячи офицеров, сержантов, солдат и матросов были награждены орденами и медалями. Воины более 30 национальностей удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Первыми кавалерами орденов Ушакова и Нахимова стали контр-адмиралы П. И. Болтунов и С. Г. Горшков, генералы В. В. Ермаченков и П. А. Моргунов. Высокими правительственными наградами отмечены 56 соединений и частей Красной Армии, в т. ч. 41 — орденом Красного Знамени, 10 — орденом Суворова и 5 — орденом Красной Звезды. Многим частям присвоены наименования «Перекопских», «Сивашских», «Симферопольских», «Севастопольских», «Керченских», «Феодосийских», «Ялтинских». В славную плеяду городов-героев нашей страны вошли два города области — Севастополь и Керчь. В этих наградах — высокая оценка Родиной ратных подвигов советских воинов — непосредственных участников боев на Крымском полуострове, мужественных подвигов всех тружеников этих городов. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев в речи на торжественном заседании Новороссийского городского комитета партии и городского Совета депутатов трудящихся, посвященном вручению городу-герою Новороссийску ордена Ленина и медали «Золотая Звезда», подчеркивал, что города-герои «составляют нашу гордость и славу, олицетворяют богатырский подвиг советского народа, разгромившего немецко-фашистских захватчиков, отстоявшего честь и независимость социалистической Родины».

Гитлеровцы и их пособники — татарские буржуазные националисты нанесли Крыму огромный урон, по-варварски опустошили этот цветущий край. Были уничтожены 127 населенных пунктов, в руины превращены Керчь, Севастополь и другие города, разрушены более 300 промышленных предприятий, в т. ч. металлургический завод им. Войкова в Керчи, Камыш-Бурунский железорудный комбинат, Керченская и Феодосийская табачные фабрики, 17 570 зданий хозяйственного назначения, 22 917 жилых домов. Фашисты разграбили и сожгли 15 музеев, 590 клубов, 393 больницы и амбулатории, 315 детских учреждений. Они вырубили многие прекрасные парки на Южном берегу Крыма. За годы оккупации было уничтожено 9597 га садов и виноградников, вывезено в Германию свыше 127 тыс. голов крупного рогатого скота, 86,4 тыс. свиней, 898,6 тыс. овец и коз. Общий материальный ущерб, причиненный хозяйству Крыма, составил более 20 млрд. рублей (в ценах 1945 года).



Перенесение останков погибших от рук немецко-фашистских оккупантов и татарских буржуазных националистов в Дубках. 1972 г.

Почти наполовину за годы войны сократилось население Крыма. Многие его жители погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Свыше 85 тыс. человек были угнаны в Германию{Крым в период Великой Отечественной войны. 1941—1945. Сборник документов и материалов, стр. 207.}. 90 тыс. расстреляны и замучены немецко-фашистскими варварами. Особенно зверствовали гитлеровские палачи и их приспешники при отступлении с территории Крымского полуострова. Сжигая дотла целые населенные пункты, они истребляли и мирных жителей. Ужасающую расправу фашистские инквизиторы учинили над узниками концлагеря на хуторе совхоза «Красный» осенью 1943 года, когда части Красной Армии подошли к Перекопу. В это время в лагере было умерщвлено около 2 тыс. человек. Людей группами подводили к ямам и расстреливали в висок или в затылок — нагромождались страшные штабеля человеческих тел и только верхний слой замученных был присыпан землей. Чтобы замести следы своих злодеяний, фашистские палачи устроили специальную площадку в 240 кв. метров для сжигания трупов. Их обливали смолой и керосином и поджигали. Городская комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков установила, что 2 ноября 1943 года из симферопольского концлагеря было вывезено и сожжено за городом 1200 человек. В Дубках обнаружено более двадцати ям, наполненных трупами. Только в четырех из них находилось 415 тел{Крымский облгосархив, ф. Р-1289, оп. 1, л. 12, лл. 3—6.}. В уничтожении советских людей принимали участие татарские буржуазные националисты, в годы временной немецко-фашистской оккупации активно сотрудничавшие с гитлеровцами{Весной 1944 года, после освобождения Крыма от фашистских захватчиков, в условиях продолжавшейся войны татары, проживавшие в Крыму, переселены в другие районы страны. Факты активного сотрудничества с немецкими захватчиками определенной части татар были необоснованно отнесены ко всему татарскому населению Крыма. Эти обвинения сняты Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года. Татары, ранее проживавшие в Крыму, укоренились на территории Узбекской ССР и других союзных республик, они пользуются всеми правами советских граждан с учетом их национальных особенностей и интересов, принимают участие в общественно-политической жизни.}./55/



Женщины — Герои Советского Союза, уроженки Крыма М. К. Байда, В. Л. Велик, М. В. Октябрьская.

В сентябре 1970 года в Дубках обнаружены новые, ранее неизвестные места массового уничтожения советских людей — еще 98 ям, в которых были найдены останки более 3 тыс. убитых и замученных. В июне—июле 1972 года в Симферополе проходил открытый процесс над палачами из 152-го татарского батальона СД, который в годы войны находился на службе у гитлеровских оккупантов. Преступники понесли заслуженную кару{Газ. «Крымская правда», 30 мая — 12 июля 1972 г.}.

С первых же дней после изгнания из Крыма гитлеровских оккупантов началось восстановление его экономики и культуры. Восстановительные работы на всех участках возглавили партийные организации: обком, горкомы и райкомы партии, первичные организации. В июне 1944 года они объединяли 8701 коммуниста{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 1893, л. 3.}. В городах, районах, поселках и селах Крыма возобновили работу Советы депутатов трудящихся. В апреле и мае на территории Крыма уже действовали 13 городских, 35 районных, 13 поселковых, 410 сельских Советов. В течение 1944 года для укрепления районных и сельских Советов было направлено более 100 коммунистов.

Первыми начали восстановительные работы железнодорожники. 24 апреля 1944 года в Симферополь прибыл с севера первый поезд. Одновременно саперы разминировали порты, осуществлялся учет сохранившихся плавучих средств, восстанавливалась ремонтная база. Советское правительство выделяло значительные средства на восстановление промышленных предприятий, сельского хозяйства, городов и сел Крыма. Только на восстановление предприятий союзного значения в Крыму было израсходовано 82 млн. рублей{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 3, д. 530, л. 6.}.

Большую помощь жителям Крыма оказывали трудящиеся всего Советского Союза. Из Москвы, Горького, Саратова, Куйбышева, Ташкента и других городов страны сюда шли продовольственные товары, строительные материалы, машины, оборудование для промышленности и сельского хозяйства. Рабочие и крестьяне Дагестана по почину колхозника Магомета Абакарова из аула Караша Лакского района собрали и направили в Севастополь 13 вагонов продуктов, скота, медикаментов и 5 млн. рублей{Добрые руки друзей. Симферополь, 1972, стр. 41.}.

Из других районов страны в Крым прибыло около 2,5 тыс. специалистов{М. М. Максименко. Местные Советы Крыма в послевоенный период. 1945—1958. К., 1972, стр. 34.}, в т. ч. 182 инженерно-технических работника, 86 агрономов, 103 ветврача и зоотехника, 650 механизаторов.

Чтобы обеспечить топливом промышленные предприятия, принимались срочные меры к восстановлению Бешуйских угольных копей. В сентябре 1944 года на-гора были выданы первые десятки тонн угля. Уже через месяц после освобождения Крыма возобновились работы на 104 восстановленных предприятиях. В течение года предприятия консервной промышленности произвели 8 млн. банок фруктовых и овощных консервов, а винодельческие заводы выпустили 3 млн. литров вина. В октябре дал первую продукцию Симферопольский завод им. Куйбышева. Развернулись работы по восстановлению Сакского и Красноперекопского химических заводов.

В первые же месяцы после освобождения полуострова было заново создано 920 колхозов, 102 совхоза и 47 МТС. Не хватало сельскохозяйственных машин и орудий, мало было рабочих рук. И все же весной 1944 года засеяно 112,5 тыс. га зерновых. Активно включались в восстановление народного хозяйства прибывшие в Крым из других районов страны переселенцы. Уже к концу 1944 года сюда приехало свыше 17 тыс. семей — около 65 тыс. человек из других областей Российской Федерации и УССР.



Группа Героев Советского Союза — участников освобождения Крыма и Севастополя в день празднования 25-й годовщины освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков. Севастополь, май 1969 г.

Организованно и в срок собрав урожай 1944 года, труженики крымских сел создали необходимые предпосылки для быстрейшего восстановления сельскохозяйственного производства. Были засыпаны семенные фонды, выполнены хлебопоставки, для Красной Армии сдано сверх плана 184 тыс. пудов хлеба{Газ. «Красный Крым», 4 марта 1945 г.}. Колхозники, кроме денег, получили в среднем по килограмму зерна на трудодень. За самоотверженный труд на уборке урожая 58 передовиков сельского хозяйства области /56/были награждены орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени{Крымский облгосархив, ф. Р-652, оп. 25, д. 70, л. 9.}.

В 1945 году колхозы и совхозы засеяли зерновыми 373,7 тыс. га, восстановили 18 тыс. га орошаемых земель. Развернулись работы по возрождению садов и виноградников. Несмотря на трудности военного времени. Советское правительство выделило для МТС Крыма 400 новых тракторов, 800 комбайнов, много другой сельскохозяйственной техники.

Трудящиеся Крыма оказывали посильную помощь Красной Армии, громившей врага. В ее фонд добровольно сдавались сельскохозяйственные продукты. Успешно прошел сбор средств на строительство танковой колонны «Героический Севастополь». На 55 млн. руб. приобрели трудящиеся области облигаций Третьего военного займа.

На восстановлении городов и сел самоотверженно трудилось все население. По почину Александры Черкасовой — бригадира сталинградской бригады строителей— повсеместно создавались добровольные черкасовские бригады из жителей городов и сел, которые во внеурочное время трудились на их восстановлении. В 1944—1945 гг. в Крыму работало 885 таких бригад. В них участвовало 21 245 человек.

В течение 1944—1945 гг. трудящиеся Крыма отремонтировали 381,3 тыс. кв. метров и построили 126,6 тыс. кв. метров жилой площади, восстановили 173 школы, 27 детских учреждений, 14 гостиниц. Наладили работу 216 промышленных предприятий и многие культурно-бытовые учреждения{М. М. Максименко. Местные Советы Крыма в послевоенный период. 1945—1958, стр. 39.}.

В обстановке приближающейся победы над фашистской Германией 4—11 февраля 1945 года в Ливадии, близ Ялты, состоялась Крымская (Ялтинская) конференция руководителей трех союзных держав — Председателя СНК СССР И. В. Сталина, президента США Ф.-Д. Рузвельта, премьер-министра Великобритании У. Черчилля. Принятые конференцией решения способствовали мобилизации всех сил антигитлеровской коалиции для окончательного удара по фашистской Германии. Конференция определила основные принципы политики союзных держав в послевоенный период. 9 мая 1945 года Великая Отечественная война советского народа за свободу и независимость своей Родины, за освобождение народов Европы от фашистского рабства увенчалась победой. В эту победу свой вклад внесли и трудящиеся Крыма. Тысячи их удостоены правительственных наград. Более 60 присвоено звание Героя Советского Союза, среди них М. К. Байда, В. А. Бочковский, А. В. Гладков, Н. Д. Кудря, А. Д. Мирошниченко, А. Решидов, И. Ф. Рыбалко, С. Сеитвелиев, Ф. Ф. Степанов, А. Тейфук и многие другие. Летчик Амет-Хан Султан (1920—1971) удостоен этого высокого звания дважды.

В июне 1945 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Крымская АССР преобразована в Крымскую область. Советское государство ассигновало области крупные средства, сумма их за четвертую пятилетку составила 2886 млн. руб. и превысила капитальные вложения за все годы предвоенных пятилеток{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 3, д. 2645, л. 22.}, что позволило в больших масштабах развернуть восстановительные работы.

Важное значение для восстановления экономики и культуры Крыма имели рост партийных рядов, усиление партийного влияния на трудящихся. В 1946 году в области действовали 1101 партийная организация, объединявшая 21 489 коммунистов активно включившихся в восстановление разрушенных фабрик и заводов, колхозов и совхозов./57/



Заседание руководителей трех союзных держав на Крымской (Ялтинской) конференции. Февраль 1945 г.

В феврале 1948тода состоялась XXII областная партийная конференция, где были подведены первые итоги восстановления народного хозяйства Крыма. Заслушав доклад первого секретаря обкома партии Н. В. Соловьева, конференция наметила конкретные меры по выполнению задач четвертого пятилетнего плана восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства. Большая роль в мобилизации тружеников городов и сел на ликвидацию тяжелых последствий гитлеровской оккупации принадлежала Советам депутатов трудящихся, которые укреплялись опытными кадрами. Во время выборов, состоявшихся в конце 1947 года, в местные Советы области избрано 6574 депутата из числа передовых рабочих, колхозников, представителей интеллигенции{М. М. Максименко. Местные Советы Крыма в послевоенный период. 1945—1958, стр. 19.}. В числе их было более 1300 коммунистов.

За 1944—1947 гг. на капитальное строительство в области израсходовано 1037 млн. рублей{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 2824, л. 11.}. К началу 1948 года здесь восстановлено и введено в действие 459 предприятий.

Опираясь на всестороннюю помощь ЦК ВКП(б) и Советского правительства, всех народов страны, партийные и советские органы области уделяли первостепенное внимание восстановлению тяжелой промышленности. На базе Керченского железорудного месторождения заново создавался Камыш-Бурунский железорудный комбинат — важнейший объект четвертой пятилетки в Крыму. Уже в 1949 году на Камыш-Буруне сданы в эксплуатацию центральные механические мастерские, были пущены многоковшовые экскаваторы, начали давать продукцию несколько секций обогатительной фабрики. На комбинат пришли демобилизованные воины, которые работали на нем в годы довоенных пятилеток. С большим подъемом трудились они на строительстве комбината. Братья Федор и Егор Рыжих, которые к 7 ноября 1950 года выполнили более чем по 10 годовых норм, стали инициаторами движения за досрочное выполнение пятилетнего задания.

Самоотверженно трудились рабочие и других крымских предприятий. В 1947 году стал в строй действующих Балаклавский рудник по производству флюсовых известняков. Рудник был не просто восстановлен, а коренным образом реконструирован. Возрождались машиностроительные заводы в Симферополе, Керчи, Феодосии, Севастополе. Ширилось движение новаторов, тесно связанное с борьбой за технический прогресс. В массовую борьбу за уменьшение норм расходования материалов, электроэнергии, за усовершенствование технологии производства вылилось соревнование за отказ от государственных дотаций и получение сверхплановых накоплений. Горячо поддержав почин помощника мастера Краснохолмского камвольного комбината А. Чутких, рабочие многих крымских предприятий включились в движение за организацию бригад отличного качества продукции. В 1950 году выпуск валовой продукции по металлообработке и машиностроению превысил довоенный уровень. Стали в строй Севастопольские ГРЭС-1 и ГРЭС-2 и Камыш-Бурунские электростанции. Высоковольтная линия соединила Севастополь с Симферополем, Ялтой и другими городами Крыма. Промышленность получала электроэнергии больше, чем в довоенное время{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Симферополь, 1957, стр. 26.}. На базе крупных сырьевых запасов были также восстановлены и построены кирпично-черепичные заводы в Керчи, Феодосии, Балаклаве, известковые — в Севастополе, Багерово, Феодосии, гипсовый — в Керчи. Объем производства строительных материалов в области за пятилетку /58/вырос в 12 раз. Расширился также объем и ассортимент продукции консервной и винодельческой промышленности.

Много внимания уделялось восстановлению транспорта. Увеличилась по сравнению с довоенной протяженность железных и шоссейных дорог, в 1950 году закончилось строительство автодороги Москва—Симферополь.

В 1948 году на железнодорожном транспорте началось движение пятисотников и тяжеловесников: машинисты-коммунисты М. Г. Щепалов и Н. Е. Прокопенко первыми в области повели тяжеловесные поезда. Среди крымских шоферов зародилось движение за пробег автомашин по 100 тыс. км без капитального ремонта. К 1950 году более 600 водителей провели свои автомашины без капитального ремонта по 100 и более тыс. км. Шофер Феодосийской автоколонны В. Л. Савкин добился наилучших результатов — его машина без капитального ремонта прошла 330 тыс. км. За коренные усовершенствования методов эксплуатации автомобиля В. Л. Савкину присуждена Государственная премия.

Очень трудными были задачи возрождения разоренного войной сельского хозяйства Крыма. Главными причинами отставания сельского хозяйства в первые послевоенные годы были колоссальный урон, нанесенный немецко-фашистскими захватчиками, а также неурожай 1946, 1947 и 1950 годов. В 1946—1950 гг. Советское правительство выделило для колхозов и совхозов области более 4 тыс. тракторов, 1536 комбайнов, большое количество автомашин, сеялок, культиваторов и др. техники. Это позволило к концу четвертой пятилетки на 85—87 проц. механизировать полевые работы по возделыванию и уборке зерновых, создать условия для борьбы за устойчивые урожаи. В сельскохозяйственное производство области включилось новое значительное пополнение, сыгравшее заметную роль в его подъеме. Только в течение 1950—1954 гг. в Крым переселились около 14 тыс. семей — более 57 тыс. человек из Курской, Воронежской, Рязанской, Сумской и др. областей страны.



Симферопольцы на расчистке развалин гостиницы «Европейская». 1946 г.

После неурожайных годов труженики сельского хозяйства вырастили в 1948 году богатый урожай зерновых и фруктов. Область в числе первых выполнила план хлебозаготовок и в два раза перевыполнила планы продажи государству фруктов и винограда. 328 колхозников и рабочих совхозов в эти годы были отмечены правительственными наградами. 8 передовиков удостоены звания Героя Социалистического Труда, среди цих звеньевые совхоза «Коктебель» М. Л. Брынцева и А. В. Пикова. 15 тружеников села награждены орденом Ленина, 33 — орденом Трудового Красного Знамени.

Но полностью задачи восстановления сельского хозяйства Крыма к концу четвертой пятилетки не были еще решены: посевные площади составляли 89,3 проц. довоенных, не был достигнут довоенный уровень сбора зерновых, винограда и табака, меньше, чем до войны, производилось животноводческой продукции. В колхозах и совхозах все еще не хватало рабочих рук, а сельскохозяйственная техника использовалась недостаточно.

Одной из важнейших задач партийных организаций и местных Советов в первые послевоенные годы было усиление темпов восстановления и строительства жилых домов, коммунально-бытовых предприятий, больниц, школ, учреждений культуры. Широкое развитие в области получило соревнование за благоустройство городов и сел, проходившее под лозунгом: «Переселить все семьи из землянок и подвальных помещений». Уже в 1946—1950 гг. в Симферополе, Феодосии, Ялте и Евпатории полностью восстановлены жилищный фонд, канализация, водопровод, культурно-бытовые учреждения. В области было восстановлено и построено 882,4 тыс. кв. метров жилой площади{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Симферополь, 1957, стр. 26, 44, 143.}.

Вся страна поднимала из руин город-герой Севастополь. Непрерывным потоком шли сюда эшелоны со строительными материалами, машинами, механизмами, технологическим оборудованием, ехали тысячи строителей-добровольцев. Только с декабря 1948 по март 1949 года в город приехало более 6 тыс. строителей из 48 областей союзных республик{Севастопольский горгосархив, ф. Р-182, д. 160, лл. 1—14.}. Значительную помощь оказывали ЦК КПСС, Советское правительство и в возрождении города-героя Керчи. За послевоенные годы в восстановление и развитие города вложено свыше 1 млрд. рублей.

В октябре 1946 года Советское правительство приняло специальное постановление «О мерах по восстановлению курортов Крыма». К концу пятилетки приступили к работе большинство санаториев и домов отдыха, в которых насчитывалось 18 419 мест{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1967, стр. 168.}.

Восстанавливались больничная сеть, школы. Обязательное семилетнее обучение стало осуществляться не только в городах, но и в сельской местности. В 1944 /59/году возобновили свою деятельность медицинский, педагогический и сельскохозяйственный институты, 14 техникумов, а к концу четвертой пятилетки начали работать еще 10 техникумов. В институтах и техникумах области обучалось 8852 человека. В 1946 году открылась областная партийная школа. Была восстановлена сеть клубов, домов культуры, библиотек и кинотеатров.

Больших успехов в развитии экономики и культуры Крым достиг в 1952—1973 гг. В эти годы непрерывно совершенствовалась организация производства, укреплялась материальная база промышленности и сельского хозяйства, широко распространялись передовые методы труда. К 1952 году промышленное производство в области превысило уровень 1940 года на 16 проц.{Н. К. Кириченко. Второй орден на знамени Крыма. Симферополь, 1972, стр. 4.}. Довоенного уровня в 1951—1952 гг. достигли посевные площади в колхозах и совхозах, которые впервые за послевоенные годы выполнили план урожайности по зерновым культурам и сдали государству на 18 млн. пудов хлеба больше, чем в 1950 году.

В 1954 году в дни всенародного праздника — 300-летия воссоединения Украины с Россией Президиум Верховного Совета СССР, учитывая общность экономики, территориальную близость, тесные хозяйственные и культурные связи Крымской области и Украинской ССР, принял решение о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской Советской Социалистической Республики.

Этот исторический акт — яркое свидетельство крепнущей братской дружбы народов нашей страны, новых, социалистических взаимоотношений между ними.

Из года в год увеличивались государственные ассигнования на развитие народного хозяйства области. В течение 1952—1973 гг. на капитальное строительство в Крыму выделено 7553 млн. руб.{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Симферополь, 1957, стр. 143; Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1972, стр. 107.}. К 1974 году здесь сооружено около 170 новых крупных предприятий. Среди них сернокислотный комплекс завода двуокиси титана в Армянске, Симферопольский завод пластмасс, Севастопольский судоремонтный завод, Ялтинский рыбокомбинат, Джанкойский консервный завод, Севастопольский рыбоконсервный комбинат и другие.



Добыча и погрузка флюсового известняка. Балаклавское рудоуправление. 1954 г.



Крымский завод двуокиси титана. 1972 г.



Добыча строительного камня в Инкерманском карьере. 1965 г.

В 1953 году достиг проектной мощности и в полтора раза увеличил добычу по сравнению с довоенным временем Камыш-Бурунский железорудный комбинат, который полностью обеспечивает сырьем Ждановский завод «Азовсталь». Значительным предприятием черной металлургии стало Балаклавское рудоуправление, добывающее необходимые в доменном производстве флюсовые известняки. Здесь впервые в СССР было внедрено мокрое обогащение флюсов, что позволило значительно увеличить их выпуск и улучшить качество./60/

Новейшим оборудованием были оснащены Сакский и Красноперекопский химические заводы, Керченский судоремонтный завод, заводы машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности.

Возникла также новая отрасль промышленности — цементная: в Бахчисарае построили завод, который выпускает цемент самых высоких марок. Вступивший в 1965 году в строй Симферопольский завод телевизоров освоил выпуск телевизора «Крым», который в 1972 году получил Государственный знак качества.

Металлообрабатывающие и машиностроительные заводы области производят машины и детали к ним для сельского хозяйства, морского, автомобильного и железнодорожного транспорта, предприятий пищевой и легкой промышленности. Продукция Сакского и Красноперекопского химических заводов направляется предприятиям сталеплавильной, горнорудной, текстильной, бумажной промышленности.

С каждым годом увеличивались темпы развития промышленности. Ежегодный прирост ее продукции составляет 12—15 проц. В 1970 году объем валовой продукции вырос по сравнению с довоенным уровнем более чем в 10 раз. В 29 раз за 1952—1970 гг. увеличилась продукция химической промышленности, которая вывозится более чем в 600 городов нашей страны, экспортируется в 24 зарубежные государства. Значительных успехов достигла ведущая отрасль промышленности — пищевая. Крым стал настоящей областью виноделия. По народнохозяйственному плану страны из года в год увеличивается производство вин и виноматериалов. В 1970 году было произведено вина в 35 раз больше, чем в 1952 году. Только заводы комбината «Массандра» выпускают почти половину всех марочных десертных вин, производимых в стране. Значительный удельный вес в производстве вин принадлежит новому севастопольскому винкомбинату «Золотая балка». 15 лучших образцов крымских вин удостоены Государственного знака качества. На международных конкурсах, проходивших в разных странах в 1955—1970 гг., 48 — получили 173 медали, в т. ч. 112 золотых. Консервная промышленность области в 1970 году дала стране 421 млн. условных банок овощных, рыбных, мясных и фруктовых консервов{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник, стр. 18, 19, 24.}.

С 1960 по 1970 год в 25 раз увеличилась добыча рыбы. Рыбаки Крыма используют не только рыбные запасы Азово-Черноморского бассейна, но ведут промысел в Атлантике и Индийском океане.

Увеличился также выпуск продукции табачной промышленности. В парфюмерной, фармацевтической п пищевой промышленности страны широко используются вырабатываемые в Крыму розовое, лавандовое, шалфейное, ирисовое эфирные масла. В 1970 году выпуск их составил около 70—80 проц. общесоюзного производства. Ныне область производит всей промышленной продукции в 12 раз больше, чем в довоенном 1940 году.

Получили дальнейшее развитие железнодорожный, автомобильный и воздушный транспорт. За 1952—1970 гг. грузооборот железных дорог увеличился почти в 6 раз, а перевозка пассажиров более чем в 4 раза{Газ. «Крымская правда», 11 февраля 1971 г.}. В 1955 году построена железнодорожная паромная переправа через Керченский пролив, на сотни километров сократившая путь между Крымом и Кавказом и намного ускорившая движение грузов и пассажиров. После сооружения в 1970 году электрифицированного участка дороги Мелитополь—Симферополь была завершена электрификация всей линии Ленинград — Москва—Симферополь. А в 1973 году закончена и электрификация участков Симферополь—Севастополь, Остряково—Евпатория.



Погрузка агломерата на Камыш-Бурунском железорудном комбинате. 1971 г.

Более чем в 4 раза с 1952 года вырос в области автопарк и почти в 2 раза увеличилась протяженность дорог с твердым покрытием{Газ. «Крымская правда», 18 декабря 1971 г.}. Была реконструирована дорога между Симферополем и Ялтой, построены междугородные троллейбусные трассы. В 1972 году вступила в строй после коренной реконструкции дорога между Ялтой и Севастополем.

Ежегодно в среднем авиатранспортом перевозится 1550 тыс. пассажиров. Через Симферопольский аэропорт Крым связан авиалиниями почти со всеми областными центрами и крупными городами СССР.

В подъеме всех отраслей промышленности, развитии транспорта важную роль сыграла возросшая трудовая активность рабочих и инженерно-технических работни-/61/ков, нашедшая проявление в широком размахе социалистического соревнования. В ходе соревнования росла производительность труда, множились ряды новаторов производства. В 1958 году производительность труда в промышленности и на транспорте увеличилась против 1955 года на 43 проц. На предприятиях и стройках только в 1958 году было внедрено 5500 рационализаторских предложений, давших экономический эффект более 23 млн. рублей{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 20, д. 1, л. 20.}. В 1960—1973 гг. рационализаторы и изобретатели внесли свыше 250 тыс. рационализаторских предложений, из которых около 176 тыс. внедрено в производство. Экономический эффект от внедрения этих предложений дал крымской промышленности более 136 млн. руб.{Очерки по истории Крыма, ч. 4, стр. 175; газ. «Крымская правда», 11 февраля 1971 г., 1 января 1972 г.; 10 февраля 1973 г., 8 февраля 1974 г.}. Инициаторами движения за коммунистическое отношение к труду в Крыму стали севастополец бригадир штукатуров Н. А. Музыка и симферополец бригадир сборщиков генераторов электромашиностроительного завода В. С. Одесский. В 1972 году высокое звание коллектива коммунистического труда присвоено 45 предприятиям, 7610 бригадам, 3103 цехам, участкам, отделениям. Более 180 тыс. рабочих и служащих удостоены звания ударника коммунистического труда.

Большой опыт по организации социалистического соревнования накопила партийная организация Камыш-Бурунского железорудного комбината, насчитывающая свыше 955 коммунистов. Коллектив этого предприятия не раз был инициатором замечательных патриотических починов. Много внимания уделяют социалистическому соревнованию коммунисты Севастопольского морского завода им. Серго Орджоникидзе, Балаклавского рудоуправления, Симферопольского завода телевизоров, Сакского химзавода и др. предприятий.



Крымские рыбаки на промысле в океане. 1970 г.

Включившись во всенародное социалистическое соревнование за достойную встречу 50-летия Великого Октября, многие предприятия — Камыш-Бурунский железорудный комбинат, Балаклавское рудоуправление, Сакский химический завод и др.— выполнили годовые планы к 7 ноября 1967 года. По итогам социалистического соревнования Крымская область награждена почетным Красным знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС. Этой награды удостоены и семь производственных коллективов, в т. ч. Севастопольский морской завод им. Серго Орджоникидзе, птицефабрика «Южная», управление «Крымканалстроя» и др. Два предприятия награждены памятным Красным знаменем ЦК Компартии Украины, Президиума Верховного Совета, Совета Министров УССР и Укрпрофсовета.

Большую работу по мобилизации трудящихся на успешное выполнение заданий восьмой пятилетки развернула партийная организация области в дни подготовки и празднования 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Благодаря трудовой активности масс восьмой пятилетний план по выпуску валовой продукции промышленность области выполнила досрочно, 3 ноября 1970 года.

Воодушевленные решениями XXIV съезда КПСС, трудящиеся Крыма досрочно выполнили план производства и реализации важнейших видов продукции первого года девятой пятилетки. На 101,2 проц. выполнено задание по производительности труда. Во втором году пятилетки социалистическое соревнование развертывалось под лозунгом достойной встречи 50-летия образования СССР. В июле 1972 года областной комитет партии, облисполком и облпрофсовет, в целях дальнейшего развития социалистического соревнования, приняли решение о проведении в области эстафеты трудовых свершений. Предприятия, колхозы, совхозы, добившиеся высоких показателей, культуры производства, заносились в «Книгу трудовых свершений трудящихся области в честь 50-летия образования СССР». Первыми этой чести были удостоены коллективы симферопольских предприятий: завода пластмасс, ГРЭС им. В. И. Ленина, СМУ-621, фабрики швейной галантереи, завода телевизоров и горплодоовощекомбината. Задания второго года пятилетки промышленность Крыма выполнила на 104 проц. В третьем, решающем, году государственный план по производству и реализации важнейших видов изделий коллективы предприятий области выполнили досрочно, 22 декабря, и реализовали продукции сверх годового задания на 98,6 млн. руб., увеличили производительность труда на 4,7 проц. при обязательстве — 2 проц. На заводах и фабриках внедрено 138 механизированных и автоматических линий.

За три года девятой пятилетки объем промышленного производства в области возрос более чем на 127 млн. /62/ руб., сверх плана реализовано продукции почти на 215 млн. руб., освоен выпуск около 272 видов новых изделий. Значительных успехов добились трудящиеся предприятий рыбной, пищевой, винодельческой, консервной промышленности, машиностроения, строительные тресты. Планы трех лет девятой пятилетки в области досрочно выполнили коллективы 392 предприятий и строек. За три года личные пятилетние планы выполнили 1347 рабочих.



Делегаты XXIV съезда КПСС от Крымской областной партийной организации. 1971 г.

За достигнутые результаты во всесоюзном соревновании в ознаменование 50-летия образования СССР награждены Юбилейным Почетным знаком ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС 20 лучших коллективов предприятий, строек, колхозов, совхозов и организаций, в т. ч. Симферопольский завод им. В. В. Куйбышева, Керченский комбинат хлебопродуктов, Севастопольское рыбопромышленное производственное объединение «Атлантика» и другие.

23 коллектива награждены Юбилейной Почетной грамотой ЦК Компартии Украины, Президиума Верховного Совета УССР, Совета Министров УССР и Укрпрофсовета{Газ. «Крымская правда», 30 декабря 1972 г.}. Среди них Симферопольский завод пластмасс, Керченский стеклотарный завод, комбинат «Крымстрой» и другие. За успехи во Всесоюзном соревновании работников промышленности, строительства и транспорта в 1973 году область награждена Красным знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ.

В послевоенные годы за высокие показатели в труде несколько тысяч рабочих и инженерно-технических работников были награждены орденами и медалями СССР, а 26 присвоено звание Героя Социалистического Труда, в т. ч. старшему агломератчику Камыш-Бурунского железорудного комбината Н. К. Никонову, машинисту экскаватора треста «Керчьметаллургстрой» Б. П. Васильеву, бригадиру бригады штукатуров треста «Севастопольстрой» Н. А. Музыке, машинисту экскаватора Балаклавского рудоуправления Н. И. Семенцу, директору Севастопольского морского завода им. Серго Орджоникидзе С. С. Виноградову, бригадиру Керченского рыбокомбината В. К. Почтарь, машинисту экскаватора «Крымканалстроя» И. Ф. Малышеву и другим.

Социалистический строй, отношения дружбы и братства между народами обеспечили широкие возможности для ускоренного экономического развития области. На строительстве крупных предприятий — Камыш-Бурунского железорудного комбината, Симферопольского завода телевизоров, Крымского завода двуокиси титана и других работали строители со всех концов нашей Родины. Сюда направлялись станки, материалы, оборудование и сырье из многих городов РСФСР, Украины, Латвии, Армении, Грузии, Молдавии и т. д. Завод продовольственного машиностроения им. В. В. Куйбышева получает необходимое сырье, материалы и оборудование почти из ста городов, расположенных в 9 союзных республиках. Предприятия Крыма поставляют оборудование для консервной промышленности РСФСР, Грузии, Молдавии, Узбекистана. Продукция крымских предприятий идет на Сахалин, Камчатку, Чукотку, в Казахстан, Армению и другие районы страны. Только завод им. В. В. Куйбышева свои автоматы и закаточные машины отправляет в тринадцать /63/союзных республик. Во все союзные республики направляется продукция завода пигментной двуокиси титана.

Изделия крымских заводов, как и многих предприятий СССР, экспонировались на международных выставках и ярмарках — в Монреале, Лейпциге, Познани, Будапеште, Брно, Пловдиве.



Панорама бройлерной фабрики совхоза «Красный» Симферопольского района. 1966 г.

Значительное место в общесоюзном экспорте занимают крымские рыбные и овощные консервы, винные изделия, эфирные масла, нефтеналивные и пассажирские суда, корабельные приборы и механизмы, оснастка для рыболовецких судов, машины для пищевой и химической промышленности, строительные и химические материалы{Газ. «Крымская правда», 31 декабря 1971 г.}. 28 крымских предприятий имеют постоянных заказчиков в Венгрии, Болгарии, Польше, Англии, Бельгии, ФРГ, Турции, Финляндии и др. странах. В течение ряда лет многие предприятия области обмениваются опытом с производственными коллективами Бач-Кишкунской области в Венгрии. В августе 1972 года в городе Кечкемете состоялась выставка достижений народного хозяйства и культуры Крыма, посвященная 50-летию образования СССР{Газ. «Крымская правда», 13 августа 1972 г.}.

Непременным условием успешного осуществления задач коммунистического строительства в нашей стране является дальнейшее развитие и укрепление материально-технической базы сельскохозяйственного производства, неуклонное повышение его продуктивности. Важным шагом по пути организационно-хозяйственного укрепления сельхозартелей, создания условий для эффективного использования техники, планирования сельскохозяйственного производства было их укрупнение. В 1950 году в области насчитывалось 959 колхозов{В 1940 году в Крыму насчитывалось 1194 колхоза. Но в послевоенное время некоторая их часть не была восстановлена и земли этих хозяйств переданы совхозам.}, 386 из них имели всего до 400 гектаров земли{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 3, д. 2258, л. 5.}. В 1974 году в Крыму насчитывалось 119 колхозов. Их земельные площади превышали 470 тыс. гектаров.

Ведущее место в развитии сельского хозяйства области занимают 143 совхоза, являющихся образцом передовых методов организации общественного производства, высокой культуры и производительности труда.



Уборка зерновых раздельным способом в колхозе «Путь Ленина». Село Винницкое Симферопольского района. 1971 г.

Советское государство из года в год увеличивает капитальные вложения в сельскохозяйственное производство. Только за 1966—1970 гг. капитальные вложения в сельское хозяйство Крыма достигли почти 900 млн. руб. Осуществлялись меры по укреплению материально-технической базы колхозов и совхозов. Быстро увеличивался парк сельскохозяйственных машин, повышался уровень механизации всех работ. В 1958 году в связи с реорганизацией МТС колхозы Крыма приобрели более 3 тыс. тракторов, свыше 1,2 тыс. комбайнов и другую технику. В последующие годы степень механизации сельского хозяйства выросла в несколько раз. В 1970 году на полях колхозов и совхозов работало более 17,7 тыс. тракторов, около 4 тыс. зерноуборочных комбайнов и свыше 14,6 тыс. грузовых автомашин. За три года девятой пятилетки сельское хозяйство Крыма получило еще дополнительно 4647 тракторов, 1758 зерноуборочных комбайнов и 3434 грузовых автомашины. Рост технической оснащенности сельского хозяйства позволил полностью механизировать вспашку паров и зяби, посев и уборку зерновых культур. Повысился уровень механизации сенокошения и силосования, работ в садоводстве и виноградарстве. Много внимания уделялось созданию в сельском хозяйстве постоянных кадров механизаторов, укреплению колхозов и совхозов специалистами. С 1953 по 1958 год на постоянную работу в села из городов и районных центров области выехало 3040 инженеров, техников, агрономов, зоотехников, ветврачей. Уже в 1970 году в колхозах и совхозах работало свыше 2 тыс. инженеров и техников, более 800 агрономов, около 500 зоотехников, много других специалистов./64/

Для укрепления руководящих колхозных кадров обком партии направил в 1953 году из районных и городских организаций и сельскохозяйственных учреждений 50 человек с высшим образованием, в 1954—1955 гг. в села приехало еще 128 человек, в т. ч. 84 тридцатитысячника.



Мирный взрыв на Перекопе — воды Днепра идут в Крым. 1963 г.

Важным условием подъема сельского хозяйства явилось укрепление партийных организаций на селе. За 1954—1955 гг. число сельских коммунистов возросло более чем на 50 проц. по сравнению с 1950 годом и достигло 9299 человек{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 18, д. 66, л. 18.}, в 1958 году — 13 932 человек{Там же, д. 116, л. 14.}. Партийные организации создавались в каждом колхозе и совхозе — в 1970 году их было 278 и объединяли они 21 тыс. коммунистов{Газ. «Крымская правда», 28 мая 1959 г.}.

Партийные организации, советские и сельскохозяйственные органы проводили большую организаторскую и массово-политическую работу, направленную на более полное использование в каждом хозяйстве внутренних резервов, на всемерное развитие социалистического соревнования. Уже в 1958 году средняя урожайность зерновых в области составила 17,8 цнт с га, а всего было собрано более 1 млн. тонн зерна{Народне господарство Української РСР в 1959 році. Статистичний щорічник. К., 1960, стр. 243, 256.}. В том году государству продано более 370 тыс. тонн хлеба{Газ. «Крымская правда», 28 мая 1959 г.}. Сотни колхозников, работников МТС и совхозов, специалистов сельского хозяйства Крыма за самоотверженный труд были награждены орденами и медалями. 7 из них присвоено звание Героя Социалистического Труда. Виноградари М. А. Брынцева, М. Д. Князева удостоены второй золотой медали «Серп и молот». За большие успехи в развитии сельского хозяйства Крымская область 25 октября 1958 года награждена орденом Ленина.

Первоосновой новых успехов на селе является аграрная политика партии, важнейшие составные звенья которой — дальнейшая концентрация сельскохозяйственного производства, его комплексная механизация, проведение крупных мероприятий по мелиорации земель. За годы восьмой пятилетки валовая продукция сельского хозяйства области увеличилась на 57,7 проц., средняя урожайность зерновых достигла 23,9 цнт, а в 1970 году — 34 цнт с гектара. В юбилейном ленинском году труженики сельского хозяйства собрали около 1,9 млн. тонн хлеба и продали государству 709,3 тыс. тонн, или почти в 2,4 раза больше плана{Народне господарство Української РСР в 1965 році. Статистичний щорічник. К., 1966, стр. 254; Народне господарство Української РСР в 1971 році. Ювілейний статистичний щорічник. К., 1972, стр. 186.}.



Землеройная техника на строительстве Северо-Крымского канала. 1965 г.

Большое внимание уделялось развитию поливного земледелия. 17 октября 1963 года в Крым по Северо-Крымскому каналу пришла днепровская вода. На строительство Северо-Крымского канала с учетом орошаемых земель Советское правительство ассигновало 623 млн. руб. В 1973 году было орошено более 135,4 тыс. га земель степной части полуострова. На поливных землях колхозы и совхозы сеют рис и озимую пшеницу. Крым стал одним из ведущих рисосеющих районов республики. Здесь уже получают по 55—60 цнт риса с гектара.

В течение 1952—1958 гг. в области преодолено длительное отставание животноводства. В 1958 году поголовье рогатого скота в колхозах и совхозах достигло 232,1 тыс. голов, свиней — 222,1 тыс., овец — 786,7 тыс. голов. В 1965 году в полтора раза увеличилось поголовье крупного рогатого скота, в три раза — свиней{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1967, стр. 56, 57.}. Значительно укрепилась кормовая база, повысился среднегодовой удой молока от одной коровы в колхозах и совхозах — до 3 тыс. кг, настриг шерсти на одну овцу — до 3 кг{Газ. «Крымская правда», 13 февраля 1971 г.}.

Во многих колхозах и совхозах Крыма созданы крупные механизированные птицефермы. В 1970 году заготовили 13,8 тыс. тонн мяса птицы, что составило 15,5 проц. всего мяса, проданного государству областью. Широкое развитие получило кролиководство. В 1970 году в области насчитывалось 250 кроликоферм{Н. К. Кириченко. Второй орден на знамени Крыма, стр. 57, 58, 64.}, а в 1971 году государству продано 578 тонн кроличьего мяса. На пленуме Крымского обкома партии в 1956 году утвержден десятилетний (1956—1965 гг.) план развития садоводства и виноградарства в Крыму{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 5, д. 2, л. 20.}, который /65/труженики сельского хозяйства выполнили за 5 лет. О широком размахе работ в этой области свидетельствуют такие данные: за период с 1956 по 1961 год, т. е. за пять лет, площади под садами и виноградниками выросли почти в пять раз больше, чем за предыдущие семьдесят лет{В. Г. Комяхов. Опыт развития садоводства и виноградарства в Крымской области Украинской ССР. М., 1958, стр. 8.}. Уже в 1958 году в колхозах и совхозах области собрано около 100 тыс. тонн фруктов и винограда, из них 80 тыс. тонн было продано государству, а в 1970 году в Крыму собрано 700 тыс. тонн фруктов и винограда{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1972, стр. 52—54.}. Многие хозяйства области взяли курс на развитие пальметтного садоводства и высокоштамбовую формировку виноградных кустов. В 1973 году площади под садами и виноградниками в колхозах и совхозах достигли 163,6 тыс. га. Садоводы и виноградари Крыма собрали в среднем с гектара фруктов по 109,5 цнт и винограда по 64,4 цнт и продали государству 262 тыс. тонн яблок и 489,8 тыс. тонн винограда. На основе интенсификации производства неуклонно повышается товарность и рентабельность всех отраслей сельского хозяйства. Широко внедряются прогрессивные формы хозяйствования: в конце 1970 года завершился переход на денежную оплату труда в колхозах, в строительстве использовалась межколхозная кооперация, во многих хозяйствах организована первичная переработка сельскохозяйственных продуктов, для чего строятся винодельческие и консервные заводы, фабрики по переработке сельскохозяйственных продуктов и т. д. Одним из главнейших условий успешного развития всех отраслей сельскохозяйственного производства является широкое использование достижений науки, передового опыта.

Сельские партийные организации возглавляли социалистическое соревнование между колхозами и совхозами, бригадами и отделениями, фермами и звеньями. Много внимания уделяли они широкой гласности социалистического соревнования колхозников и рабочих совхозов, систематически проверяли выполнение обязательств, оказывали помощь в распространении передовых методов труда.

К 100-летию со дня рождения В. И. Ленина подавляющее большинство хозяйств перевыполнило взятые социалистические обязательства. В декабре 1970 года за успехи в хозяйственном и культурном строительстве, выполнение заданий пятилетнего плана развития сельскохозяйственного производства Президиум Верховсого Совета СССР наградил Крымскую область орденом Трудового Красного Знамени. Высоких правительственных наград удостоены также хозяйства: совхоз «Герои Сиваша» и птицефабрика «Южная» награждены орденом Ленина, колхоз «Украина» Кировского района — орденом Октябрьской Революции.

Как и все советские люди, труженики сельского хозяйства области единодушно одобрили решения XXIV съезда КПСС, девятый пятилетний план, в каждой цифре которого видна забота партии о дальнейшем развитии материально-технической базы коммунизма, о повышении благосостояния народа.

В первый год девятой пятилетки колхозники и рабочие совхозов выполнили план производства и заготовок зерна, мяса, молока, яиц, овощей, шерсти. Валовой сбор зерна составил 1270 тыс. тонн (в среднем 24,5 цнт с га), в т. ч. 101 тыс. тонн риса (в среднем 52 цнт с га). Много сделано по переводу совхозов на полный хозяйственный расчет. На хозрасчете работают более 80 совхозов области или 63 проц. их общего числа.

Включившись в социалистическое соревнование за достойную встречу 50-летия образования СССР, колхозники и рабочие совхозов, несмотря на плохие погодные условия, собрали во втором году девятой пятилетки по 18,8 цнт зерновых с га. Рисоводы области сдали государству около 83 тыс. тонн риса. На заготовительные пункты поступило также около 150 тыс. тонн первосортных яблок и груш.

Широкий размах приобрело соревнование с колхозами, совхозами, сельскими районами других областей УССР и союзных республик. Колхозы Бахчисарайского и Первомайского районов соревнуются с колхозами Азизбекского и Октябрьского районов Армянской ССР, рисоводы Красноперекопского и Раздольненского районов — с рисоводами Кзыл-Ордынской области Казахской ССР, животноводы Белогорского района — с колхозами Литовской и Эстонской ССР и т. д. Это трудовое содружество помогает труженикам села успешно решать задачи развития сельскохозяйственного производства. Важным фактором успешного развития сельского хозяйства области стало социалистическое соревнование трудящихся сел Крыма, Краснодарского края, Николаевской и Херсонской областей, развернувшееся в 1972 году. Соревнуясь с тружениками Краснодарского края, коллективы многих хозяйств изучили передовой опыт кубанцев в возделывании подсолнечника. Крепнут также связи с передовыми рисоводче-/66/скими хозяйствами Ростовской области. В 1973 году работники сельского хозяйства Крыма среди соревнующихся областей получили наиболее высокие урожаи зерновых, овощей, винограда и фруктов, больше всех надоили от каждой коровы молока (2932 кг) и получили от каждой курицы яиц (205 штук), обеспечили самый высокий процент (к годовому плану) продажи государству сельскохозяйственной продукции. В третьем году девятой пятилетки в Крыму собрано 1976,6 тыс. тонн зерна, что значительно выше планового задания. В украинский миллиард внесено 801 тыс. тонн зерна. Сверх плана было продано также много овощей, фруктов, винограда. С этой победой трудящихся области горячо поздравил Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев.

За успехи в развитии зернового хозяйства и животноводства, садоводства и виноградарства орденами и медалями в течение 1952—1973 гг. награждено более 13 тыс. колхозников и рабочих совхозов, в т. ч. орденом Ленина — 437 человек, орденом Октябрьской Революции — 301; 56 человек удостоены высокого звания Героя Социалистического Труда, в т. ч. П. С. Переверзев — председатель колхоза «Россия», М. А. Македонский — директор винсовхоза «Коктебель», И. А. Егудин — председатель колхоза «Дружба народов», Ф. П. Сакун — председатель колхоза им. Войкова, Г. А. Хачирашвили — директор птицефабрики «Южная», В. В. Козина — птичница этой фабрики, Н. Д. Гармаш — чабан совхоза «Раздольненский», Л. И. Вялова — свинарка совхоза «Семисотка», В. С. Саранча — знатный кукурузовод, бригадир совхоза «Таврический», С. Е. Бем — чабан госплемсовхоза «Черноморский», М. Г. Гибалов — комбайнер совхоза «Знамя коммунизма» и другие.

Политическая линия Коммунистической партии и практические меры по подъему всех отраслей народного хозяйства обеспечивают дальнейшее сближение дружественных классов советского общества — рабочих и крестьян. Их сотрудничество и взаимопомощь ярко проявляются в общей борьбе за увеличение производства продуктов земледелия и животноводства.



Крымская область. Экономическая карта

Подъем сельского хозяйства стал кровным делом не только колхозного крестьянства, но и рабочего класса. Одной из наиболее распространенных форм проявления этого является шефство рабочих коллективов над тружениками колхозного села. Шефы принимали активное участие в строительстве жилых домов для колхозников и рабочих совхозов, животноводческих ферм, теплиц, мастерских, трансформаторных подстанций. Ежегодно на уборке фруктов и винограда работают десятки тысяч рабочих и служащих. В 1972 году только с предприятий и учреждений Симферополя выезжало на сельскохозяйственные работы в колхозы и совхозы области более 10 тыс. человек. В общем творческом труде рабочего класса и колхозного крестьянства все более укрепляются их братская дружба, экономические и культурные связи.



Встреча гостей из братских республик на празднике урожая в селе Восход Красногвардейского района. 1972 г.

К концу 1973 года население Крыма по сравнению с довоенным временем увеличилось более чем на 800 тыс. человек. Дружной семьей здесь живут и работают представители около 40 национальностей.

В различных отраслях производства работает около 800 тыс. человек. Самую многочисленную группу трудящихся составляет рабочий класс — основная социально-политическая сила нашего общества. Укрепляя союз с колхозным крестьянством, рабочие крымских предприятий прилагают трудовые усилия для претворения в жизнь планов развития народного хозяйства области.



Село Петровка Красногвардейского района строится. 1970 г.

Большую роль в подъеме народного хозяйства Крыма играют специалисты с высшим и средним образованием. В 1970 году количество их достигло 148,5 тыс. человек или 403 человека на 1000 работающих{Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года, т. 3. М., 1972, стр. 500.}. В 1971 — 1973 гг. в народное хозяйство направлено дополнительно 11 тыс. специалистов с высшим образованием и 19,6 тыс.— со средним. В Симферопольском районе, например, 6 бригадиров из каждых десяти имеют высшее или среднее образование, восемь из десяти управляющих отделениями совхозов — специалисты{Газ. «Правда», 31 августа 1973 г.}. Во многих хозяйствах осуществляются перспективные планы подготовки руководящих работников на 5 лет. Из года в год повышается материальное благосостояние трудящихся. С учетом выплат и льгот от общественных фондов потребления реальная заработная плата рабочих и служащих Крыма за послевоенные годы увеличилась более чем в 3 раза. В 1970 году среднемесячная денежная зарплата составила 115,2 руб.{Газ. «Крымская правда», 1 февраля 1972 г.}, а общественные фонды потребления за восьмую пятилетку увели-/68/чились в полтора раза и достигли 1,3 млрд. руб. За три года девятой пятилетки среднемесячная зарплата рабочих и служащих увеличилась на 12 руб. и в 1974 году составляет 127,4 руб.

Заметно выросли доходы колхозов и колхозников. В 1970 году денежные доходы колхозов Крыма составили 340,3 млн. руб., а доход одного трудоспособного колхозника — 1300 руб.{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1970, стр. 63, 69.}. В 1973 году среднемесячная оплата труда колхозников возросла на 13,6 проц. Развиваются торговля, общественное питание и бытовое обслуживание населения. Уже в 1958 году розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли в области по сравнению с 1950 годом вырос почти на 200 проц. и достиг свыше 500 млн. рублей, а в 1970 году — 1508 млн. рублей. С 1950 по 1970 год в области открыто более 3200 новых предприятий розничной торговли и около 1500 предприятий общественного питания{Там же, стр. 123.}. В 1973 году розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли составил 1815,3 млн. рублей, или 109,4 проц. годового плана. В 1971—1973 гг. стало в строй 407 новых магазинов и 187 столовых и ресторанов. В три с лишним раза вырос объем бытовых услуг.

Огромное внимание уделяют Коммунистическая партия и Советское правительство городскому строительству. В пятой пятилетке в основном завершилось восстановление Керчи и Севастополя. За 10 первых послевоенных лет, благодаря всенародной помощи, упорному труду строителей, жителей Севастополя и моряков Черноморского флота Севастополь был фактически построен заново. Быстро росли также другие города и рабочие поселки. В города областного подчинения за послевоенные годы были преобразованы Джанкой и Алушта, а 14 населенных пунктов отнесены к категории поселков городского тина.

К концу 1958 года общая жилая площадь в населенных пунктах Крыма превысила довоенный уровень и составила 4333 тыс. кв. метров. С 1959 по 1965 год капитальные вложения в жилищное строительство составили 253 млн. рублей{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1967, стр. 91—93.}. Только за эти семь лет введено в строй жилья больше, чем было во всех городах и рабочих поселках Крыма до войны{Там же, стр. 92.}. В восьмой пятилетке рабочие и служащие области получили 4 млн. кв. метров жилья{Газ. «Крымская правда», 13 февраля 1971 г.}.

Застраиваются по заранее разработанным генеральным планам все города области, большие работы проводятся по их благоустройству. Только в восьмой пятилетке построено и реконструировано более 200 км городских дорог, свыше 0,5 млн. кв. метров тротуаров. Широкое развитие получило зеленое хозяйство: появились новые парки, скверы. Деревья и цветы высаживают на улицах и во дворах. Сейчас на каждого жителя городов Крыма приходится более 19 кв. метров зеленых насаждений.

Особенно большое жилищное строительство развернулось в селах Крыма. С 1950 по 1972 гг. для колхозников и рабочих совхозов построено 97 230 домов. Неузнаваемо изменился облик крымских сел: все они электрифицированы, во многих построены дороги и тротуары с твердым покрытием, проведен водопровод. Труженики села живут в благоустроенных домах со всеми коммунальными удобствами. Несколько десятков саманных изб насчитывалось до революции в селе Вилино Бахчисарайского района. Большинство из них было разрушено во время Великой Отечественной войны. В настоящее время в селе проживает 4660 человек, в нем 1583 двора, застроено село одно- и двухэтажными домами. В селе есть водопровод, комбинат бытового обслуживания, больница на 75 мест, три детских комбината, три столовых, универмаг, 4 магазина, средняя школа на 1000 мест, два дома культуры, почтовое отделение, две библиотеки, в которых насчитывается около 30 тыс. книг, и другие социально-бытовые и культурные учреждения. На средства колхозов построено два винзавода, два холодильника на 1500 тонн винограда и фруктов, консервный завод./69/

Полностью перестроено за послевоенное время село Михайловка Нижнегорского района. Только за последние 15 лет здесь выросло 340 новых жилых домов, асфальтировано более 6 км улиц и тротуаров. В 1968 году в селе открылась музыкальная школа, в которой квалифицированные педагоги обучают 75 детей колхозников.

В девятой пятилетке за счет всех источников финансирования в городах и рабочих поселках будет построено более 4 млн. кв. метров жилой площади. В 1971—1973 гг. введено в эксплуатацию около 57,5 тыс. квартир площадью свыше 2657 тыс. кв. метров. В 1952—1971 гг. в Крыму проложено более 400 км канализации и около 950 км водопровода{Газ. «Крымская правда», 28 января 1971 г.; 10 февраля 1973 г.; 8 февраля 1974 г.}. После сооружения водохранилищ (Чернореченского, Старокрымского, Партизанского и др.) и водоводов (Субашского, Ивановского и др.) население Крыма стало лучше обеспечиваться высококачественной питьевой водой.

В быт жителей области все более прочно входит голубое топливо. С 1966 года после открытия Глебовского месторождения на Тарханкутском полуострове в квартиры трудящихся пришел природный газ. Основным видом коммунального транспорта в Симферополе, Севастополе и Ялте стал троллейбус.

Неуклонно улучшалась охрана здоровья трудящихся. В 1955 году в области насчитывалось 163 больничных учреждения, где имелось 8800 коек; в 1970 году количество коек увеличилось до 18 665. За три года девятой-пятилетки построено 27 больниц и поликлиник. Ныне на 1000 жителей Крыма приходится 10 коек против 2,5 — в 1913 году.

С каждым годом растет численность медицинского персонала. В 1970 году число врачей выросло до 8655 человек против 5725 в 1950 году, среднего медперсонала соответственно до 21 834 против 4655. Большое внимание уделяется организации медицинского обслуживания в колхозах и совхозах области. В селах к 1970 году открыто 76 больниц на 5690 коек{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1972, стр. 189.}.

В населенных пунктах Крыма действуют 369 фельдшерских и фельдшерско-акушерских пунктов, в городах и селах области — 1069 постоянных детских яслей и садов на 100 660 мест{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1967, стр. 161.}. Помимо этого в страдную пору в селах ежегодно открываются сезонные ясли на 15 тыс. мест.

Важное место в жизни трудящихся занимают физкультура и спорт. В 1970 году добровольные спортивные общества области объединяли 370 тыс. человек, в т. ч. 60 тыс. спортсменов-разрядников. К услугам трудящихся — 29 стадионов, 366 спортивных зон, 3176 спортивных площадок.

Крым по праву считается всесоюзной здравницей. В послевоенное время курорты Крыма развивались ускоренными темпами. Вступили в строй новые большие санатории, такие, как «Белоруссия», «Украина», «Трудовые резервы», «Россия», «Горный», «Парус», «Черноморье» — в Ялте; им. XX съезда КПСС, им. 40-летия Октября — в Евпатории и другие. После восстановления работают курортные поликлиники в Ялте, Евпатории, водолечебница в Саках. Увеличилось число мест в существующих санаториях и домах отдыха. Сооружены десятки новых корпусов, климатических павильонов и других лечебных и культурно-бытовых учреждений. В 1972 году на полуострове действовало 267 курортно-лечебных учреждений, в которых лечилось и отдыхало более 500 тыс. человек.



Секретарь В. И. Ленина Л. А. Фотиева в гостях у студентов Крымского педагогического института им. М. В. Фрунзе. 1964 г.

Как друзей и братьев встречают здравницы Крыма трудящихся нашей многонациональной Родины. Ежегодно на Южном берегу Крыма отдыхают и лечатся десятки тысяч трудящихся из зарубежных стран. Более 25 тыс. ребят приезжают ежегодно в известный на весь мир пионерский лагерь Артек. 100 тыс. детей лечатся в детских санаториях Евпатории и Южного берега Крыма. В Евпатории ведется строительство детского санаторного комплекса на 6 тыс. мест. Восторженно писал в свое время о всесоюзной здравнице первый космонавт Герой Советского Союза Ю. А. Гагарин: «Когда я побываю здесь, мне хочется творить и дерзать. И это чувство остается со мной надолго». В числе отдыхающих в санаториях — труженики со всех концов Советского Союза. Все они чувствуют себя как члены одной семьи. «Целебным является настой интернационального духа, господствующий в Ялте,— отмечал житель города Свердловска.— В пансионате со мной отдыхают товарищи из Молдавии, Украины, РСФСР, Казахской ССР и других союзных республик. В Ялте они лечатся, интересно проводят свободное время, завязывают личную дружбу». Труженица из белорусского города Солигорска отмечала, что из Крыма отдыхающие уезжают полные сил и энергии, чтобы еще лучше трудиться над выполнением планов и задач девятой пятилетки{«Курортная газета», 15 июля, 15 сентября 1972 г.; 15 июля 1973 г.}./70/



У пульта управления башенного солнечного телескопа директор Крымской астрофизической обсерватории АН СССР академик А. Б. Северный. 1969 г.

В 1973 году разработана перспективная схема районного планирования Южного берега Крыма, которая охватит территорию в 650 кв. км. Природные и ландшафтно-географические условия создают здесь особые факторы для успешного лечения общетерапевтических заболеваний методами климатотерапии, местной минеральной водой и виноградом.

Наряду с развитием существующих предусмотрено строительство новых курортных комплексов Южного берега Крыма с едиными культурно-бытовыми, торговыми и административно-хозяйственными центрами. Население, проживающее ныне на территории здравниц, будет переведено в новые населенные пункты, где вырастут 5—9-этажные дома. Застройка населенных пунктов и курортных комплексов в местностях, имеющих особое архитектурно-композиционное значение, будет осуществляться не по типовым, а по индивидуальным проектам. Предусмотрено также дальнейшее совершенствование системы транспортных сообщений со строительством железнодорожных подходов к городам Ялте и Орлиному, скоростных автодорог, реконструкцией существующих дорог и подъездов, причалов, сооружением площадок для вертолетов, а также удобных подвесных дорог и фуникулеров, береговых лифтов и эскалаторов. Развернется комплексная подготовка и устройство территорий, включающие также укрепление берегов и противооползневые работы, создание искусственных пляжей; эффективное использование надежных источников водоснабжения — водохранилищ Загорского и Изобильненского, подземных вод, а в будущем — Северо-Крымского канала и опреснение морской воды. Будут сооружены линии электропередач Симферополь-Алушта, Ялта—Севастополь, реконструированы и построены подстанции в Мухалатке, Ялте, Массандре, Кастели.

Огромное внимание уделено осуществлению ландшафтной реконструкции существующих и закладке новых зеленых насаждений с расширением их в здравницах до 1500 га, в общекурортных парках и скверах до 2250 га, в населенных пунктах — до 500 га. Площадь рассадников и цветочно-оранжерейных хозяйств на Южном берегу достигнет 25 га.

С каждым годом увеличиваются ассигнования на народное образование. Только в 1952—1958 гг. Советское государство построило в Крыму 68 школ на 24 464 места. На средства колхозов и совхозов только в 1958 году открыты 31 школа, 36 производственных мастерских, 6 интернатов, более 160 классных комнат. Это дало возможность в 739 школах перевести учеников на односменные занятия.

В 1972/73 году в области работало 772 общеобразовательные школы, в т. ч. 299 средних. В них обучалось 301,5 тыс. учеников и трудилось 18,1 тыс. учителей. Кроме того, 18 тыс. молодых рабочих и тружеников села приобретали знания в 73 вечерних школах. 27,5 тыс. человек обучалось в средних специальных учебных заведениях. В девятой пятилетке в области завершится переход ко всеобщему среднему образованию. За счет государственных и колхозных средств будут построены 141 школа, 197 дошкольных детских учреждений. Успешно решается задача перевода общеобразовательных школ на новые учебные программы. В вузах Крыма обучается более 22,8 тыс. студентов. В 1960 году в Севастополе открыт приборостроительный институт, а в 1972 году на базе пединститута образован Симферопольский государственный университет им. М. В. Фрунзе, на 8 факультетах которого началась подготовка высококвалифицированных кадров для различных отраслей народного хозяйства страны.

Большой вклад в развитие многих отраслей науки вносят сотрудники более 40 научно-исследовательских учреждений Крыма. Среди них Морской гидрофизический институт АН УССР в Севастополе, Никитский ботанический сад, Институт физических методов лечения и медицинской климатологии им. Сеченова в Ялте, Крымская астрофизическая обсерватория АН СССР в поселке Научном, Институт биологии южных морей АН УССР в Севастополе, Азово-Черноморский научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии в Керчи, Всесоюзный научно-исследовательский институт виноделия и виноградарства «Магарач» в Ялте, Институт минеральных ресурсов в Симферополе, Карадагская биологическая станция АН УССР и другие.

Во всех вузах, научно-исследовательских учреждениях и на опытных станциях работает свыше 3400 специалистов с высшим образованием. Среди них 1200 докторов /71/ и кандидатов наук{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1972, стр. 175.}. Труды ученых Крыма высоко оценены Советским правительством. Многие из них стали лауреатами Государственной премии СССР. В их числе академики А. Б. Северный и Э. Р. Мустель — за изучение хромосферных вспышек на Солнце, научные работники В. Б. Никонов, В. К. Прокофьев, П. П. Добронравии — за работы по изучению космоса, сотрудники Никитского ботанического сада К. Ф. Костина, И. Н. Рябов, А. А. Рихтер, Н. К. Арендт, А. С. Коверга — за выведение новых сортов абрикосов, слив, алычи, инжира и маслины; ученые Морского гидрофизического института А. Г. Колесников, В. П. Баранник, Г. П. Пономаренко, С. Г. Богуславский — за экспериментальные и теоретические исследования течения Ломоносова и системы пограничных течений тропической Атлантики и др. Директор Крымской астрофизической обсерватории академик А. Б. Северный удостоен также высокого звания Героя Социалистического Труда.

Многие научно-исследовательские учреждения и высшие учебные заведения Крыма поддерживают деловые связи с научными учреждениями других стран. Крымская астрофизическая обсерватория обменивается специалистами и научной информацией с учреждениями Польской Народной Республики, Венгерской Народной Республики, Социалистической Республики Румынии, Чехословацкой Социалистической Республики, Англии, Франции. Симферопольский университет поддерживает связи с высшими учебными заведениями ряда социалистических стран. Его преподаватели выезжали читать лекции в вузы Польской Народной Республики и Чехословацкой Социалистической Республики. Крымский мединститут обменивается студентами с институтами Польши, сельскохозяйственный институт — с Будапештским университетом садоводства.

Повседневная культурно-просветительная деятельность среди трудящихся ведется широкой сетью клубов, библиотек, музеев, картинных галерей и другими учреждениями, многие из которых стали подлинными очагами культуры в городе и в деревне.



Член Политбюро ЦК КПСС, Председатель Совета Министров Украинской ССР В. В. Щербицкий вручает орден Трудового Красного Знамени представителям трудящихся Крымской области. 1971 г.

В Крыму создана разветвленная сеть библиотек. Их насчитывается 1072 с книжным фондом более 14 млн. томов. Быстро увеличивается количество сельских библиотек. Сейчас в селах — 552 массовые и 16 колхозных библиотек. В них более 4 млн. книг. Библиотеки области обслуживают более 950 тыс. читателей{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Одесса, 1972, стр. 180.}.

На селе появились также замечательные дворцы и дома культуры, клубы. В 1970 году в Крыму работало 1025 клубных учреждений, в т. ч. 571 в сельской местности{Народне господарство Української РСР в 1971 році, стр. 477.}. В восьмой пятилетке построено 226 новых клу-/72/бон и дворцов культуры, более 100 библиотек переведено в новые помещения.

Еще более расширится сеть учреждений культуры к концу девятой пятилетки: открываются новые библиотеки, за счет государственных и колхозных средств будет построено более 100 домов культуры и клубов. В 1971—1973 гг. стало в строй 34 клуба и 106 библиотек.



Выступление ансамбля песни и пляски Краснознаменного Черноморского Флота. Севастополь, 1972 г.

Новый размах получила культурно-просветительная работа в период подготовки и проведения 50-летия Советской власти, 100-летия со дня рождения В. И. Ленина, 50-летия образования СССР. К этим всенародным торжествам во многих колхозах и совхозах Крыма вступили в строй благоустроенные дворцы культуры, кинотеатры, библиотеки, галереи и др. учреждения культуры. Было проведено три областных фестиваля самодеятельного искусства, в которых приняли участие около 350 тыс. человек. В конце декабря 1971 года в колхозе «Дружба пародов» Красногвардейского района открылся областной фестиваль самодеятельного искусства, посвященный 50-летию образования СССР. Этот фестиваль продолжался до декабря 1972 года. В нем приняло участие 6687 коллективов, объединяющих около 135 тыс. участников художественной самодеятельности. Почти 300 тыс. зрителей побывало в августе 1973 года на Всесоюзном фестивале советской песни «Крымские зори», который длился в области около двух недель. Свое искусство продемонстрировало здесь более 1000 мастеров со всех концов Советской Родины.

Теперь в Крыму пять стационарных театров. С 1954 года в Симферополе работает Украинский музыкально-драматический театр. На сцепе крымских театров ставятся произведения русских, украинских, зарубежных классиков, лучшие пьесы советских драматургов.

Пропаганду музыкального и хореографического искусства среди трудящихся ведет Государственная филармония. В 1972 году в Симферополе организован государственный вокально-хореографический женский ансамбль «Таврия». По плотности киноустановок Крым занимает одно из первых мест в республике.

Культурно-просветительные учреждения области ведут большую работу по пропаганде среди населения новых советских традиций и обрядов, которые славят людей труда, воздают должное духовной красоте советского человека. В городах и селах проводятся праздники урожая, весны, трудовой славы, посвящения в рабочие, в хлеборобы, дни животноводов, механизаторов, праздники улиц. Торжественно проходит регистрация браков и новорожденных, проводы юношей в Советскую Армию, вручение молодежи первых паспортов.

В области взято на учет и охраняется около 3,2 тыс. памятников истории культуры. Среди них остатки стоянок древнего человека: пещера Чокурча, грот Киик-Коба, Волчий грот, Ак-Кая, античные города Пантикапей, Херсонес, Неаполь-Скифский и др.; средневековые города-крепости (пещерные города) Бакла, Мангуп, Эски-Кермен, Чуфут-Кале и другие. Широко открыты для трудящихся всей страны двери музеев Крыма. Среди них 6 историко-краеведческих, 2 историко-археологических, Алупкинский дворец-музей, Дом-музей А. П. Чехова, Дом-музей К. А. Тренева и Дом-музей Н. З. Бирюкова в Ялте, Дом-музей С. Н. Сергеева-Ценского в Алуште, Художественный музей в Симферополе, панорама «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.», картинная галерея им. И. К. Айвазовского в Феодосии и др. Ежегодно музеи и картинные галереи области посещают более 3 млн. человек. /73/

Трудящиеся Крыма соорудили около тысячи памятников, увековечивших подвиги борцов за власть Советов, героев гражданской и Великой Отечественной войн, участников партизанского движения и подполья. Замечательными памятниками отмечены подвиги защитников Перекопа, Севастополя, Керчи в Великой Отечественной войне, участников Керченского, Феодосийского, Суданского и Евпаторийского морских десантов.



«Родина — сыновьям». Памятник в Севастополе. 1970 г.

Во многих населенных пунктах сооружены памятники вождю трудящихся — В. И. Ленину. Для крымчан это наиболее дорогие места. Величественные монументальные памятники в Севастополе, Симферополе, Алуште, Ялте. Имя великого Ленина присвоено многим предприятиям, колхозам, совхозам, 11 селам.

По охране и пропаганде памятников истории и культуры большую работу проводит областная организация Украинского общества охраны памятников истории и культуры, в рядах которой насчитывается 222,57 тыс. индивидуальных и 924 коллективных члена.

Могучим средством коммунистического воспитания стали радио и телевидение. В 1963 году завершена сплошная радиофикация сел. В 1959 году закончено строительство телецентра и радиорелейной линии, которые связали Крым с Москвой и другими городами. С 1972 года телепередачи в области ведутся по двум программам. Их смотрят сотни тысяч трудящихся Крыма.

В развитии социалистической культуры большую роль играют периодическая печать, литература, искусство. В Крыму сейчас издаются 3 областных («Крымская правда» на украинском и русском языках, «Курортная газета», «Крымский комсомолец»), 4 городских и 14 районных газет. Газета «Крымская правда» в 1968 году, в день своего пятидесятилетия, была награждена орденом Трудового Красного Знамени. В 1973 году трудящиеся Крыма подписывали 2276 тыс. экземпляров газет и журналов. В среднем на каждую тысячу жителей приходится 1252 экземпляра газет и журналов. В области трудится 381 член Союза журналистов.

Республиканское издательство «Таврия» ежегодно выпускает книг тиражом до 3 млн. экземпляров. Многие из них получили широкое признание общественности. Областное отделение общества «Знание» объединяет 20 542 человека, среди них инженеры, техники, экономисты, преподаватели вузов и школ, специалисты сельского хозяйства и другие.

В Крыму живет и работает большая группа литераторов. В настоящее время Крымское отделение Союза писателей объединяет 35 человек.

Продолжая славные традиции мастеров кисти академика Н. С. Самокиша, художника К. Ф. Богаевского, живших в Крыму, крымские художники создали много ярких, талантливых произведений. Крымское отделение Союза художников Украины насчитывает 93 человека.



Митинг на горе Митридат у обелиска Славы. Керчь, 9 мая 1972 г.

Период развитого социалистического общества характеризуется совершенствованием работы партийных и советских органов, улучшением их руководства промышленностью, сельским хозяйством и культурным строительством. Более 116 тыс. передовых представителей рабочего класса и трудящегося крестьянства, советской интеллигенции объединяет областная партийная организация. На всех предприятиях, в колхозах, и совхозах созданы партийные организации. Более 70 проц. коммунистов трудятся в сфере материального производства. В послевоенные годы первыми секретарями Крымской областной партийной организации были П. Ф. Тюляев, Н. В. Соловьев, П. И. Титов, Д. С. Полянский, В. Г. Комяхов, И. К. Лутак. С апреля 1967 года первым секретарем Крымского обкома партии работает Н. К. Кириченко. Партийные органы Крыма принимают меры по укреплению низовых звеньев партии — партийных комитетов предприятий, колхозов, совхозов, цеховых и бригадных организаций, партийных групп, повышению их активности. Всей своей многогранной деятельностью партийные организации воспитывают трудящихся в духе ленинской дружбы народов, советского патриотизма и социалистического интернационализма.

Большую организаторскую и трудовую активность проявляют комсомольские организации области, в рядах которых более 150 тыс. юношей и девушек, и профсоюзные организации, объединяющие более 700 тыс. человек. Комсомольцы Крыма часто выступают зачинателями многих хороших дел в промышленности и сельском хозяйстве, они энтузиасты в проведении культурно-просветительной работы среди трудящихся. Комсомол области успешно осуществляет шефство над Краснознаменным Черноморским флотом. Только в 1968—1970 гг. на кораблях и в частях флота побывало и выступило перед личным составом около 2 тыс. представителей от шефских городских и районных организаций, колхозов, совхозов и промышленных предприятий области. Особенно прочные шефские связи завязались между комсомольцами Севастополя, Феодосии, Керчи и командами боевых кораблей и частей флота. /74/



Крымская встреча руководителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран. Ливадия, июль 1973 г.

Все полнее раскрывается в условиях развитого социализма роль местных Советов депутатов трудящихся, как подлинной школы государственного управления. Они усилили руководство местной промышленностью, сельским хозяйством, жилищным строительством, коммунальным хозяйством, деятельностью организаций по бытовому обслуживанию населения, торговлей, народным образованием и здравоохранением.

К непосредственной государственной деятельности привлекается все большее количество представителей трудящихся. Так, в 1953 году в местные Советы было избрано 7486, в 1971 году — 15 476 депутатов, а в июне 1973 года — 17 716 человек. В составе избранных — 8655 рабочих, 3385 колхозников, 8437 членов КПСС. Свыше двух третей депутатов имеют высшее и среднее образование. Большую помощь Советам оказывают постоянно действующие комиссии, в работе которых принимают участие около 15 тыс. депутатов и более 20 тыс. активистов.

Из года в год увеличиваются ассигнования местным органам власти, возрастает объем их бюджетов, их значение в финансировании хозяйственного и социально-культурного строительства. Так, за 1961—1973 гг. бюджет области составил 2259,8 млн. руб. За 12 лет в народное хозяйство Крыма было вложено 568,8 млн. руб., на просвещение ассигновано 699,6 млн. руб., на здравоохранение — 580,5 млн. рублей.

Трудящиеся городов и сел Крымской области успешно идут по пути, намеченному XXIV съездом КПСС, настойчиво работают над выполнением его решений. Коллективы предприятий, строек, колхозов и совхозов включились во всесоюзное соревнование за увеличение выпуска промышленной продукции, производства и заготовок продуктов земледелия и животноводства, взяли повышенные социалистические обязательства с учетом более полного и эффективного использования экономических ресурсов области.

Государственный план 1973 года по производству и реализации важнейших видов изделий рабочие промышленных предприятий области выполнили досрочно, 22 декабря, и реализовали продукции сверх годового задания на 98 млн. руб., увеличили производительность труда на 4,7 проц. при обязательстве — 2 проц. На заводах и фабриках внедрено 88 механизированных и автоматических линий.

В четвертом году пятилетки рабочие промышленных предприятий Крыма обязались досрочно — к 26 декабря — выполнить государственный план по выпуску важнейших видов изделий и реализовать сверх задания продукции на 46 млн. руб., освоить выпуск 500 новых видов изделий, снизить себестоимость выпускаемой продукции на 0,5 проц., получить на 4,5 млн. руб. сверх плановой прибыли. Труженики сельского хозяйства ведут борьбу за то, чтобы получить не менее 32 цнт зерна с каждого гектара посевов, 170 цнт овощей, 75 цнт фруктов, 64,5 цнт винограда, 3000 кг молока в среднем от каждой коровы.

Отвечая на решения декабрьского (1973 г.) Пленума и Обращение Центрального Комитета КПСС к партии и советскому народу от 8 января 1974 года, жители городов и сел Крыма умножили свои усилия для успешного выполнения задач четвертого, определяющего, года девятой пятилетки.

В этом году промышленность области план трех кварталов выполнила на 103,9 проц., многие предприятия успешно справились с повышенными заданиями. В счет 1975 года уже трудятся бригада Героя Социалистического Труда Б. С. Солонара треста «Крымсельстрой», смена мастера Камыш-Бурунского железорудного комбината С. Д. Горшенина. К 18 ноября 1974 /75/года горняки и металлурги этого комбината выдали сверх плана 55 тыс. тонн агломерата. Больших успехов добились труженики сельского хозяйства. Получив хороший урожай, они выполнили социалистические обязательства по продаже зерна государству. В закрома Родины засыпано 600 тыс. тонн хлеба, что на 40 тыс. тонн больше народнохозяйственного плана{Газ. «Крымская правда», 13, 14, 15 ноября 1974 г.}. В телеграмме от 12 ноября 1974 года на имя первого секретаря Крымского обкома Компартии Украины Н. К. Кириченко и председателя исполкома областного Совета депутатов трудящихся Т. Н. Чемодурова Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев горячо поздравил рабочих совхозов, колхозников, механизаторов, специалистов сельского хозяйства, ученых, коллективы заготовительных и транспортных организаций, работников партийных, советских, профсоюзных и комсомольских организаций с этим успехом. Вместе с тем Л. И. Брежнев выразил уверенность в том, что «труженики сельского хозяйства Крыма, эффективно используя возросшую помощь государства, внутренние резервы колхозов и совхозов, достижения науки и опыт передовиков, добьются в завершающем году пятилетки дальнейшего увеличения производства и продажи государству зерна, а также овощей, фруктов, винограда и других продуктов земледелия и животноводства, успешно выполнят задания пятилетнего плана»{Газ. «Правда Украины», 13 ноября 1974 г.}.

Новыми победами на поприще мирного созидательного труда, выполнением и перевыполнением всех заданий пятилетнего плана труженики Крыма, как и все советские люди, создают базу для осуществления новых планов коммунистического строительства, заблаговременно готовятся к достойной встрече очередного XXV съезда Коммунистической партии Советского Союза, которому предстоит обсудить проблемы, связанные с долговременными перспективами развития социализма в нашей стране, принять решения, которые станут важными вехами на ее пути к коммунизму.

Постоянное внимание, которое оказывают Крыму ЦК КПСС, Союзное правительство, ЦК Компартии Украины и правительство Украинской ССР, лично Л. И. Брежнев, совместные усилия братских народов нашей многонациональной Родины, создают условия для дальнейшего успешного хозяйственного и культурного строительства в области.

В Крыму часто проводятся международные встречи руководителей Коммунистической партии и Советского государства с руководителями других государств, во время которых обсуждаются вопросы экономического и политического сотрудничества. Традиционными стали крымские встречи руководителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран.

Исключительное значение для укрепления позиций социалистического сотрудничества, единства братских партий, развития сотрудничества и координации внешней политики социалистических государств имела встреча 30—31 июля 1973 года. Ее итоги еще раз убедительно показали, что социалистические государства проводят принципиальную классовую политику, составными частями которой является курс на укрепление мира и международной безопасности, солидарность с освободительной борьбой народов всех стран и континентов, отпор посягательствам империалистов на их свободу и независимость, на их право самостоятельно определять свою судьбу.

На примере Крыма, как и других областей республики, ярко видны огромные результаты содружества всех братских народов нашей страны в успешном решении грандиозных планов коммунистического строительства.

М. М. Максименко, Г. Н. Губенко