О проекте | Новости | Регистрация | Контакт
eMail: Пароль:
История Городов и Сёл

 Керчь,
Крым

г. Алушта
Бахчисарайский район
Белогорский район
Джанкойский район
г. Евпатория
г. Керчь
Кировский район
Красногвардейский район
Красноперекопский район
Ленинский район
Нижнегорский район
Первомайский район
Раздольненский район
Сакский район
г. Симферополь
Симферопольский район
Советский район
г. Феодосия
Черноморский район
г. Ялта




Малорусская Народная Историческая Библиотечка Страница памяти М.П. Драгоманова
Страница памяти жертв Талергофа и военного террора во время I-ой Мировой Войны в Галичине Вестник юго-западной Руси

Книги по истории Малороссии, Галичины, Закарпатья и Новоросиии
Керчь
Керчь, /280/

КЕРЧЬ — ГОРОД-ГЕРОЙ

Керчь — город областного подчинения (с 1945 года), расположен на востоке Керченского полуострова, на берегу Керченского пролива, в 210 км от Симферополя. Важный порт Черного и Азовского морей, крупный железнодорожный узел. Население — 144,7 тыс. человек.

Керчь — город-герой

Керчь — город-герой

Территория, на которой расположен город, была заселена уже в III тысячелетии до н. э., о чем свидетельствуют курганы и отдельные находки эпохи бронзы. В VI в. до н. э. здесь, на склонах и у подножья горы, выходцы из Милета основали населенный пункт под названием Пантикапей. Город быстро рос. С первой четверти VI в. до н. э. он чеканил собственную монету. С V в. до н. э. по IV в. н. э. Пантикапей — столица Боспорского рабовладельческого государства, где проживало 40—45 тыс. человек, не считая рабов{В. Д. Блаватский. Пантикапей. М., 1964, стр. 9, 61, 212.}. Расцвет города относится к концу V — началу III вв. до н. э., когда он был крупнейшим ремесленным и торговым центром Северного Причерноморья. Высокого уровня достигло здесь железообрабатывающее, камнерезное, косторезное, керамическое, в т. ч. гончарное, производства, ткачество и другие ремесла. Но особенно славился Пантикапей художественной обработкой драгоценных металлов — золота, серебра и их сплава — электры. Сюда прибывали товары не только из стран Среднеземноморья и скифских земель, но и Урала, Алтая, Средней Азии.

Террасная планировка города на крутых склонах горы, остатки каменных многокомнатных домов, часто украшенных росписью, терм и большого общественного здания с колоннами, высота которого достигала 10 метров{Археология и история Боспора, вып. 1. Симферополь, 1952, стр. 13, 47, 50.}, свидетельствуют о высоком уровне градостроительства в Пантикапее. О мастерстве местных архитекторов и строителей говорят и монументальные погребальные сооружения из камня, найденные под огромными насыпями курганов IV в. до н. э. Выдающимся памятником архитектуры и живописи I в., сохранившимся до наших дней, является т. н. склеп Деметры, фресковая роспись которого изображает чтимых в Пантикапее богов — Деметру, Кору, Плутона. В погребениях представителей верхушки греческой и скифской аристократии — курганах Змеином, Золотом, Мелек-Чесменском, Павловском, Царском, Куль-Оба обнаружены лучшие образцы изделий пантикапейских ювелиров, а золотая ваза и чаша из кургана Куль-Оба принадлежат к шедеврам мирового искусства{Нариси стародавньої історії Української РСР, стр. 281, 282.}.

Во II в. до н. э. Боспорское государство переживало социально-экономический кризис, что усугубило опасность захвата Боспора скифами. Царь Боспора Перисад V вынужден был передать власть более могущественному понтийскому царю Митридату VI. Это событие послужило поводом к восстанию скифского населения в 107 году до н. э. под предводительством Савмака./281/

Золотая диадема и золотые серьги из скифского погребения IV в. до н. э., обнаруженные в кургане «Три брата» в Керчи.

Золотая диадема и золотые серьги из скифского погребения IV в. до н. э., обнаруженные в кургане «Три брата» в Керчи.

Вспыхнув в Пантикапее, оно быстро охватило всю европейскую часть Боспорского государства. Перисад был убит. Вождь повстанцев Савмак стал правителем Боспора. После длительной подготовки войско Митридата VI, возглавляемое полководцем Диофантом, овладело Феодосией, а затем — Пантикапеем. Восстание было подавлено. Около 370 года н. э. Пантикапею, как и всему Боспорскому государству, нанесли сокрушительный удар гунны. В V в. античный Пантикапей прекратил свое существование.

После того, как разрушительная волна гуннского нашествия схлынула, Пантикапей постепенно ожил как торговый и ремесленный центр{Журнал «Советская археология», № 6, М., 1940, стр. 200.}. Некоторое время населенный пункт называли Боспором. В VI в. он становится византийской крепостью. В VII в. им завладели хозары{Ф. Брун. Черноморье, ч. 1—2. Одесса, 1879, стр. 200, 205, 343.}.

В конце VIII в. под названием Кръчъв город упоминается в русской летописи. Тогда здесь побывало русское войско новгородского князя Бравлииа{А. Василевский. Житие Стефана Сурожского, т. 3, Пгт., 1915, стр. 95.}. С этого времени устанавливаются связи Боспора с Русью — торговые, политические и культурные. В X в. они завершились образованием на берегах Керченского пролива Тмутараканского княжества, входящего в состав Киевской Руси. На протяжении X—XII вв. Корчев играл важную роль в княжестве. Город стал крупным рынком, где торговали купцы Руси, Востока, Византии, Западной Европы, Кавказа. Одновременно Корчев был морскими воротами древнерусского государства на Черном и Азовском морях. О принадлежности Корчева к Тмутараканскому княжеству свидетельствует надпись на известном Тмутараканском камне, найденном в 1792 году.

Татары, овладевшие Крымским полуостровом в XIII в., уступили в 1318 году населенный пункт генуэзцам, которые устроили здесь один из важных своих портов под наименованием Черкио (Сегдіо). Полтора столетия город входил в состав генуэзской колонии.

Боспорское государство в 4—2 ст. до н.э. Киммерийский Боспор.

Боспорское государство в 4—2 ст. до н.э. Киммерийский Боспор.

Его население занималось промыслами — соляным и рыбным. Отсюда вывозили соленую рыбу, балыки, соль, кожи, шерсть, зерно, а также невольников{В. Х. Кондараки. Этнография Тавриды, стр. 31, 32, 39.}. Власть принадлежала консулу, который подчинялся правительству Кафы. В 1475 году генуэзские колонии пали под ударами турецких завоевателей, подчинивших себе Крымское ханство. Город стал одним из опорных пунктов турецкого владычества в Крыму.

За три столетия татаро-турецкого господства Керчь превратилась в захудалое местечко, служившее новым, завоевателям рынком работорговли. С середины XVI до XVIII ст. на Керченский полуостров не раз совершало походы донское и запорожское казачество, активно боровшееся с татаро-турецкими завоевателями.

О пребывании на полуострове запорожских казаков свидетельствуют памятные места: т. н. Гайдамацкие пещеры и казачья крепость Борзовка около села Осовины, Гайдамацкие скалы возле Войково (быв. Катерлез). В 1771 году, когда русские войска вошли в город, в нем была лишь одна улица и 674 небольших, крайне убогого вида дома. Население занималось рыболовством и добычей соли.

В соответствии с Кючук-Кайнарджийским мирным договором 1774 года Керчь отошла к России. Однако до присоединения Крыма к России над городом постоянно висела угроза татаро-турецкою нападения. Полуостров был пустынен и почти безлюден. Один из путешественников, посетивший эти места в 1808 году, писал: «Керчь — прежде Пантикапеум, столица Босфорского царства, ныне маленький татарский городок без торговли; хотя местоположение самое выгоднейшее, какое только можно представить»{Письма о Крыме, об Одессе и Азовском море. М., 1810, стр. 140.}.

В 1775—1780 гг. Керчь находилась в составе Азовской провинции{Полное собрание законов Российской империи, т. 20, СПб., 1830, № 14252.}. Одновременно был издан указ «о позволении поселиться в сем городе грекам, служащим во флоте под начальством графа Орлова». Им предоставлялись некоторые привилегии. Наряду с греками здесь, оседают русские, украинцы, армяне, итальянцы./282//283/

Для поощрения развития торговли Керчь, как и все города юга, получила льготы в платеже налогов на 25 лет{Полное собрание законов Российской империи, т. 11, № 30286.} и разрешение на беспошлинный ввоз турецких товаров. Из Керчи вывозили в страны Средиземноморья рыбу и соль. Спрос на керченскую соль и доходы от ее продажи были настолько значительны, что в 1808—1809 гг. создается специальный штат для управления Керченскими соляными промыслами{Полное собрание законов Российской империи, т. 30, № 23704.}. Успешно развивался и рыбный промысел. В 1824 году здесь насчитывалось 19 рыболовецких предприятий, а в 1830 году их стало уже 24{ЦГИА СССР, ф. 1281, оп. 5, д. 67, лл. 4—6, 49.}. Постепенно Керчь начала играть заметную роль в установлении торговых отношений России с другими странами. Возросло значение Керченского порта, через который шла торговля преимущественно хлебом и рыбой. Хлеб вывозился за границу, а рыба — в города страны. Только в 1854 году в Керченском порту побывало 1224 судна по каботажному плаванию и 457 — по заграничному. В середине XIX в. в Керчи работали галетная фабрика, кирпичный, свечной и черепичный заводы. В окрестностях города находились каменоломни, поставлявшие строительный камень и камень для производства извести{Новороссийский календарь на 1848 г. Одесса, 1847, стр. 68.}. В 1846 году был построен железоплавильный завод. Небольшая доменная печь вплоть до Крымской войны выплавляла чугун из местной железной руды на привозном древесном угле.

Памятник архитектуры X в. Церковь Иоанна Предтечи в Керчи

Памятник архитектуры X в. Церковь Иоанна Предтечи в Керчи

Изображение богини Деметры. Деталь фресковой росписи из т. н. склепа Деметры (I в н. э.). Керчь.

Изображение богини Деметры. Деталь фресковой росписи из т. н. склепа Деметры (I в н. э.). Керчь.

В 1821 году Керчь и Еникале были выделены в особую административную единицу — Керчь-Еникальское градоначальство. В 1825 году вводится должность городского архитектора. Приблизительно с этого времени и, особенно с 1829 года, когда градоначальником в Керчь назначили прогрессивно настроенного ученого археолога полковника И. А. Стемпковского, город начинает благоустраиваться{«Український історичний журнал», 1971, № 12, стр. 98.}. Было проложено Мокацомовское шоссе с арками и тротуарами, которое соединило город с Еникале, на речке Мелек-Чесме построили 5 мостиков и облицевали камнем берега. Центральные улицы освещались фонарями. На горе Митридат был разбит бульвар. В 1840 году закончили ремонт большого фонтана, снабжавшего город водой. Но внимание властей обращалось лишь на центр города. Что же касается районов, заселенных рабочим людом, то там по-прежнему на грязных, узких и душных улицах теснились мазанки. На благоустройство окраин, как и на строительство больницы, не хватало средств. Зато были сооружены здания тюрьмы и главной гауптвахты.

К 1854 году население города достигло 13,6 тыс. человек. В 1829 году здесь открыли уездное училище, которое готовило счетоводов, делопроизводителей. В 1863 году оно реорганизовано в Александровскую гимназию{Хр. Хр. Зенкевич. Керчь в прошедшем и настоящем. Керчь, 1894, стр. 38, 56.}. Количество учащихся в ней в конце XIX в. колебалось от 300 до 400 человек. В 1835 году принял первых учениц Кушниковский институт благородных девиц {Памятная книжка Керчь-Еникальского градоначальства на 1907 год. Керчь, 1907, стр. 6.}. Доступ в эти учебные заведения детям трудящихся был закрыт. В 50-х годах основаны 7 начальных и ремесленных школ, где обучалось 222 ученика. Имелись типография и библиотека, в которой насчитывалось 1307 книг{ЦГИА СССР, ф. 1281, оп. 5, д. 67, л. 47.}.

С 1810—1811 гг. началось исследование археологических памятников, которыми так богата Керчь. В 1811 году археолог-любитель П. А. Дебрюкс впервые составил ценные описания древних памятников и создал историческую топографию Европейского Боспора (Керченского полуострова). Совместно с И. А. Стемпковским /284/П. А. Дебрюкс продолжил изучение скифо-античных памятников Боспора. Большую работу вел археолог А. Б. Ашик. Все эти ученые осенью 1830 года стали участниками раскопок знаменитой гробницы скифского царя в кургане Куль-Оба (холм Пепла){Ю. Ю. Марти. Сто лет Керченскому музею. Керчь, 1926, стр. 7, 8.}. В 1826 году был открыт государственный музей древностей. Во время Крымской войны 1853—1856 гг. английские войска, захватившие Керчь, разрушили и разграбили город. Особенно пострадал музей. Некоторые увезенные тогда предметы древности и поныне находятся в Британском музее в Лондоне. Позже изучением керченских памятников мирового значения занимались археологи: А. Е. Люценко, проработавший в Керчи 25 лет (1853—1878), К. Думберг (1891—1901), В. В. Шкорпил, убитый бандитами в декабре 1918 года, Ю. Ю. Марти, В. Ф. Гайдукевич, В. Д. Блаватский, М. И. Ростовцев, Ю. А. Кулаковский, К. Э. Гриневич и другие.

В пореформенный период ускорилось экономическое развитие Керчи и Керченского полуострова. В 1862 году в городе насчитывалось 15 мелких промышленных предприятий с числом рабочих до 5, исключение составляли каменоломни, где работало более 60 человек. Одновременно были построены механический и цементный заводы, небольшая табачная фабрика, которая к концу XIX — началу XX вв. превратилась в крупное капиталистическое предприятие{М. Е. Бененсон. Экономические очерки Крыма. Симферополь, 1919, стр. 59.}. В 1913 году на ней трудилось уже 900 человек. В 1873 году основан консервный завод компании Петере и братьев Жуковских{Ф. Т. Гусаров, Л. И. Чуистова. Керчь. Симферополь, 1955, стр. 71.}.

На протяжении второй половины XIX в. увеличивается добыча соли, строительного камня-ракушечника, лов и обработка рыбы, возникают предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья, углубляется и расширяется фарватер Керченского пролива. После разрушений, нанесенных английскими оккупантами во время Крымской войны, когда была взорвана доменная печь, а оборудование железоплавильного завода вывезено в Англию, разработка керченских руд приостановилась на полвека.

В 1897 году Брянское общество, финансируемое французскими капиталистами, начало строительство металлургического завода на базе керченской железной руды. К середине 1900 года стали в строй две небольшие доменные печи, сталеплавильный (томасовский) и подсобные цехи. В том же году выплавлено 1 550 632 пуда чугуна, а руды добыто 3 883 506 пудов. На заводе работало 2079 человек{Крымский обдгосархив, ф. 162, оп. 1, д. 4187, л. 40.}.

Тогда же закончено строительство железнодорожной линии Керчь—Джанкой. К началу XX в. благодаря открытию железнодорожного сообщения и пуску металлургического завода, город превратился в один из значительных промышленных центров Таврической губернии. Ведущее место занимали рудно-металлургическая промышленность и рыболовство. В Керченском порту скрещивались основные пассажирские и грузовые линии черноморских и азовских пароходств и поддерживалось каботажное сообщение с портами Приазовья, Крыма и Кавказа.

Развитие промышленности и торговли сопровождалось значительным ростом населения. В 1897 году в Керчи насчитывалось 33 347 жителей{Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897, т. 41. Таврическая губерния, стр. IV.}. В городе проживали представители 21 национальности, из них русских, украинцев и белорусов — 21 993 человека{Сборник Статистических сведений по Таврической губернии, т. 9. Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь. 1889, стр. 2.}. Большой процент среди них составляли рабочие, положение которых было крайне тяжелым. Владельцы фабрик и заводов нанимали рабочих за бесценок, широко применяли женский и детский труд. Ленинская «Искра» отмечала, что на Керченском металлургическом заводе нарушались даже царские фабричные законы, допускалась «работа малолетних моложе 15 лет до десяти часов в сутки и даже ночные сверхурочные работы...»{Газ. «Искра», № 7, 1901 г.}. Рабочий день взрослых длился 12—14 часов. Охрана труда на всех предприятиях отсутствовала. Дни, пропущенные по причине несчастных случаев, не оплачивались. Производственные травмы, как правило, объяснялись «неосторожностью» самих рабочих. Жили они в дощатых бараках по 80 и более человек, иногда и в шалашах, спали на нарах. А рабочие каменоломен размещались, как писала местная газета, в старых, заброшенных каменоломнях, кое-как приспособленных под жилье{Газ. «Южный курьер», № 153, 1901 г.}.

В 1875 году передовые рабочие Керчи установили связь с Одесским «Южнороссийским союзом рабочих»{История Коммунистической партии Советского Союза, т. 1, стр. 83.}. В 1899 году в городе была создана социал-демократическая организация{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 278, оп. 1—4, д. 35 393, л. 6.}. Центром деятельности керченских социал-демократов стал металлургический завод, а когда в 1902 году его закрыли, организация развернула активную революционную работу среди рабочих других предприятий и городских ремесленников, привлекая к ней часть местной прогрессивно настроенной интеллигенции.

Большую роль в сплочении керченских социал-демократов сыграл революционер Е. А. Климанов (Афанасьев), который прибыл в Керчь в 1901 году после ссылки и работал механиком землечерпального каравана в порту. В годы первой русской революции Е. А. Климанов проводил большую работу по разъяснению большевистской тактики и призывал керченских трудящихся к активному ее осуществлению. В 1906 году его снова арестовали, выслали из Керчи, но в пути ему удалось бежать в Петербург. Там вплоть до Февраль-/285/ской революции 1917 года Е. А. Климанов находился на подпольной партийной работе (умер в 1919 году). Среди керченских искровцев отличался активностью и Ф. Г. Котов (в 1920 году стал заместителем председателя подпольного Керченского ревкома, в период Великой Отечественной войны его, активного подпольщика, гитлеровцы казнили в Новороссийске!

В 1902 году Керченская организация РСДРП выпустила листовку, посвященную 41-й годовщине отмены крепостного права. В ней разоблачалась сущность реформы и содержался призыв ко всем трудящимся объединиться для борьбы с самодержавием. В следующем году среди рабочих распространялась листовка, где разъяснялись причины всеобщей стачки на юге России. Под руководством социал-демократической организации в начале августа 1903 года состоялась забастовка рабочих порта и механических мастерских, потребовавших от администрации увеличения заработной платы и сокращения рабочего дня{И. Бортников. Июльские дни 1903 года на Юге России, стр. 79.}. Керченский пролетариат продемонстрировал свою организованность и солидарность с бастующими других городов юга России. В период первой русской революции в Керчи происходили политические стачки и демонстрации. 27 июля 1905 года состоялась большая общегородская демонстрация рабочих и служащих. Демонстранты прошли по городу с красным флагом и лозунгами «Долой самодержавие!», «Да здравствует свобода!»{Крымский облгосархив, ф. 483, оп. 4, д. 355, лл. 4, 14.}. Полиция применила оружие, двое рабочих были убиты, одиннадцать ранены. На четвертый день после демонстрации черносотенцы устроили еврейский погром, который вынуждена была «осудить» даже буржуазная городская дума. Мер же против погромщиков власти никаких не приняли. В связи с этими событиями организация РСДРП выпустила листовку, которая разоблачала политику царизма. В октябре 1905 года керченские железнодорожники и почтово-телеграфные служащие бастовали вместе со всем пролетариатом России.

Стачки не утихали и в следующем году. 9 января 1906 года рабочие заводов Золотарева, Бухштаба и табачной фабрики Месаксуди прекратили работу и вышли на митинг, посвященный годовщине «Кровавого воскресенья»{Ф. Т. Гусаров, Л. И. Чуистова. Керчь, стр. 90, 95, 101.}. В конце апреля забастовали моряки землечерпального каравана, где вел пропагандистскую работу большевик П. Никифоров (Малаканов), бывший петербургский рабочий, участник октябрьского восстания 1905 года в Кронштадте{«Український історичний журнал», 1968, № 3, стр. 121.}. Они требовали установления девятичасового рабочего дня, и администрация вынуждена была уступить.

В тяжелые годы реакции (1907—1910) керченский пролетариат под руководством организации РСДРП продолжал бороться за свои права, объединяя силы в профессиональных союзах рабочих Аджимушкайских каменоломен, моряков и служащих торгового флота, служащих торговли, рабочих промышленных предприятий, каменщиков, штукатуров, печников, маляров, портовых рабочих. Работа социал-демократической организации Керчи была отмечена центральной большевистской газетой «Пролетарий»{Газ. «Пролетарий», 13 мая 1909 г.}.

Е. А. Климанов (Афанасьев)— один из руководителей Керченской социал-демократической организации в 1901—1905 гг. Фото 1903 г.

Е. А. Климанов (Афанасьев)— один из руководителей Керченской социал-демократической организации в 1901—1905 гг. Фото 1903 г.

Нарастание стачечного движения в России после Ленских событий 1912 года оказало влияние и на рабочих Керчи. 28 июня 1912 года газета «Правда» сообщала о забастовке рабочих чугунолитейного завода и 300 рабочих керченских железных рудников, протестовавших против тяжелых условий труда и быта, полицейского гнета. Рабочие Керченского металлургического завода Таганрогского металлургического общества (основан в 1912 году) на создание полицейского участка с особым сыскным отделением ответили крупной забастовкой 11 февраля 1914 года. Наряду с экономическими требованиями они выдвинули и политические: ликвидировать полицейский участок на заводе, отменить ежедневные обыски в проходной, не привлекать к ответственности за участие в забастовке{Крымский облгосархив, ф. 162, оп. 2, д. 7056, л. 1.}. В знак солидарности с металлургами прекратили работу и трудящиеся других предприятий. Внезапная стачка, охватившая около 2500 человек и длившаяся 4 дня, напугала хозяев: они вызвали отряд конной полиции. Выступление рабочих было подавлено, 34 человека арестовано. О революционном духе пролетариата писала большевистская газета «Путь правды» («Правда») в № 21 за 1914 год в статье «О ликвидации Керченской забастовки».

Накануне первой мировой войны численность рабочих в Керчи возросла и к 1914 году составляла более 6 тыс. человек, то есть больше, чем во всех остальных городах Крыма (кроме Севастополя), вместе взятых. Около 40 проц. общего числа рабочих трудилось на металлургическом заводе, получая копейки за свой нечеловеческий труд. Ужасными были условия жизни рабочих. Комиссия, которая обследовала улицы, дворы и казармы рабочих, отметила их антисанитарное состояние{Ф. Т. Гусаров, Л. И. Чуистова. Керчь, стр. 102.}. Жили они в тесных и грязных помещениях по /286/30—40 человек, спали без матрацев, на голых досках. Баков для кипятка и умывальников не было. Помещения не проветривались. Да и остальная часть рабочего населения Керчи жила не лучше. Многие, за неимением жилья в городе, были вынуждены искать пристанища в ближайших к заводу поселках. Селились нередко в конюшнях, коровниках и сараях, приспособленных предприимчивыми хозяевами под квартиры. В крохотных каморках помещались семьи из 7—9 человек. Очень неблагоустроенным выглядел и сам город, за исключением центральной части его. Вечерами Керчь погружалась во тьму. Только кое-где сиротливо мигали редкие керосиновые фонари. Электрическое освещение появилось около 1910 года, причем электрифицировались только богатые кварталы. Отсутствовали канализация и водопровод. Воду, солоноватую и сильно минерализованную, брали из загрязненных колодцев, которых к тому же не хватало. На крайне низком уровне находилось медицинское обслуживание — одна больница (80 коек) на все градоначальство. Около 20 керченских врачей в основном занимались частной практикой.

Из учебных заведений, открытых для детей состоятельных граждан города, имелись 2 гимназии, мореходное училище каботажного плавания, Кушниковский институт благородных девиц, а для рабочего люда — лишь начальные школы. Но количество их было так незначительно, что детям часто отказывали в приеме «за отсутствием мест». Общественная библиотека, обслуживавшая немногочисленных читателей, имела скудный фонд: абонент в год брал в среднем одну книгу. Городской театр посещали преимущественно состоятельные горожане.

Когда началась первая мировая война, в армию было мобилизовано 1413 человек. Только за один 1914 год в городе закрылось 35 промышленных предприятий, в результате чего без работы осталось 880 человек. Уменьшился объем работы порта в связи с общим сокращением морских перевозок. Из-за нехватки сырья была уволена часть рабочих табачной фабрики. Отсутствие топлива привело к тому, что в июне 1917 года остановился металлургический завод. Число безработных увеличивалось с каждым днем. В связи с объявлением Крыма прифронтовой зоной усилился полицейско-карательный режим{Памятная книжка Керчь-Еникальского градоначальства на 1916 г. Керчь, 1917, стр. 16, 18, 39.}.

После Февральской буржуазно-демократической революции в Керчи в начале марта 1917 года был создан комитет общественной безопасности, руководящая роль в котором принадлежала кадетам. Комитет сохранил почти в полной неприкосновенности царский бюрократический аппарат. В городе, как и прежде, функционировала городская дума.

Тогда же в марте рабочие керченских предприятий и солдаты воинских частей избрали орган новой, революционной власти — Совет рабочих и солдатских депутатов, но руководство в нем принадлежало меньшевикам и эсерам{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 86, лл. 8—10.}. Совет депутатов издавал газету «Известия Керченского Совета рабочих и солдатских депутатов». Под давлением рабочих он принял некоторые меры в защиту интересов трудящихся. Так, он решил снизить цены на продовольственные и промышленные товары от 10 до 50 проц.{Крымский облгосархив, ф. 162, оп. 1, д. 6932, л. 9.}. Война продолжалась, росли дороговизна, спекуляция, безработица. В таких условиях развернули работу керченские большевики, которые в октябре 1917 года оформились в самостоятельную организацию{В борьбе за Советский Крым, стр. 51—55.}.

26 октября ЦК РСДРП(б) приветствовал образование Керченского партийного комитета и рекомендовал последовать примеру Петрограда, где свершилась социалистическая революция{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 1, д. 79, лл. 25, 156; д. 271, л. 2; д. 272, л. 2.}.

Трудящиеся Керчи с ликованием встретили весть о победе Великой Октябрьской социалистической революции. Выполняя просьбу керченских большевиков, ЦК РСДРП(б) направил 17 ноября 1917 года письмо Петроградскому военно-революционному комитету об оказании помощи Керченскому комитету РСДРП(б){Там же, д. 142, л. 25.}. В начале января 1918 года в Керчь из Севастополя на военном корабле «Аю-Даг» прибыла группа большевиков во главе с матросом С. И. Шевяковым. Партийный комитет получил от моряков оружие для отрядов Красной гвардии. Большевики Керчи совместно с революционными матросами образовали революционный штаб. 6 января 1918 года в городе была установлена Советская власть. Председателем Совета рабочих и солдатских депутатов избрали С. И. Шевякова{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 1180, л. 4.}.

Под руководством большевистской организации Совет обеспечивал революционный порядок в городе, вводил рабочий контроль над производством, трудоустраивал безработных, снабжал трудящихся продовольствием, улучшал жилищные условия рабочих, занимался другими неотложными делами. Но вскоре, 29 апреля 1918 года, город оккупировали кайзеровские войска{П. Н. Надинский. Очерки по истории Крыма, ч. 2, стр. 97.}. Захватчики убивали советских активистов, грабили население, разрушали заводы, вывозили в Германию станки, машины, запасы металла с металлургического завода.

В октябре 1918 года начал действовать подпольный городской комитет партии, председателем которого стал С. Т. Самойленко, а членами М. И. Нейман, Ф. Ф. Чаплинский, И. Д. Громозда, М. А. Шапоренко, С. М. Горбульский, П. И. Юрченко. Комитет установил связь с областным подпольным комитетом, развернул агитационно-массовую работу среди рабочих и крестьян, а также среди немецких солдат. К концу 1918 года были созданы партийные ячейки на механическом заводе, на табачной фабрике и других предприятиях. Верным /287/помощником большевиков Керчи стала подпольная молодежная организация, которая помогала распространять листовки, участвовала в создании боевых дружин, доставляла оружие.

После вынужденного отступления австро-немецких оккупантов 22 ноября 1918 года сюда ворвались первые части «Добровольческой армии» с Кубани, а вслед за ними — англо-французские интервенты. Снова начались кровавые расправы, грабежи населения.

Подпольные коммунистические организации развернули широкую работу в тылу врага. Наиболее активно действовала небольшая группа коммунистов — партийная ячейка № 1, возглавляемая К. М. Стацевичем. В Аджимушкайских каменоломнях организовали госпиталь, оружейную мастерскую. В начале 1919 года в Старокарантинских, затем в Петровских и Аджимушкайских каменоломнях созданы партизанские отряды. Их руководящим ядром стал подпольный Керченский комитет партии, который во второй половине февраля 1919 года провел конференцию представителей рабочих города, крестьян окрестных сел и партизанских отрядов. Конференция приняла решение объединить усилия партизанских отрядов и населения Керченского полуострова в борьбе с оккупантами и белогвардейцами. Был образован военно-революционный штаб{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 1180, л. 35; журн. «Красный архив», 1931, № 1(44), стр. 56.}. А 14 февраля 1919 года состоялась конференция профсоюзов Керчи, призвавшая трудящихся всячески сопротивляться мобилизации в белую армию.

Керченские партизаны нападали на отдельные белогвардейские части, разрушали железнодорожные пути, захватывали и приводили в негодность маяки, проводили разведку, а данные переправляли через линию фронта командованию Красной Армии{ЦГАВМФ, ф. 87, д. 1, лл. 138—140.}.

Для того, чтобы подавить растущее сопротивление партизан, белогвардейцы при помощи интервентов стянули к каменоломням отборные части. 22 мая 1919 года в Керчь доставили удушающие газы{ЦГАОР СССР, ф. 1486, оп. 1, д. 24, лл. 180, 204.}. Стойко и мужественно партизаны продолжали неравную борьбу. Еще в середине мая военно-революционный штаб приступил к разработке плана наступления, цель которого состояла в том, чтобы ударив с тыла по белым, открыть советским войскам путь на Керчь. В ночь на 22 мая 1919 года 250 партизан, вооруженных только винтовками и гранатами, начали наступление.

Небольшой отряд смельчаков напал на керченский гарнизон, насчитывавший несколько тысяч хорошо вооруженных солдат. Партизанам удалось прорваться в город, где к ним присоединились рабочие, рыбаки, моряки и крестьяне из окрестных деревень. К вечеру восставшие укрепились на горе Митридат. Целый день 23 мая шли уличные бои{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 1180, л. 52.}. Но белогвардейцы получили сильное подкрепление: морскую артиллерию интервентов. Поэтому партизаны вынуждены были отступить в каменоломни{ЦГАОР СССР, ф. 1486, оп. 1, д. 24, л. 289.}.

Белогвардейцы и интервенты начали расправу над населением города. Попавшим к ним в руки партизанам и подпольщикам вырезали звезды на спине и груди, раненым наливали в раны серную кислоту, обливали бензином и заживо сжигали... В те дни погибло более 1500 советских патриотов. Жители Керчи свято хранят память о борцах, павших за Советскую власть, их именами названы многие улицы. Близ Аджимушкайских каменоломен воздвигнут памятник партизанам гражданской войны.

Для значительно поредевшего партизанского отряда наступили самые тяжелые дни. Иссякли продовольственные запасы, кончились запасы воды. Руководители партизанского штаба, узнав об отступлении Красной Армии из Крыма, приняли решение оставить каменоломни. Часть партизан переправилась в горно-лесные районы полуострова; некоторые остались на подпольной работе в Керчи.

Кровавые события 22—23 мая 1919 года ослабили Керченскую партийную организацию, но уже летом того же года городской комитет партии восстановил подпольные ячейки, наладил связи с подпольными организациями полуострова. К началу 1920 года в Керчи создаются подпольный ревком, деятельность которого была направлена на подготовку вооруженного восстания против белогвардейцев. Для оказания помощи керченским подпольщикам из Симферополя прибыл представитель подпольного обкома С. Я. Бабаханян.

Весной 1920 года подпольный комитет партии разработал план восстания для поддержки Красной Армии. Но подготовка его была сорвана, нескольких членов горкома — И. Д. Громозду, Ф. Корнилова, Р. В. Шмидта и др.{Н. И. Супруненко. Очерки истории гражданской войны и иностранной военной интервенции на Украине (1918—1920). М., 1966, стр. 396.}— врангелевцы выследили и казнили. Со второй половины марта 1920 года Керченский подпольный комитет РКП(б) установил связь с частями Красной Армии, дислоцированными на Таманском полуострове. Подпольщики добывали им сведения о противнике и помогали разведчикам переправляться в Крым. С помощью рыбаков они доставляли с Кубани в Крым оружие и взрывчатку{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 1071, л. 16.}.

Осенью 1920 года много врангелевцев, отступавших под ударами Красной Армии, скопилось в Керчи. 14 ноября рабочие боевые группы под руководством городской партийной организации стали разоружать белогвардейцев. Власть перешла к революционному штабу при городском комитете РКП(б). Принимались меры к обеспечению безопасности населения, охраны государственного и общественного имущества. 16 ноября город был очищен от белогвардейцев. Взятием Керчи завершился полный разгром врангелевщины. Это была, по словам В. И. Ленина, «... одна из самых блестящих страниц в истории Красной Армии»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 42, стр. 130.}./288/

С первых же дней освобождения Керчи партийная организация, объединявшая в своих рядах 79 человек, приступила к практическому решению вопросов советского и хозяйственного строительства в городе, где тогда проживало 38 500 человек 40 национальностей и народностей{Керчь индустриальная. Экономический справочник по г. Керчи и району Симферополь, 1932, стр. 22, 24.}. Революционный комитет возглавил Ф. Г. Котов — активный участник революционных событий 1905—1907 гг. в Керчи, член подпольного комитета в 1919—1920 гг. Подавляющее большинство предприятий было разрушено. Сохранившиеся мелкие предприятия работали с большими перебоями, часто и подолгу простаивали из-за отсутствия сырья, топлива и материалов. Металлургический завод и все 5 больших рудников не функционировали. Резко сократился выпуск продукции консервной и табачной фабрик. Они работали лишь 3 дня в неделю: не хватало сырья и топлива. Разрушены были и городское коммунальное хозяйство, водопровод, электростанция. Жилищный фонд резко уменьшился. Большой урон был нанесен железнодорожному и морскому транспорту.

Согласно приказу Крымревкома от 7 декабря 1920 года были национализированы: металлургический завод, железные рудники, консервная и табачная фабрики и другие предприятия. К январю 1921 года взяты на учет крупные и мелкие предприятия, запасы сырья, топлива. На металлургическом заводе производился ремонт моторов, котлов. Дали первую продукцию три мыловаренных, пять консервных, лесопильный заводы, две мельницы, макаронная и табачная фабрики, хлебопекарни{Керченский горгосархив, ф. 57, оп. 1, д. 20, л. 29.}. Восстанавливались порт, железнодорожный узел, механические мастерские. К осени 1921 года в Керчи уже действовала судоверфь, где строились небольшие суда и производился их ремонт. В то же время открылась первая в стране научно-промысловая ихтиологическая лаборатория, преобразованная позже в рыбохозяйственную станцию.

Большую роль в повышении трудовой активности населения играла повседневная массово-политическая работа Керченской парторганизации и ревкома среди трудящихся. Помощником ревкома и городских коммунистов являлась комсомольская организация, созданная в ноябре 1920 года и насчитывавшая 40 человек. Комсомольцы занимались политическим воспитанием молодежи, ее трудоустройством и профессиональным обучением, организацией культурно-массовой работы. Уже в начале 1921 года члены ВЛКСМ металлургического завода создали у себя школу фабрично-заводского ученичества, переоборудовали один из бараков под кинотеатр, а особняк одного из богачей — под клуб. Они составляли костяк отряда ЧОН и участвовали в ликвидации остатков белогвардейских банд, в реквизиции у буржуазии складов с материалами и продовольствием. Значительную помощь и содействие городскому руководству в восстановительных работах оказывали профорганизации. На всех предприятиях города были созданы завкомы и фабкомы.

Несмотря на