О проекте | Новости | Регистрация | Контакт
eMail: Пароль:
История Городов и Сёл

 Евпатория,
Крым

г. Алушта
Бахчисарайский район
Белогорский район
Джанкойский район
г. Евпатория
г. Керчь
Кировский район
Красногвардейский район
Красноперекопский район
Ленинский район
Нижнегорский район
Первомайский район
Раздольненский район
Сакский район
г. Симферополь
Симферопольский район
Советский район
г. Феодосия
Черноморский район
г. Ялта




Малорусская Народная Историческая Библиотечка Страница памяти М.П. Драгоманова
Страница памяти жертв Талергофа и военного террора во время I-ой Мировой Войны в Галичине Вестник юго-западной Руси

Книги по истории Малороссии, Галичины, Закарпатья и Новоросиии
Евпатория
Евпатория, /260/

ЕВПАТОРИЯ

Евпатория

Евпатория

Евпатория — город областного подчинения, расположенный на берегу Каламитского залива, в 78 км от Симферополя. Железнодорожная станция и порт на Черном море. Население — 87,8 тыс. человек.

Находки кремневых орудий труда на территории города и в его окрестностях, а также раскопки курганов в урочище Мамай свидетельствуют о заселении этих мест еще в эпоху меди, бронзы, в период ранних скифов. Более 2,5 тыс. лет тому назад на месте нынешней Евпатории существовало поселение тавров. На западной окраине города, вблизи детского санатория «Чайка», сохранились остатки городища, основанного греками в V в. до н. э. и разрушенного в конце II в. до н. э. На территории городища обнаружены уникальные произведения древних мастеров — бронзовая скульптура амазонки и барельеф Геракла,— свидетельствующие о высоком уровне культуры его жителей.

В конце VI — начале V вв. до н. э. во времена греческой колонизации здесь возник античный город Керкинитида. Первые письменные сведения о нем принадлежат Гекатею Милетскому, позже о нем упоминают Геродот, Птоломей, Арриан{В. В. Латышев. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе, т. 1. СПб., 1893, стр. 1, 127, 225, 233.}.

Расположение города на берегу моря, близость плодородных степей создали условия для развития земледелия, скотоводства, рыбного промысла. Особенно важное значение для экономики Керкинитиды имело земледелие. Керкинитида была также крупным торговым центром. Она поддерживала экономические и культурные связи с Афинами, Синопой, Родосом, Гераклеей, Херсонесом, Пантикапеем.

В IV—III вв. до н. э. вокруг города возводятся мощные оборонительные стены. В самом городе появляются богатые здания, чеканится собственная монета{История и археология древнего Крыма. К., 1957, стр. 269.}. Поблизости возникают укрепленные и неукрепленные поселения и небольшие города{Античный город. М., 1963, стр. 57.}. В IV в. до н. э. Керкинитида вошла в состав сельскохозяйственной округи (хоры) античного Херсонеса, для которого имела крупное торговое и стратегическое значение{Дорогой тысячелетий, стр. 49.}.

В 110—109 гг. до н. э. Керкинитида была завоевана скифами. Однако, судя по херсонесской надписи, полководцу понтийского царя Митридата VI Евпатору Диофанту в конце II в. до н. э. удалось нанести поражение войскам скифского царя Палака и отвоевать Керкинитиду. Но и в первые века нашей эры она неоднократно подвергалась нападениям скифов. В периплах Арриана (30-е годы II в. н. э.) Керкинитида уже называется скифской. В IV в. ее разрушили гунны.

Античная посуда: верхняя часть кувшина VI—V вв. до н. э. и черно-лаковый кубок IV—III вв. до н. э. Евпаторийский государственный краеведческий музей.

Античная посуда: верхняя часть кувшина VI—V вв. до н. э. и черно-лаковый кубок IV—III вв. до н. э. Евпаторийский государственный краеведческий музей.

Археологические находки позволяют предполагать, что и в VIII—X вв. здесь существовало поселение. В X—XII вв. этот район осваивали переселенцы из Киевской Руси{Ksiega podrozy Ewliji Czelebiego (Wybor) Warszawa, 1969, стр. 416.}. В последней трети XV в. на месте древней Керкинитиды турки основали город-крепость{Эвлин Челеби. Книга путешествия, вып. 1. М., 1961, стр. 124.}./261/

Гезлев (в русских документах — Козлов). Турецкий султан держал здесь большой гарнизон. Крепостные стены Гезлева высотой в 40, толщиной в 4 аршина, выложенные из тесаного камня, составляли по окружности 3400 шагов и имели вид четырехугольника. Со стороны суши крепость была окружена глубоким рвом, также облицованным тесаным камнем. Крепость имела 5 ворот, охранялась 24 бастионами{Ksiega podrozy Ewliji Czelebiego, стр. 239, 240.}.

Гезлев являлся одним из крупных турецко-татарских невольничьих рынков, откуда на кораблях невольников, захваченных в результате грабительских набегов на украинские и русские земли, увозили в Турцию, Италию, Египет и другие страны. Это нашло отражение в украинском народном эпосе — думах. Запорожские казаки, ведя вооруженную борьбу с татарскими вторжениями, неоднократно совершали походы на Гезлев. В 1588 году они активно действовали на западном побережье Крыма от Перекопа до Гезлева, а год спустя освободили много невольников, находившихся в Гезлеве. Особенно успешным был их поход на этот город в 1675 году{Д. И. Эварницкий. История запорожских казаков, т. 2, стр. 80, 82, 510.}.

В XVII в. Гезлев становится значительным торговым центром. Сюда приходили корабли из Малой Азии, Константинополя, приезжали русские купцы. В городе имелись пристань, таможня, приносившая ханам большие доходы. Оживленную торговлю с Крымом через этот порт вело запорожское казачество. Из Запорожья сюда привозили кожи, железо, оружие, полотно, хлеб, а вывозили сафьян и сафьяновую обувь, шелковые ткани и особенно в большом количестве соль{Д. И. Эварницкий. История запорожских казаков, т. 1, стр. 490.}. В то же время в городе начинало развиваться и ремесленное производство, связанное в основном с обработкой продуктов животноводства — шерсти, кожи и пр. Занималось им преимущественно армянское и греческое население.

Гезлев XVII—XVIII вв. являлся одним из самых значительных городов Крымского ханства, по количеству домов (965) уступая только Бахчисараю{Памятная книга Таврической губернии. Симферополь, 1867, стр. 10, 11.}. В конце 70-х годов XVIII ст. он стал одним из шести провинциальных центров. Гезлевскую провинцию, в свою очередь, разделили на 5 кадылыков, в которые входило 195 деревень. В городе было 670 лавок, а также кофейни, пекарни, соляной склад, питейные дома, бани, гостиные дворы-ханы, 7 бассейнов питьевой воды, часть которой по водопроводу направлялась в мечети, ханы, бани{Ksiega podrozy Ewliji Czelebiego, стр. 241—245.}.

Крупнейшим архитектурным памятником XVI века, сохранившимся до наших дней, является мечеть, которую построил в 1552 году известный турецкий зодчий Синан.

Во время русско-турецких войн город дважды (в 1736 и 1771 гг.) был взят русскими войсками, в составе которых воевали и запорожцы{А. Скальковский. История Новой Сечи или последнего Коша Запорожского, ч. 3. Одесса, 1885, стр. 80, 82.}.

С присоединением Крыма к России (1783 год) Гезлев в 1784 году переименован в Евпаторию, а Гезлевское каймаканство преобразовано в Евпаторийский уезд. В конце XVIII в. в Евпатории проживало 4165 человек. Подавляющее большинство их принадлежало к мещанскому сословию. Большой вес в экономической и политической жизни города имели купцы, которых здесь насчитывалось 563{ЦГИА СССР, ф. 1350, оп. 312, д. 23, л. 10.}.

С 1785 года через евпаторийскую пристань в течение 5 лет разрешался провоз товаров без уплаты пошлин, а в 1798 году городу, его жителям и приезжавшим туда иностранцам предоставлены льготы: переселенцам отводилось место под застройку, разрешено было без различия званий и сословий вести в городе торговлю, строить мануфактуры, фабрики. Иностранцы освобождались от рекрутской повинности. В 1825 году грекам и выходцам из Анатолии, не записанным в торговые ряды, разрешена розничная беспошлинная торговля, мещанам позволили содержать кофейни и бани без записи в гильдию{Городские поселения в Российской империи, т. 4, стр. 676, 677.}.

В начале XIX в. в городе учрежден порт, вскоре ставший одним из самых больших в Крыму. В 1801 году в евпаторийской бухте одновременно бывало 170 иностранных судов, груженных различными товарами{П. Сумароков. Досуги крымского судьи или второе путешествие в Тавриду, ч. 1, стр. 130, 131.}. Внимание торговцев привлекали евпаторийские ярмарки, одна из которых начиналась 1 мая, вторая — 1 сентября{ЦГИА СССР, ф. 1350, оп. 312, д. 23, л. 10.}. Тут торговали шелковыми, шерстяными и хлопчатобумажными тканями, зерном, пряностями, кожами, солью. В ярмарках участвовали русские купцы, а также купцы из Турции, Греции, Италии. О значительном развитии торговли свидетельствовало наличие в Евпатории в начале XIX в. более тысячи всякого рода лавок и около 20 гостиных дворов, предназначенных для проживания /262/ торговцев и хранения их товаров. Евпаторийские купцы торговали не только в своем городе, по и в Феодосии, Одессе и других населенных пунктах{Е. И. Дружинина. Южная Украина в 1800—1825 гг., стр. 327, 357.}.

В середине 40-х годов XIX в. население Евпатории составляло почти 11 тыс. человек. Ремесленным производством в 1845 году занималось около 500 жителей. Наиболее развитыми мастерскими (их насчитывалось 30) были войлочные, кожевенные, свечные и мыловаренные. Развивались также ювелирное, сапожное, кузнечное, бондарное и другие ремесла. Их продукция сбывалась как в самом городе, так и в губернии, частично шла на экспорт. К тому времени значительно расширилась территория города, появились новые улицы и переулки, а общее количество домов достигло 1848{Новороссийский календарь за 1847 год, стр. 351, 352, 354.}. Улучшилось снабжение жителей водой, в 1834 году пробурили артезианский колодец, в 1840 году началось строительство набережной. В 1815 году открылось уездное училище на 30 мест.

Памятник русским воинам, павшим в боях с англо-французскими интервентами в 1854—1855 гг. Фото 1967 г.

Памятник русским воинам, павшим в боях с англо-французскими интервентами в 1854—1855 гг. Фото 1967 г.

Большой ущерб Евпатории, ее экономике нанесен в период Крымской войны 1853—1856 гг. В начале сентября 1854 года фактически незащищенный город заняли англо-франко-турецкие войска. Они превратили его в хорошо укрепленную военную базу, окруженную глубоким рвом и крепостными валами, на которых были установлены артиллерийские орудия. Вражеский гарнизон насчитывал около 40 тыс. человек{Е. В. Тарле. Сочинения в 12-ти томах, т. 9. М., 1959, стр. 306.}.

В феврале 1855 года русские войска под командованием генерала С. А. Хрулева предприняли наступление на Евпаторию. Они достигли оборонительного рва, но дальнейшее их продвижение приостановилось, так как ров был наполнен водой, штурмовые лестницы слишком коротки, не хватало пороха. С моря интервентов поддерживали 12 пароходов и 12 парусных судов. Противник имел значительное преимущество в живой силе и в артиллерии. Понимая, что дальнейшее наступление ни к чему не приведет, а лишь повлечет значительные потери, командующий приказал отступить. В 1858 году на месте сражения установлен памятник погибшим русским воинам, который стоит и поныне недалеко от станции Евпатория-Товарная. Англо-фраико-турецкие войска оставались в городе вплоть до окончания Крымской войны. Один из ее участников В. С. Раков в своих воспоминаниях писал, что разоренная Евпатория в течение нескольких десятилетий не могла подняться из руин{В. С. Раков. Мои воспоминания о Евпатории в эпоху Крымской войны 1853—1856 гг. Евпатория, 1904, стр. 54.}. Численность населения сократилась до 4806 человек. Пришли в упадок торговля и ремесла. В 1862 году работало всего 6 кожевенных, 7 свечных, несколько известковых предприятий. Количество производимой ими продукции было незначительным (около 600 кож в год, до тысячи четвертей выжигаемой извести){Крымский облгосархив, ф. 518, оп. 1, д. 67, л. 14; д. 408, л. 35.}.

Отмена крепостного нрава и последовавшие за ней реформы, несмотря на свою половинчатость и незавершенность. создали благоприятные условия для ускоренного развития капитализма в России. Одним из показателей этого процесса являлся рост городского населения: в 1897 году в Евпатории насчитывалось уже около 18 тыс. жителей{Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года, т. 41. Таврическая губерния, стр. 1—3.}. Большая часть их была занята в торговле: здесь имелось около 350 торговых заведений. Евпатория поддерживала оживленные торговые связи с другими русскими городами, портами Черного и Балтийского морей. Отсюда корабли шли также в Турцию, Италию, Францию, Египет, Испанию и другие государства. Если в 1862 году торговый оборот Евпаторийского порта составлял свыше 2 млн. руб., то к концу XIX в. возрос до 10 млн. руб.{Крымский облгосархив, ф. 42, оп. 1, д. 819, л. 9; ф. 518, оп. 1, д. 408, л. 37; ф. 681, оп. 1, д. 733, л. 2.}. Главными предметами вывоза были соль, зерно, шерсть, овчины, невыделанные кожп, сало, масло. В 1900 году вывоз зерна, преимущественно пшеницы, составил 5 млн. пудов, соли — почти 3,5 млн. пудов{Россия. Полное географическое описание нашего отечества, т. 14, стр. 683.}. С каждым годом Евпаторийский порт посещало все больше судов: в 1909 году — 1797, в 1910 — 1971, в 1913 — 2291. Если в 1829 году в порту была только одна пристань, то в 1905 — уже 9. С конца XIX в. в торговлю начал проникать иностранный капитал. Фирмы «Луп Дрейфус и Кс», братьев Нобель имели в порту даже собственные пристани. Через одну из них за границу вывозили значительную часть хлеба и различные товары{Крымский облгосархив ф. 42, оп. 1, д. 819, лл. 5, 9, 15; ф 581, оп. 2, д. 292, л. 2.}. Большой удельный вес в экономике города имела добыча соли. С 1858 года соляные озера стали сдаваться в аренду частным лицам на определенные сроки./263/

В 1866 году на 9 государственных озерах было добыто более 3 млн. пудов соли, на 6 частных с 1858 по 1868 гг.— около 14,9 млн. пудов{Соляной промысел в Крыму. СПб., 1867, стр. 58.}. Всего соляные промыслы Евпатории давали 36 прод. общего количества соли, добываемой в Крыму{Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1889, отд. 6, стр. 19.}. К концу XIX в. получила развитие мукомольная промышленность. Ее наиболее крупными предприятиями были паровые мельницы богачей Айваза и Дувана. С 70-х годов местные промышленники начали интенсивную добычу камня-ракушечника в Мамайских каменоломнях, находившихся в 9 км от Евпатории (каменоломни принадлежали городу и сдавались в аренду). В 1889 году стал в строй кирпично-черепичный завод. Развивалась рыбная промышленность. Евпаторийские купцы арендовали рыбозаводы в Карадже, Ак-Мечети, Ярылгаче{Крымский облгосархив, ф. 27, оп. 13, д. 2101, лл. 85, 96, 103, 104, 107—109, 116.} и др. В 1903 году построен чугунолитейный завод. Часть городского населения была занята в кустарном производстве.

С конца XIX в. город начинает приобретать все более широкую известность как лучшее в Крыму место морских купаний. В 1890, 1891 и 1908 гг. здесь лечилась выдающаяся украинская поэтесса Леся Украинка. «Здешнее морское купанье такое, что, наверное, лучшего не найдешь и на всем Черном море»,— писала она в одном из писем{Леся Украинка. Крымские стихи. Симферополь, 1961, стр. 72.}. Еще большую известность Евпатория приобрела благодаря грязям Мойнакского озера, целебные свойства которых были известны давно, но применяться с лечебной целью стали лишь с начала 70-х годов XIX в. Начало грязелечению в Евпатории положил сторож соляного промысла на Мойнакском озере П. П. Пугачев. После первых удачных попыток лечения больных ревматизмом и другими болезнями он построил примитивную лечебницу и начал за плату лечить больных{Крымский облпартархив, ф. 77, оп. 6, д. 1, л. 42.}. В 1884 году евпаторийские врачи С. Н. Ходжаш и С. П. Цеценовский взяли в аренду на 40 лет Мойнакское озеро и через 2 года открыли тут частную лечебницу. В 1893 году в городе развернулось интенсивное дачное строительство.

Одним из важнейших явлений в жизни пореформенного города было формирование и рост пролетариата. Уже в 60-х годах в Евпатории насчитывалось около тысячи сельскохозяйственных рабочих и ремесленников, а также рабочих, занимавшихся добычей соли{Крымский облгосархив, ф. 518, оп. 1, д. 408, л. 35.}. Каменщиков было 50, плотников — 50, швей и портных — 40, сапожников — 88, домашней прислуги— 200{Памятная книга Таврической губернии. Симферополь, 1867, стр. 263.}. В последующий период в городе построены механические мельницы и чугунолитейный завод, где работало 132 человека, типография. Количество строителей в начале XX в. в летние месяцы достигало 1500, постоянно их проживало в городе до 200. На соляных промыслах с июня по ноябрь работало до тысячи человек{Крымский облгосархив, ф. 26, оп. 3, д. 607, лл. 133, 183; ф. 681, оп. 2, д. 292, л. 3.}.

М. П. Немич — один из активных участников революционного движения в Евпатории. Фото 1904 г.

М. П. Немич — один из активных участников революционного движения в Евпатории. Фото 1904 г.

Большинство рабочих города в начале XX в. трудилось по 12—14 часов в сутки. Особенно тяжелой была работа на соляных промыслах. Спать приходилось под открытым небом. Лишь в начале XX в. предприниматели стали строить легкие бараки, где люди могли укрыться от дождя{А. Чеглок. Красавица Таврида, вып. 3. М., 1910, стр. 19—21.}. Не в лучших условиях жили и трудились рабочие Мамайских каменоломен. Камень-ракушечник добывали вручную. За тяжелый изнурительный труд рабочие почти всех профессий получали ничтожно малую плату. Женский труд ценился ниже мужского. Тяжелое экономическое и политическое положение толкало народные массы, и в первую очередь рабочий класс, на путь борьбы против самодержавия и капиталистов. К 1902 году относится образование Евпаторийской социал-демократической группы{История Коммунистической партии Советского Союза, т. 1, стр. 603.}. Освещая начальный период ее деятельности, газета «Искра» Отмечала, что «в июне 1902 года социал-демократическая организация распространила свои листовки»{Журн. «Вопросы истории КПСС», 1963, № 9, стр. 80.}.

Значительный размах приобрело рабочее движение в Евпатории в годы первой русской революции. В знак протеста против расправы царизма 9 января 1905 года над трудящимися Петербурга в городе была проведена демонстрация, в которой приняло участие около тысячи человек. Ее разогнали с помощью полиции, многих участников арестовали{П. Н. Надинcкий. Очерки по истории Крыма, ч. 1, стр. 177.}. 10 мая забастовали рабочие чугунолитейного завода. К ним присоединились портовики, рабочие типографии, строители, пекари, булочники, бондари, столяры, грузчики, разнорабочие, служащие городской управы, домашняя прислуга и др. «В течение 4 дней,— доносил департаменту полиции помощник начальника Таврического губернского жандармского управления,— всякая деятельность в го-/264/роде прекратилась, магазины были закрыты, работы в порту приостановились»{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 35, лл. 34, 35.}. На сходке, состоявшейся 11 мая, рабочие приняли решение требовать сокращения рабочего дня, увеличения заработной платы, бесплатной медицинской помощи и др., а также выбрали представителей для ведения переговоров с предпринимателями{Революция в Крыму, № 2, стр. 36—41.}. Одновременно были созданы рабочие пикеты.

Для подавления забастовки из Севастополя на канонерке под прикрытием миноносца прибыла рота солдат. Был введен военный патруль, для охраны почты и казначейства выставлены усиленные военные посты. И все же хозяева и администрация предприятий вынуждены были удовлетворить требования почти всех категорий рабочих о повышении заработной платы и сокращении рабочего дня. 16 мая работа на предприятиях, хотя и не повсеместно, возобновилась.

Летом 1905 года трудящиеся Евпатории под влиянием социал-демократов усилили политическую борьбу. 15 июня около тысячи человек приняло участие в демонстрации под лозунгами: «Долой самодержавие!», «Долой полицию!». В августе произошло первое вооруженное столкновение трудящихся с полицией. Осенью того же года Евпаторийский комитет РСДРП развернул борьбу за создание профессиональных союзов. Организовано 11 профсоюзов, из которых самыми многочисленными были союзы строителей (100 человек), портовиков (80), заводских рабочих (60 человек){Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 57, лл. 26, 27, 35, 44, 45, 85, 91; д. 64, л. 15.}. В двадцатых числах ноября 1905 года работники евпаторийской почты и телеграфа включились во всероссийскую стачку почтово-телеграфных служащих, которая продолжалась несколько дней{Революция в Крыму, № 2, стр. 41—47.}.

Большую агитационно-пропагандистскую работу в Евпатории в то время вели члены РСДРП рабочие А. П. Немич, А. С. Зарубов, Г. П. Корнилов, М. М. Фещенко и другие. В феврале 1906 года в Евпаторию прибыл также один из активных участников революционного движения в Севастополе М. П. Немич{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 22, л. 202; д. 51, л. 19.}.

Евпаторийский уезд был объявлен на положении «усиленной охраны», увеличен штат полиции, введено круглосуточное патрулирование. Власти всячески поощряли деятельность черносотенных организаций. Несмотря на это, трудящиеся города по-боевому отметили в в 1906 году 1 Мая — день международной пролетарской солидарности. На митинг собралось около 2 тыс. человек, от имени которых выборные уполномоченные послали Государственной думе телеграмму с требованиями полной амнистии всем политическим заключенным, отмены смертной казни, неприкосновенности личности и жилища, введения восьмичасового рабочего дня, полной гарантии свободы слова, печати, собраний, союзов, стачек, замены постоянной армии народной милицией, созыва Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования{Крымский облгосархив, ф. 26, оп. 3, д. 513, л. 2.}.

22 мая состоялась массовая политическая демонстрация рабочих, к которым примкнули и другие слои населения. С красным флагом и революционными песнями около 5 тыс. человек прошли по улицам Евпатории. У городского бульвара их встретили команда городовых, рота Литовского полка, полицейские чиновники. Несмотря на угрозы властей и присутствие войска, демонстранты долго не расходились. Напуганный ростом массового революционного движения в уезде, таврический губернатор сообщил о демонстрации министру внутренних дел. Уездный исправник получил предписание действовать решительно, арестовывать и предавать суду агитаторов{Там же, д. 507, лл. 43, 44.}. Однако революционное настроение масс поднималось и в конце мая 1906 года вылилось в крупное выступление. Поводом для него послужил неправильный расчет с рабочими на паровой мельнице, принадлежавшей капиталисту Дувану. Возмущенные рабочие и безработные 27 мая подожгли мельницу. Для подавления выступления из Севастополя срочно были вызваны войска, из Симферополя прибыли конные стражники, в Евпаторию выехали вице-губернатор и прокурор. Но утром следующего дня на чугунолитейном заводе и в разных частях города начались столкновения рабочих с полицией и войсками.

Крестьяне уезда с большим сочувствием следили за борьбой евпаторийского пролетариата. В некоторые имения для охраны помещичьей собственности были посланы солдаты. Крестьянское движение в уезде достигло кульминационного момента в конце июня 1906 года.

Поскольку события в Евпатории по своему размаху и значению выходили за пределы Таврической губернии, губернатор на протяжении трех дней (иногда по нескольку раз в день) информировал об их развитии Столыпина, который, в свою очередь, требовал «хотя бы самыми крайнішії мерами остановить распространение бесчинств»{Там же, л. 49; д. 513, лл. 92, 93.}.

С помощью войска и полиции выступление было подавлено. И в городе, и в окрестных селах революционное движение после этих событий пошло на спад. Начались обыски, дознания, аресты. По обвинению в организации майского выступления были арестованы А. С. Зарубов, М. П. Немич, М. М. Фещенко и другие{Там же, л. 103.}. В 1908 году М. П. Немича убили в камере симферопольской тюрьмы якобы «при попытке к бегству». Революционную борьбу продолжала его сестра А. П. Немич, а в дальнейшем сестры В. П. Немич и Ю. П. Немич и брат С. П. Немич.

Уезд находился на положении «усиленной охраны» до конца 1907 года. Но и в этих условиях евпаторий-/265/ские социал-демократы сумели организовать подпольную типографию, в создании которой приняли деятельное участие М. М. Фещенко, выпущенный из тюрьмы, п Я. Л. Животинский. Тут печатались воззвания, листовки. В одной из них, изданной в апреле, говорилось: «И будут битвы, будут победы. Готовьтесь к ним, товарищи пролетарии! Да здравствует великая Российская революция!»{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 21, л. 123.}. 1 мая того же года в городе была проведена забастовка, в которой приняли участие рабочие всех предприятий{Крымский облгосархив, ф. 26, оп. 3, д. 601, л. 58.}.

К 1914 году население Евпатории достигло 30 тыс. Для внешнего вида города в это время характерны были контрасты: хорошо благоустроенная центральная часть и грязные неблагоустроенные окраины. Городская дума заботилась о развитии, озеленении и санитарном состоянии лишь приморской части и дачного района, где находились особняки богачей. Это был т. н. новый город с широкими улицами и площадями, просторными каменными домами, тенистыми садами. Накануне первой мировой войны введена в строй городская электростанция, пущен трамвай. Большую часть Евпатории составлял «старый город», где не было растительности. Узкие, кривые, немощенные улицы и многочисленные переулки были покрыты пылью и грязью.

Отсутствие канализации, антисанитарное состояние улиц и дворов приводили к частым вспышкам различных эпидемий. Основанная в 1854 году земская больница могла принять лишь незначительную часть больных. В конце XIX в. Евпаторию и весь уезд обслуживало только 2 врача.

Царское правительство не проявляло заботы о развитии Евпаторийского курорта. Его рост носил стихийный характер и происходил только благодаря инициативе отдельных предпринимателей. Первая частная здравница — «Приморский санаторий» — возникла в 1905 году. Спустя 4 года открылись 2 (тоже частных) медицинских детских пляжа. В 1911—1914 гг. построены санатории «Таласса» и «Гелиос», большая гостиница «Дюльбер». В 1913 году в Евпатории функционировали 3 санатория для взрослых и 4 (летнего типа) для детей. Все 7 санаториев были частными, в них насчитывалось 400 коек.

В начале 70-х годов XIX в. в городе работали уездное и приходское училища, женская трехклассная школа, начальное училище и 16 частных, преимущественно религиозных, учебных заведений с общим количеством учащихся 971{Там же, ф. 100, оп. 1, д. 1321, лл. 60—62.}. В 1874 году открылась женская классическая гимназия, еще через 2 года — мужская. В начале XX в. в 2 мужских средних учебных заведениях п в одном женском обучалось 400 человек, в 30 небольших начальных школах — около 1,5 тыс. Плата за обучение в мужской гимназии составляла 40, в женской — 50—60 руб. в год{Там же, ф. 681, оп. 1, д. 742, л. 18; оп. 2, д. 149, л. 12.}. Неудивительно, что контингент учащихся учебных заведений состоял преимущественно из детей дворян, духовенства, буржуазии. В 1904 году в городе действовали 4 православных церкви, 14 мечетей, костел и 4 синагоги. В пользовании евпаторийской мечети находилось большое вакуфное имущество как в самой Евпатории, так и за ее пределами. 1400 десятин земли принадлежало ее главе Муртазе Эфенди, который беспощадно эксплуатировал своих единоверцев{Революционное движение в Крыму, стр. 21.}.

Значительным событием в культурной жизни Евпатории явилось открытие в 1910 году театра. В том же году сюда на гастроли приезжала драматическая труппа петербургского Александринского театра. Здесь бывали также актеры Московского Художественного театра И. М. Москвин, П. М. Садовский, К. С. Станиславский, на средства которого в Евпатории был куплен участок земли, где создана колония студийцев «вигвам». Возглавлял ее русский режиссер Л. А. Сулержицкий — основатель и руководитель первой студии художественного театра. В Евпатории он жил (иногда подолгу) в 1909, 1910, 1913, 1914, 1916 годах. В 1913 году в Евпатории работали 6 библиотек и 2 читальных зала.

Тяжелые, тревожные дни наступили для населения Евпатории с началом первой мировой войны. Неприятельские корабли неоднократно подходили к ее берегам, а 24 апреля 1916 года немецкий крейсер «Бреслау» выпустил по городу 50 снарядов, разрушив частично пристань, санатории и другие здания. Здесь стоял небольшой гарнизон, были установлены береговые батареи. В 1915 году сюда подведена железнодорожная ветка Сарабуз — Евпатория. Чугунолитейный завод, слесарно-водопроводная, слесарно-механическая, деревообделочная мастерские перешли на выпуск военной продукции. В городе были открыты военные госпитали. В связи с военными действиями в августе 1914 года Евпаторийский порт закрылся. К осени 1915 года некоторые продукты подорожали на 50 проц., обувь, ткани, топливо — вдвое. Начались перебои в снабжении населения продуктами питания и промышленными товарами. В ноябре 1916 года введена карточная система. Закрытие порта, прекращение строительных работ, свертывание производства из-за недостатка сырья и топлива привело к появлению безработицы{Крымский облгосархив, ф. 42, оп. 1, д. 819, л. 11; ф. 143, оп. 1, д. 24, л. 2; д. 47, л. 9; ф. 681, оп. 2, д. 588, л. 168; д. 666, л. 154.}. Среди населения и солдат с каждым днем усиливались антивоенные настроения, участились выступления против частной собственности и политики самодержавия{Там же, ф. 39, оп. 1, д. 161, л. 17.}.

После Февральской буржуазно-демократической революции 6 марта 1917 года был создан Евпаторийский временный исполнительный комитет, в котором преобладали меньшевики, эсеры и представители буржуазии. Под его руководством оформился местный орган Вре-/266/менного правительства — комитет общественной безопасности{Крымский облгосархив, ф. 681, оп. 2, д. 588, л. 207; д. 673, лл. 353—357.}.

В конце марта состоялись выборы в Совет рабочих и Совет солдатских депутатов, но большинство в них получили эсеры и меньшевики{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 89, л. 40.}. От большевиков в Евпаторийский Совет рабочих депутатов прошли лишь А. С. Зарубов и С. М. Поплавский. В конце апреля евпаторийские Советы объединились в Совет рабочих и солдатских депутатов, а в августе, с образованием уездного Совета крестьянских депутатов — в Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Однако он фактически не имел власти и почти полностью зависел от буржуазии.

В апреле 1917 года в Евпатории оформилась местная организация РСДРП{Революция в Крыму, № 2. Симферополь, 1923, стр. 9.}. В обстановке обострявшейся классовой борьбы процесс размежевания между большевиками и меньшевиками усилился, особенно под влиянием профессиональных революционеров большевиков С. Булевского, А. С. Турецкого и других. В июне в Евпаторию прибыл посланный Центральным Комитетом РСДРП(б) Ж. А. Миллер. Большое значение для укрепления позиций большевиков в городе имел перевод сюда 16 августа 1917 года школы военных летчиков, в которой имелась сильная ячейка большевиков (до 20 человек){Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 1374, л. 21.}. Ее председателем был А. И. Находкин, активный участник революционного движения в Риге в 1905 году, секретарем — В. Г. Матвеев.

Большевики проводили последовательную работу по привлечению трудящихся масс на сторону революции. Под их руководством в апреле 1917 года в городе введен 8-часовой рабочий день. Упразднена городская полиция{Крымский облгосархив, ф. 681, оп. 2, д. 660, л. 132; д. 673, лл. 173, 236.}. 1 Мая трудящиеся впервые свободно вышли на демонстрацию. Все промышленные, торговые предприятия и учреждения в этот день не работали.

Ширилась агитационно-пропагандистская работа среди рабочих, солдат, крестьян окрестных населенных пунктов. Большевики основали политический клуб, в адрес которого поступали большевистские газеты: «Вперед», «Пролетарий», «Спартак», «Рабочий путь» и др. Они также печатали свои газеты и листовки, которые нередко распространяли военные летчики.

Большое внимание евпаторийские большевики уделяли укреплению уже существующих и созданию новых профессиональных союзов, которых к сентябрю 1917 года насчитывалось 24. Большая часть рабочих города (около 4 тыс.) была занята на соляных промыслах, до 200 человек — на чугуполитейном заводе. Самым многочисленным был союз чернорабочих (3 тыс. человек){Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 1374, л. 22; Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 60, 68.}. Для активизации его работы много усилий приложил С. Булевский. Союз швейников насчитывал 300 членов. А. П. Немич была его организатором, со временем она стала председателем профсоюза домашних работниц. М. Я. Просмушкин возглавлял профсоюз печатников. За большевиками шли также союзы горнорабочих и транспортников. К осени большевики закрепили свои позиции в Евпаторийском союзе профсоюзов, его председателем был избран Д. Л. Караев{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 1374, л. 41; Крымский облгосархив, ф. 681, оп. 2, д. 687, л. 168.}.

Не менее важной задачей являлось привлечение на сторону революции солдат гарнизона, который состоял из двух батарей артиллерии, школы летчиков-наблюдателей, авиационной школы воздушного боя, 84-й Екатеринославской ополченческой дружины, военно-санитарной команды{Памяти павших за Советский Крым 1918—1920. Сборник статей и воспоминаний. Симферополь, 1940, стр. 13.}.

Евпаторийские большевики 17 сентября порвали с меньшевиками и оформились в самостоятельную организацию. Председателем партийного комитета стал Ж. А. Миллер. Евпаторийская большевистская организация, насчитывавшая до 250 человек{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 62, 67; Революция в Крыму, № 1, 1922, стр. 41, 42.}, была одной из самых сильных в Таврической губернии. Опираясь на нее, представители ЦК РСДРП(б) создали Временное губернское бюро и подготовили созыв первой конференции РСДРП(б) Таврической губернии, на которой от Евпаторийской организации большевиков присутствовали Ж. А. Миллер, С. Булевский{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 68, л. 61.}.

Возрос авторитет большевиков Евпатории, что способствовало дальнейшему росту их рядов. Только на собрании Евпаторийской организации большевиков 6 октября в партию было принято 36 новых членов. «Рабочие и солдаты Евпатории составляют главную опору РСДРП(б)»,— писал Ж. А. Миллер{Там же, д. 38, лл. 102—104; д. 39, л. 87.}.

Руководствуясь решениями VI съезда партии, большевики города взяли курс на вооруженное восстание. Развертыванию борьбы за социалистическую революцию пыталась помешать образовавшаяся в организации оппортунистическая группа. Когда в городе получили известие о победе Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде, оппортунистическая группа на заседании Евпаторийского комитета 28 октября добилась принятия резолюции, объявлявшей восстание преждевременным. Комитет огласил эту резолюцию в печати. Общее собрание партийной организации, состоявшееся 2 ноября, резко осудило поведение оппортунистов и вывело их из состава партийного комитета.

Ко времени второй конференции большевиков Крыма (23—24 ноября 1917 года) количество членов партии в Евпаторийской организации выросло более чем вдвое, достигнув 570 человек{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 116.}. В ноябре 1917 года в городе создан Союз социалистической молодежи./267/

Большевики Евпатории горячо приветствовали Великую Октябрьскую социалистическую революцию и ее вождя В. И. Ленина{Революция в Крыму, № 2, стр. 109.}. 25 ноября 1917 года собрание трудящихся города единодушно высказалось за полное доверие Совету Народных Комиссаров. 30 ноября за передачу власти в руки Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и решительную поддержку Совнаркома высказалось общее собрание рабочих-строителей. 10 декабря аналогичную резолюцию приняло собрание членов профессионального союза булочников и кондитеров{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 119, 120, 126. 129.}. На экстренном заседании Евпаторийского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, состоявшемся 18 декабря, большевикам, несмотря на упорное сопротивление меньшевиков, удалось добиться принятия резолюции о признании Совета Народных Комиссаров. В конце декабря состоялись перевыборы Евпаторийского Совета, председателем которого стал Д. Л. Караев{Революция в Крыму, № 1, стр. 47.}.

В это время активизировали свою контрреволюционную деятельность буржуазия, помещики, татарские буржуазные националисты. Реакционное офицерство создало в Евпатории контрреволюционный штаб. В его распоряжение в декабре прибыло 2 эскадрона конного полка, являвшегося опорой Крымского мусульманского исполнительного комитета. 23 декабря 1917 года они начали разоружать революционно настроенные воинские части: авиаотряд Киевской школы, пулеметную команду и др. Большевистский комитет обратился с просьбой о помощи к Севастопольскому ревкому, который 24 декабря послал контрреволюционному штабу ультиматум с требованием немедлен