О проекте | Новости | Регистрация | Контакт
eMail: Пароль:
История Городов и Сёл

 Севастополь

г. Верхнесадовое
г. Камышовая Бухта
г. Кача
г. Орлиное
г. Севастополь




Малорусская Народная Историческая Библиотечка Страница памяти М.П. Драгоманова
Страница памяти жертв Талергофа и военного террора во время I-ой Мировой Войны в Галичине Вестник юго-западной Руси

Книги по истории Малороссии, Галичины, Закарпатья и Новоросиии
/111/

СЕВАСТОПОЛЬ — ГОРОД-ГЕРОЙ

Фото будет...

Севастополь — город-герой

Севастополь — город республиканского подчинения, крупный морской порт, важный промышленный, научный и культурный центр юга Украины. Расположен в юго-западной части Крыма, в холмистой местности, изрезанной многочисленными бухтами. Узел морских, автомобильных и местных железнодорожных путей. Расстояние до Киева — 1060 км. Население — 258,5 тыс. человек.

В городе — три административных района: Ленинский, Нахимовский и Балаклавский. Севастопольскому городскому Совету депутатов трудящихся подчинены также Качинский и Камышово-Бухтинский поселковые Советы, Верхнесадовский и Орлиновский сельские Советы.

Территория Севастополя и его ближайших окрестностей была заселена уже в начале I тысячелетия до н. э. Следы укрепленного таврского поселения IX в. до н. э. обнаружены на окраине Инкермана (возвышенность Уч-Баш), а в долине реки Черной, впадающей в Северную бухту, кроме поселений, открыты также захоронения. На месте нынешней Балаклавы находились таврские (VII—VI в. до н. э.), а затем — греческие поселения. Ее узкогорлая бухта, надежно укрытая от моря высокими утесами, соответствует описанию порта лестригонов, куда якобы попал во время странствий герой древнегреческого эпоса Одиссей.

На полуострове между Карантинной и Песочной бухтами сохранились руины древнегреческого города-колонии Херсонеса Таврического, основанного на месте таврского поселения выходцами из Гераклеи Понтийской в конце V в. до н. э. Остатки нескольких античных поселений и могильников сохранились на т. н. Гераклейском полуострове и Сапун-горе. Здесь же находились усадьбы граждан Херсонеса — широко известные клеры. В подчиненную городу сельскохозяйственную округу входила большая территория к северо-западу от него, где располагались зависимые от Херсонеса города — Керкинитида (современная Евпатория), Прекрасная Гавань (Черноморское), а также ряд приморских крепостей и укрепленных сельскохозяйственных усадеб.

Внутренние противоречия рабовладельческого строя, а также военный натиск со стороны Боспорского царства и скифов привели в конце II в. до н. э. к установлению зависимости Херсонеса от Понтийского царства, а затем от Рима{Нариси стародавньої історії Української РСР, стр. 300—303.}. В V—VI вв. Херсонес становится оплотом Византийской империи на северном берегу Черного моря. Окружавшая его территория с начала IX в. входила в Херсонскую фему (своего рода военно-административный округ в Византии), /112/а в XII — XIII вв.— в т. н. фему климатов (горные укрепления византийской части Таврики).

В IX—X вв. Херсонес (в древнерусских летописях известен под названием Корсуня) играл значительную роль в экономических и политических связях Крыма с Киевской Русью. Судя по сведениям, которые содержит «Житие» Кирилла — известного проповедника христианства среди славян (60-е годы IX в.), в городе было немало жителей славянского происхождения. В договоре между Киевской Русью и Византией, заключенном в 944 году, оговорено беспрепятственное для «корсунян» право ловить рыбу в устье Днепра{Полное собрание русских летописей, т. 2, стр. 39.}. В 988 году, в связи с нарушением византийским императором Василием II договора о дружественных отношениях с Русью, Херсонес был осажден и взят дружинами киевского князя Владимира Святославича. Эта значительная победа заставила Византию заключить с киевским князем равноправный политический и торговый союз.

В XIII в., когда с севера на Крым повели наступление монголо-татарские орды, на его юго-западное побережье настойчиво претендовали соперничающие итальянские торговые города-республики Венеция и Генуя. В XIII—XIV вв. во многих местах полуострова вырастают мощные генуэзские крепости. Руины одной из них — Чембало — и поныне возвышаются над Балаклавой. У Инкермана сохранились также остатки единственной древней (построенной в VI в.) крепости Каламиты, которую генуэзцы так и не смогли взять под свой контроль.

Херсонес к этому времени приходит в полный упадок. В 1299 году его разграбил и разрушил золотоордынский темник Ногай, а на рубеже XIV—XV вв.— Эдыгей{Там же, стр. 95—97}. В 70-х годах XVIII в., со вступлением в Крым русских войск, удобная для укрытия судов Балаклавская бухта стала базой части кораблей Азовской военной флотилии. Отсюда осенью 1773 года по распоряжению командующего флотилией вице-адмирала А. Н. Сенявина с корабля «Модон», которым командовал лейтенант Ф. Ф. Ушаков (в дальнейшем выдающийся флотоводец), была направлена команда штурмана И. Батурина для обследования Ахтиарской гавани. Так в первое время, по названию небольшой прибрежной деревушки Ахтиар (точнее Ак-Яр — Белый утес), состоявшей из девяти домиков, именовалась крупнейшая севастопольская бухта — Северная{П. Кеппен Крымский сборник. СПб., 1837, стр. 237.}.

Высоко оценил превосходные качества окрестных бухт для базирования флота и строительства морской крепости А. В. Суворов. Командуя русскими войсками в Крыму, он еще за пять лет до основания Севастополя возвел здесь первые военные укрепления. Впоследствии полководец отмечал, что «вытеснил» из Ахтиарской гавани турецкую флотилию — около 170 судов{А. В. Суворов. Документы, т. 2. М., 1951, стр.69; В. Алексеев. Письма и бумаги Суворова, т. 1. СПб., 1916, стр. 29.}. 17 ноября 1782 года на зимовку в Ахтиарскую гавань пришли первые русские корабли — фрегаты «Храбрый» и «Осторожный». На северном берегу бухты экипажи фрегатов построили казарму — первое здание будущего города.

Еще до официального включения Крыма в состав России русское правительство 11 января 1783 года назначило «для командования заводимым флотом на Черном и Азовском морях» одного из героев Чесменского сражения вице-адмирала Ф. А. Клокачева. Ему предписывалось перевести в Ахтиарскую гавань часть судов Азовской и Днепровской флотилий. Корабли прибыли в Ахтиар 2 мая 1783 года{История города-героя Севастополя. 1783—1917. К., 1960, стр. 28.}. В первой Севастопольской эскадре их насчитывалось всего 17. Новый флот назвали Черноморским.

Началось строительство порта и военного поселения при нем. Сошедшие на берег матросы расчищали его от леса и кустарников, строительный материал — дерево, камень и пр.— искали на месте.

Первым руководителем строительства был флаг-офицер лейтенант Д. Н. Сенявин, в дальнейшем видный флотоводец. В его записках того времени говорится, что вначале сооружались небольшие домики и казармы из плетня, которые затем обмазывались глиной, белились известью, крылись камышом на манер украинских хат. 3 июня были заложены первые четыре каменных здания: дом для адмирала, пристань, кузница и часовня{В. Гончаров. Адмирал Сенявин. Биографический очерк с приложением записок Д. Н. Сенявина. М., 1945, стр. 124.}.

2 июля Ф. Ф. Мекензи, назначенный командиром Севастопольской эскадры, доносил в Петербург о создании в гавани небольшого адмиралтейства{В. Головачев. История Севастополя как русского порта СПб., 1872, стр. 69.}. Представляло оно собой кузницу, мачтовый сарай, лесной и канатный склады, площадку для килевания судов на отлогом берегу одной из бухт.

Кроме моряков, будущий город строили также местные вольнонаемные люди — жители Балаклавы, многие — /113/со своими лошадьми и повозками, на которых подвозили строительные материалы, в т. ч. камни с руин древнего Херсонеса. Затем «работные люди» стали прибывать из других мест Крыма и даже из центральных губерний России.

Севастополем (в переводе с греческого — «величественный город», «город, достойный поклонения») новый порт и поселение были названы в предписании Екатерины II князю Г. А. Потемкину от 10 февраля 1784 года, где предлагалось построить на месте Ахтиарской гавани большую крепость Севастополь с адмиралтейством для кораблей первого ранга, а также порт и военное поселение{Городские поселения в Российской империи, т. 4. СПб., 1864, стр.; 756, 762.}. В это время в бухте уже находилось 26 кораблей с 4 тыс. матросов и офицеров{В. Головачев. История Севастополя как русского порта, стр., 82.}.

21 февраля 1784 года русское правительство объявило о предоставлении «свободной и беспрепятственной со всех заграничных и внутренних мест к городу Севастополю морем и сухим путем торговли»{Центральный государственный архив Военно-Морского Флота СССР (дальше — ЦГАВМФ СССР), ф. 8, оп. 3, д. 245, л. 2.}. Весной здесь появились первые торговые суда керченских и таганрогских купцов.

В честь основания Севастополя в Петербурге отчеканили памятную медаль. Черноморский флот состоял из двух эскадр: Севастопольской корабельной и Днепровско-Бугской лиманной, включавшей небольшие, преимущественно гребные суда. Корабельная эскадра часто именовалась Севастопольским флотом. Уже в войну с Турцией 1787—1791 гг. прогремела слава о выдающихся победах Севастопольской эскадры, одержанных под командованием Ф. Ф. Ушакова. В апреле 1789 года он был произведен в контрадмиралы и назначен командующим эскадрой, а в 1790 году — всем Черноморским флотом. Ушаков во многом содействовал дальнейшему строительству флота и города, в частности расширению адмиралтейства и госпиталя, сооружению новых укреплений, пристаней, складов, казарм, жилых домов.

Фото будет...

Севастопольская бухта в конце XVIII в.

В 1792 году в Севастополе насчитывалось 15 тыс. жителей{В. Головачев. История Севастополя как русского порта, стр. 107—109.}. В порту стояло 58 кораблей с 1322 орудиями и личным составом свыше 9 тыс. человек. Кроме того, в достройке находилось 18 судов. Расширялся коммерческий порт. Только за 4 месяца (февраль—май) в Севастополь и Балаклаву прибыло 20 иностранных судов. Много судов каботажного плавания приходило сюда из азовских портов, Херсона и Николаева, главным образом с грузами для флота{Крымский облгосархив, ф. 535, оп. 1, д. 1095, лл. 5, 6, 31, 35, 37.}.

Принимались меры к дальнейшему укреплению Севастопольской крепости. В июле 1793 года в Севастополе состоялась встреча Ф. Ф. Ушакова с А. В. Суворовым в то время снова командовавшим войсками на юге страны, расположенными на Екатеринославщине и Крымском полуострове. Сохранились подписанные ими планы и проекты севастопольских укреплений{А. Петрушевский. Генералиссимус князь Суворов, т. 2. СПб., 1884, стр. 6.}.

В 1797 году Павел I переименовал Севастополь в Ахтиар. Однако после его смерти городу было возвращено прежнее название. В 1804 году русское правительство официально объявило Севастополь главным военным портом Черноморского флота (вместо Херсона), а в 1809 — военной крепостью. Главный командир флота и портов Черного моря с 1805 года одновременно являлся и губернатором Севастополя{ЦГАВМФ СССР, ф. 315, оп. 1, д. 353, л. 6.}.

П. И. Сумароков, посетивший город в эти годы, писал, что среди жителей его преобладают моряки, числом до 20 тысяч, и Севастополь, подобно Кронштадту, есть настоящий воинский город{П Сумароков. Досуги крымского судьи или второе путешествие в Тавриду, ч. 1, стр. 193.}.

В борьбе с врагами своей родины севастопольские моряки вписали не одну боевую страницу в историю русского флота. Уже в первые годы своего существования Севастопольская эскадра совершила под командованием Ф. Ф. Ушакова известный поход в Средиземное море (1799 г.), во время которого были взяты 16 городов и крепостей, в т. ч. и считавшаяся неприступной крепость Корфу. Десантный отряд севастопольских моряков вступил в столицу Италии — Рим{Боевая летопись русского флота. М., 1948, стр. 147—158; Адмирал Ушаков. Документы, т. 3. М., 1956, стр. 144.}.

Во время войны с Францией (1804—1806) 6 отрядов кораблей из Севастополя были отправлены в Адриатическое море, а в войне с Турцией (1806—1812) севастопольские моряки активно содействовали сухопутным войскам, помогая овладеть вражескими крепостями Анапа, Измаил, Браилов, Суджук-Кале, Сухум-Кале, Поти, Рущук. Крупные поражения турецкому флоту нанесли русские моряки под командованием адмирала Д. Н. Сенявина в Дарданелльском и Афонском сражениях (май и июнь 1807 года). В Отечественной войне 1812 года и в дальнейших действиях против французской армии принимал участие также один экипаж Черноморского флота в составе 4 рот (400 человек).

13 октября 1827 года в Наваринском сражении особенно отличился линейный корабль «Азов», уничтоживший 6 турецких кораблей, в т. ч. 2 флагманских. Командовал им капитан 1-го ранга М. П. Лазарев, боевое крещение получили здесь лейтенант П. С. Нахимов, мичман В. А. Корнилов, гардемарин В. И. Истомин{Боевая летопись русского флота, стр. 199.}. Во время войны с Турцией (1828—1829) при содействии моряков-севастопольцев русские войска овладели вражескими крепостями Анапа и Варна, а непосредственно силами флота были взяты еще десять крепостей и укрепленных пунктов. Бессмертный подвиг 14 мая 1829 года совершил экипаж брига «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта А. И. Казарского. Курсируя в дозоре близ Босфора, бриг неожиданно встретился /114/с турецкой эскадрой в составе 14 кораблей. Он был настигнут двумя линейными кораблями, имевшими почти десятикратное преимущество в артиллерии. Метким огнем меркурьевцы вывели из строя оба корабля и заставили их прекратить преследование. Бриг получил 22 пробоины, в т. ч. часть подводных, и 297 других повреждений, но своим ходом вернулся на базу.

Поенная обстановка, рост флота, коммерческого судоходства и торговли постоянно требовали дальнейшего развития Севастопольского порта. Чтобы обезопасить вход в порт в ночное время, в 1818 году на мысе Херсонес построили каменный маяк высотой около 40 метров. С этой же целью через два года были воздвигнуты два створных каменных маяка в Инкермане — самые высокие в стране (один из них светит с высоты 122 метров).

Усиливалось промышленное развитие Севастополя, начавшееся одновременно с его основанием. Главным предприятием города стало адмиралтейство, где ремонтировались, килевались и оснащались военные корабли, а с 1808 года строились небольшие боевые п вспомогательные суда. В 1810 году был построен первый корвет «Крым», оснащенный 18 орудиями. Тогда же он участвовал во взятии турецкой крепости Суджук-Кале (будущий Новороссийск){В. Головачев. История Севастополя как русского порта, стр. 113.}.

В 1812—1813 гг. в Инкермане соорудили новый казенный завод — селитренный, где началось производство пороха. Но из-за отсутствия местного сырья завод просуществовал недолго. Работали казенные кирпичный и известковый заводы, каменные карьеры, хлебопекарни с сушилками для приготовления сухарей (отсюда Сухарная балка).

Фото будет...

Бой брига «Меркурий» с турецкими кораблями 14 мая 1829 г. С картины И. К. Айвазовского. 1892 г.

Наряду с этим «предприимчивые люди» открывали небольшие полукустарные заводы. В 1815 году их было 8 (3 кожевенных, 3 свечных, водочный и пивоваренный). Развивались также рыбный, извозный, яличный (перевозки через бухты), портняжный, сапожный и другие промыслы.

Владельцами многих частных предприятий являлись купцы. В 1815 году в городе насчитывалось 202 торговых заведения. Помимо городского, возник базар на Северной стороне. Ежегодно проводились две ярмарки{ЦГАВМФ СССР, ф 315, оп. 1, д. 347, лл. 1—6; Крымский облгосархив, ф. 801, оп. 1, д. 9, лл. 1—3.}. В начале второй четверти XIX в. Севастополь был уже самым большим городом в Крыму. Здесь насчитывалось около 30 тыс. жителей{История города-героя Севастополя. 1783—1917, стр. 67.}. Основную массу населения по-прежнему составляли военные. Жестокая муштра, палочная дисциплина, непосильный труд, плохое питание, побои, заключение в карцер, заковывание в кандалы — все это было обычным явлением для солдат и матросов. Процветали хищения, спекуляция на поставках флоту.

Не лучшим было и положение рабочего люда. Рабочий день на предприятиях города продолжался 14—16 часов. Всюду царил полный произвол начальства, предпринимателей, применялись всяческие взыскания, штрафы. Плохие жилищные условия, недоедание, антисанитария вели к массовым заболеваниям и большой смертности населения. Резко проявлялись социальные контрасты, отражавшиеся даже во внешнем облике города. Вокруг аристократического центра (район Графской пристани и прилегавшие к нему улицы) ютились убогие окраины. В центре сооружались преимущественно каменные или кирпичные здания, крытые черепицей. Здесь прокладывались тротуары и новые дороги, озеленялись улицы. Семьи же матросов, мастеровых, ремесленников селились в Артиллерийской и Корабельной слободках. Немало «работных людей» ютилось в пещерах и землянках. «Бедные лачужки...,— писал о жилищах Корабельной стороны морской врач Н. Закревский.— Тесно, сыро, холодно... Зайдешь в другую, третью, десятую лачужку — видишь тот же быт жильцов, ту же бедность, те же лишения, сырость, грязь, холод...»{Журн. «Морской сборник». 1861, К» 4, стр. 293, 294.}. Центральный городской холм, беспорядочно застроенный хибарками бедноты и матросов, прозвали даже «хребтом беззакония».

Не случайно именно в Севастополе в 1811 году появилась одна из первых в стране нелегальных листовок, ярко выражавшая протест против «неправосудного начальства», тяжелого и бесправного положения народных масс. В листовке говорилось: «Послушайте-ка, народ! Долго ли будете терпеть ваши муки и сносить неправосудие начальников? Неужели вам легко быть нищими и умирать с голоду?»{ЦГАВМФ СССР. ф. 315, оп. 1, д. 901, л. 19.}.

Хищения, взяточничество, спекуляция на поставках заведомо негодных продуктов и материалов, а также притеснения матросов и других слоев населения особых размеров достигли при адмирале А. С. Грейге, командовавшем флотом в течение 1816—1833 гг. Главным поставщиком флота при нем был английский купец Атвуд. О качестве его поставок свидетельствует заключение петербургского ревизора, который, беря на пробу муку, обнаружил там много песка и признал большую часть муки «совершенно гнилой и никуда не годной». Крупа и сухари также оказались затхлыми, с червяками{Там же, ф. 8, оп. 1, д. 35, л. 2.}.

3 июня 1830 года вспыхнуло первое массовое выступление трудящихся и моряков Севастополя против произвола царских властей — одно из самых крупных городских восстаний того времени. Непосредственным поводом к нему послужил противочумный карантин, наложенный на город еще в мае 1828 года, который сопровождался чудовищными злоупотреблениями чиновников, дороговизной и голодом. В восстании приняли участие самые различные слои населения: матросы, особенно из рабочих экипажей, мастеровые адмиралтейства, много «прочих гражданского звания людей», часть солдат и отдельные офицеры. Четыре дня Севастополь фактически находился в руках восставших. /115/1580 из них в июне — июле предстали перед военно-судными комиссиями, 626 были приговорены к смертной казни, 382 — к «гражданской смерти», т. е. к лишению всех прав и конфискации имущества.

Не решившись на такое огромное количество казней после недавнего восстания декабристов, Николай I ограничился повешением семи «главарей возмущения». Многих прогнали сквозь строй солдат, что зачастую заканчивалось также смертью. Около 6 тыс. человек были высланы из города.

Казнь «зачинщиков бунта» — флотского унтер-офицера Т. Иванова, мастерового адмиралтейства слесаря М. Соловьева, ремесленника Я. Попкова, отставного унтер-офицера яличника К. Шкуропелова, фельдфебеля П. Щукина, унтер-офицеров Ф. Пискарева и И. Крайненко — состоялась в трех концах города, «чтоб через то другим страх подать»{ЦГАВМФ СССР, ф. 8, оп. 1, д. 21, лл. 35—64; Крымский облгосархив, ф. 26, оп. 1, д. 6324, лл. 5—6; д. 436, л. 2.}.

В феврале 1832 года начальником штаба флота, а в декабре 1834 — главным командиром флота и портов Черного моря был назначен адмирал М. П. Лазарев, потомственный моряк, выдающийся ученый-мореплаватель, участник открытия Антарктиды. Он внес большой вклад в развитие Черноморского флота, а также в строительство и благоустройство Севастополя. Под его руководством возведено пять каменных фортов-батарей, защищавших город с моря, из которых Константиновская и Михайловская сохранились до наших дней.

Огромной заслугой М. П. Лазарева явилось почти полное обновление корабельного состава флота. Он пополнился 160 новыми боевыми, вспомогательными и транспортными кораблями, в т. ч. 32 пароходами{М. П. Лазарев. Документы, т. 1. М., 1952, стр. XIV.}. 4 октября 1840 года на полуострове между Южной и Корабельной бухтами было заложено новое адмиралтейство (ныне Морской завод им. Серго Орджоникидзе). Оно строилось свыше десяти лет. Все работы на строительстве производились вручную. Лишь на забивке свай использовался ворот, но и это приспособление требовало тяжелого труда, с которым еле управлялись шесть человек, поднимая и опуская между двумя деревянными столбами чугунную «бабу» в 35 пудов{О. Шишкина. Заметки и воспоминания русской путешественницы по России в 1845 году. СПб., 1848, стр. 41, 42.}.

Адмиралтейство, названное Лазаревским, представляло собой полный комплекс различных мастерских и доков, необходимых для сооружения и ремонта кораблей. Построенные по последнему слову техники, севастопольские доки считались в то время верхом инженерного мастерства.

Дальнейшее развитие получила торговля. По данным 1838 года, сюда с товарами пришло 170 судов (ушло с грузом 35){Новороссийский календарь на 1840 год. Одесса, 1839, стр. 115—119.}. Если в 1831 году в городе было 20 купцов, то в 1848 — 83. Многие из них поставляли для флота муку, мясо, крупу, соль, дрова и т. д. Насчитывалось 280 различных лавок, из них 46 «питейных заведений». Строительство морских укреплений, адмиралтейства, набережных и новых пристаней, многочисленных зданий в центре города вызвало большой приток рабочих. Их, по свидетельству одного из современников, было до 30 тыс. человек{А. Н. Демидов. Путешествие в Южную Россию и Крым, совершенное в 1837 году. М., 1853, стр. 357.}.

Среди ремесленников, по данным 1846 года, насчитывалось 88 портных, 38 столяров, 16 сапожников, 7 кузнецов. 50 человек работали на перевозках через бухты. По инициативе М. П. Лазарева в 1835 году был снят первый общий план города, а через два года составлен план его переустройства. Постепенно центральный холм, т. н. хребет беззакония, превращался в наиболее благоустроенную, аристократическую часть города, где разместились дома высших офицерских чинов, крупных чиновников, именитых купцов. Одновременно на Корабельной стороне были построены казармы на 6 тыс. матросов.

За 1815—1853 гг. население города возросло с 30 до 47,4 тыс. человек, в т. ч. гражданское с 11,2 — до 20 тыс. Количество домов за те же годы увеличилось с 1105 до 2810. Город имел 43 улицы и 4 площади{ЦГАВМФ СССР, ф. 315, оп. 1, д. 347, л. 2; Крымский облгосархив, ф. 100, оп. 1, д. 663, лл. 55, 56; д. 728, л. 13.}. В 1828 году открылась первая коммерческая пароходная пассажирская линия Одесса—Севастополь—Ялта; в начале 40-х годов проложена дорога от Севастополя до Ялты.

Основная масса населения города, исключая привилегированные слои, пользовалась горько-соленой водой из колодцев. По данным 1846 года, в городе их было 43, на окраинах — 21. Проложенные в конце 20-х годов 2 водопровода питались маловодными источниками с окрестных балок и не обеспечивали нужд населения. Один из них обслуживал только адмиралтейство и флот. Лишь в конце XIX в. построили новый водопровод, но и он не дошел до рабочих окраин. Нередко, особенно в летнюю пору, оставались без воды и все нагорные части города.

В 1824 году на берегу Артиллерийской бухты был разбит «общественный сад от морского ведомства» — нынешний Приморский бульвар. Позже появились Мичманский (ныне Матросский) бульвар на центральном холме и третий — в конце Южной бухты, на холме, прозванном Бульварной высотой (с 1875 года — Исторический бульвар).

Первым лечебным учреждением в Севастополе стал морской госпиталь, вначале временный, барачного типа. В 1790—1791 гг. для него построено двухэтажное здание, но уже через год в госпитале, рассчитанном на 200 мест, находилось 400 человек. Как правило, госпиталь обслуживал только военных, семьи офицеров и отчасти городскую знать. Остальное население долгое время лечил один городской врач, ведавший и санитарным состоянием базаров, хлебопекарен, торговых заведений./116/

Фото будет...

Адмирал П. С. Нахимов.

Фото будет...

Вице-адмирал В. А. Корнилов.

Фото будет...

Контр-адмирал В. И. Истомин.

Фото будет...

Генерал-лейтенант С. А. Хрулев

В начале 1787 года в Севастополе предполагалось открыть «штурманский корпус и славянороссийскую школу при нем», но помешала начавшаяся война с Турцией. В 1792 году Ф. Ф. Ушаков учредил «класс флагманов, капитанов, офицеров», где изучали тактику, навигацию, корабельное дело и другие морские науки{ЦГАВМФ СССР, ф. 315, оп. 1, д. 408, л. 30.}, но из-за военных действий просуществовал этот класс недолго. В 1826 году приняла первых 100 учащихся школа юнг. Через два года открылось гражданское уездное училище на 40 мест. В последующие 8 лет появились школа для матросских дочерей, приходская, частный пансион благородных девиц. В 1846 году насчитывалось всего 13 учителей и 404 учащихся, в т. ч. 74 девочки{Крымский облгосархив, ф. 100, оп. 1, д. 352, лл. 2, 6, 9; д. 663, лл. 55, 56.}. Дети трудящихся, как правило, оставались неграмотными.

В то же время Севастополь становится вторым после Петербурга центром морских наук в России. В 1842 году издана первая лоция Черного и Азовского морей, созданная лейтенантами Г. И. Бутаковым и И. А. Шестаковым. В 1849 году штурман М. А. Акимов предложил новый метод точного определения местонахождения корабля в открытом море.

Ценным вкладом в историческую науку явились раскопки древнего Херсонеса, производившиеся с 1827 года при активном участии офицеров флота. Позже по поручению адмирала М. П. Лазарева капитан 1-го ранга З. А. Аркас издал «Описание Ираклейского полуострова и древностей его» с картами и схемами{К. Э. Гриневич. Сто лет херсонесских раскопок. Севастополь, 1927, стр. 17.}.

В 1822 году в Севастополе открылась одна из первых в стране Морская библиотека. Для нее построили специальное здание. В 1844 году оно сгорело, но через пять лет было построено новое. Совет библиотеки возглавляли М. П. Лазарев, В. А. Корнилов и П. С. Нахимов. За 10 лет (1844—1853) ее фонды возросли до 16 тыс. томов, в то время как в единственной гражданской библиотеке при уездном училище (начала работать с 1829 года) даже спустя 40 лет имелось всего 409 книг. На площади, у подножья Бульварной высоты, было сооружено каменное здание театра, открывшегося в 1843 году. Правда, постоянной труппы в нем не было, но здесь нередко выступали приезжие актеры, в т. ч. итальянские и испанские.

В 1850 году открыто Морское собрание (офицерский клуб), ставшее не только местом отдыха и увеселений для офицеров флота, но и значительным культурным центром города.

На средства моряков и жителей города, по проекту известного архитектора, профессора Академии художеств А. П. Брюллова в 1834 году воздвигнут первый памятник — в честь героического подвига экипажа брига «Меркурий».

Тяжелые испытания на долю населения города выпали во время Крымской войны (1853—1856 гг.). Выдающейся победой Черноморского флота в первый период войны был разгром турецкой эскадры 18 ноября 1853 года в Синопском бою. Русская эскадра, не потеряв ни одного корабля, 22 ноября под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова вернулась в Севастополь{Боевая летопись русского флота, стр. 222—226.}. Но с середины сентября 1854 года Севастополь становится главной ареной боевых действий. Высадившиеся в Крыму англо-французские и турецкие войска, нанеся поражение русской армии на реке Альме, начали продвигаться к городу. Заняв удобные бухты (англичане — Балаклаву, французы — Камышовую), более чем 60-тысячная армия противника начала осаду Севастополя, которая продолжалась 349 дней —с 13 сентября 1854 года по 27 августа 1855. С моря город блокировали англо-французские паровые корабли. Чтобы преградить им вход в бухту, черноморцы 11 сентября затопили между Константиновской и Александровской батареями 7 больших старых парусных кораблей. Когда эта линия заграждения значительно пострадала от осенне-зимних штормов, 13 февраля 1855 года зато-/117/пили еще 5 кораблей между Михайловской и Николаевской батареями. Пароходы и часть парусных кораблей, расположенные в бухтах по особой диспозиции, огнем своих орудий поддерживали сухопутные войска. В первые дни обороны гарнизон города едва насчитывал 17 тыс. человек, в т. ч. лишь 5 тыс. солдат, включая и саперов{Вице-адмирал В. А. Корнилов. Документы. М., 1947, стр. 263.}. В начале октября, когда в город вошла часть войск князя Меншикова, общее количество его защитников составляло 35 тыс. человек{Там же, стр. 282.}.

Организаторами обороны Севастополя стали начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В. А. Корнилов и командующий эскадрой вице-адмирал П. С. Нахимов. Оборонительная линия вокруг Севастополя была разделена на 4 участка (дистанции), которые возглавили генерал-майор А. О. Асланович, вице-адмирал Ф. М. Новосильский, контр-адмиралы А. И. Панфилов и В. И. Истомин. В короткое время была создана эшелонированная система укреплений — бастионов, редутов, люнетов, ложементов. Строили их тысячи матросов, солдат и жителей города, в т. ч. женщины и дети. Инженерной обороной руководил полковник Э. И. Тотлебен. На сухопутных укреплениях было установлено свыше 300 морских орудий, а за все время обороны их передано на бастионы до 2 тысяч{Боевая летопись русского флота, стр. 228.}. Увидев грозные сооружения с южной стороны Севастополя, интервенты не решились немедленно штурмовать его, а начали готовиться к осаде — устанавливать батареи, рыть траншеи и ходы сообщения. С 5 октября 1854 года они 6 раз подвергали город многодневным бомбардировкам, рассчитанным на подготовку общего штурма, но неоднократно были вынуждены отказываться от него.

Фото будет...

Памятник Э. И. Тотлебену в Севастополе. Фото 1971 г.

Фото будет...

Герой первой обороны Севастополя П. М. Кошка.

Защитники и население города, постоянно испытывая нужду в самом необходимом, питаясь впроголодь, неизменно проявляли высокую отвагу и стойкость. Тысячи их гибли или были ранены — на их место становились другие. Особенно прославились защитники города ночными вылазками. Незаметно подкрадываясь, охотники (добровольцы) врывались в неприятельские траншеи, уничтожали или брали в плен солдат и офицеров, выводили из строя орудия, захватывали оружие и боеприпасы. Это надолго затянуло осадные работы противника, изматывало его, держало в постоянном напряжении. Особой храбростью в ночных вылазках отличился матрос 30-го флотского экипажа П. Кошка. Проявляя большую смекалку и изобретательность, он никогда не возвращался без ценных сведений, пленных и трофеев. Будучи несколько раз раненым, П. Кошка вновь и вновь появлялся на бастионе. За оборону Севастополя П. М. Кошка был награжден двумя степенями Знака отличия военного ордена св. Георгия и медалями.

Рядовой А. Прохоров в одной из вылазок получил 19 ран, но своих товарищей прикрыл огнем и покинул поле боя последним. Чудеса храбрости показывали также боцман С. Буденко, матросы Ф. Заика, П. Карасиков, Д. Димченко, солдаты Е. Мартышин, Ф. Яковлев и многие другие. Примером для севастопольцев стал подвиг матроса И. Шевченко, который во время одной из вылазок заслонил собой командира — лейтенанта Н. А. Бирюлева.

По ночам защитники города восстанавливали разрушенные укрепления, а также строили новые, часто вблизи вражеских позиций. Доказали они свое превосходство над врагом и в подземно-минной войне. Особенно прославились в ней штабс-капитан А. В. Мельников, поручик В. И. Рубанов, подпоручик П. В. Преснухин, саперы Ф. Самокатов, А. Кисилев, Р. Журбенко, К. Митченко, Ф. Михайлов и другие.

Фото будет...

Н. И. Пирогов — великий русский хирург и анатом, основоположник военно-полевой хирургии, участник обороны Севастополя

Фото будет...

П. Н. Толстой — великий русский писатель, участник обороны Севастополя.

Огромную помощь солдатам и матросам оказывали жители города. Днем и ночью не прекращали они вос-/118/станавливать и строить укрепления, подтаскивать на бастионы тяжелые морские орудия, носить на батареи мешки с порохом, собирать вражеские ядра, чтобы возместить недостаток в снарядах. Севастопольцы делились с воинами своими скудными запасами продовольствия и теплой одежды. Почти ежедневно запрягал свою лошаденку строитель А. П. Лагутин, чтобы подвезти на бастионы порох, ядра, воду, а оттуда забрать раненых. Старик-печник И. Герасимов добровольно явился на Малахов курган, чтобы помогать артиллеристам. Раненый, он после перевязки снова возвратился на батарею.

Выдающийся врач, ученый, основоположник военно-полевой хирургии Н. И. Пирогов привез в Севастополь отряд сестер милосердия, начал применять гипсовую повязку при ранении рук и ног и обезболивание парами эфира при операциях. Еще за два месяца до приезда с Н. И. Пироговым сестер милосердия на поле Альминского сражения (8 сентября 1854 года), а затем на перевязочных пунктах города появилась матросская дочь Дарья Александрова, прозванная впоследствии Дашей Севастопольской, которая оказывала помощь раненым. Ее примеру последовали многие женщины: не только в дни и часы затишья, но и под огнем противника приходили они на бастионы, перевязывали раненых, чинили белье и обмундирование.

Талант Н. И. Пирогова, доблестный труд других медиков и сердечная забота женщин обеспечивали возвращение в строй многих воинов. Только за первые шесть месяцев обороны из 15 123 раненых возвратились на свои бастионы и в части 10 561{Хрестоматия по русской военной истории. М., 1947, стр. 448.}.

В историю обороны вошло и несколько имен юных героев. На пятом бастионе матросу-артиллеристу Т. Пищенко несколько месяцев помогал 10-летний сын Николай. Остался он на бастионе и после гибели отца, стреляя по врагу из маленькой мортирки. 12-летний сын матроса М. Рыбальченко отличился в боях за Камчатский люнет, 14-летний К. Горбаньев — на 4-м бастионе. Л. Н. Толстой, участвовавший в обороне Севастополя в чине подпоручика артиллерии, запечатлел замечательные подвиги его героев в знаменитых «Севастопольских рассказах». В разгар боев он писал: «Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский»{Л. Н. Толстой. Избранные повести и рассказы, т. 1. М., 1945, стр. 161.}.

Слава о Севастополе гремела во всем мире. Ф. Энгельс отмечал: «Русский солдат является одним из самых храбрых в Европе. ...легче русских перестрелять, чем заставить их отступить»{К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения, т. 11, стр. 480.}. Даже во время штурма 6 июня 1855 года противник не достиг цели и понес огромные потери. 23 июня 1855 года К. Маркс писал, что «...происходит первое серьезное поражение французско-английской армии»{Там же, стр. 333.}.

На протяжении всего периода обороны особенно напряженная борьба шла за ключевую позицию города — Малахов курган. Взятие его французской армией предрешило оставление 28 августа 1855 года русскими войсками Южной стороны Севастополя. Взорвав все укрепления, батареи и пороховые погреба, они организованно переправились на Северную сторону, заняв там оборону. Однако, понеся огромные потери при осаде Южной стороны, интервенты уже не могли овладеть этой частью города. В. И. Ленин писал впоследствии, что «...Англия и Франция вместе возились целый год со взятием одного Севастополя»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 9, стр. 153.}.

Продиктованный союзниками 18 марта 1856 года Парижский мирный договор запрещал России держать на Черном море военный флот, иметь военно-морские базы и крепости. Это обстоятельство, наряду с технико-экономической отсталостью страны, надолго задержало восстановление разрушенного Севастополя.

После осады в городе осталось только 14 неповрежденных зданий. Побывавший здесь в июле 1860 года русский драматург А. Н. Островский писал: «Без слез этого города видеть нельзя, в нем положительно не осталось камня на камне»{А. Н. Островский. Полное собрание сочинений, т. 14. М., 1953, стр. 80.}. Одна лишь очистка бухт от затопленных кораблей заняла больше десяти лет. В первое время после войны сюда могли заходить небольшие суда и только в дневное время, так как инкерманские створные маяки зажгли только в июле 1859 года. За пять лет, кроме маяков, инженерная команда восстановила три причала, два небольших административных здания и несколько складов{История города-героя Севастополя. 1783—1917, стр. 223.}. На восстановление порта царское правительство отпускало ничтожные средства.

Фото будет...

Оборона Севастополя в 1854-55 годах

Более интенсивное возрождение флота и города началось после отмены унизительных для России статей Парижского договора. Этому содействовали также экономическое оживление в стране в связи с отменой /119/ /120/ крепостного права и развитием капитализма, постройка в 1872—1875 гг. Лозово-Севастопольской железной дороги с ветками в адмиралтейство и порт.

Большое значение для восстановления Черноморского флота и Севастополя имело образование на Черном море в 1856 году акционерного «Русского общества пароходства и торговли» (РОПИТ){Журн. «Морской сборник», 1856, № 12, стр. 56—82.}, в ведение которого было передано Севастопольское адмиралтейство с доками и всеми службами.

Уже в русско-турецкую войну 1877—1878 гг. зафрахтованные у РОПИТа и приспособленные в Севастополе для боевых действий пароходы вместе с легкими силами флота успешно противостояли броненосному турецкому флоту. Турецкое командование не решилось атаковать Севастополь и не смогло помешать успешным действиям черноморцев на Дунае, у Балканского побережья и Кавказа. В эту войну блестяще проявился талант лейтенанта С. О. Макарова, в дальнейшем прославленного адмирала, ученого, кораблестроителя. Переоборудованный им с помощью севастопольских мастеров и рабочих пароход «Константин» стал первым в мире миноносцем, прообразом плавучих баз торпедных катеров.

Поскольку война еще раз наглядно показала необходимость для России иметь сильный флот на Черном море, был не только восстановлен, но и расширен Севастопольский военный порт. В 1883 году здесь началась постройка первых трехбашенных броненосцев «Чесма» и «Синоп»{С. П. Моисеев. Список кораблей русского парового и броненосного флота. М., 1948, стр. 278, 279.}, по образцу которых во всех флотах мира строились броненосные линейные корабли. Впоследствии спущены на воду линкоры «Георгий Победоносец», «Иоанн Златоуст», крейсер «Очаков». В 1890 году Севастополь официально объявлен морской крепостью 3-го класса. Из Николаева сюда переведены все органы управления Черноморским флотом. За непродолжительное время — с ноября 1890 по февраль 1892 года — количество кораблей увеличилось с 33 по 56{Журн. «Морской сборник», 1890, № 12, стр. 21; 1892, № 3, стр. 17, 18.}. Накануне первой мировой войны Черноморский флот имел уже до 400 боевых, вспомогательных и транспортных судов{ЦГАВМФ СССР, ф. 342, оп. 1, д. 41, л. 2.}.

Одновременно с военным возрождался и коммерческий порт, занимавший западный берег Южной бухты. После открытия железнодорожного движения здесь были сооружены огромные склады для зерна, соли и других грузов. Часть торговых судов принималась также в Артиллерийской, Стрелецкой бухтах и в Балаклаве. Были периоды, когда в порту работало до 4 тыс. грузчиков. Если в 1875 году отсюда за границу отправили 575 тыс. пудов различных грузов, то в 1888 — 32 млн. пудов. По внутреннему судоходству привоз и вывоз грузов в денежном выражении увеличился с 6,2 млн. руб. до 21 млн. В 1894 году коммерческий порт из Севастополя переводится в Феодосию. Однако и в дальнейшем многие грузы шли через Севастополь. Одним из крупнейших предприятий города, как и всего Крыма, оставалось адмиралтейство. С 1898 года оно снова подчинялось морскому ведомству. Здесь трудились около 1 тыс. рабочих, в то время как на остальных предприятиях — всего 265. Значительно реконструированное и расширенное в связи с крупным судостроением адмиралтейство только за 12 лет увеличило выпуск продукции в 7,5 раза{Журн. «Русское судоходство», 1889, № 116, стр. 61.}. В 1915 году количество рабочих, в т. ч. железнодорожников, портовиков, строителей, достигло 14,4 тыс.{Крымский облгосархив, ф. 100, оп. 1, д. 2173, лл. 77, 79.}. Работали 3 транспортные и 6 хлебоэкспортных контор, 5 банков и 14 страховых обществ{Там же, л. 80; ф. 162, оп. 1, д. 3012, лл. 116, 159.}. Торговых заведений насчитывалось 1875{Там же, ф. 100, оп. 1, д. 2173, лл. 78, 82.}.

Спустя 6 лет после Крымской войны население города составляло 5 тыс. человек, через 19 лет — 11 тыс., через 30 лет — 25,3 тыс. и только в 1895 году достигло довоенного уровня{Крымский облгосархив, ф. 100, оп. 1, д. 2173, л. 83; журн. «Морской сборник», 1861, № 7, стр. 119; Севастополь. Историческое описание. М., 1874, стр. 7.}.

С 1870 года в городе начали избирать думу. Но гласными ее являлись исключительно представители дворянства и торгово-промышленных кругов. В 1873 году создается подчиненное непосредственно таврическому губернатору Севастопольское градоначальство. Градоначальник являлся одновременно командиром порта и комендантом города.

Социальный гнет и жестокая эксплуатация пробуждали в массах чувство протеста против поработителей, непримиримости к несправедливости, стремление изменить ненавистные порядки. Первые две стачки рабочих произошли здесь еще в 1873 году на прокладке Инкерманского железнодорожного тоннеля. Причинами выступлений были задержка и неправильное начисление заработной платы, тяжелые условия труда и быта. В одной из стачек участвовало около 500 человек, продолжалась она 10 дней и, несмотря на арест «зачинщиков», закончилась победой рабочих{Крымский облгосархив, ф. 26, оп. 1, д. 25925, лл. 26, 48.}.

Некоторое время в Севастополе действовали народнические кружки. Первый из них организовала в 1876 году приезжавшая сюда Софья Перовская. Позднее, в 1880 году, кроме интеллигенции, в местной организации партии «Народная воля» состояли также несколько рабочих Севастопольского адмиралтейства и железнодорожников{Там же, оп. 2, д. 993, лл. 1, 3, 30, 32; ф. 483, оп. 4, д. 35, лл. 1, 5, 6, 26.}.

Созданный в Одессе в 1875 году «Южнороссийский союз рабочих» в скором времени установил связь с севастопольскими рабочими и через моряков торгового флота пересылал в город революционные листовки. В 1886 году на строительстве станционных и других сооружений Лозово-Севастопольской железной дороги /121/вспыхнула стачка артели строителей. Прекратив работу, они требовали возвращения паспортов ввиду грубого нарушения администрацией условий труда, задержки выдачи заработной платы и отсутствия жилья{Газ. «Русские ведомости», 19 июня, 2 июля 1886 г.; Рабочее движение в России в XIX веке. Сборник документов и материалов т. 3, ч. 1. М., 1952, стр. 781.}. Через три года на линейных станциях железной дороги начались массовые волнения рабочих. Собралось их здесь до 5 тыс., а строительные работы уже заканчивались. Рабочие голодали, требовали продовольствия и отправки домой{Журн. «Северный вестник», 1889, № 10, стр. 27; Рабочее движение в России в XIX веке, т. 3, ч. 1, стр. 801; журн. «Морской сборник», 1890, № 5, стр. 37.}. Опасаясь революционного взрыва, власти укрепляли в городе карательные органы, усиливали состав портовой полиции и жандармерии. 31 марта 1890 года морское министерство объявило о «высочайшем повелении» увеличить штат плавучей военно-исправительной тюрьмы. В 1897—1899 гг. на окраине города построили новый «тюремный замок». В конце 90-х годов в мастерских военного порта появились первые нелегальные кружки, знакомившие местных рабочих с марксизмом{История города-героя Севастополя. 1783—1917, стр. 275.}. В 1902 году под влиянием ленинской «Искры», поступавшей из Петербурга и Одессы, в городе создается социал-демократическая «Севастопольская рабочая организация». Возглавил ее бывший студент петербургского лесного института А. Г. Щепетев, высланный в Севастополь за революционную деятельность.

Организация состояла из нескольких кружков (не более 10 человек в каждом), имела свой устав, библиотеку, гектограф, конспиративные квартиры, кассу и красное знамя с надписью: «Да здравствует политическая свобода!»{ЦГИА СССР, ф. 1405, оп. 521, д. 456, лл. 210, 211; Крымский облгосархив, ф. 483, оп. 4, д. 239, л. 15.}.

Уже в 1901 году рабочие порта провели первую маевку, на которой обсуждались вопросы улучшения условий жизни, повышения заработной платы. Полиция задержала всех участников маевки.

Весной 1902 года «Севастопольская рабочая организация» имела 5 кружков в порту, 3 — на флоте и один — в крепостной артиллерии. Они знакомили рабочих, матросов и солдат с идеями марксизма, печатали и распространяли листовки, призывая «соединиться для ниспровержения царя»{Крымский облгосархив, ф. 483, оп. 4, д. 252, л. 30.}. Подпольные кружки и группы действовали в 28, 29, 31, 32, 35 и 36 флотских экипажах{ЦГАВМФ СССР, ф. 1082, оп. 1, д. 36, лл. 160—165; С. Ф. Найда. Революционное движение в царском флоте, стр. 70.}.

Подослав в «Севастопольскую рабочую организацию» провокатора, полиция вскоре арестовала нескольких рабочих. Однако 20 марта 1902 года в городе снова появились прокламации. 16 июня брошены в тюрьму еще свыше 20 активных членов организации, в т. ч. А. Г. Щепетев, но деятельность ее не прекратилась. «Каждый новый случай правительственного произвола,— гласила прокламация, распространенная 24 июня,— должен заставить нас дружнее бороться за счастье и освобождение рабочего класса»{Крымский облгосархив, ф. 483, оп. 4, д. 239, л. 17.}.

В начале 1903 года создается комитет по руководству революционным движением на Черноморском флоте{История Коммунистической партии Советского Союза, т. 1, стр. 579.}. В июле 1903 года под руководством матроса, бывшего харьковского рабочего И. Т. Яхновского произошло волнение матросов на учебном корабле «Березань»{ЦГАВМФ СССР, ф. 407, оп. 1, д. 4242, лл. 10, 11; Крымский облгосархив, ф. 706, оп. 1, д. 77, л. 45.}. Большой переполох у командования, городских и губернских властей вызвала листовка, распространенная летом 1903 года в связи с приездом в Севастополь из Ливадии царя Николая II. Заканчивалась она словами: «Не криком «ура»!, а криком: «Это злодей и кровопийца!» встречает их (царя и его министров — ред.) русский народ, где бы они ни показались. Долой самодержавие! Довольно самоуправства!»{Газ. «Искра», 1903, № 31.}. Эту листовку матрос А. Н. Матюшенко подбросил даже на царскую яхту.

В 1903 году в Севастополе создается комитет РСДРП, в состав которого влились и революционные моряки{История Коммунистической партии Советского Союза, т. 1, стр. 579, 586.}. Среди организаторов новых подпольных кружков и комитета были А. Петров, Г. Вакуленчук, Ф. Мартыненко, П. Зимин, И. Кривоконь и другие матросы-большевики. Севастопольский комитет РСДРП объединял три районные организации — городскую, портовую и военную. Они проводили революционные сходки рабочих, матросов и солдат.

В начале декабря 1903 года главный командир флота и портов Черного моря контр-адмирал Скрыдлов созвал «особо важное» совещание для обсуждения мер борьбы против революционеров. Наиболее «пораженными» революционной пропагандой были признаны военный порт, крейсер «Очаков», броненосец «Екатерина II», крепостные артиллеристы, саперы, морской госпиталь. Совещание решило усилить наблюдение за матросами, солдатами и рабочими, до минимума сократить увольнения в город. Направляя его протокол в Петербург, Скрыдлов просил укрепить флот офицерами, а всех неблагонадежных, поднадзорных матросов отправить на Тихий океан или Каспий.

Еще более широкий размах революционное движение в городе и на флоте приняло в 1904 году, после начала русско-японской войны. 3 ноября произошли волнения во флотской дивизии, матросы которой выступили с протестом против отправки их на Дальний Восток. Из 35 арестованных участников выступления 28 были приговорены к различным срокам каторжных работ и тюремного заключения. В знак протеста Севастопольский комитет РСДРП организовал однодневную забастовку рабочих порта и ряда предприятий./122/

Фото будет...

Участники восстания на броненосце «Потемкин» среди моряков Черноморского флота. Севастополь. 1955 г.

Об активной революционной работе комитета свидетельствуют такие данные: только с ноября 1904 по март 1905 года он провел 11 нелегальных массовок, на которых присутствовало по 200—400 человек, и распространил около 12 тыс. листовок{Революционное движение в Черноморском флоте, стр. 25.}. Большевики призывали рабочих, матросов и солдат готовиться к вооруженному восстанию.

Вопреки меньшевикам комитет высказался за созыв III съезда партии, а вскоре после него провел в Инкермане первомайскую массовку. Полиция и казаки разогнали 2 тыс. ее участников.

Первым кораблем революции стал броненосец «Потемкин». Двенадцать дней, с 14 по 25 июня 1905 года, развевался на нем красный флаг. К потемкинцам примкнули команды миноносца № 267 и гидрографического судна «Веха». 17 июня началось восстание на броненосце «Георгий Победоносец», который присоединился к «Потемкину», но в Одессе офицерами был посажен на мель. Через день подняли восстание матросы учебного корабля «Прут», однако соединиться с потемкинцами им не удалось. В эти дни Севастопольский комитет РСДРП в листовке «Ко всем» призывал к поддержке восставших матросов. Матросам и солдатам комитет предлагал отказываться от участия в «усмирении» революционных моряков, потому что «их борьба — ваша борьба, борьба всего народа за лучшую жизнь»!{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 34, л. 58; Революционное движение в Таврической губернии в 1905—1907 гг., стр. 77—79.}. 16 июня 6 тыс. севастопольцев вышли на демонстрацию солидарности с потемкинцами. Рабочие и матросы, ожидая, что «Потемкин» придет в Севастополь, готовились к вооруженному восстанию{Газ. «Пролетарий», 1905, 26.}.

Тем не менее план общего восстания, которое «Матросская централка» (Центральный комитет РСДРП Черноморского флота, созданный в конце 1904 года) намечала на более позднее время, когда к Тендре выйдет вся эскадра, осуществить не удалось.

Около 1500 матросов, среди них 117 потемкинцев, были арестованы. Руководители восстаний, в т. ч. А. М. Петров, И. А. Черный, Д. М. Титов, И. Ф. Адаменко, Д. П. Кошуба, С. П. Дейнега (в 1905 г.), А. Н. Матюшенко (в 1907 г.), казнены в Севастополе.

Расправы над революционными моряками вызвали протесты не только в Севастополе, но и в других городах страны. В листовке «Суд над матросами» Севастопольский комитет РСДРП призывал требовать освобождения подсудимых, «смело присоединившихся к той великой борьбе, которую давно уже ведет рабочий класс». Листовка закапчивалась словами: «Честь и слава матросам — борцам за народное дело!»{История города-героя Севастополя. 1783—1917, стр. 308, 309.}. В результате протестов общественности смертная казнь трем матросам была заменена бессрочной каторгой{Революционное движение в Таврической губернии в 1905—1907 гг., стр. 75.}.

Активное участие приняли трудящиеся Севастополя в Октябрьской всероссийской политической стачке. 14 октября 500 рабочих вышли на демонстрацию. С революционными песнями прошли они по проспекту Нахимова, но были разогнаны полицией и казаками. На следующий день после издания 17 октября царского манифеста о «свободах» в Севастополе состоялись массовые митинги и многотысячная демонстрация. У тюрьмы, куда пришли демонстранты, чтобы освободить политических заключенных, солдаты и полицейские открыли по ним огонь. Пятеро были убиты, около 50 ранены, в т. ч. 16 — тяжело. 19 октября на многолюдных митингах севастопольцы выражали решительный протест против этой расправы. Тут же избирались депутаты от народа в городскую думу. В числе избранных был лейтенант П. П. Шмидт.

Похороны жертв расстрела 20 октября 1905 года вылились в новую демонстрацию, в которой участвовало несколько тысяч человек. Демонстрантов охраняла народная милиция, созданная рабочими Севастополя под руководством большевиков. Лейтенант П. П. Шмидт произнес на кладбище революционную клятву, ставшую известной всей России. Арестованный 21 октября по приказу главного командира флота адмирала Чухнина, он обратился с письмом к населению Севастополя, призывая его к дальнейшей борьбе за свободу. «Помните, граждане,— писал П. П. Шмидт,— что мое дело — это дело народа; моя победа — это победа свободы над произволом»{Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года. Документы и материалы. М., 1957, стр. 121.}. На защиту лейтенанта выступили не только севастопольцы, но и демократические силы всей страны, о нем писали газеты. Не желая осложнять и без того напряженную обстановку, царь 4 ноября приказал освободить П. П. Шмидта из тюрьмы с увольнением его из флота.

Новый подъем революционного движения вызвали известия о восстании матросов в Кронштадте 26—28 октября и зверской расправе над ними. Рабочие порта объявили забастовку, выдвинув но только экономические, но и политические требования. В городе, у флотских казарм, на кораблях и в частях проводились ми-/123/тинги и собрания. 3 ноября Чухнин запретил их. Но это лишь усилило движение.

8 ноября произошли волнения на крейсере «Очаков», где революционную работу вели большевики — машинист А. И. Гладков, комендор Н. Г. Антоненко и баталер С. П. Частник{История Коммунистической партии Советского Союза, т. 2. М., 1966, стр. 123.}. В этот же день открыто организовали митинг революционные матросы броненосца «Святой Пантелеймон» (так переименовали царские власти «Потемкин»). На следующий день на крейсер прибыл военно-морской прокурор, а на броненосец — адмирал Чухнин, чтобы «навести порядок». Но в присутствии адмирала матросы устроили митинг, на котором с горячей речью выступил большевик И. Сиротенко. Взбешенный Чухнин приказал арестовать матроса, но команда отказалась выдать его. Отправив через день «мятежные корабли» в море, Чухнин телеграфировал в Петербург: «Ожидаю бунта. Нужны крайние меры. Чувствую, что восстанет весь флот. Необходимо, не медля ни одного дня, усилить войска, так как на здешние положиться нельзя»{ЦГВИА СССР, ф. 400, оп. 5, д. 21, л. 158.}.

Под влиянием большевистской пропаганды готовность масс к восстанию нарастала с каждым днем. По предложению большевиков комитет РСДРП согласился провести 11 ноября выборы депутатов и образовать из них Совет. Частично это удалось осуществить. Совещание депутатов решило разоружить офицеров и 12 ноября организовать демонстрацию{Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года, стр. 231.}. Но уже 11 ноября стихийно началось восстание. В этот день, чтобы не допустить митингов у флотских казарм, Чухнин приказал расположить там две боевые роты — моряков и Белостокского полка. Матрос К. Петров случайно услышал, как контр-адмирал Писаревский подговаривал командира пехотной роты штабс-капитана Штейна найти «верного человека», который сделал бы из толпы провокационный выстрел по солдатам. Возмущенный этим подлым замыслом, К. Петров быстро зарядил винтовку и одним выстрелом убил Штейна, а другим — ранил Писаревского. Когда, опомнившись от паники, офицеры арестовали К. Петрова, матросы немедленно его освободили, разоружив и избив нескольких офицеров. Не только морская рота, но и солдаты отказались стрелять в матросов. Вскоре восстание охватило всю флотскую дивизию. К восставшим присоединилась боевая рота с броненосца «Синоп», посланная Чухниным для «усмирения» матросов.

Между тем выборы в Совет продолжались. Рабочие порта и портового завода (бывшего адмиралтейства) избрали в него 40 депутатов, в т. ч. пожизненным — П. П. Шмидта.

Первое заседание Севастопольского Совета матросских, рабочих и солдатских депутатов состоялось 12 ноября. Продолжалось оно долго и проходило бурно, так как единого взгляда на дальнейшее развитие событий и единого руководства не было. Если большевики Сиротенко, Гладков, Докукин, Ушаков и другие призывали восставших к смелым, решительным действиям (захват оружия, кораблей, важнейших пунктов города, вооружение рабочих), то меньшевики предлагали ограничиться мирной забастовкой и манифестациями. Тем не менее восстание приобретало все более организованный характер. Чухнин объявил город на военном, а крепость на осадном положении. Несмотря на это, 13 ноября вспыхнуло восстание на крейсере «Очаков». Командиром корабля матросы избрали боцмана И. Е. Уланского{Там же, стр. 124, 291.}. В этот же день во флотские казармы в полном составе с оружием пришла с Северной стороны отдельная саперная рота под командованием унтер-офицера большевика М. Барышева. Революционные волнения охватили также команды броненосца «Святой Пантелеймон» (бывший «Потемкин»), минного крейсера «Гридень», учебных кораблей «Днестр» и «Прут», миноносцев «Свирепый» и «Заветный», канонерской лодки «Уралец» и других судов.

На стороне восставших было 15 кораблей и несколько береговых частей. Всюду избирались депутаты в Совет. Общее число их достигло 200 человек. Для командования революционным флотом Совет пригласил лейтенанта П. П. Шмидта{Там же, стр. 21, 172.}. Утром П. П. Шмидт прибыл на крейсер «Очаков». Матросы оказали ему адмиральские почести. Под звуки оркестра и крики «Ура» над кораблем взвился сигнал: «Командую флотом. Шмидт». Но все еще веря царю, он послал ему телеграмму: «Славный Черноморский флот, свято храня верность своему народу, требует от вас, государь, немедленного созыва Учредительного собрания и перестает повиноваться вашим министрам»{Там же, стр. 155.}.

Трудящиеся Севастополя стремились оказать всемерную поддержку восставшим матросам и солдатам. Бастовали рабочие порта. Вместе с матросами они захватили арсенал, помогали доставлять пулеметы, винтовки и патроны в казармы. Чтобы помешать переброске царских войск, железнодорожники прекратили движение поездов между Симферополем и Севастополем. Бастовавшие моряки вспомогательного и торгового флотов не выпускали в море ни одного парохода. К бастующим примкнули почтово-телеграфные служащие. 12—15 ноября весь город был охвачен всеобщей забастовкой. Но рабочие не имели оружия, его не хватало даже матросам и солдатам.

Тем временем к Севастополю по шоссе одна за другой подходили воинские части. Расправу над восставшими царь поручил известному своей жестокостью вешателю генерал-лейтенанту Меллер-Закомельскому.

15 ноября в 15 часов командование предъявило восставшим ультиматум. Совет на него не ответил, готовя массы к бою. Но контрреволюционные силы перешли в наступление, не дожидаясь истечения срока ультиматума. По восставшим кораблям, флотским казармам открыли огонь крепостная артиллерия, полевые орудия /124/с Исторического бульвара, броненосец «Ростислав» и другие корабли.

Первым был выведен из строя миноносец «Свирепый». Его революционный командир И. Сиротенко геройски погиб вместе со многими матросами. Минный транспорт «Буг», имевший в трюмах 300 боевых мин, еще до обстрела пытался уйти в море, но не успел. Во избежание огромного взрыва, опасного для города, матросы затопили судно в бухте. Ураганный огонь обрушили правительственные войска на «Очаков». Получив 52 пробоины, охваченный пламенем, крейсер на предложение Чухнина сложить оружие поднял сигнал: «Я не сдаюсь». Вскоре снаряд разорвался в машинном отделении, и корабль вышел из строя. С Приморского бульвара каратели открыли огонь по матросам, спасавшимся вплавь. Раненный в ногу, П. П. Шмидт перешел с группой матросов на миноносец № 270, но и он вскоре был подбит, а Шмидт арестован офицерами с «Ростислава».

Почти сутки самоотверженно защищались восставшие во флотских казармах, где находился Совет. Восемь пехотных полков штурмовали их с трех сторон. К утру 16 ноября контрреволюционные силы захватили шесть полуразрушенных четырехэтажных казарм. Всю ночь горел на рейде крейсер «Очаков».

Многие матросы погибли в бухте и в казармах. Рассвирепевшие офицеры беспощадно добивали раненых. Количество арестованных доходило до 6 тыс., в т. ч. матросов около 4 тыс., что составляло почти 40 проц. личного состава флота. Под суд пошло свыше 400 матросов, около 1 тыс. было наказано без суда. Кроме того, осудили 31 солдата и свыше 20 рабочих порта{ЦГАВМФ СССР, ф. 407, оп. 1, д. 78, лл. 7, 8; ф. 1082, оп. 1, д. 72, л. 47.}.

События в Севастополе, как указывал В. И. Ленин, знаменовали собой «...полный крах старого, рабского порядка в войсках». «Сознание необходимости свободы в армии...,— подчеркивал он,— продолжает расти, подготовляя новые очаги восстания, новые Кронштадта и новые Севастополя»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 12, стр. 111, 116.}.

В суровых условиях подполья, жестокой реакции, репрессий и преследований, разоблачая предательскую роль мелкобуржуазных соглашательских партий меньшевиков и эсеров, сочетая легальные и нелегальные формы работы, большевики неустанно продолжали борьбу за массы, за сплочение всех революционных сил.

Хотя город оставался на военном положении, в 1906 году на многих предприятиях и кораблях вновь возникли социал-демократические организации, военный и городской комитеты РСДРП, действовали боевые рабочие дружины, выпускались прокламации и две нелегальные большевистские газеты — «Солдат» и «Рабочий» (первой вышло 13 номеров, второй — два). Трижды для выпуска «Солдата» захватывались типографии буржуазных газет, в т. ч. один раз в Симферополе{Крымский облгосархив, ф. 483, оп. 4, д. 469, 474, 504.}.

Опасаясь новых массовых выступлений, царские власти первую группу участников ноябрьского восстания — П. П. Шмидта и его товарищей — судили в Очакове в феврале—марте 1906 года, вторую — 93 человека — в Севастополе в июле, третью — 260 человек — в ноябре, а остальных — в 1907 году.

Когда в Севастополе стало известно о смертном приговоре П. П. Шмидту, А. И. Гладкову, Н. Г. Антоненко и С. П. Частнику, в районе Херсонеса собралось около 3 тыс. рабочих, моряков и солдат на митинг протеста, который продолжался два часа и был разогнан казаками и полицией. Военный комитет РСДРП организовал в те дни несколько побегов политических заключенных из плавучих тюрем «Саратов» и «Прут». С помощью революционно настроенных караульных удалось освободить 35 матросов{ЦГАВМФ СССР, ф. 407, оп. 1, д. 78, лл. 7, 8.}.

Всей стране стали известны смелые действия севастопольских подпольщиков: похищение из военно-морского суда и уничтожение 12 томов следственных материалов, а также вещественных доказательств{Газ. «Крымский вестник», 20 июля 1906 г.}, освобождение из городской тюрьмы 21 заключенного. Среди них находился В. А. Антонов-Овсеенко, приговоренный к смертной казни с последующей заменой ее 20 годами каторги{А. Ракитин. Именем революции. М., 1965, стр. 38, 41.}.

Большевикам приходилось сдерживать матросов, рабочих и солдат от стихийных выступлений. В июне 1906 года забастовала рота минеров, возмущенная произволом офицеров. Их примеру последовали артиллеристы 1-го батальона (Южная крепость). Ночью артиллеристов окружили и обезоружили казаки и солдаты Брестского полка с несколькими пулеметами. А утром весь батальон под усиленной охраной перевезли на Северную сторону, в Михайловскую батарею. Но артиллеристы сорвали замки со склада, забрали винтовки и с помощью двух рот 2-го батальона без единого выстрела захватили почти всю Северную крепость. Были заряжены и наведены на дворец главного командира флота три тяжелых орудия. Из них намечалось произвести залп, который послужил бы сигналом к началу массового восстания. Однако план руководителей артиллеристов унтер-офицера Б. Мельникова и солдата З. Басова был сорван провокаторами. Под суд пошло более 200 солдат.

О положении в Севастополе в марте—апреле 1907 года свидетельствует донесение в Петербург главного командира флота: «Забастовки, постоянные митинги в мастерских, насилия, угрозы..., понизившие продуктивность работы до минимума, вынудили меня закрыть порт... Закрытие продлится не более 10 дней, необходимых для удаления хотя бы части революционного элемента...{С. Ф. Найда. Революционное движение в царском флоте, стр. 354.}Сообщалось также, что в командах /125/ведется усиленно пропаганда, прокламации разбрасываются во множестве и что по сведениям агентуры, «состояние нижних чинов возбужденное». В результате «чистки» порта во многих мастерских и цехах осталась лишь четвертая часть прежнего состава рабочих{Газ. «Биржевые ведомости», 3 июня 1907 г.}.

Однако уже в мае 1907 года матросы броненосцев «Синоп», «Три святителя», «Святой Пантелеймон» и других кораблей совместно с артиллеристами готовили новое восстание. Предполагалось захватить наиболее мощные корабли, Южную и Северную крепости, затем распространить восстание и на другие порты Черного моря, а в случае неудачи — по примеру потемкинцев уйти в Румынию{Газ. «Солдат», 1906, № 7; Революционное движение в Таврической губернии в 1905—1907 гг., стр. 146, 150—152.}. Но на успешное осуществление такого плана трудно было уже надеяться — начался спад революционного движения. Охранка снова произвела массовые аресты{ЦГАВМФ СССР, ф. 407, оп. 1, д. 57, лл. 10, 11.}.

Революционное брожение продолжалось и в пехотных войсках. Произошли волнения в Белостокском полку. 15 сентября 1907 года предпринята попытка поднять восстание в Брестском полку{С. Ф. Найда. Революционное движение в царском флоте, стр. 365.}.

В феврале 1908 года газета «Пролетарий» отмечала, что, несмотря на многочисленные репрессии, высылки и военное положение, Севастополь стал прочной базой большевиков{Газ. «Пролетарий», 3 февраля 1908 года.}. Весной того же года здесь действовали три районные организации РСДРП: городская, портовая и военная. Городская делилась на два подрайона — Корабельный и Южный. Все они подчинялись общегородскому комитету, который имел подпольную типографию. Когда вскоре многие подпольщики были арестованы, на смену им прибыли большевики, направленные партийными организациями Харькова, Киева, Екатеринослава, Одессы. Революционная работа в городе и на флоте не прекращалась все годы реакции.

В период нового революционного подъема, в мае — июне 1912 года, военный комитет РСДРП снова готовил восстание, на этот раз одновременно с матросами Балтики. В порту и на предприятиях города состоялись забастовки протеста против Ленского расстрела. Однако охранке удалось раскрыть революционные организации. Свыше 500 матросов было арестовано, 298 отданы под суд, 27 приговорены к смертной казни, из них 13 расстреляны, остальным смертную казнь заменили бессрочной каторгой. Кроме того, около 400 «неблагонадежных» матросов отправили на другие флоты и флотилии{ЦГАВМФ СССР, ф. 608, оп. 2, д. 40, л. 150.}.

Эти репрессии вызвали массовые протесты в стране. В Петербурге в знак солидарности с севастопольцами бастовали 60 тыс. рабочих, в Москве — 40 тыс., а всего по стране — свыше 250 тыс.{С. Ф. Найда. Революционное движение в царском флоте, стр. 480.}На Украине забастовки прошли в Киеве, Харькове, Екатеринославе, Николаеве, Одессе.

К 1915 году в Севастополе проживало 91,1 тыс. человек, в т. ч. 47,7 тыс. гражданского населения. Большинство жителей составляли русские и украинцы. Насчитывалось около 6 тыс. домов. В 1897—1899 гг. здесь построены электростанция и трамвайные линии. Не располагая средствами и не найдя кредитов внутри страны, городская управа обратилась за помощью к бельгийскому акционерному обществу «Компания тяги и электричества» и надолго попала в финансовую кабалу к нему — договор был заключен на 40 лет. Электростанция и трамвай приносили концессионерам огромные доходы. Севастополь имел телеграфную связь с Москвой и Петербургом. Телефонная станция, открытая здесь в 1894 году морским ведомством, стала первой в Крыму.

В 1868 году в городе создана небольшая больница (на 12 коек) и при ней аптека{Крымский облгосархив, ф. 26, оп. 1, д. 25486, л. 69.}. В 1894 году количество коек увеличилось до 80. Но из 68 врачей 50 относились к морскому или полицейскому ведомствам. Многие из них занимались частной практикой. Большинство трудящихся, как и прежде, лечились «своими средствами».

Ежегодно в город приезжало свыше 10 тыс. курортников. В 1899 году здесь насчитывалось 14 гостиниц, 5 пансионатов, грязелечебница и несколько купален{Там же, ф. 27, оп. 12, д. 445, л. 9.}. В 1914 году приняла первых больных водолечебница. За первые пять лет после Крымской войны в городе открылись училище для детей «Черноморского ведомства» и приходская школа. В 1866 году при адмиралтействе основано ремесленное училище «для воспитания 40 мальчиков преимущественно из детей мастеровых»{Там же, ф. 104, оп. 1, д. 122, л. 6.}. Всего в 1869 году насчитывалось 5 школ с 16 учителями и 174 учащимися. В 1875 году открылся мореходный класс. Характерен состав его учащихся спустя 23 года: из 50 человек дети дворян составляли половину, а вместе с другими привилегированными кругами (купцы, духовенство) — свыше 80 проц. Немногим отличалось в этом смысле и техническое железнодорожное училище, где училось 68 человек{Там же, ф. 100, оп. 1, д. 1175, лл. 47, 53; д. 1321, л. 103; д. 2173, лл. 38, 39, 66.}. Большинство трудящихся не владели элементарной грамотой. В 1915 году в учебных заведениях Севастополя училось 7300 человек — больше, чем в любом другом городе Таврической губернии. Однако только 5 учебных заведений имели собственные здания. Губернский директор народных училищ признавал, что «многие школы помещаются в тесных, темных, сырых, холодных и вообще неудобных помещениях». Девочек училось в 2,5 раза меньше, чем мальчиков. В 1890 году в Севастополе открыта т. н. машинная школа, где молодые матросы обучались специальностям машиниста, кочегара, элек-/126/трика и т. д. Затем создаются минная школа, учебно-артиллерийская команда, школы машинных и строевых унтер офицеров. Крупным событием в культурной жизни города явилось открытие по инициативе молодого зоолога, в дальнейшем известного природоведа и путешественника Н. Н. Миклухо-Маклая, при содействии выдающихся ученых И. И. Мечникова и И. М. Сеченова в сентябре 1871 года одной из первых в мире научно-исследовательской морской биологической станции Академии наук. Большой вклад в изучение фауны моря, биологии рыб, развития южных морей, проливов Босфор и Дарданеллы внесли видные ученые В. Н. Ульянин, А. А. Остроумов, С. М. Переяславцева. В течение 12 лет директором станции был академик А. О. Ковалевский{Рассказы о русском первенстве. М., 1950, стр. 355.}. По его инициативе в 1898 году на берегу моря построено для станции специальное здание, на первом этаже которого открыт первый в стране морской аквариум.

Важной вехой в изучении Черного моря, развитии океанографии и морской биологии явилась первая глубоководная экспедиция, организованная в 1890—1891 гг. Русским географическим обществом под руководством ученых Ф. Ф. Врангеля, Н. И. Андрусова, И. Б. Шпиндлера, с участием научных работников биологической станции. Во время этой экспедиции были установлены глубины Черного моря (наибольшая — 2200 м), составлена также первая карта рельефа дна моря{Журн. «Морской сборник», 1893, № 11, стр. 2—9.}.

Систематические гидрометеорологические наблюдения помогали предвидеть погодные условия на море. В ноябре 1909 года по инициативе известного ученого — океанографа и географа, в дальнейшем почетного академика и почетного президента Всесоюзного географического общества, генерал-лейтенанта Ю.М.Шокальского создается морская обсерватория — одна из первых в стране. Ее научные исследования и собранные материалы явились новым большим вкладом в изучение общего режима Черного моря. В результате многолетних магнитных наблюдений, произведенных офицером, впоследствии адмиралом И. М. Диковым, в 1861 году издана первая и в 1886 — вторая карта изогонических (магнитных) линий Черноморья.

Важное значение для судоходства имели также гидрографические исследования Черного моря, осуществлявшиеся под руководством контр-адмиралов Н. А. Ивашинцева, известного исследователя Аральского и Каспийского морей, и В. И. Зарудного. В 1892 году издана новая, более полная и точная лоция Черного моря{Журн. «Морской сборник», 1894, № 9, стр. 3—5.}.

На боевых кораблях в Севастополе использовались такие замечательные изобретения, как электрическая «свеча» П. Н. Яблочкова (1879—1880), корабельная телефонная система и телефонная связь для водолазов, разработанные офицером Е. В. Колбасьевым (1896), регулярная радиосвязь между кораблями (1899—1900). Сюда приезжал изобретатель радио А. С. Попов для установления радиостанций на броненосцах «Георгий Победоносец», «Три святителя» и крейсере «Капитан Сакен». При его помощи оборудованы также две береговые радиостанции и подготовлены инструкторы для школы радистов{Журн. «Морской сборник», 1889, № 12, стр. 34—39; Рассказы о русском первенстве, стр. 99, 127, 129; С. Кудрявцев-Скайф. Радио — детище русского флота. М., 1951, стр. 70, 79.}.

Севастополь стал одним из значительных очагов археологической науки в России. В течение 20 лет раскопками на руинах Херсонеса руководил ученый К. К. Косцюшко-Валюжинич. При его участии обнаружены и раскопаны крепостные стены в юго-восточной части города, городские ворота, несколько храмов, общественных зданий и кварталов жилых домов, свыше 2400 могил, склепов, саркофагов, найдена знаменитая присяга граждан Херсонесской республики III ст. до н. эры.

Широкую известность в стране и за рубежом получили «севастопольские клады» — многочисленные находки золотых украшений, посуды, драгоценных камней в захоронениях богатых херсонеситов. Значительная часть этих ценностей находится ныне в знаменитой золотой кладовой Государственного Эрмитажа в Ленинграде.

В 1892 году К. К. Косцюшко-Валюжинич основал Херсонесский археологический музей, который долгое время именовался «Складом местных древностей Императорской археологической комиссии». По мере поступления новых находок к основному помещению пристраивались кладовые, сараи или простые навесы. Таким увидел музей весной 1897 года А. М. Горький, совершавший пешком путешествие по южной России. В газете «Нижегородский листок» он напечатал очерк «Херсонес Таврический», свидетельствующий о живом интересе пролетарского писателя к истории Крыма. Горький писал, что «Крым для исторической науки — золотое дно»{М. Горький. Собрание сочинений, т. 23. М., 1953, стр. 255, 268.}.

В 1910—1913 гг. в городе созданы новый театр, цирк и 4 иллюзиона (кинотеатры).

Нередко помещение городского театра на целый сезон сдавалось приезжим артистам. Здесь выступали украинские труппы М. П. Старицкого, М. Л. Кропивницкого, Н. К. Садовского, такие видные артисты, как Ф. И. Шаляпин, В. Н. Пашенная, М. К. Заньковецкая и др. В 1900 году Московский Художественный театр во главе с К. С. Станиславским поставил в Севастополе спектакли «Чайка» и «Дядя Ваня», на которых присутствовал их автор А. П. Чехов.

По количеству библиотек (14) Севастополь превосходил все города Крыма. Наиболее крупной из них оставалась Морская офицерская, для которой в конце 80-х годов построили рядом с морским собранием специальное здание. Сравнительно значительные книжные фонды насчитывала и библиотека городского собрания. /127/Имел свою библиотеку также «артистический кружок». Что касается 5 «общественных» библиотек и читален, то их общий книжный фонд едва превышал 3799 экземпляров. В четырех из них книги выдавались под денежный залог или за плату, что крайне сужало круг читателей. Например, в 1896 году их было всего 150. Небольшое количество книг имели и 6 школьных библиотек{Крымский облгосархив, ф. 100, оп. 1, д. 1816, л. 196; д. 2173, л. 88.}.

1 октября 1882 года стала издаваться (сначала два, затем три раза в неделю) первая в Крыму газета «Севастопольский справочный листок» (с 1886 года — «Севастопольский листок», а с 1888 — «Крым», позже — «Крымский вестник»). Типичная буржуазная газета, падкая на сенсации, она наполовину состояла из реклам и объявлений.

С большим опозданием и лишь под давлением передовой общественности страны принимались меры по увековечению героической обороны Севастополя 1854—1855 гг. Царское правительство не отпустило средств даже на устройство огромного Братского или Стотысячного кладбища на Северной стороне, где были похоронены 127 583 защитника города. Некоторые работы проводились на средства и силами ветеранов, моряков, горожан. В октябре 1895 года, в 41-ю годовщину со дня гибели, открыт памятник вице-адмиралу В. А. Корнилову. 18 ноября 1898 года в день 45-летия Синопской битвы на площади у Графской пристани установлен памятник адмиралу П. С. Нахимову.

После ходатайства севастопольцев и черноморцев 5 апреля 1869 года в Петербурге создается комитет по организации в Севастополе военного музея. Первые средства на его создание внесли участники обороны, затем сбор пожертвований начался по всей стране. Многие экспонаты были собраны в городе. Музей открылся 2 сентября 1869 года в нижнем этаже дома Э. И. Тотлебена на центральной улице города (ныне улица Ленина). В 1895 году для него построили специальное здание — одно из красивейших в городе. Но главные работы по увековечению героической обороны выполнили лишь в 1904—1905 гг., в ознаменование ее 50-летия, которое широко отмечалось общественностью страны. В эти годы по всей оборонительной линии построили из белого инкерманского камня памятники и балюстрады.

Напротив Приморского бульвара, в 10 метрах от берега, в море на искусственной скале по проекту эстонского художника академика А. Г. Адамсона был воздвигнут памятник затопленным кораблям. Напротив памятника на высокой подпорной стене набережной укрепили два больших корабельных якоря с затопленных кораблей.

На Малаховом кургане частично реставрировали оборонительную башню, установили орудия времен обороны, а у входа соорудили фундаментальные ворота с 4 колоннами и надписью «1854—1855». Было также завершено устройство Исторического бульвара. 14 мая 1905 года здесь в уникальном круглом массивном здании высотой около 36 метров открылась знаменитая панорама «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.». Замечательную картину для нее создал известный художник-баталист, уроженец Одессы, академик Ф. А. Рубо. Активными помощниками его были студенты Академии художеств, впоследствии видные советские художники М. Б. Греков и М. И. Авилов. На огромном полотне панорамы площадью 1610 кв. метров с большой художественной силой воспроизведен один из наиболее ярких эпизодов обороны — отражение неприятельского штурма 6 июня 1855 года. На переднем плане у картины и в экспозиционном зале панорамы были представлены многие вещественные экспонаты, знакомящие посетителей с героической эпопеей. Панорама стала одним из самых выдающихся произведений батальной живописи. В 1909 году на Историческом бульваре появился еще один замечательный памятник — строителям севастопольских укреплений во время обороны во главе с Э. И. Тотлебеном.

Большие изменения в жизнь города внесла первая мировая война, особенно после выступления на стороне Германии Турции, развернулись военные действия на Черном море. 16 октября 1914 года Севастопольский порт подвергся внезапному артиллерийскому обстрелу с немецкого линейного крейсера «Гебен», сопровождаемого двумя турецкими миноносцами{Боевая летопись русского флота, стр. 393.}.

За время войны личный состав Черноморского флота увеличился с 15,5 тыс. до 40 тыс. человек{С. Ф. Найда Революционное движение в царском флоте, стр. 498.}. Пополнялся он в основном за счет призыва запасных. В их числе было немало участников революционных событий 1905—1907 гг., сочувствующих большевикам.

Фото будет...

Ю. П. Гавен — председатель Севастопольского военно-революционного комитета в 1917 — 1918 гг. Фото 1933 г.

Фото будет...

Н. А. Пожаров—председатель Севастопольского Совета рабочих и военных депутатов в 1917—1918 гг. Фото 1916г.

Война ухудшила и без того тяжелое положение трудящихся. Царские власти старались арестовать или отдать в солдаты всех, кто был замешан в минувших революционных событиях. Однако это не приостановило развития революционного движения. Уже в июле 1915 года начальник севастопольского жандармского управления доносил в департамент полиции, что среди «материально необеспеченных и главным образом бедных слоев населения начинает зарождаться недовольство войной»{История города-героя Севастополя. 1783—1917, стр. 340.}. Постепенно это недовольство, усиливаемое преследованиями всех «инакомыслящих», а также дороговизной жизни, стало выливаться в открытые формы протеста. Гнев против прогнившего царского строя назревал также в матросских и солдатских массах. Нередко матросы и молодые рабочие избивали городовых и особенно шпиков, отнимали у них оружие; женщины угрожали торговцам «своим судом». 28 мая 1915 года унтер-офицер 5-й роты крепостной артиллерии, бывший рабочий С. Наумов был отдан под суд за посылку на фронт письма, в котором говорилось: «Дорогие друзья и товарищи, вообще все военнослужащие, подумайте, за что вы такое страшное кровопро-/128/литие делаете. Довольно воевать, и так уже нет числа сирот и калек. Будем начинать казнить своих высоких начальников...»{Крымский облпартархив, ф 150, оп. 1, д. 73, л. 18.}.

Полицейско-карательный режим усиливался. Строжайшая слежка велась за большевиками. В годы войны в крепостном госпитале старшим ординатором работал врач Д. И. Ульянов, младший брат В. И. Ленина, проводивший революционную работу среди солдат{Газ. «Правда», 18 июля 1943 г.}. В конце 1915 — начале 1916 годов снова возникают социал-демократические организации в военном порту, на портовом (Морском) заводе, линейных кораблях «Императрица Мария», «Синоп», «Святой Пантелеймон», «Екатерина II», «Евстафий», крейсерах «Память Меркурия», «Кагул», в ряде береговых частей. В марте 1916 года произошла забастовка на строительстве морского кадетского корпуса. 350 рабочих бросили работу и через три дня добились удовлетворения своих требований. Хотя полиция и арестовала «зачинщиков», успех стачки произвел большое впечатление не только на рабочих, но и на моряков.

Летом 1916 года власти раскрыли севастопольские социал-демократические организации и группы. Количество арестованных достигало 500 человек. Кроме того, командующий флотом вице-адмирал Колчак отправил до тысячи «политически неблагонадежных» матросов на другие флоты и флотилии{С. Ф. Найда. Революционное движение в царском флоте, стр. 561, 562.}.

После Февральской буржуазно-демократической революции рабочие, матросы и солдаты на митинге 5 марта, состоявшемся во дворе флотских казарм, образовали временный военно-исполнительный комитет в составе 20 человек{А. П. Платонов. Февраль и Октябрь в Черноморском флоте. Симферополь, 1932, стр. 18.}. В этот же день мастеровые и служащие порта и портового завода избрали 44 делегата «для представления и защиты интересов рабочего класса во вновь образуемом исполнительном комитете при севастопольском городском самоуправлении». Фактически эти делегаты и образовали Совет рабочих депутатов, постепенно пополняемый представителями других предприятий. Вскоре возникли Совет солдатских депутатов и Совет крестьянских депутатов. 8 марта создан местный орган буржуазного Временного правительства — т. н. городской исполнительный комитет.

Адмирал Колчак, в течение двух дней скрывавший от народных масс весть о свержении царя, стремился теперь направить их движение по нужному ему руслу. По его распоряжению в военно-исполнительный комитет были введены кондуктора (сверхсрочники) и офицеры, включая полковника и капитана 1-го ранга. Комитет стал называться объединенным центральным. 22 марта Советы рабочих и солдатских депутатов создали единый Совет. Начались выборы депутатов и на кораблях, так как из-за офицерского засилья солдаты и матросы уже не доверяли объединенному центральному военно-исполнительному комитету. Боясь утратить влияние на массы, особенно на моряков и рабочих, комитет и городской исполком 29 марта объединились с Советом. Новая организация стала называться Центральным Севастопольским исполнительным комитетом Совета депутатов армии, флота и рабочих{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 61.}. В первое время большинство депутатов Совета шло за меньшевиками и эсерами, комитет вел нерешительную, соглашательскую политику. Не только военная, но и гражданская власть принадлежала адмиралу Колчаку. Продолжала существовать городская дума. В эти дни в Севастополе, как и по всей стране после свержения самодержавия, общественно-политическая жизнь захватывала в свой поток широчайшие массы. Росли профессиональные союзы — в начале мая их насчитывалось 18. Объединяли они свыше 7 тыс. человек{Газ. «Крымский вестник», 13 мая 1917 г.}. Большевики помогли революционной молодежи Севастополя повести энергичную борьбу против агентов буржуазии, засевших в общегородском союзе молодежи, образованном в апреле 1917 года. В мае общегородской союз, насчитывавший до 300 членов, был переименован в Союз социалистической рабочей молодежи.

В сложной и трудной обстановке развертывали борьбу за массы большевики. В это время на флоте появляются украинская громада и украинский войсковой комитет, белорусский, молдавский, армянский, польский, греческий и другие союзы или партии буржуазного и мелкобуржуазного националистического характера{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 624, лл. 2, 3; д. 786, л. 113.}. Это, естественно, вносило раскол в массы, задерживало рост их революционного самосознания и объединение на классовых позициях пролетариата. Украинские буржуазные националисты выдвинули даже лозунг «украинизации» Черноморского флота. Большевики /129/флота и города вели настойчивую борьбу, чтобы сплотить народные массы всех национальностей под знаменем пролетарской революции.

Вначале большевики входили в состав объединенной социал-демократической организации, по уже в апреле 1917 года, порвав с меньшевиками, создали первыми в Крыму самостоятельный большевистский комитет. Председателем его стал матрос С. Г. Сапронов, секретарем — матрос И. Л. Сюсюкалов, казначеем — рабочий военного порта И. К. Ржанников. Вскоре они установили связи с большевистскими организациями Донбасса и Екатеринослава.

Руководствуясь Апрельскими тезисами В. И. Ленина, большевистская организация встала на путь борьбы за передачу власти Советам рабочих и солдатских депутатов, за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Во второй половине мая большевики создают в Совете свою фракцию под председательством солдата А. И. Калича.

Большую помощь местным большевикам в борьбе за завоевание масс на сторону социалистической революции оказал Центральный Комитет РСДРП(б), направивший сюда на работу профессиональных революционеров Ю. П. Гавена, К. Я. Зедина, Н. И. Островскую, матросов Н. А. Пожарова, В. В. Роменца, А. П. Шерстобитова. В мае—июне, августе и ноябре в городе побывали три делегации революционных балтийских моряков. Большевики города и флота настойчиво выполняли наказ партии о превращении Севастополя в «Кронштадт Юга»{История гражданской войны в СССР, т. 1. М., 1938, стр. 228, 229.}, развернув большую организаторскую и агитационно-пропагандистскую работу в массах. Несмотря на эсеро-меньшевистское засилье, рабочие, матросы и солдаты неизменно шли за большевиками. Так было в начале июня при разоружении реакционного офицерства и изгнании с флота адмирала Колчака, во время июльского движения за отмену введенной Временным правительством смертной казни на фронте, в дни борьбы с корниловщиной.

30 августа в Севастополе создается Центрофлот (Центральный комитет Черноморского флота){Газ. «Крымский вестник», 1 сентября 1917 г.}. Он, хотя и находился первое время под влиянием меньшевиков и эсеров, был значительно левее Совета. 12 октября большинством голосов он принял большевистский наказ делегатам Севастополя, избранным на II Всероссийский съезд Советов{Борьба за Советскую власть в Крыму, т, 1, стр. 80, 81.}.

После получения известий о победе Великой Октябрьской социалистической революции и образовании Советского правительства во главе с В. И. Лениным на многих кораблях были подняты красные флаги. 27 октября в городе состоялась демонстрация матросов, солдат и рабочих, прошедшая под лозунгами «Да здравствует социалистическая революция!», «Да здравствует питерский пролетариат!, Вся власть Советам!». Приветствуя революцию, команда миноносца «Гневный» постановила с 26 октября признавать только власть Советов{Там же, стр. 97, 98.}. Под давлением рабочих и матросов Севастопольский Совет и Центрофлот также приветствовали, революцию. Но признание Советской власти с их стороны было чисто формальным{Там же, стр. 97.}.

Эсеры и меньшевики, составлявшие большинство в Совете, саботировали декреты II Всероссийского съезда Советов, Совета Народных Комиссаров, требования большевиков о борьбе с контрреволюцией.

6—19 ноября представители многих портов Черного и Азовского морей прибыли в Севастополь на 1-й Черноморский флотский съезд. По всем основным вопросам съезд поддержал большевиков{ЦГАВМФ СССР, ф. 183, оп. 1, д. 38, лл. 1—21.}. В дни его работы были сформированы военная флотилия и первый революционный отряд для борьбы против генерала Каледина, поднявшего антисоветский мятеж на Дону. 18 ноября главным комиссаром флота избрали матроса-большевика В. В. Роменца.

Опасаясь появления под Ростовом флотилии черноморцев, Каледин прислал революционному Севастополю ультиматум с требованием не вмешиваться во внутренние дела Дона. 26 ноября В. В. Роменец телеграфировал Совету Народных Комиссаров об обстановке на Юге. Вскоре был получен ответ. «Действуйте со всей решительностью против врагов народа, не дожидаясь никаких указаний сверху. Каледины, Корниловы, дутовы — вне закона. Переговоры с вождями контрреволюционного восстания безусловно воспрещены. На ультиматум отвечайте смелым революционным действием. Да здравствует революционный Черноморский флот! Совет Народных Комиссаров»{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 124.}.

Ленинское указание воодушевило севастопольцев на дальнейшую борьбу за власть Советов, за утверждение ее в городе. Под руководством большевиков развернулась работа по формированию новых красногвардейских отрядов. Участники многотысячного митинга, созванного большевиками 12 декабря, решительно потребовали разоружения офицеров и перевыборов Совета. Их поддержало делегатское собрание представителей 67 кораблей и частей гарнизона.

В это время в Севастополь возвратились флотилия и отряд, посланные на борьбу с Калединым и Корниловым. Похороны погибших бойцов вылились в мощную демонстрацию, прошедшую под лозунгом «Вся власть Советам!». Революционные матросы разоружали офицеров.

Фото будет...

Участие моряков-черноморцев в борьбе за установление Советской власти на Юге страны

В ночь на 16 декабря на экстренном заседании исполкома Совета и Центрофлота совместно с представителями береговых и судовых комитетов образован военно-революционный комитет (10 большевиков и 2 левых эсера) во главе с большевиком Ю. П. Гавеном. Военно-революционный комитет немедленно выпустил воззвание к населению города, матросам и солдатам /130/с сообщением о переходе к нему всей власти и с призывом строго соблюдать революционный порядок. Днем 16 декабря на массовом собрании революционных организаций, делегаций кораблей и воинских частей в состав военно-революционного комитета было дополнительно избрано еще 8 большевиков, а также принято решение немедленно приступить к перевыборам депутатов, «так как Совет настоящего состава потерял доверие революционной демократии»{Газ. «Известия» (Севастополь), 19 декабря 1917 г.}. С большим политическим подъемом прошли 18 декабря выборы нового состава Совета. В исполком вошло 11 большевиков, 3 левых эсера и 5 беспартийных. Председателем исполкома избрали секретаря комитета РСДРП(б) Н. А. Пожарова, секретарем — матроса-большевика П. З. Марченко{ЦГАВМФ СССР, ф. Р-181, оп, 1, д. 4, лл. 199, 200.}.

Совет развернул энергичную деятельность по установлению революционного порядка в городе, налаживанию работы предприятий и учреждений. Семьи рабочих из лачуг и подвалов переселялись в дома богатеев и офицеров.

Самой важной и неотложной задачей Совета была защита завоеваний революции, борьба с контрреволюционными силами в Крыму. 28 декабря создается военно-революционный штаб, куда вошли по два представителя от военревкома, исполкома Совета и Центрофлота.

Победа Советской власти в Севастополе имела огромное значение для всего Причерноморья. В короткий срок в составе многих боевых отрядов отсюда ушло свыше 10 тыс. революционных моряков, которые помогали устанавливать власть Советов не только трудящимся Крыма, но и ряда городов и районов Дона, Кубани, Кавказа, годной Украины и Молдавии{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 113, л. 39.}. 10 тыс. винтовок и 10 пулеметов севастопольцы отправили рабочим Новороссийска, 2 тыс. винтовок в Темрюк для революционных отрядов, боровшихся с контрреволюционными войсками «кубанского атамана» генерала Филимонова{С. С. Xесин. Военные моряки в борьбе за власть Советов, стр. 148.}. По инициативе Севастопольского Совета 28—30 января 1918 года в городе была созвана чрезвычайная губернская конференция ревкомов и Советов, объявившая себя I Таврическим съездом Советов. Перед съездом Совет принял и опубликовал важное решение о преобразовании Советов губернии по примеру центра в органы диктатуры пролетариата, в органы управления. Делегатам, выезжавшим в губернию, предлагалось неуклонно руководствоваться этим решением. Съезд избрал Таврический ЦИК, который должен был находиться в Симферополе, и областной военно-революционный штаб, оставшийся в Севастополе./131/

В январе-феврале большинство членов губкома партии находилось в Севастополе, здесь же с 24 января начал выходить орган губкома — газета «Таврическая правда», одним из редакторов которой был Д. И. Ульянов.

Севастопольский военревком был преобразован в областной с представительством от ревкомов и Советов Симферополя, Керчи, Одессы, Мариуполя, Мелитополя, Новороссийска и др. городов Юга. Когда над Крымом нависла угроза вторжения германских оккупантов, в Севастополе создается «Южный комитет защиты социалистической революции» или «Совет пяти», которым руководили Ю. П. Гавен, Н. А. Пожаров, В. А. Басенко. Декретом Таврического ЦИК от 22 марта 1918 года комитет был преобразован в Верховный военно-революционный штаб Республики Тавриды. Из

7 его членов 5 являлись севастопольцами{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 1, стр. 141, 185, 229.}.

Революционные отряды черноморцев и севастопольцев на 7 дней задержали на реке Альме продвижение германских войск к городу. Одновременно, несмотря на противодействия антисоветски настроенного офицерства, украинских буржуазных националистов, эсеров и меньшевиков, севастопольские большевики увели значительную часть Черноморского флота в Новороссийск и, по указанию В. И. Ленина, потопили там боевые корабли во избежание захвата их врагом.

Немецкие оккупанты заняли Севастополь 1 мая 1918 года. За 7 месяцев они причинили городу и флоту огромный ущерб, вывезли народного добра почти на 3 млрд. руб.{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 113, л. 54.}. Из-за отсутствия сырья и топлива большинство предприятий не работало; количество безработных в городе за время оккупации возросло с 2 тыс. до 10 тыс. человек{Газ. «Правда», 24 апреля 1919 г.; Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 91.}.

В тягчайших условиях большевистская подпольная организация вела неустанную работу по мобилизации трудящихся на борьбу с иностранными захватчиками и белогвардейцами. Так, в майской забастовке 1918 года — первом в Крыму массовом политическом выступлении против немецких оккупантов — участвовало свыше 5 тыс. рабочих. В июле севастопольские железнодорожники присоединились к Всеукраинской забастовке рабочих железных дорог{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 45, 46, 49, 50, 322.}.

Большую помощь севастопольским большевикам оказывало Заграничное бюро ЦК КП(б)У. направлявшее в Крым своих представителей, средства. Еще в августе в Севастополь прибыл для подпольной работы П. Е. Дыбенко. Под его руководством местные подпольщики развернули большую работу среди населения, а также немецких матросов и солдат. Месяц спустя он был выдан провокатором и арестован. Подпольщики устроили П. Е. Дыбенко побег из тюрьмы, однако его вскоре снова схватили, заковали в кандалы, отправили в Симферополь и приговорили к смертной казни. В октябре Советское правительство обменяло П. Е. Дыбенко на группу пленных немецких офицеров. На смену германским оккупантам 23 ноября 1918 года в город пришли англо-французские, греческие и прочие интервенты. Только за 5 месяцев пребывания войск Антанты в Севастополе зарегистрировано 1243 ареста, 267 расстрелов без суда и следствия. Интервенты вывезли из города и порта материальных ценностей почти на 5 млрд. руб., увели 138 кораблей{ЦГАВМФ СССР, ф. 1509, оп. 1, Д. 1770, лл. 13—20.}.

Вместе с интервентами в городе бесчинствовали белогвардейцы. Их всячески поддерживали украинские и татарские националисты, эсеро-меньшевистские элементы. В такой сложной обстановке в городе продолжало действовать большевистское подполье. В декабре обком КП(б)У докладывал ЦК РКП(б) о положении дел в Севастополе: «Есть комитет партии и ревком, членов партии 200. Военная работа налаживается, выпускают листовки, оружия много, есть винтовки, патроны и револьверы. Есть три отряда от 30 до 40 человек в каждом, организованные железнодорожным ревкомом. Есть связь с германским Совдепом, председатель его принадлежит к группе «Спартак», но прибытие союзников (англо-французских интервентов) не дает возможности использовать немцев. Намечается возможность ведения агитационной работы среди союзных войск»{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 1, Д. 38, л. 3.}.

В начале декабря 1918 года подпольная партийная конференция в Севастополе избрала горком партии{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 323.}. Подпольщики срывали мобилизацию в белую армию, задерживали отправку оружия и боеприпасов на фронт, совершали многочисленные диверсии. 12 декабря рабочие-большевики напали на белогвардейский эшелон. Разоружив офицеров, они испортили орудия, сняли замки с пулеметов.

Большевики вели активную пропаганду и среди солдат интервентов. Революционную литературу на немецком, а позднее на французском и английском языках они получали из Москвы, Одессы и Киева, печаталась она и в местной подпольной типографии. Зимой 1918 года ЦК КП(б)У направил в Севастополь опытных подпольщиков Я. Городецкого и Н. Голембовскую, владевших иностранными языками. Среди матросов и солдат интервентов создавались «ячейки друзей», пропагандировались идеи Советской власти. Эта нелегкая работа приносила результаты. Менее чем через месяц после вторжения войск Антанты, 15 декабря 1918 года, подняли восстание матросы болгарского крейсера «Надежда», заявив, что не будут воевать против русских рабочих и крестьян, и потребовав отправить их на родину. Создав свой революционный комитет, болгарские моряки готовились к уходу в Варну. Однако командиру с помощью англо-французских интервентов удалось предать их военному суду{Журн. «Морской сборник», 1966, стр. 32, 33.}./132/

Железнодорожники начали 14 марта 1919 года забастовку против англо-французских захватчиков, которая превратилась во всеобщую политическую. Рабочие требовали не только улучшения условий своей жизни и соблюдения интервентами элементарной законности, но и освобождения политических заключенных, ликвидации марионеточного «краевого правительства», ухода захватчиков из Крыма и восстановления Советской власти{ЦГАОР СССР, ф. 1486, оп. 1, д. 50, л. 78.}. Эти требования 13 марта были приняты на конференции представителей 19 профсоюзов города, избравшей стачечный комитет из 7 человек во главе с большевиком Я. Городецким{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 139, 324.}. Забастовка продолжалась неделю и была подавлена интервентами. Когда части Красной Армии подошли к Севастополю, 20 апреля 1919 года восстали французские моряки, потребовавшие отправки домой. По приказу коменданта города греческие солдаты расстреляли участников демонстрации — французских моряков и севастопольских рабочих. После этого подпольный ревком, созданный еще во время мартовской всеобщей забастовки, предъявил интервентам ультиматум о сдаче города без боя Красной Армии. 21 апреля власть в Севастополе фактически перешла в руки ревкома. 29 апреля эскадра интервентов вынуждена была уйти в море, и советские войска вступили в город{Там же, стр. 123—125, 325.}.

В. И. Ленин, выступая на Красной площади в Москве 1 мая 1919 года, говорил: «Сегодня в освобожденном Севастополе развевается красное знамя пролетариата, празднующего свой день освобождения от империалистских банд»{В. И. Левин Полное собрание сочинений, т. 38, стр. 324.}.

После выхода из подполья городской комитет партии возглавил Ю. М. Крупчицкий-Торба{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 192.}, ревком — член горкома и обкома РКП(б) О. X. Алексакис, вернувшийся в Крым комиссаром штаба Заднепровской дивизии{В дальнейшем О. X. Алексакис работал секретарем райкома РКП(б) в Москве, преподавал историю партии в Коммунистическом университете им. Я. М. Свердлова, участвовал в работе II Конгресса Коминтерна, был на приеме у В. И. Ленина. В октябре 1920 года исполком Коминтерна направил его на руководящую подпольную работу в Грецию, но по пути из Одессы он погиб от рук белогвардейцев.}.

Главные усилия горком и ревком направили на оказание помощи Красной Армии. Уже 4 мая на Акмонайский (Керченский) фронт отправился 1-й Севастопольский полк, сформированный из бойцов рабочих дружин и батальонов, созданных еще в подполье. В июне из добровольцев формируется 3-й Крымский ударный полк. Даже маленькая Балаклава послала на фронт отряд в 200 бойцов, в т. ч. 45 коммунистов.

Коммунисты и комсомольцы вступали в части особого назначения. Принимались меры к восстановлению хотя бы нескольких кораблей Черноморского флота. Было введено всеобщее военное обучение трудящихся{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 162, 175, 186, 201.}. За короткое время восстановлено 27 партийных ячеек, объединявших около 600 коммунистов. Кроме того, 11 ячеек действовало на флоте. Активно работали профсоюзные и комсомольские организации, три клуба — рабочий, красноармейский и морской. В Балаклаве партийная организация в июне насчитывала 85 коммунистов и около 200 сочувствующих. На выборах в Совет 27—31 мая большевики Севастополя одержали убедительную победу{Там же, стр. 326.}.

Принимались меры по снабжению населения продовольствием, водой, электрическим светом. Особое внимание уделялось ликвидации безработицы. В центре внимания созданного в те дни городского Совета народного хозяйства стояло налаживание производства на Морском заводе{Там же, стр. 149.}. Были национализированы банки, заводы и фабрики, торговый и рыболовецкий флот, конфисковывались и передавались крестьянам и батракам помещичьи и монастырские земли, сады и виноградники{Севастопольский горгосархив, ф. 422, оп. 1, д. 8, л. 2; Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 198.}, принимались меры к своевременной их обработке. Большое внимание уделялось вопросам здравоохранения, народного образования, культурного обслуживания трудящихся.

Однако социалистическое строительство и на этот раз было приостановлено нашествием белогвардейцев и интервентов. Прорвав Акмонайский фронт, деникинцы при поддержке интервентов 23 июня заняли город. И снова под руководством большевиков трудящимся пришлось вести неравную героическую борьбу против врага. Подпольный горком партии имел типографию и распространял среди населения и солдат белой армии тысячи листовок. Одновременно он добывал оружие и взрывчатку в таком количестве, что смог снабжать ими также подпольщиков Симферополя и Бахчисарая{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 216.}. В начале 1920 года большевистская организация города имела 14 ячеек. Созданный по заданию обкома партии ревком готовил вооруженное восстание{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 12, л. 3.}. Однако в ночь на 21 января все члены горкома партии были арестованы. Во время ареста у них изъяли оружие, взрывчатку, оборудование для типографии.

Вскоре подпольщики создали новый горком, но в марте он был арестован. Десять его членов 9 марта предстали перед военно-полевым судом. По приказу генерала Слащева 11 марта все они расстреляны в Джанкое. Эти злодеяния вызвали гнев и возмущение трудящихся не только Севастополя, но и других городов Крыма. Состоялись забастовки протеста. В Севастополе такая забастовка длилась три дня{Борьба большевиков за власть Советов в Крыму, стр. 220.}. Несмотря на зверства белогвардейцев, поощряемые англо-французскими интервентами, революционная борьба продолжалась. В мае на подпольной большевистской конференции в Коктебеле (ныне Планерское) представитель Севастополя /133/И. Серов докладывал, что в городе снова работают подпольный комитет и ревком, идет подготовка к вооруженному восстанию, хорошо поставлено печатание листовок, каждую неделю выпускается «летучка». Партийные ячейки были созданы почти во всех профсоюзах, на военных кораблях и в воинских частях{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 430, л. 174.}.

Под влиянием большевистской пропаганды матросы линейного корабля «Воля», посланного для бомбардировки крепости Очаков, отказались воевать против рабоче-крестьянской власти. После возвращения корабля в Севастополь белогвардейцы расстреляли около 100 матросов. На линкоре «Ростислав» и эсминце «Грозный» за участие в подпольной работе было расстреляно 75 матросов{Газ. «Правда», 14 августа 1920 г.; Крымский облпартархив, ф. 150, оп 1, д. 416, лл. 9, 10.}.

В июне 1920 года газета «Правда» сообщала также о взрыве севастопольскими подпольщиками 20 тыс. снарядов и большого количества патронов, выводе из строя многих вагонов и химической лаборатории, о взрыве прибывшего из Константинополя угольного транспорта «Дан»{Газ. «Правда», 18 июня 1920 г.}. Неоднократно разрушались железнодорожные пути.

Многие подпольщики погибли от рук деникинской и врангелевской контрразведок, среди них председатель горкома В. В. Макаров, члены комитета А. Н. Вунаков, А. И. Севастьянов, М. С. Киянченко, С. С. Ключников (Крючков), М. Иоффе, Л. X. Шулькина, Н. Шестаков (Крылов), С. Глаголев, Н. Авдеев, Ф. Петров, Н. Фокин, И. Наливайко, Т. Лакота, Т. Кряжев, П. Сивчук, Я. Рябов (Цветков), Р. Торговицкий, В. Цыганков, Д. Юртаев, Т. Левченко, А. Румянцев и др. В честь героев большевистского подполья на кладбище Коммунаров в Севастополе установлен памятник. За три дня до вступления в город частей Красной Армии большевистская подпольная организация создала ревком. Он выпустил обращение ко всем трудящимся Крыма, призывая их вступать в партизанские отряды для последнего решающего удара по врангелевцам. «Собирайте оружие,— говорилось в листовке,— будьте готовы к тому, чтобы не дать врагу удрать и вывезти народное имущество»{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 1383, л. 1.}.

15 ноября 1920 года в Севастополь вступила Красная Армия. В телеграмме В. И. Ленину К. Е. Ворошилов и С. М. Буденный сообщали: «Среди рабочего населения огромный подъем и ликование по случаю освобождения Крыма от белогвардейцев»{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 315.}.

Фото будет...

Телеграмма рабочих Севастопольского Морского завода ЦК РКП(б) с выражением сочувствия по поводу смерти В. И. Ленина и обещанием идти по ленинскому пути. 1924 г

Под руководством большевиков севастопольцы с большой энергией взялись за строительство новой жизни, налаживание промышленного производства, коммунального хозяйства, возрождение Черноморского флота. После выхода из подполья партийная организация города значительно выросла и в мае 1921 года насчитывала 2100 коммунистов{Крымский облгосархив, ф. Р-1028, оп. 4, д. 4, л. 6.}, работавших в тесном контакте с партийными организациями Черноморского флота. В июне 1921 года избран городской Совет, которому передал свои полномочия ревком. ЦК РКП(б) и ЦК КП(б)У направили для работы в Севастополь опытных коммунистов: С. Н. Крылова, избранного председателем городского Совета, Р. М. Гордон, И. С. Имханинкого, И. П. Носова, А. И. Кондракова, В. А. Вашкевича, И. А. Богданова. Они возглавили ответственные участки партийной и советской работы.

В декабре 1920 года созданы оргбюро уездного комитета РКСМ и 4 районные комсомольские организации. Через год в городе насчитывалось 600 комсомольцев, а через 5 лет их было уже свыше 2 тысяч{Газ. «Красный Крым», 14 октября 1925 г.; газ. «Слава Севастополя», 29 октября 1963 г.}.

После национализации советскими органами промышленных предприятий 229 заводов и фабрик города стали общенародным достоянием. Но многие из них были разрушены или работали нерегулярно. Севастополь больше других городов Крыма пострадал от грабежей интервентов и белогвардейцев. В 1921 году в числе действующих были только 2 металлургических и 7 мыловаренных заводов, пищевые предприятия, несколько мастерских. Не хватало сырья, топлива, мало осталось квалифицированных кадров. Положение осложнилось голодом 1921—1922 гг. К тому же в городе осело немало враждебных элементов, недавних белогвардейцев. Они устраивали заговоры, разжигали бандитизм, оказывали сопротивление мероприятиям Советской власти. Огромное внимание восстановлению Севастополя уделяли ЦК РКП(б), Советское правительство, лично В. И. Ленин. Еще в 1919 году союз металлистов Севастополя послал в Москву к В. И. Ленину своего делегата, рабочего Морского завода П. В. Горячко, который рассказал Ильичу о жизни рабочих, их нуждах. Совет Народных Комиссаров выделил севасто-/134/польским рабочим около 31 млн. руб. Эти деньги были получены после разгрома врангелевщины, в декабре 1920 года.

В трудном 1921 году морзаводцы опять направили в Москву к В. И. Ленину П. В. Горячко, который по распоряжению Ильича привез в Севастополь 1 млн. руб. и два вагона продовольствия{Рабочие и крестьяне России о Ленине. Воспоминания. М., 1958, стр. 164—167.}. Эта помощь спасла многих рабочих от голодной смерти. Придавая огромное значение восстановлению Морского завода, Советское правительство выделило для него в 1923 году свыше 1,3 млн. рублей{Крымский облгосархив, ф. 137, оп. 1, д. 124, л. 150.}.

Отвечая на заботу партии и правительства самоотверженным трудом, жители города восстанавливали разрушенную интервентами и белогвардейскими бандами промышленность. В авангарде рабочих коллективов шли морзаводцы. В мае 1921 года партийная организация города провела мобилизацию коммунистов-металлистов на Морской завод. Для подготовки квалифицированных рабочих было открыто фабрично-заводское училище. Уже к концу 1921 года выпуск продукции на предприятии достиг 70 проц. довоенного уровня. К концу 1922 года для Черноморского флота восстановлены 2 эсминца, 5 канонерок, 2 подводные лодки, несколько тральщиков и минных заградителей. Советское правительство высоко оценило доблестный труд коллектива Морского завода, наградив его 19 ноября 1923 года орденом Трудового Красного Знамени РСФСР. Рука об руку с морзаводцами, по-ударному работали рабочие военного порта. Только к осени 1921 года отремонтировано 80 различных судов{Газ. «Красный черноморец», 27 октября 1921 г.}.

После V съезда РКСМ, принявшего решение о шефстве комсомола над флотом, шефами черноморцев стали комсомольские организации Урала, Украины, Белоруссии, Грузии, Киргизии. К концу 1922 года свыше 6,5 тыс. человек прибыли по комсомольским путевкам в Севастополь на Черноморский флот{Черноморский флот. Исторический очерк. М., 1967, стр. 133.}. В следующем году состав флота был обновлен на 70 проц. Выполняя указания ЦК РКП(б), политуправление флота проводило большую работу по политическому воспитанию молодых моряков, ликвидации среди них неграмотности и малограмотности. В этой работе всемерную помощь флотским организациям оказывали партийные и советские организации города.

Все труженики Севастополя вносили средства на восстановление боевых кораблей. В январе 1923 года по решению ЦК РКП(б) в стране проводилась «неделя Красного флота».

Большую помощь в восстановлении Черноморского флота оказали трудящиеся Украины. Значительный вклад внесли в него николаевские судостроители. VII Всеукраинский съезд Советов (1922 г.) поручил ВУ ЦИК принять шефство над крейсером «Червона Україна» и как можно быстрее достроить его за счет бюджета республики и добровольных отчислений трудящихся.

Крестьяне-незаможники Ореховского уезда Харьковской губернии взяли шефство над восстановлением эскадренного миноносца «Занте». Этот недостроенный миноносец, затопленный под Одессой в годы гражданской войны, был поднят в 1921 году и переведен на Николаевскую верфь. В 1923 году корабль, названный «Незаможником», вступил в строй.

По инициативе комсомольцев Корабельного района к 1 мая 1923 года восстановлен крейсер «Коминтерн» (бывший «Память Меркурия»). К концу года в основном закончено восстановление флота, началось его техническое перевооружение. Восстанавливался торговый флот. Многое сделал для этого коллектив Морского завода. В 1926/27 хозяйственном году он впервые перевыполнил план. Численность рабочих на заводе превысила 4 тыс. В 1928 году завод сдал первый серийный океанский лесовоз «Михаил Фрунзе», одновременно освоил производство буров для нефтяной промышленности.

На литейно-механическом заводе «Черномор» за 1925—1927 гг. количество рабочих возросло с 68 до 350. После реконструкции в два раза увеличил выпуск продукции кожзавод. Налаживалось производство на балаклавских консервном и рыбном заводах. С каждым годом повышался спрос на продукцию кирпично-черепичного завода.

Уже в 1921 году в Севастополе созданы промышленный и коммунальный тресты: первый — «Мельхимпром» — объединил две мельницы, три мыловаренных и крахмальный заводы, второй — «Водокат» — водопровод, пароходство, трамвай, канализацию. В 1927 году «Мельхимпром» открыл макаронную фабрику, обеспечивавшую продукцией не только город, но и другие населенные пункты Крыма. «Водокат» построил Чоргунский водопровод. Увеличилась мощность Инкерманской водокачки, расширилась водопроводная сеть на окраинах города, производился ремонт старых магистралей{Севастопольский горгосархив. ф Р-120, оп. 1, д. 103, лл. 22, 71; д. 104, л. 80; д. 637, л. 80.}. Налаживалось энергетическое хозяйство. В 1921 году заработали электростанции — городская и Морского завода, а в июле 1922 дала ток Балаклавская. В сентябре 1923 года вступила в строй Северная электростанция. Важную роль в налаживании энергетического хозяйства города сыграл созданный в 1923 году городской трест «Электротранс», а позже — «Крымэнерго».

В мае 1927 года в Севастополе начато, а через год закончено строительство крупнейшего в Крыму холодильника, оборудованного новейшими машинами отечественного производства. Это имело большое значение для снабжения свежими продуктами города, флота, санаториев и домов отдыха южного Крыма.

В один из крупнейших перевалочных пунктов внутренней и внешней торговли на юге СССР превращался Севастопольский торговый порт, полностью восстанов-/135/ленный к 1925 году. К этому времени его грузооборот достиг 4180 тыс. пудов и против 1924 года увеличился на 55 процентов{История города-героя Севастополя. 1917—1957, стр. 162.}.

Городская партийная организация многое сделала для повышения трудовой активности рабочих и служащих, роста производительности труда, улучшения качества продукции. На предприятиях создавались ячейки научной организации труда, бюро рационализации и изобретательства, регулярно проводились производственные совещания с участием рабочих, декады рабочей инициативы. Только за 1925 год производительность труда в городе возросла в два раза{Там же, стр. 163.}. Передовым рабочим Морского завода и военного порта П. Т. Стрегущенко, М. И. Бегасинскому, А. М. Котко, П. И. Четуеву, П. А. Усачеву, В. З. Гусеву, А. З. Назарову в 1928 году было присвоено звание Героя Труда{Газ. «Маяк Коммуны» (Севастополь), 29 мая 1929 г.}. В конце восстановительного периода, который в условиях Севастополя, как и всего Крыма, продолжался до 1928 года, промышленность города по выпуску продукции приблизилась к довоенному уровню, а часть предприятий превзошла его. Одновременно развертывалась техническая реконструкция старых предприятий, строительство новых. В эти годы заложена основа для дальнейшего развития Черноморского флота.

Большим трудовым достижением севастопольцев явилось сооружение в 1924—1925 гг. трамвайной линии Севастополь—Балаклава протяженностью 18 км. В этой народной стройке принимали участие не только жители Севастополя и Балаклавы, но и крестьяне окрестных сел.

Улучшались жилищные условия трудящихся. В 1926 году общий жилищный фонд города составлял 512,7 тыс. кв. метров. Но жилищное хозяйство еще отставало от темпов развития промышленности и роста населения. Очень обострило жилищную проблему землетрясение 1927 года, от которого пострадали сотни домов. Для ликвидации последствий землетрясения Советское правительство только в 1928 году выделило Севастополю 1,4 млн. рублей.

Уже в 1923 году в городе работало 3 больницы на 210 коек (почти в полтора раза больше, чем до революции), поликлиника, 3 лечебных пункта на предприятиях, 4 аптеки, 3 детских яслей на 165 мест, консультация по охране материнства и младенчества, молочная кухня для грудных детей. В 1928 году количество поликлиник возросло до 7, а коек в больницах — до 292.

В 1926 году создан курортный трест, объединивший санатории, дома отдыха, гостиницы и лечебные пляжи. Крупнейшим лечебным учреждением был Центральный государственный научно-исследовательский институт физических методов лечения им. И. М. Сеченова. Трудящиеся города полностью восстановили главный морской госпиталь, разграбленный интервентами и белогвардейцами.

Особое внимание уделялось ликвидации неграмотности. Ежегодно 3—4 тыс. человек посещали до 50 групп ликбеза и школ для неграмотных и малограмотных. Так как население в основном пополнялось за счет приезжающих из деревни, ликвидация неграмотности и малограмотности в городе продолжалось до 1934 года{Севастопольский горгосархив, ф. Р-420, оп. 4, д. 19, л. 5.}. Если в 1922 году работало 27 школ, то в 1929 — их стало 32, в т. ч. 11 средних. Количество учащихся возросло с 5 тыс. до 7,8 тыс.{Там же, оп. 2, д. 1273, л. 29.}. В 1921 году созданы народный политехникум, пролетарский университет, рабфак. Через 4 года на базе политехникума открылись кораблестроительный и железнодорожный строительный техникумы. В 1929 году принял учеников вечерний медицинский рабфак (позже медицинское училище). Для подготовки квалифицированных рабочих кадров еще в 1922 году организованы 4 профтехшколы, а через 6 лет их стало 7, и обучалось в них 400 человек. Немало молодежи получало квалификацию непосредственно на предприятиях. Быстро росло количество общедоступных библиотек, уже в первые годы Советской власти в Севастополе возникло много клубов и красных уголков.

В начале 1921 года возобновил работу городской драматический театр, открылось театрально-концертное бюро, создана первая музыкальная школа на 40 учащихся. Работали 3 кинотеатра на 1770 мест. Тогда в Севастополе подотделом искусств отдела народного образования руководил прославленный оперный певец Л. В. Собинов.

На новой, расширенной основе начала функционировать биологическая станция Академии наук СССР с единственным в стране морским аквариумом. В крупный научно-исследовательский центр превратилась морская обсерватория. Под руководством академика 10. М. Шокальского она уже в 1924 году организовала научную экспедицию по изучению Черного и Азовского морей на судах «Ингул» и «Первое мая»{Газ. «Красный Крым», 31 декабря 1924 г.}.

В 1925 году возобновил работу Херсонесский государственный историко-археологический музей, а на базе музея обороны Севастополя был создан военно-исторический музей (ныне музей Краснознаменного Черноморского флота). В 1927—1929 гг. открылись музей революции и картинная галерея. Большой популярностью пользовалась панорама «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.».

Коренным образом изменился экономический и культурный облик Севастополя в период технической реконструкции народного хозяйства и индустриализации страны. 19 марта 1930 года Совет Труда и Обороны СССР принял постановление о реконструкции Морского завода. На предприятии расширялись цехи, устанавливалось новое оборудование. Если в 1925 году завод выпускал продукции на 3,1 млн. руб., то семь лет спустя — на 26 млн. (в ценах 1927 года), а к 1938 году выпуск продукции завода увеличился в 2,5 раза по сравне-/136/нию с 1932 годом{Газ. «Манн Коммуны», 17 февраля 1939 г.}. Завод не только реконструировал и ремонтировал, но и строил крупные морские суда. За годы первой пятилетки в Севастополе сооружены несколько новых предприятий, в т. ч. хлебозавод, трикотажная фабрика, сдан в эксплуатацию Балаклавский рудник, который обеспечивал известняками-флюсами металлургические заводы Юга страны. Начал работать мраморно-дробильный завод в с. Пригородном Балаклавского района. В Инкермане наладилась добыча строительного камня. Вступил в строй большой известковый завод. Для централизованного руководства всеми предприятиями стройматериалов в 1932 году в Севастополе создан специальный трест «Недротранс».

Первый пятилетний план севастопольцы выполнили досрочно. Одним из важнейших условий этого был большой трудовой подъем. В честь XVI съезда ВКП(б) объявили себя ударными все предприятия «Водоката». Их примеру последовали железнодорожники. На Морском заводе в 1931 году социалистическим соревнованием было охвачено около 90 проц. рабочих, а на хлебозаводе — весь коллектив. По инициативе комсомольцев макаронной фабрики создавались ударные бригады. Действовали школы повышения квалификации рабочих, кружки техминимума. В массовые рейды по овладению новой техникой превратились т. н. технические походы. Рабочие Морского завода в 1933 году выступили инициаторами Всекрымского технического похода. Активно включились трудящиеся Севастополя в социалистическое соревнование с коллективами Керченского металлургического, Одесского судостроительного и Симферопольского машиностроительного заводов.

К 1930 году в городе проживало около 75 тыс. человек. Тогда же в отдельный район был выделен Балаклавский. В Севастопольский район входило 17 сельских Советов, 76 населенных пунктов с общим числом населения 194 тыс. человек{Газ. «Маяк Коммуны», 8 февраля 1938 г.}.

В обстановке острой классовой борьбы проходила коллективизация сельского хозяйства в Севастопольском районе. В помощь трудящимся крестьянам из Севастополя выезжали многие рабочие — коммунисты, в частности, в 1929 году только с Морского завода — 30 рабочих, а всего из города — более 200 человек. Несмотря на яростное сопротивление кулачества, на территории района было создано несколько колхозов и 8 совхозов, из них наиболее крупные Инкерманскнй, им. Профинтерна, им. Софьи Перовской.

Активную деятельность по привлечению трудящихся к участию в социалистическом соревновании развернул Севастопольский городской Совет. В 1931 году 12 секций, кроме 450 членов и кандидатов в члены Совета, объединяли около 500 активистов{Газ. «Маяк Коммуны», 18 октября 1931 г.}. Партийная организация Севастополя насчитывала в 1931 году 2027 членов партии и 1808 кандидатов, объединенных в 77 партячейках, одном партколлективе и двух парткомитетах. Городская комсомольская организация состояла из 4139 комсомольцев, объединенных в 38 ячеек{Севастополь в третьем году пятилетки. Севастополь, 1931, стр. 13, 14.}.

Развитию Севастополя и Черноморского флота постоянное внимание уделяли Коммунистическая партия и Советское правительство. В город не раз приезжали такие видные деятели Коммунистической партии и Советского государства, как К. Е. Ворошилов, М. И. Калинин, В. В. Куйбышев, Г. К. Орджоникидзе, Г. И. Петровский, И. В. Сталин, М. Н. Тухачевский.

В годы второй и третьей пятилеток в городе построены швейная фабрика, заводы шампанских вин и виноградных соков.

Расширялись предприятия местной промышленности. Так, завод артели «Молот» из небольшого кустарного вырос в крупное предприятие с годовым оборотом в 4 млн. руб. Артель «Красный швейник» за годы второй пятилетки увеличила выпуск продукции в 45 раз. Менее трех лет (1935—1937) сооружалась новая электростанция, которая дала энергии в 5 раз больше, чем все электростанции Крыма до революции, и обеспечивала электроэнергией, кроме Севастополя, Балаклаву, Симферополь, Саки, Евпаторию, Бахчисарай, Ялту и почти весь Южный берег Крыма.

Всенародное социалистическое соревнование явилось одним из важнейших факторов, обусловивших успешное выполнение производственных планов. Первыми стахановцами города стали фрезеровщик механического цеха И. Е. Савкин, бригадир деревообделочного цеха М. Г. Жлубко, кузнец А. Н. Тесля с Морского завода, токарь Н. Н. Кустов и слесарь А. В. Мамин из военного порта, железнодорожник Н. Г. Попков, систематически выполнявшие норму на 200—250 проц. Они, а также А. Е. Прокопенко, С. Н. Задорожный, Е. Л. Письменчук, И. Ф. Барыкин, А. К. Шишунов и др. передовики производства были удостоены правительственных наград.

Успехи социалистического народного хозяйства создали условия для технической реконструкции флота. Развернулось строительство новых кораблей. Уже в 1928 году флот пополнился военными кораблями, сошедшими со стапелей судостроительных заводов Николаева. За первые две пятилетки судостроительная промышленность страны дала флоту свыше 500 боевых кораблей{Черноморский флот. Исторический очерк, стр. 139.}. Но особенно широко развернулось строительство большого морского и океанского флота в годы третьей пятилетки.

Накануне Великой Отечественной войны Черноморский флот состоял из линкора, 6 крейсеров, 3 лидеров, 13 эскадренных миноносцев, 47 подводных лодок, 84 торпедных катеров, соединения тральщиков, нескольких дивизионов катеров-охотников и ряда вспомогательных судов{Н. Г. Кузнецов. На флотах боевая тревога. М., 1971, стр. 106.}. Военно-воздушные силы Чер-/137/номорского флота состояли из 2 бригад, насчитывавших 636 боевых самолетов.

Большое внимание уделяли партийные и советские органы дальнейшему благоустройству города, повышению благосостояния трудящихся, культурному строительству. В 1931 году городской бюджет составлял 4,8 млн., а через семь лет — 25 млн. руб.{Севастополь за 40 лет Советской власти, стр. 6, 7.}. Расширялась сеть электро- и водоснабжения. Быстрыми темпами возводились жилые дома. В 1934 году вступила в строй первая в Крыму автоматическая телефонная станция. Заметно увеличились расходы на здравоохранение, в частности, с 1934 по 1939 год — в 6 раз. В городе было 74 лечебных учреждения, в т. ч. 5 поликлиник, 4 амбулатории, 4 больницы. Количество больничных коек увеличилось с 292 до 646, врачей — со 145 до 241. На 18 предприятиях работали здравпункты. Не только в центре города, но и на Корабельной и Северной сторонах открылись родильные отделения, женские и детские консультации, молочные кухни. Ведущим научным центром страны в области физиотерапии стал Севастопольский институт физических методов лечения, где в 1941 году трудилось 50 научных сотрудников. Институт имел 20 амбулаторно-клинических отделений, экспериментальную научно-исследовательскую лабораторию. Ценные научные исследования осуществляла Биологическая станция АН СССР. Ежегодно в Севастополе проводились флотские и городские спартакиады. Особенно значительный размах получил водный спорт. В т. п. звездных заплывах через бухты участвовало по нескольку тысяч человек. Были открыты стадион, десятки спортивных площадок, построена водная станция, созданы два яхт-клуба. Общее число школьников в городе накануне Великой Отечественной войны достигло 14 тыс. человек. В 1934—1939 гг. построено 8 школ и 4 детских яслей. В 1940 году открылись два ремесленных училища и школа фабрично-заводского обучения на 400 человек. Работали также фабрично-заводское училище на Морзаводе, 4 техникума, рабфак, вечерняя школа рабочей молодежи, филиал Московского института инженеров коммунального строительства, стоматологическая школа, два военно-морских, авиационное и зенитно-артиллерийское училища. В Севастополе учились или проходили летную практику многие прославленные летчики страны, в их числе Герой Советского Союза П. Д. Осипенко.

С каждым годом росло число культурно-просветительных учреждений. Работали два драматических театра, картинная галерея, панорама «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.», два музея, дом культуры, дом учителя, дворец пионеров, несколько рабочих клубов, четыре кинотеатра.

Сотни тысяч туристов и экскурсантов посещали древний Херсонес, объявленный с 1934 года государственным историко-культурным заповедником.

Фото будет...

Депутаты — моряки-черноморцы на сессии Верховного Совета. СССР первого созыва 1938 г.

Город обогатился новыми историческими памятниками. Вблизи 5-го бастиона времен обороны 1854—1855 гг. было устроено кладбище Коммунаров — своеобразный пантеон славы. Первыми мемориальными сооружениями здесь стали памятники на братской могиле 49 участников большевистского подполья, погибших от рук иностранных интервентов и белогвардейских палачей, на могиле лейтенанта П. П. Шмидта и его товарищей по крейсеру «Очаков». В 1932 году, в день 15-летия Великого Октября, на центральной площади города торжественно открыт памятник В. И. Ленину по проекту скульптора В. В. Козлова.

К началу 1941 года население города выросло до 112 тыс. человек{Там же, стр. 1.}. Город был разделен на три административных района: Центральный, Корабельный и Северный. В 1936 году севастопольцы приняли активное участие во всенародном обсуждении проекта новой Конституции СССР. На первых выборах в Верховный Совет СССР они избрали депутатами токаря-стахановца Морского завода В. П. Ефремова, краснофлотца П. Я. Замятина, летчика-испытателя Героя Советского Союза С. П. Супруна. Нерушимую сплоченность вокруг Коммунистической партии и Советского правительства трудящиеся города и моряки Черноморского флота продемонстрировали так?ке на выборах в местные Советы депутатов трудящихся в декабре 1939 года. За кандидатов блока коммунистов и беспартийных голосовало 99,5 проц. избирателей{История города-героя Севастополя. 1917—1957, стр. 184.}. Председателем горисполкома был избран рабочий Морского завода, депутат Верховного Совета СССР В. П. Ефремов.

С 1938 по 1940 год ряды городской партийной организации пополнились на 1000 человек и насчитывали 3,5 тыс. коммунистов. Комсомольская организация объединяла свыше 5,6 тыс. юношей и девушек{Газ. «Маяк Коммуны», 5 марта 1940 г.}.

Партийная и комсомольская работа в городе, деятельность Советов и большинства профсоюзов проходили в тесном содружестве с организациями Черноморского флота. Его представители входили в состав городского Совета, бюро горкомов партии и комсомола, партий-/138/ного и комсомольского комитетов военного порта. Командование и политорганы флота оказывали большую помощь городским общественным организациям в военно-патриотическом воспитании молодежи.

Вероломно развязанная фашистской Германией война против Советского Союза прервала мирное развитие Севастополя. В захватнических планах гитлеровского командования он занимал особое место не только как главная база Черноморского флота, но и как плацдарм для дальнейшего продвижения на Кавказ. На рассвете 22 июня 1941 года, нанося внезапные удары, противник намеревался вывести из строя главную базу Черноморского флота, потопить боевые корабли.

Согласно шифровке, полученной в первом часу ночи 22 июня от народного комиссара Военно-Морского Флота адмирала Н. Г. Кузнецова, по главной базе Черноморского флота была объявлена оперативная готовность № 1. В третьем часу ночи состоялось экстренное заседание бюро городского комитета партии. Затем на заседаниях бюро райкомов намечены меры по приведению в боевую готовность местной системы противовоздушной обороны, обеспечению усиленной охраны промышленных объектов, по организации разъяснительной работы среди населения.

В четвертом часу утра посты наблюдения сообщили о приближении к городу вражеских самолетов. Их встретили огнем зенитные батареи ПВО и кораблей Черноморского флота, а также истребительная авиация. Лишь отдельным из них на большой высоте удалось приблизиться к городу и сбросить на парашютах несколько мин.

Фото будет...

Общезаводской митинг на Морском заводе им. Серго Орджоникидзе. Выступает вице-адмирал Ф. С. Октябрьский. Севастополь, 26 июня 1941 г.

Как и все советские люди, жители города и моряки Черноморского флота были полны решимости отстоять великие завоевания социализма. Они проявляли железную выдержку, организованность, высокое чувство советского патриотизма. Свыше 3 тыс. заявлений поступило в первые же дни войны от севастопольцев о добровольном вступлении в ряды Красной Армии и Военно-Морского Флота. Те, кому отказывали в призыве на военную службу, вступали в народное ополчение. Более 15 тыс. горожан, записавшихся в ополчение, составили целую дивизию. В ее боевые подразделения влились все не подлежавшие мобилизации коммунисты и комсомольцы, способные владеть оружием{Крым в Великой Отечественной войне Советского Союза. 1941—1945 гг., стр. 47.}. На предприятиях создавались отряды самообороны. Развернулось массовое движение за создание фонда обороны, в который севастопольцы внесли около 9,5 тыс. руб., более чем на 8 млн. руб. облигаций, а также 280 различных ценных вещей{Крымский облпартархив, ф. 35, оп. 1, д. 716, л. 17.}.

Вся жизнь города перестраивалась на военный лад. Городской комитет партии и горисполком разработали и неуклонно осуществляли мероприятия по военному обучению населения; сооружались убежища и другие укрытия. Большое внимание уделялось бесперебойному снабжению электроэнергией гарнизона и предприятий города. Коллектив Морского завода обеспечивал ремонт боевых кораблей.

В июле 1941 года по указанию Советского правительства началась эвакуация из Севастополя населения, заводов, учреждений, учебных заведений, культурных и исторических ценностей. К 1 декабря разными видами транспорта из города вывезено 65 882 жителя.

Потребовались поистине героические усилия и напряженный труд тысяч людей, большая организаторская работа, чтобы в сжатые сроки создать надежные рубежи обороны. С 3 июля по 30 октября ежедневно на строительстве оборонительных сооружений трудилось 1200 краснофлотцев, красноармейцев, военных строителей и до 3 тыс. человек гражданского населения, в т. ч. много женщин.

К 1 ноября были сооружены 75 артиллерийских дотов, 232 пулеметных дота и дзота, 374 стрелковых окопа, противотанковый ров длиной в 31,5 км, противотанковые надолбы на линии в 1,7 км, 9 командно-наблюдательных пунктов и др. Этой работой руководил инженерный отдел фронта, возглавляемый военным инженером 1-го ранга В. Г. Парамоновым{Героическая оборона Севастополя 1941—1942 гг. М., 1969, стр. 38, 125.}. Коллективы бетонного и мехстройзавода бесперебойно, днем и ночью, изготовляли железобетонные, металлические и деревянные конструкции для огневых точек. Путь врагу к городу преградили три линии сухопутной обороны: передовой, главный и тыловой рубежи, а также промежуточные рубежи и противотанковые рвы.

26 октября в Севастополе решением бюро Крымского обкома партии создается чрезвычайный орган власти — городской комитет обороны в составе секретаря горкома партии Б. А. Борисова (председатель), председателя горисполкома В. П. Ефремова, начальника гар-/139/низона контр-адмирала Г. В. Жукова (вскоре его сменил генерал-майор береговой службы П. А. Моргунов), начальника местной противовоздушной обороны В. И. Кули бабы: и начальника городского отдела НКВД К. П. Нефедова{Крымский облпартархив, ф. 35, оп. 1, д. 687, л. 13.}. Комитет немедленно развернул работу по мобилизации трудящихся на отпор врагу. 29 октября в связи с приближением гитлеровцев в городе вводится осадное положение. А на следующий день на дальних подступах к Севастополю завязались бои с сухопутными войсками противника. Первый удар по врагу нанесла одна из береговых батарей, которой командовал лейтенант И. И. Заика. Три дня вели артиллеристы неравный бой с фашистами, оставившими на поле боя 15 разбитых танков и бронемашин, более 700 убитых и раненых солдат и офицеров{Героическая оборона Севастополя 1941—1942 гг., стр. 71.}. На другом участке фронта немецко-фашистских захватчиков встретили своим огнем батареи капитанов Г. А. Александера и М. В. Матушенко.

На передовые рубежи обороны прибыли 8-я бригада, 2-й и 3-й полки морской пехоты, местный стрелковый полк, батальоны сошедших на берег моряков, отряды ополченцев, коммунистический и истребительный батальоны. Других сухопутных сил до подхода Приморской армии у защитников Севастополя не было. Оставшиеся в городе старики, женщины, подростки в подземных штольнях изготовляли оружие.

2 ноября силы противника приблизились к северному и северо-восточному участкам передового рубежа обороны Севастополя. Завязались ожесточенные бои. Фашистское командование рассчитывало овладеть городом с ходу. Атаки гитлеровской пехоты сопровождались огнем артиллерии, танками и массированными ударами авиации. В первые дни обороны, преграждая путь врагу, геройски погибли почти все бойцы коммунистического батальона. Но оставшиеся в строю стояли за родной город насмерть, бесстрашно вступая в рукопашные схватки, с гранатами в руках бросаясь под вражеские танки. Обрушивали смертоносный огонь на фашистские боевые порядки и тылы корабельная артиллерия и дальнобойные орудия береговой артиллерии. Мужественно сражались с фашистами в воздухе советские летчики. Авиацией Черноморского флота командовал участник боев в Испании депутат Верховного Совета СССР генерал-майор авиации Н. А. Остряков.

Фото будет...

Члены Севастопольского городского комитета обороны (слева направо) К. П. Нефедов, Б. А. Борисов, В. И. Кулибаба и В. П. Ефремов. Январь 1942 г.

Основной костяк сухопутных сил, оборонявших Севастополь, составила Приморская армия, переброшенная в Крым кораблями Черноморского флота из Одессы, которую она защищала почти 2,5 месяца совместно с моряками-черноморцами. Затем она участвовала в боях на севере Крыма и отошла к Севастополю по горным дорогам. Тем временем был создан Севастопольский оборонительный район, командование которым 7 ноября Ставка Верховного Главнокомандования возложила на вице-адмирала Ф. С. Октябрьского. Его заместителями были: по сухопутной обороне — командующий Приморской армией генерал И. Е. Петров, по береговой обороне — генерал-майор П. А. Моргунов, по военно-воздушным силам — генерал-майор Н. А. Остряков, а после его гибели в апреле 1942 года — генерал-майор В. В. Ермаченков. Общее руководство обороной осуществлял Военный Совет Черноморского флота{Українська РСР у Великій Вітчизняній війні Радянського Союзу. 1941—1945 рр., т. 1, стр. 444.}.

К 10 ноября войска Севастопольского оборонительного района насчитывали 52 тыс. человек и располагали 170 орудиями и до 100 самолетов{История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 — 1945 гг., ст. 2. М., 1966, стр. 227.}. Оборонительный район был разбит на 4 сектора. Их возглавили опытные командиры дивизий — полковник П. Г. Новиков, полковник И. А. Ласкин, генерал-майор Т. К. Коломиец. генерал-майор В. Ф. Воробьев. В составе блокировавшей Севастополь 11-й полевой армии генерала Манштейна были 3 пехотные дивизии, моторизованный отряд и румынская моторизованная бригада, 13 артиллерийских дивизионов. Враг имел 150 танков, более 300 самолетов{Героическая оборона Севастополя 1941—1942 гг., стр. 98.}. Но несмотря на значительный численный перевес в живой силе и технике, гитлеровцы, столкнувшись с героическим сопротивлением защитников города, быстро выдохлись и к исходу дня, 21 ноября, прекратили атаки. В ноябре немецко-фашистские захватчики потеряли почти 5 тыс. солдат и офицеров, огромное количество танков, 131 самолет, много другой боевой техники{Героическая оборона Севастополя. Сборник документов и материалов, стр. 54.}.

Защитники Севастополя, сорвав это наступление, длившееся с 11 ноября, продемонстрировали перед всем миром величие духа советских людей. Еще 7 ноября 1941 года, в день 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, на подступах к городу краснофлотцы В. Ф. Цибулько, Ю. К. Паршин, И. М. Красносельский, Д. С. Одинцов и политрук Н. Д. Фильченков из 18-го батальона морской /140/пехоты сражались против целой танковой колонны. Перед ними стояла задача не допустить прорыва вражеских танков в районе деревни Дуванкой (ныне Верхнесадовое). Вначале моряки вступили в поединок с 7 танками. Три из них были подбиты, остальные отступили. Вскоре появилось еще 15 фашистских танков. В. Ф. Цибулько поджег один, а когда кончились патроны, со связкой гранат бросился под гусеницы второго. Два танка поджег И. М. Красносельский, но и сам был сражен вражеской пулей. У Н. Д. Фильченкова, Ю. К. Паршина и Д. С. Одинцова осталось только по связке гранат. Подвязав гранаты к поясу, политрук Н. Д. Фильченков первым бросился под танк. Примеру коммуниста последовали 10. К. Паршин и Д. С. Одинцов. Горная дорога оказалась загроможденной пылающими и подбитыми фашистскими танками{Газ. «Маяк Коммуны». 19 мая 1942 г.}. За этот подвиг всем пяти морякам посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Этого высокого звания одним из первых среди черноморских летчиков удостоен летчик-истребитель Я. М. Иванов, смело вступавший в бой с вражескими бомбардировщиками. Огромную поддержку воинам, защищавшим город с суши, оказывали артиллеристы боевых кораблей — линкора «Парижская Коммуна», 5 крейсеров, 2 лидеров, 11 эсминцев.

Подвиги совершались не только на поле боя. Рабочие Морского завода ремонтировали корабли, создавали боевую технику днем и ночью, часто под обстрелом врага. По предложению капитана 1-го ранга Г. А. Бутакова — внука известного русского адмирала прошлого столетия Г. И. Бутакова — мастера Н. Рубан, С. Койча, бригадир судосборщиков А. Распундовский и многие другие построили и оснастили плавучую зенитную батарею № 3, получившую название «Не тронь меня»{Н. И. Крылов. Огненный бастион. М., 1973, стр. 384, 385; М. Н. Сургучев. Корабли возвращаются в строй. Симферополь, 1972, стр. 18. 19.}. Рабочие котельного цеха оборудовали два бронепоезда, назвав один из них именем легендарного героя гражданской войны А. Г. Железнякова.

Фото будет...

На передовой под Севастополем, 1942 г.

По призыву городского комитета обороны тысячи женщин заменили на производстве мужей и братьев, встали к станкам, освоили новые профессии. На Морском заводе бригада маляров полностью состояла из женщин. Домохозяйка Е. И. Гуленкова, проводив на фронт мужа, стала работать вместо него электромонтером Новошульской подстанции, находившейся вблизи переднего края обороны. Когда призвали на военную службу двух других монтеров, она заменила и их. Примеру Е. И. Гуленковой последовали сотни севастопольских женщин. Каждый, чем только мог, старался помочь фронту.

Развернулся массовый сбор оборудования для госпиталей, теплых вещей и подарков для воинов. Не отставали от взрослых и юные севастопольцы. За три месяца школьники собрали более 200 тонн металлолома{Крымский облпартархив, ф. 35, оп. 1, д. 638, л. 19.}. Среди множества неотложных забот в условиях вражеской блокады перед коммунистами Севастополя стояла сложная задача — обеспечить бесперебойное снабжение защитников города вооружением, боеприпасами, снаряжением, электроэнергией, наладить связь. Организаторами оборонной промышленности стали секретарь горкома партии А. А. Сарина и заведующий промышленным отделом А. А. Петросян. В тяжелейших условиях Морской завод им. Серго Орджоникидзе снабжал Черноморский флот боеприпасами и вооружением. В середине декабря завершено выполнение задания о перебазировании морем основного оборудования завода на Кавказское побережье — в Туапсе и частично в Поти, где развернулась работа по выполнению срочных заказов для фронта. По решению городского комитета обороны и командования Севастопольского оборонительного района в Севастополе создается спецкомбинат № 1 для производства вооружения и боеприпасов, и одновременно спецкомбинат № 2 — по пошиву белья, обуви и обмундирования. Спецкомбинаты разместились в штольнях.

После провала ноябрьского наступления немецко-фашистские захватчики готовили новый, более решительный штурм оборонительных сооружений Севастополя, подтягивая свежие силы, артиллерию, танки. В начале декабря генерал Манштейн получил личный приказ Гитлера во что бы то ни стало захватить Севастополь. 17 декабря фашисты начали второе, более ожесточенное наступление, стремясь в четырехдневный срок овладеть городом. В нем участвовало свыше 7 немецких дивизий, поддерживаемых почти 150 танками, 300 самолетами и огромным количеством артиллерии{История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 — 1945, т. 2, стр. 306.}.

Фото будет...

Диорама «Подвиг пяти моряков-черноморцев» в селе Верхнесадовом 1972 г.

Неоценимую помощь защитникам города в эти трудные дни оказывали корабли Черноморского флота. 21 декабря под ураганным огнем врага отряд боевых кораблей, возглавленный вице-адмиралом Ф. С. Октябрьским, доставил из Новороссийска и Туапсе 79-ю особую стрел-/141/новую бригаду полковника А. С. Потапова и батальон 9-й бригады морской пехоты. 24 декабря прибыла 345-я стрелковая дивизия под командованием полковника И. О. Гузя, с хода поведшая наступление на Мекензиевы горы. А еще через четыре дня начали прибывать части 386-й стрелковой дивизии полковника Н. Ф. Скутельника. Срочная доставка пополнения с Кавказа и эффективная поддержка войск корабельной артиллерией и авиацией позволили приостановить наступление противника к Северной бухте. Высокую боевую активность в этих боях проявили бойцы и командиры 7-й бригады морской пехоты под командованием полковника Е. И. Жидилова, 8-й бригады полковника В. Л. Вильшанского, 172-й стрелковой дивизии полковника И. А. Ласкина, 388-й стрелковой дивизии полковника Ф. Ф. Кудюрова, 1-го Севастопольского полка морской пехоты полковника П. Ф. Горпищенко и многие другие.

Героизм воинов Приморской армии и Черноморского флота был массовым. Яркий пример тому — подвиг гарнизона 11-го дзота. Советские воины сражались до последней капли крови. После того, как наши части отбросили врага, в сумке противогаза комсорга дзота краснофлотца А. Калюжного была найдена предсмертная записка: «Родина моя! Земля русская! — писал он.— Я, сын Ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне сердце... Я умираю, но знаю, что мы победим. Моряки-черноморцы! Деритесь крепче, уничтожайте фашистских бешеных собак! Клятву воина я сдержал!»{Газ. «Маяк Коммуны», 14 мая 1942 г.}. В ходе всех декабрьских боев заслуженной славой пользовались минометчики роты В. П. Симонка, который один из первых среди бойцов-приморцев был удостоен звания Героя Советского Союза. Ценой собственной жизни спас боевые корабли и их экипажи комсомолец И. К. Голубец, посмертно удостоенный этого высокого звания. Даже видавшие виды бойцы удивлялись силе, выносливости и храбрости пулеметчицы Н. А. Ониловой и снайпера Л. М. Павличенко из 25-й Чапаевской стрелковой дивизии.

Ратные подвиги защитников города перекликались с трудовыми подвигами его жителей. Когда во время бомбежки нависла угроза выхода из строя ГРЭС-1, коммунист Г. Ф. Красненко с опасностью для жизни предотвратил взрыв котла. Машинист Новошульской водокачки П. Н. Кисель обеспечивал водой осажденный город непосредственно с переднего края обороны. Славный подвиг совершила молодая работница А. К. Чаус, работавшая на производстве гранат. Осколком бомбы ей оторвало левую руку, но она наотрез отказалась эвакуироваться. Немного окрепнув после ранения, патриотка встала к штамповочному станку и одной рукой выполняла нормы по изготовлению деталей для ручных гранат на 200—250 проц. За этот подвиг А. К. Чаус награждена орденом Красной Звезды. Все женщины, у кого только были силы, помогали фронту. 60 женских бригад (1500 женщин) стирали и чинили белье фронтовикам{Газ. «Маяк Коммуны», 14 мая 1942 г.}. «Наши фронтовые хозяйки»,— любовно называли их бойцы.

В те дни газета «Правда» писала: «Сколько раз черные фашистские вороны каркали о неизбежном падении Севастополя! Беззаветная отвага его защитников, их железная решимость и стойкость явились той несокрушимой стеной, о которую разбились бесчисленные яростные вражеские атаки»{Газ. «Правда», 31 декабря 1941 г.}.

Не четыре, как рассчитывали фашисты, а 17 дней— до 2 января 1942 года — продолжалось их второе наступление и не достигло цели. Потеряв свыше 70 тыс. человек убитыми и ранеными, они прекратили атаки. В те дни защитники Севастополя во время высадки советских десантов в восточной части Крыма, значительно потеснили врага, заставив его на некоторых участках отступить на прежние позиции.

Фото будет...

Герой Советского Союза краснофлотец И. К. Голубец — участник обороны Севастополя. Фото 1941 г.

Фото будет...

А. В. Багрий — первый секретарь Севастопольского горкома ВЛКСМ в период обороны города. Фото 1942 г.

Вынужденные перебросить часть сил под Феодосию, гитлеровцы не предпринимали активных боевых действий, хотя бои местного значения не прекращались. По решению городского комитета обороны развернулись восстановительные работы на Морском заводе и железнодорожном узле. На улицах разбирались завалы, засыпались воронки. Снова пошел трамвай, были открыты магазины, начал работать подземный кинотеатр «Ударник». Трудящиеся города развернули социалистическое соревнование по выполнению заказов фронта. Появились т. н. трехсотники, пятисотники и даже семисотники — подлинные герои трудового фронта, выполнявшие сменные задания на 300, 500, /142/ 700 проц. Образцы трудовой доблести показывали коммунисты и комсомольцы.

Команды противовоздушной обороны самоотверженно боролись с пожарами. По решению городского комитета обороны все 9 школ города, в которых обучалось около 3 тыс. детей, были переведены в штольни и подвалы. Посильную помощь взрослым оказывали дети: тушили зажигательные бомбы, собирали металлолом, бутылки для горючей смеси. Многие севастопольские школьники впоследствии были награждены медалью «За оборону Севастополя». Вера и Виктор Снитко, особенно отличившиеся в тушении бомб, удостоены медали «За боевые заслуги»{Б. А. Борисов. Школа жизни М., 1971, стр. 154, 155.}.

Фото будет...

Изготовление оружия рабочими спецкомбината № 1. Севастополь, 1942 г.

С наступлением весны из-за недостатка витаминов началось массовое заболевание цингой. Врачи с помощью бывшего директора винкомбината Н. К. Соболева наладили изготовление витаминов из отходов винодельческого производства. Среди жителей развернулось массовое движение под девизом: «Каждому двору — огородную грядку». Сажали лук, чеснок, редис, щавель, огурцы, помидоры. На Корабельной стороне инициатором этого движения стал коренной севастополец коммунист П. В. Горячко.

Партийные и комсомольские организации поддерживали боевой патриотический дух тружеников города. На предприятиях, в учреждениях, убежищах, в командах МПВО работало свыше тысячи агитаторов. Активными организаторами этой работы были секретари райкомов партии М. И. Воронин, Е. П. Гырдымова, П. В. Кролевецкий, В. Т. Лопачук, а также работники горкома и райкомов партии — М. И. Петровский, А. П. Подойницына, Н. С. Кичатый. Большую помощь оказывала им группа работников обкома партии во главе с секретарем по пропаганде Ф. Д. Меньшиковым. Настоящими вожаками молодежи показали себя комсомольские работники: секретарь горкома комсомола А. В. Багрий, секретари Корабельного и Северного райкомов комсомола К. Е. Гармаш, Н. С. Краевая, секретарь Крымского обкома ВЛКСМ Б. И. Домбровский. Кроме газеты «Маяк Коммуны», в городе выпускались стенные газеты-«молнии». Коллективы театров организовали концертные бригады, которые силой художественного слова, бодрой песней вдохновляли севастопольцев на боевые и трудовые подвиги. Перед защитниками города выступали также 5 концертных бригад, созданных артистами ансамбля песни и пляски Черноморского флота, артисты московских театров, прилетавшие в осажденный город. Фронтовые кинооператоры еще в ноябре 1941 года отсняли первый документальный фильм о мужественных севастопольцах — «Героический Севастополь». Широко освещали героические подвиги воинов, тружеников тыла выходившие в городе газеты «Красный Крым», «Маяк Коммуны», «Красный черноморец», «За Родину!». Широко применялись наглядная агитация, плакаты, листовки, которые с душой изготовляли художники Ф. Решетников, М. Сойфертис, К. Дорохов, П. Мальцев. Большое значение для севастопольцев имели регулярные встречи с находившимися в городе продолжительное время писателями Л. Соболевым, В. Кучером, С. Алымовым, А. Хамаданом, композиторами Ю. Слоновым, В. Макаровым, Б. Мокроусовым, Н. Чаплыгиным.

29 апреля 1942 года защитники Севастополя направили приветственную телеграмму ленинградцам, в которой писали: «Весь мир видит, как стойко и мужественно вы переносите трудности и тяжелые лишения на протяжении многих месяцев осады. Дыхание великого города на Неве чувствует вся наша страна, весь советский народ. И здесь, на берегу Черного моря, с первого дня осады Севастополя нас вдохновлял пример героического Ленинграда». «Полностью уверены в мужестве и стойкости севастопольцев!— отвечали на эту телеграмму защитники Ленинграда.— Пусть еще теснее свяжут нас узы дружбы — залог победы над врагом»{Крым в период Великой Отечественной войны. 1941—1945. Сборник документов и материалов, стр. 128, 129, 131, 134.}. Когда советские войска оставили Керчь, для защитни-/143/ков города наступили особенно трудные дни. Гитлеровцы стянули сюда свыше 200 тыс. солдат и офицеров, резко усилили блокаду с моря. С 20 мая по 6 июня они непрерывно наносили по городу и боевым порядкам советских войск воздушные удары. Только со 2 по 7 июня вражеская авиация сбросила на город более 45 тыс. бомб. Но гитлеровцам не удалось сломить севастопольцев. Когда 7 июня вражеская пехота, поддерживаемая танками, перешла в наступление, ее встретил шквал огня. У стен своего города севастопольцы сковывали огромные силы гитлеровцев. Стойко сражались воины 25-й Чапаевской стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Т. К. Коломийца, 386-й дивизии полковника Н. Ф. Скутельника, 95-й стрелковой дивизии под командованием полковника А. Г. Капитохина, 9-й бригады морской пехоты полковника Н. В. Благовещенского, 18-го гвардейского артполка подполковника Н. В. Богданова.

Коммунистическая партия и Советское правительство, вся страна продолжали помогать городу-герою. В эту трудную пору 43 корабля Черноморского флота совершили сюда 103 похода. На некоторые из них налетали по 100 вражеских самолетов. 26 июня лидер «Ташкент» (командир — капитан 3-го ранга В. Н. Ерошенко), приняв в Севастополе на борт раненых и эвакуированных, а также 85 фрагментов спасенного моряками полотна знаменитой панорамы «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.», взял курс на Новороссийск. На следующий день он был атакован 86 пикировщиками. В течение четырех часов на корабль было сброшено 336 бомб и несколько торпед. И все же он прибыл к месту назначения. Беззаветную храбрость проявляли команды кораблей — линкора «Парижская Коммуна» (командир — капитан 1-го ранга Ю. К. Зиновьев), гвардейских крейсеров «Красный Крым» и «Красный Кавказ» (командиры — капитаны 2-го ранга А. И. Зубков и А. М. Гущин), эсминцев «Безупречный» и «Свободный» (командиры — капитаны 3-го ранга П. М. Буряк и П. И. Шевченко) и др. После того, как корабли уже не могли приходить в Севастополь, их задачу стали выполнять подводные лодки. Совершив 77 рейсов они доставили сюда около 4 тыс. тонн боеприпасов, продовольствия, горючего, а из города вывезли много раненых, женщин, детей, стариков. Особенно отличились в боях с врагами подводники-черноморцы под командованием капитан-лейтенантов Д. И. Сурова, Н. А. Колтыпина, М. В. Грешилова, Н. П. Белорукова, капитанов 3-го ранга И. Ф. Фартушного, Е. П. Полякова и многих др. Чудеса храбрости, стойкости и мужества в боях над городом показывали летчики М.В.Авдеев, Ф. Ф. Герасимов, М. И. Гриб, А. А. Губрий, К. С. Алексеев, В. Н. Куликов, Ф. Н. Тургенев и другие. Во второй половине июня положение в городе стало особенно тяжелым. Вышел из строя водопровод. Севастопольцы стали использовать старые колодцы, открывать новые. Однако воды не хватало даже раненым. Резко сократились продовольственные пайки. Рабочие получали в сутки по 400 граммов хлеба, служащие и дети — по 200—300. Фашистские бомбардировщики не прекращали налетов даже ночью. За несколько дней бомбежек, по поступившим сведениям, насчитывалось около 800 убитых. Полевые госпитали, расположенные в черте Севастополя, были переполнены ранеными мирными жителями. Но город продолжал жить и сражаться. Севастопольцы изготовляли для фронта боеприпасы и снаряжение, ремонтировали орудия и минометы. В критические дни боев 16—19 июня 550 севастопольцев, организованных в боевые дружины, были направлены на передовые позиции{Крымский облпартархив, ф. 152, оп. 1, д. 1, л. 62; д. 3, л. 17.}.

Севастополь защищали представители разных национальностей, проявляя железную стойкость, мужество и отвагу. Родина высоко оценила их подвиги. Тысячи воинов награждены орденами и медалями, а 53 удостоены звания Героя Советского Союза, в их числе руководители обороны вице-адмирал Ф. С. Октябрьский, его заместитель генерал-майор И. Е. Петров, член Военного Совета Черноморского флота контр-адмирал Н. М. Кулаков. В разгар июньских боев Героями Советского Союза стали командир эскадрильи гвардии капитан М. В. Авдеев, командир авиазвена старший лейтенант Г. В. Москаленко, сбившие по 15 фашистских самолетов каждый. Нескольким летчикам, в т. ч. генерал-майору Н. А. Острякову, это высокое звание было присвоено посмертно. 20 июня Героями Советского Союза стали 7 пехотинцев: ефрейторы И. И. Богатырь и П. Д. Линник, политрук Г. К. Главацкий, командир батареи младший лейтенант А. С. Умеркин, старший лейтенант М. И. Спирин, политрук роты М. Л. Гахокидзе, разведчица М. К. Байда{П. И. Крылов. Огненный бастион, стр. 353, 386, 396—399.}. Многие защитники города-героя с гордостью носят на груди медаль «За оборону Севастополя». Ею награждены свыше 39 тыс. человек.

Кольцо блокады постепенно сжималось. Силы защитников таяли. Не хватало патронов и снарядов. 21 июня озверевший враг сбросил на город около 3 тыс. фугасных и несколько тысяч зажигательных бомб.

30 июня Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение об эвакуации Севастополя. 1 июля враг ворвался в город. Однако организованное сопротивление наших войск, отошедших на Херсонесский мыс, продолжалось еще до 4 июля. В течение этого времени проводилась эвакуация войск. Часть из них из-за отсутствия плавучих средств не удалось вывезти. Оставшиеся сражались с гитлеровцами до 9—12 июля, пока не кончились боеприпасы и продовольствие. Не раз их водил в бой командир 109-й стрелковой дивизии генерал-майор П. Г. Новиков, возглавивший последний рубеж обороны.

Фото будет...

Героическая оборона Севастополя, октябрь 1941—июль 1942 гг.

Военное и политическое значение Севастопольской обороны в Великой Отечественной войне советского народа огромно. В сообщении Советского Информбюро от 4 июля 1942 года подчеркивалось: «За все 8 месяцев обороны Севастополя враг потерял до 300 тыс. своих /144/ /145/солдат убитыми и ранеными... Сковывая большое количество немецко-румынских войск, защитники города спутали и расстроили планы немецкого командования. Железная стойкость севастопольцев явилась одной из важнейших причин, сорвавших пресловутое «весеннее наступление» немцев. Гитлеровцы проиграли во времени, в темпах, понесли огромные потери людьми»{Сообщения Советского Информбюро, т. 3. М., 1944, стр. 9, 10.}.

За время оккупации города фашисты расстреляли, сожгли и утопили в море более 27 тыс. человек, угнали в Германию 42 тыс. военнопленных, местных жителей и эвакуированных из других городов Крыма{Газ. «Флаг Родины», 23, 25 ноября 1947 г.}. Несмотря на все ужасы оккупационного режима, севастопольцы не прекращали упорной борьбы с ненавистным врагом. Сформированный еще в августе 1941 года Севастопольский партизанский отряд, входивший в 5-й партизанский район Крыма, одним из первых развернул боевые действия против оккупантов. Первоначально в его составе насчитывалось 215, позже 257 человек — рабочие Морского завода, ГРЭС, совхоза им. Софьи Перовской, старшеклассники. Командовал ими уроженец Севастополя, член горкома партии, директор совхоза им. Софьи Перовской В. В. Красников. А когда 24 ноября его утвердили командиром 5-го партизанского района. Севастопольский отряд возглавил директор одного из предприятий города К. Т. Пидворко.

Во время обороны Севастополя народные мстители не оставляли в покое оккупантов: срывали переброску техники, боеприпасов и живой силы, вели разведывательную работу, доставляя командованию Севастопольского оборонительного района необходимые сведения о противнике.

Ожесточенный бой выдержали севастопольские партизаны с превосходящими силами противника 1 декабря 1941 года в районе Ай-Петри. Отряд потерял убитыми 20 бойцов, но врагу не удалось сломить стойкости партизан. Тяжелые бои вел отряд в феврале 1942 года, понеся большие потери. Оторванным от продовольственных баз партизанам угрожал голод. Выпал глубокий снег. Отряд в составе 46 человек добрался до одной из своих баз в селе Алсу, но там сосредоточились крупные силы противника. Трое суток длился неравный бой. Большая часть партизан пала в нем, остальные по глубокому снегу добрались до Ай-Петри и соединились с бойцами Балаклавского отряда. Тяжело раненного командира отряда К. Т. Пидворко схватили враги и замучили в Бахчисарае.

Только за четыре месяца партизанские отряды 5-го района провели 44 боевых операции и совершили 12 диверсионных актов. Для охраны дорог Симферополь— Севастополь, Ялта—Севастополь фашистское командование вынуждено было держать большие силы.

Фото будет...

Герой Советского Союза В. Д. Ревякин — руководитель Севастопольской подпольной организации в 1943—1944 гг. Фото 1941 г.

В оккупированном фашистами Севастополе вскоре после ухода советских войск начали действовать три подпольные группы, руководимые коммунистами — инженером П. Д. Сильниковым, бывшим старшиной 18-го гвардейского артиллерийского полка В. Д. Ревякиным, вырвавшимся из фашистского плена, и бывшим работником горкома партии Н. И. Терещенко. В марте 1943 года первые две группы объединились в единую «Коммунистическую подпольную организацию в тылу немцев». Руководителем ее стал В. Д. Ревякин. Позже в нее влилась и группа Н. И. Терещенко. Организация объединяла около 200 человек, которым помогали многие патриоты. В специально вырытом помещении под домиком, где жил В. Д. Ревякин, подпольщики создали типографию. Они располагали также 4 радиоприемниками.

Патриоты освобождали пленных из лагерей, срывали работу предприятий, поджигали транспорты и склады, взрывали вагоны с боеприпасами, устраивали крушения железнодорожных эшелонов, доставляли Советскому командованию ценные разведывательные данные. По заданию штаба подпольной организации под руководством Г. В. Горлова и Н. И. Терещенко на станции Севастополь были взорваны три вражеских эшелона (38 вагонов) с боеприпасами{Крым в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941 — 1945 гг., стр. 252.}. За время своей деятельности подпольная организация выпустила 36 листовок. Вначале их размножали от руки, затем — на пишущей машинке. В июне 1943 года подпольщики приступили к изданию печатной газеты «За Родину». Всего вышло 25 номеров, по 500—600 экземпляров каждый. Редактировал газету Г. П. Гузов — бывший студент судостроительного техникума, который вместе с В. Д. Ревякиным работал в школе № 16.

В результате предательства основное ядро подпольной организации, в т. ч. В. Д. Ревякин, Н. И. Терещенко, В. Г. Прокопенко, Г. П. Гузов, Е. С. Захарова, Л. П. Нефедова и др., были арестованы и расстреляны 14 апреля 1944 года, за 25 дней до освобождения города советскими войсками. Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили их подвиги. В связи с 20-летием победы в Великой Отечественной войне руководителю севастопольского подполья В. Д. Ревякину посмертно присвоено звание Героя Со-/146/ветского Союза. Многие подпольщики награждены орденами и медалями.

Оставляя в июле 1942 года Севастополь, его защитники клялись отомстить фашистским захватчикам за разрушенный город, за кровь своих товарищей. Они беспощадно били врага на фронтах войны, а в мае 1944 года возвратились к стенам Севастополя.

Гитлеровцы сосредоточили на севастопольском плацдарме крупные силы: свыше 72 тыс. солдат и офицеров, 2100 орудий и минометов, 2400 пулеметов, 50 танков и 80 самолетов{Крым в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., стр. 330.}. Используя железобетонные укрепления, сохранившиеся со времени обороны Севастополя 1941—1942 гг., они значительно укрепили их. На каждую нашу стрелковую роту, действовавшую в первом эшелоне наступления, приходилось в среднем 32 пулемета и 15 минометов врага{С. С. Бирюзов. Суровые годы. М., 1966, стр. 273.}.

Наиболее укрепленным узлом сопротивления гитлеровцев была Сапун-гора, прикрывавшая подступы к городу с юго-востока. Грозным препятствием на пути наших войск стали также высота Сахарная головка и Мекензиевы горы. Гитлеровское командование рассчитывало надолго удержать город. Однако эти планы были разрушены решительными действиями Красной Армии и Черноморского флота. 5 мая войска 2-й гвардейской армии повели наступление на Севастополь через Мекензиевы горы, а части 51-й и Приморской армий 7 мая начали штурм укреплений на Сапун-горе.

Фото будет...

Советские воины в боях за освобождение Севастополя. Май 1944 г.

Каждый шаг советских воинов во время этого штурма был настоящим подвигом. В первом эшелоне 51-й армии наступали три дивизии 63-го стрелкового корпуса, которым командовал генерал-майор П. К. Кошевой, и 11-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерала С. Е. Рождественского. В этих боях особенно отличились герои Сталинграда — капитан Н. В. Шилов, старший лейтенант П. М. Калиниченко, лейтенант М. Я. Дзигунский, младший лейтенант В. Ф. Громаков, старшина А. М. Фисенко, старший сержант Ф. Н. Скорятин. ефрейтор В. И. Дробязко, рядовые С. П. Евглевский и многие другие солдаты и офицеры{Українська РСР у Великій Вітчизняній війні Радянського Союзу. 1941—1945 рр., т. 3. К., 1969, стр. 44; С. С. Бирюзов. Суровые годы, стр. 274—280.}.

Неувядаемой славой покрыли себя воины 414-й Краснознаменной Анапской стрелковой дивизии, 89-й трижды орденоносной Таманской стрелковой и 128-й гвардейской Туркестанской стрелковой дивизий, 85-го Краснознаменного истребительного авиаполка. 8 мая главная оборонительная полоса врага была прорвана, на следующий день оккупанты выбиты из Севастополя, а 12 мая окончательно разбиты оттесненные к мысу Херсонес остатки фашистских войск в Крыму.

Тысячи отважных воинов-освободителей были награждены боевыми орденами и медалями, многим присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Среди них представители разных национальностей: гвардии лейтенант К. А. Аверьянов, гвардии старший сержант Н. С. Водолазкин, мичман И. С. Перов — русские, лейтенант Н. Я. Гужва, гвардии лейтенант А. И. Беда, старший сержант И. Е. Бурлака — украинцы, лейтенант К. А. Абазовский, капитан В. Г. Карачун — белоруссы, старшие лейтенанты А. Г. Кананадзе и Г. И. Габридзе — грузины, старший сержант Абдурахман Абдулаев — калмык, старшие сержанты А. А. Арутюнян и А. Н. Бабаян — армяне, рядовой Дадаш Бабажанов — узбек, гвардии майор М. Г. Гареев (дважды Герой Советского Союза) — башкир, капитан-лейтенант А. Н. Кесаев — осетин, гвардии сержант А. Т. Периев — азербайджанец и др. Имена 213 Героев Советского Союза отчеканены на мраморных досках обелиска Славы на Сапун-горе. Сюда же занесены 226 частей и соединений, принимавших участие в освобождении Севастополя. Приказом Верховного Главнокомандующего 118 соединениям и частям, особо отличившимся в боях за город, присвоено наименование «Севастопольских». 51 часть удостоена орденов. 10 мая 1944 года освободителям Севастополя салютовала Москва.

Отмечая мужество и героизм севастопольцев в годы Великой Отечественной войны, в 1965 году Советское правительство наградило город орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда». Черноморский флот был награжден орденом Красного Знамени.

«Награждение Севастополя орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда», Черноморского флота — орденом Красного Знамени,— говорил при вручении высокой награды Н. В. Подгорный,— это высокое признание Родиной, всем советским народом легендарного ратного подвига моряков-черноморцев, воинов Приморской армии, всех жителей славного города-героя»{Газ. «Слава Севастополя», 25 июля 1965 г.}.

Фото будет...

Водружение военно-морского знамени на водной станции в день освобождения Севастополя.

Освобожденный город представлял собой груду развалин. Материальный ущерб, причиненный ему фашист-/147/скими оккупантами, составил 2,5 млрд. руб.{Крым в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., стр. 243.}. Были полностью разрушены 30 промышленных предприятий, городские коммуникации, транспорт и связь, более 90 проц. жилой площади, все учреждения, школы, архитектурные памятники. В городе осталось менее 3 тыс. жителей.

Писатель Л. С. Соболев, вошедший в Севастополь в составе передовых частей советских войск, писал в те дни: «В благородном молчании доблестной воинской смерти лежал передо мной великий город Черноморского флота, уничтоженный немцами, но не сдавшийся... И вот что осталось от него: скалы, море да солнце. Да доблестная слава, которая возродит эти груды камней»{Крымский облпартархив, ф. 38, оп. 2, д. 94, л. 1.}.

Ликвидация последствий гитлеровской оккупации и возрождение города, явившиеся поистине героической эпопеей и вошедшие в историю как третий подвиг Севастополя, начались с первых же дней после изгнания гитлеровских оккупантов.

10 мая 1944 года прибыла оперативная группа партийных, советских, профсоюзных, комсомольских и хозяйственных работников. Вышедшая в этот день газета «Слава Севастополя» призвала население включиться в восстановление города{Там же, ф. 35, оп. 4, д. 338, л. 75.}. Развернули работу городской Совет депутатов трудящихся и три районных Совета. Председателем исполкома городского Совета опять стал активный участник обороны города В. П. Ефремов. Сформировались горком партии и три районных комитета: Центральный, Северный и Корабельный. Городской комитет партии возглавил П. И. Лесик. Бюро горкома партии приняло развернутое решение о восстановлении городского хозяйства. Городской Совет взял на учет все трудоспособное население. 13 мая 1944 года в городе зарегистрировано всего 1019 человек, спустя неделю — 10 тыс. Возвращались из эвакуации и из партизанских отрядов коренные жители города. Уже к концу 1944 года в нем проживало 47 тыс. человек{Севастопольский горгосархив, ф. Р-434, оп. 2, д. 59, л. 141.}.

Фото будет...

Встреча с воинами-освободителями в Севастополе. Май 1944 г.

Огромную помощь в восстановлении Севастополя оказали ЦК ВКП(б) и Советское правительство. Еще задолго до освобождения города по указанию ЦК ВКП(б) Наркомат строительства СССР создал «Севастопольстрой» во главе с заместителем наркома Н. В. Бехтиным. Первые три строительных батальона прибыли сюда на следующий день после освобождения. В 1944—45 гг. в восстановительных работах принимали участие 7 тыс. человек. Основной костяк строителей составили профессиональные рабочие уральских гидроэлектростанций, демобилизованные воины. На остовах развалин появились лозунги: «Мы восстановим тебя, родной Севастополь!», «Каждому севастопольцу —вторую строительную профессию!». Каменщиками, шту-/148/натурами, малярами, плотниками, землекопами становились служащие, домохозяйки.

Развернулась подготовка квалифицированных рабочих кадров. За 1944—1945 гг. обучено свыше 3 тыс. человек, а к концу 1946 года — 6860, в т. ч. для промышленности и строительства — 4200 человек{Крымский облпартархив, ф. 35, оп. 5, д. 4, л. 50.}. Одновременно город очищался от мин и снарядов. Специальные группы минеров обнаружили в 1944—1945 гг. 8 минных полей и обезвредили 150 тыс. противотанковых и противопехотных мин, снарядов, фауст-патронов и пр. Только в течение 20 дней 1944 года комсомолки Ольга Калиниченко, Елена Музалева и Ирина Мухина обезвредили 3 тыс. мин.

Фото будет...

Памятник комсомольцам в Севастополе. 1972 г.

Значительную роль в восстановлении города сыграло черкасовское движение. По примеру сталинградской патриотки А. Черкасовой уже в июне—июле 1944 года создано 43 черкасовских бригады, в августе — 180, а в декабре — 497 бригад, трудившихся в нерабочее время на восстановлении города. Одну из первых бригад организовала работница швейной фабрики комсомолка И. Червякова. До конца 1944 года на каждого члена ее бригады приходилось почти по 500 часов рабочего времени, отданного восстановлению города. 68 комсомольско-молодежных черкасовских бригад за год отработали более 120 тыс. часов. Инициаторами черкасовского движения выступили А. Т. Тяпкина, М. Т. Тимченко, А. В. Попова. Возглавленная А. В. Поповой строительная бригада из 52 человек отработала за год 6 тыс. часов. На нее равнялись бригады А. Ф. Егоровой, М. Л. Рецарь, Н. М. Бассак, Р. Н. Косиловой, М. М. Рожковой, Л. Т. Рубашной и многих других{Севастопольский горгосархив, ф. Р-434, оп. 2, д. 59, лл. 108, 111, 163.}.

28 августа 1944 года Севастопольский горком ВКП(б) провел общегородской слет черкасовских бригад. 656 его участников обратились ко всем жителям с призывом отработать каждому на восстановлении города не менее 100 часов{Газ. «Красный Крым», 1 января 1945 г.}. В целом за три года было отработано более 3 млн. часов{Крымский облпартархив, ф. 35, оп. 5, д. 1647, л. 16.}. Достойными продолжателями славных дел черкасовцев стали мичуринцы, приложившие много усилий, чтобы украсить город парками, бульварами, садами.

Значительное распространение получили и другие формы социалистического соревнования: за овладение несколькими профессиями, за экономию материалов, за отличное качество продукции и т. д. Победителями соревнования за звание лучшего рабочего своей профессии стали столяр «Севастопольстроя» А. И. Хомяков, выполнявший производственные задания на 180—250 проц., слесарь Т. Д. Чупрунов — на 130—170 проц., штукатур И. И. Журавлев — на 120—150 проц. За три года звание лучшего рабочего своей профессии получили 520 рабочих и строителей. Ширилось движение рационализаторов и изобретателей. Осваивались передовые методы труда — поточно-скоростная кладка зданий, применение бескомпрессорной форсунки в штукатурном деле,— повысившие производительность труда в 3—4 раза.

Все работы по восстановлению города возглавили коммунисты. За год было создано 12 партийных организаций на промышленных предприятиях и 20 — на строительных объектах. В июле 1945 года городская партийная организация насчитывала в своих рядах свыше 1000 коммунистов, объединенных в 68 первичных партийных организациях{Крымский облпартархив, ф. 35, оп. 4, д. 395, лл. 25, 26.}.

Высокую трудовую и политическую активность проявили комсомольцы, численность которых в 1945 году составляла 1109 человек. На промышленных предприятиях и стройках работала 31 первичная комсомольская организация{Там же, д. 388, л. 97.}.

Фото будет...

Памятник летчикам, погибшим в боях за освобождение крымской земли, на Малаховом кургане в Севастополе.

В возрождении города активное участие приняли воины Черноморского флота. Первый общий воскресник молодежи города и моряков, состоявшийся 21 мая 1944 года, стал замечательной трудовой традицией севастопольцев. Тогда же развернулись соревнование между городскими и армейскими строительными организациями, взаимное шефство предприятий города и частей флота, явившиеся важным условием быстрого восстановления Севастополя. 5 ноября 1944 года по расчищенным от мин фарватерам в Севастопольскую бухту вошла эскадра Черноморского флота, вернувшаяся на свою базу. Значительные успехи в восстановлении города достигнуты уже к концу 1945 года. К этому времени в Севастополе было пущено 32 предприятия /149/ союзной и местной промышленности, введены в строй ГРЭС, железнодорожная линия. За короткий срок отстроено 155 609 кв. метров жилья, отремонтировано 3250 погонных метров дорог и тротуаров, около 57 км водопроводной сети. Открылись 47 магазинов, 36 столовых, в 9 школах обучалось 3500 детей. Начали работать 8 детских садов{Газ. «Слава Севастополя», 14 мая 1952 г.}.

Ярко проявилась в те дни животворная сила ленинской дружбы советских народов. Уже 25 июня 1944 года в Севастополь пришел первый поезд из Москвы. С этого дня грузы для города шли непрерывным потоком. Трудящиеся союзных, автономных республик и областей направляли севастопольцам строительные материалы, технику, обувь, одежду, продовольствие. Особенно большую помощь оказывали Севастополю трудящиеся Москвы, Иванова, Свердловска, Брянска, Хабаровска и других городов РСФСР. Башкирия оказала значительную помощь в восстановлении детских учреждений. Труженики Дагестана собрали для севастопольцев 4,5 млн. руб., прислали 12 вагонов продовольствия и строительных материалов{Крым в период Великой Отечественной войны. 1941—1945. Сборник документов и материалов, стр. 410.}.

Восстанавливая город, севастопольцы в то же время помогали фронту. Еще в конце мая 1944 года по почину рабочих хлебозавода во всем Крыму начался сбор средств на танковую колонну «Героический Севастополь». Рыбаки выступили инициаторами сбора средств на бронекатер «Слава Севастополя» и уже в августе 1944 года собрали 300 тыс. рублей{Газ. «Слава Севастополя», 4 июля, 14 августа 1944 г.}.

Городская партийная организация вела активную массово-политическую и разъяснительную работу среди трудящихся. Под ее руководством развернулось массовое движение за перевыполнение норм и досрочное выполнение первого послевоенного пятилетнего плана. В 1946 году трудящиеся Севастополя включились в соревнование с жителями Новороссийска, Сталинграда. В авангарде соревнования шли коммунисты. Большую помощь оказывала им городская комсомольская организация, которую возглавлял тогда П. М. Рогачей. Д. Н. Ткаченко, А. Н. Макухин. К ноябрю 1948 года 850 комсомольцев выполнили свои годовые нормы, 205 — по четыре нормы, 222 перевыполнили пятилетние планы{Севастопольский горгосархив, ф. Р-434, оп. 2, д. 59, л. 232.}. В октябре 1948 года за героизм, проявленный в годы Великой Отечественной войны, и активное участие в социалистическом строительстве Севастопольская городская комсомольская организация награждена орденом Красного Знамени.

Трудовой энтузиазм жителей города, огромная помощь Советского государства создали условия для ускорения восстановительных работ, особенно широко развернувшихся с 1948 года. По решению партии и правительства городу был выделен особый бюджет, тогда же он отнесен к категории городов республиканского подчинения. При Совете Министров СССР создано управление по восстановлению Севастополя. Такое же управление, подчиненное непосредственно Совету Министров РСФСР, создано и в самом городе. Капиталовложения на его восстановление намечалось довести до 1,5 млн. руб. Кроме того, начиная с 1949 года специальные капиталовложения для Севастополя выделял Госплан СССР.

Фото будет...

Обелиск в честь разгрома советскими войсками крымской группировки гитлеровской армии в апреле—мае 1944 года.

Помощь севастопольцам продолжали оказывать труженики многих городов страны. В большом количестве направлялись сюда новейшие строительные механизмы, оборудование и машины. Москвичи присылали ма-/150/териалы и инструменты для производства монтажных работ, феодосийцы — кирпич, евпаторийцы ежемесячно поставляли до 10 тыс. кубометров строительного камня, досрочно выполнял заказы севастопольцев Симферопольский механический завод{Севастопольский горгосархив, ф. Р-434, оп. 2, д. 59, л. 271.}. Шли эшелоны с цементом, лесом, финскими домиками. Прибывали все новые кадры строителей из Воронежа, Орла, Ярославля, Молдавии, Краснодарского края. Делегации молодых рабочих часто выезжали на стройки Москвы и других городов для изучения опыта, в город приглашались знатные строители страны. В 1949—1954 гг. на стройках города трудилось 32 тыс. человек. На каждом участке рождались трудовые почины. Далеко за пределами Севастополя гремела слава о комплексной бригаде Н. Музыки. Трудовыми подвигами прославили себя бригадиры передовых бригад Е. Петров, П. Глоба, М. Павельев, С. Семиохин, В. Фомичев. Реконструкция и новое строительство в городе велись по единому генеральному плану, авторами которого были опытные архитекторы — Ю. А. Траутман, В. М. Артюхов, И. А. Брауде, Н. Н. Сдобников, В. П. Петропавловский и др. В проектировании города активное участие приняли проектные организации Москвы, Ленинграда. Руководителями восстановления промышленных предприятий и городского хозяйства были Герой Социалистического Труда И. В. Комзин, ветераны строительства Днепростроя, Волховстроя, киевского Крещатика Н. К. Проскуряков, В. А. Захаревский, В. Л. Харламов.

К концу 1953 года город был полностью восстановлен. Стали в строй новые заводы, фабрики и комбинаты. Территория города увеличилась в полтора раза. Его жилая площадь в 1954 году составила 654 тыс. кв. метров, на 70 тыс. кв. метров больше, чем до войны. Расширились улицы, магистрали, площади. Городское кольцо соединило улицы Ленина, Большую Морскую и проспект Нахимова в единую магистраль. Новые архитектурные ансамбли облицовывались белым инкерманским камнем. Были благоустроены Приморский и Исторический бульвары, разбиты новые скверы: Ленинский, Строителей, Пушкинский. В 1 950 году пущен троллейбус — первый в Крыму, расширены автобусные маршруты, вдвое увеличилось количество пассажирских катеров.

Работали 8 больниц, 10 поликлиник, в т. ч. 2 детских, 2 родильных дома, 3 диспансера, 3 женские и детские консультации, 3 станции скорой помощи, десятки медпунктов на предприятиях{Газ. «Слава Севастополя», 17 октября 1954 г.}.

В 31 школе обучалось 20 тыс. детей. Были открыты также филиал кораблестроительного института, вечерний строительный техникум. Возобновила работу биологическая станция АН СССР им. А. О. Ковалевского. 27 сентября 1949 года отметил свое 80-летие восстановленный музей Черноморского флота. 16 октября 1954 года, в канун празднования 100-летия со дня первой героической обороны Севастополя, открылась для посетителей панорама «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.» Художественное полотно панорамы воссоздал коллектив художников под руководством академиков В. Н. Яковлева и П. П. Соколова-Скаля. Новое здание получил театр им. А. В. Луначарского. Начали работать музей героической обороны и освобождения Севастополя (1960 г.), Дом офицеров флота и Матросский клуб. Действовали 2 кинотеатра, 104 библиотеки{Севастопольский горгосархив, ф. Р-434, оп. 2, д. 59, лл. 334, 344—346, 351, 352.}. Возрожденный из пепла и руин город представлял собой крупный индустриальный центр. В октябре 1954 года за большие заслуги в защите Родины, а также трудовой героизм Советское правительство наградило Севастополь орденом Красного Знамени. В середине 50-х годов здесь работали 167 предприятий{Народное хозяйство Крымской области. Статистический сборник. Симферополь, 1957, стр. 24.}. Особенно значительное развитие приобрели электроэнергетическая, судоремонтная, деревообделочная и пищевая отрасли промышленности. В 60-е годы созданы заново приборостроительная, рыбная и винодельческая отрасли. Внедрение новейших достижений науки и техники в производство, повышение творческой активности трудящихся способствовали дальнейшему развитию экономики города. В последующие годы значительно расширилась база судоремонтной промышленности. Стало в строй такое крупное предприятие, как приборостроительный завод «Парус». В 1962 году согласно решению Совета Министров СССР в городе образовано Главное управление рыбной промышленности Азово-Черноморского бассейна — «Азчеррыба», которое объединило 80 предприятий и более 130 рыболовецких колхозов. В его состав вошло и созданное в 1960 году Севастопольское управление океанического рыболовства.

Интенсивный рост экономики города неразрывно связан с подъемом трудовой активности его жителей. Это ярко проявляется в размахе социалистического соревнования. В ноябре 1959 года делегаты XIX Севастопольской городской комсомольской конференции обратились к труженикам города и морякам Черноморского флота с призывом развернуть борьбу за завоевание высокого звания города коммунистического труда, образцового общественного порядка и высокой культуры. Городская партийная организация поддержала инициативу молодежи и возглавила это соревнование, в короткий срок ставшее подлинной школой трудового героизма и коммунистического воспитания трудящихся. Если в декабре 1959 года в нем участвовало 496 бригад, 53 смены, участка и цеха — всего 8 тыс. человек{Севастопольский горгосархив, ф. Р-186, оп. 1, д. 27, л. 145.}, то в конце 1960 года — 2/3 трудящихся города и предприятий Черноморского флота{Крымский облпартархив, ф. 35, оп. 13, д. 28, л. 42.}.

Фото будет...

Севастополь, вид с Артиллерийской бухты. 1974 г.

28 мая 1960 года севастопольцы обратились ко всем трудящимся Советского Союза с призывом включиться в это соревнование. Жители Москвы, Ленинграда, Киева, Сталинграда, Одессы, Запорожья, Ростова-/151/на-Дону, Ульяновска, Омска, Рустави, Сумгаита, Симферополя, Керчи и многих других городов страны горячо поддержали патриотический почин севастопольцев. За опытом организации соревнования в Севастополь приезжали делегации из разных концов страны — Риги, Дрогобыча, Чирчика, Небит-Дага.

В этом соревновании в 1964 году принимало участие 199 предприятий, организаций и учреждений, 303 цеха, 214 участков, 2043 смены и бригады и более 52 тыс. трудящихся. Почетное звание коллектива коммунистического труда завоевали в этом году 78 цехов, 1305 смен и бригад, два предприятия, 22 тыс. передовиков производства стали ударниками коммунистического труда{Газ. «Слава Севастополя», 29 января 1965 г.}. К 1972 году в городе было 26 тыс. ударников и 1500 коллективов коммунистического труда{Газ. «Слава Севастополя», 7, 8 января 1972.}. Первым предприятием города, завоевавшим право называться коммунистическим, стало Севастопольское производственное управление водопроводно-канализационного хозяйства. В сентябре 1964 года этого звания удостоено также Балаклавское рудоуправление им. А. М. Горького, где добываются флюсы для металлургической промышленности юга Украины. Морскому заводу им. Серго Орджоникидзе, рудоуправлению им. А. М. Горького, управлению водоканализации, молокозаводу и другим предприятиям присвоено также звание предприятия высокой культуры производства.

Одним из действенных путей превращения Севастополя в город коммунистического труда, образцового общественного порядка, высокой культуры стало неуклонное повышение производительности труда на основе научно-технического прогресса, внедрения в производство новейших достижений науки и техники, передовой технологии, усовершенствование научной организации труда. На всех горнорудных разработках страны применяются сконструированные горняками Балаклавского рудоуправления десятитонный и двадцатипятитонный автоприцепы. В свободное от работы время коллектив предприятия смонтировал в 1962 году первую в Советском Союзе уникальную высокогорную линию протяженностью более 1 км, с автоматическими устройствами, новейшими приборами и промышленным телевидением, подающую флюсы сверху вниз к дробильно-обогатительной фабрике.

Прогрессивный метод работы освоил экскаваторщик этого предприятия Н. И. Семенец. Сократив цикл погрузки горной массы с 2—3 минут до 20—30 секунд, он увеличил добычу известняка за смену в 3 раза.

Неослабное внимание ускорению технического прогресса постоянно уделял городской комитет партии. На предприятиях создавались первичные организации рационализаторов и изобретателей, бюро научно-технической информации, группы и бюро экономического анализа, советы научной организации труда, комплексные бригады творческого содружества, производственные совещания. С 1959 по 1974 год ряды рационализаторов и изобретателей выросли в 5 раз и достигли 15 тыс. человек. В рационализаторский фонд ими внесено свыше 40 млн. рублей{Газ. «Слава Севастополя», 1 июля 1973; 13 января 1974 г.}.

Семилетний план выпуска валовой продукции трудящиеся города выполнили за 4 года, роста производительности труда — за 5 лет{Крымский облпартархив, ф. 42, оп. 1, д. 48, л. 89.}. Об этой победе они рапортовали Центральному Комитету КПСС и Советскому правительству 25 июля 1965 года — в день вручения Севастополю высокой награды Родины — ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»{Газ. «Слава Севастополя», 25 июля 1965 г.}.

К 50-летию Великого Октября 45 промышленных предприятий дали валовой продукции в 4 раза больше, чем вся промышленность города в 1959 году. В честь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции Морской завод им. Серго Орджоникидзе и трест «Севастопольстрой» награждены памятным Красным Знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС. 53 цеха и бригады стали именоваться цехами и бригадами им. 50-летия Великого Октября.

Широко развернув соревнование за достойную встречу 100-летия со дня рождения В. И. Ленина, труженики /152/города досрочно, к 2 ноября 1970 года, выполнили восьмой пятилетний план. Выпуск продукции за пятилетие вырос в 2 раза, производительность труда — на 42 проц. 44 млн. тонн горной массы дало стране Балаклавское рудоуправление. Здесь получено 13 млн. руб. прибыли — стоимость основных фондов предприятия. Производительность труда увеличилась на 30,2 проц., хотя численность рабочих и служащих по сравнению с 1965 годом сократилась на 62 проц.{Газ. «Крымская правда», 8 сентября 1971 г.}. Только Н. И. Семенец, которому за трудовые подвиги присвоено звание Героя Социалистического Труда, ежегодно добывал по 1,3 млн. тонн известняка{Эстафета трудовой славы. Симферополь, 1967, стр. 227, 228.}. За годы восьмой пятилетки промышленные предприятия выпустили продукции на 1621 млн. руб., в т. ч. сверхплановой — на 80 млн. рублей{Севастополь от съезда к съезду. Севастополь. 1971, стр. 14, 15.}.

За успешное выполнение восьмого пятилетнего плана 740 севастопольцев были награждены орденами и медалями, 11 тыс.— Ленинской юбилейной медалью. К. П. Кукушкиной присвоено звание Героя Социалистического Труда. Юбилейными почетными грамотами ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС, ЦК Компартии Украины, Президиума Верховного Совета УССР, Совета Министров УССР и Укрпрофсовета отмечены 7 предприятий города{Газ. «Правда Украины», 7, 9 апреля 1970 г.}. В Ленинскую книгу трудовой славы Крымской области занесены бригадиры бригад коммунистического труда — штукатуров СУ-42 В. П. Изотов и электросварщиков Морского завода П. Н. Пахомов, слесарь-инструментальщик завода «Парус» А. М. Федоров. Три севастопольских предприятия — Балаклавское рудоуправление им. А. М. Горького, морской торговый порт и совхоз-завод «Качин-ский» занесены на областную Доску почета{Газ. «Крымская правда», 19 апреля 1970 г.}.

Фото будет...

В сыроваренном цехе Севастопольского молокозавода. 1972 г.

Больших успехов из года в год добивается коллектив одного из старейших предприятий города — Морского завода им. Серго Орджоникидзе. За успешное выполнение семилетки он награжден орденом Ленина. В годы восьмой пятилетки на уровне высших достижений науки и техники здесь были созданы образцы плавучих кранов «Черноморец» и «Богатырь», которым в 1974 году присвоен государственный Знак качества. В 1974 году за создание отечественного тяжелого морского плавкраностроения группа работников удостоена Государственной премии СССР. Завод приступил к постройке нового гигантского морского плавучего крапа типа «Витязь», способного поднимать грузы весом до 1600 тонн{Газ. «Слава Севастополя», 8 июня 1974 г.}. Продукция Морского завода идет во все республики Советского Союза, а также в Болгарию, АРЕ, Швецию, Индию, Японию. На этом заводе трудятся 226 орденоносцев, в т. ч. 46 кавалеров ордена Ленина. Бригадир слесарей-сборщиков Г. М. Табачный и директор завода С. С. Виноградов были удостоены звания Героя Социалистического Труда. На предприятии самоотверженно трудятся десятки рабочих династий — Федяевы, Колесниковы, Прокоповы, Ревякины, Очиговы и многие другие. Отдавая много сил и энергии производству, они принимают активное участие в общественно-политической жизни своего коллектива и города. Именем Н. А. Лунина, организатора первой комсомольской ячейки на заводе, названа одна из улиц Корабельной стороны. В механическом и энергетическом цехах завода сейчас работают 7 человек третьего поколения потомственных морзаводцев Прокоповых. Океанический промысел ведут 120 судов Севастопольского рыболовного флота. Плавучие консервные заводы за один рейс выпускают до 8 млн. банок рыбных консервов. 19 млн. условных банок выдает ежегодно рыбоконсервный комбинат, введенный в строй в 1966 году. За годы восьмой пятилетки рыбная промышленность города выросла в 2 раза. Ежегодно севастопольские рыбаки добывают четвертую часть улова всех предприятий Азово-Черноморского бассейна{Газ. «Слава Севастополя», 8 мая 1974 г.}.

Рыбные изделия севастопольских предприятий поставляются в Болгарию, Югославию, Румынию, Индию, на Кубу. 28 видам изделий объединения «Атлантика» присвоен государственный Знак качества. Лучшими промысловыми экипажами рыболовного флота являются коллективы коммунистического труда морозильных рефрижераторов «Жуковский», «Ореанда», «Антарес», «Геркулес». За выдающиеся трудовые успехи 134 работника севастопольских предприятий рыбной промышленности награждены орденами и медалями{Газ. «Слава Севастополя», 21 мая 1971 г.}. Е. А. Алисову и А. И. Русаку, бывшим капитан-директорам, присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда./153/

Быстрыми темпами развивается в городе винодельческая промышленность. В 1960 году на базе семи пригородных совхозов создан винкомбинат «Золотая балка» — одно из крупнейших предприятий винодельческой промышленности страны. Труд семитысячной армии рабочих здесь почти полностью механизирован. Комбинат выпускает более 30 наименований высокосортных виноградных вин. На международных выставках в Софии, Будапеште, Тбилиси и других городах в 1965—1968 гг. лучшие из них получили 22 золотых и серебряных медали, 10 медалей присуждено винам комбината на Выставке достижений народного хозяйства СССР. Вина «Мускатное шампанское» и «Рислинг Алькадар» отмечены государственным Знаком качества{Газ. «Слава Севастополя», 28 мая 1967 г.}. Лучшим виноградарям В. М. Коноваловой и Я. И. Ляху присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Героическим трудом прославили себя строители, которые умножают славные трудовые традиции, сложившиеся с первых дней восстановления города. Их руками воздвигнуты десятки крупных промышленных и культурно-бытовых объектов, среди них — корпуса завода «Парус», рыбоконсервного комбината и судоремонтного завода в Камышовой бухте, построены морской порт, жилые дома. Самоотверженным тружеником, замечательным воспитателем молодежи был бригадир штукатуров Герой Социалистического Труда Н. А. Музыка, За 10 лет работы бригадиром он вывел в число передовых 11 бригад, подготовил сотни умелых штукатуров. Широкое освоение монтажа новых индустриальных конструкций, применение эффективных инструментов и приспособлений при выполнении трудоемких штукатурных работ дает возможность строителям значительно перевыполнять нормы. 6 севастопольских строителей — кавалеры ордена Ленина. Добрую славу завоевали бригады заслуженного строителя УССР П. Д. Глобы и Героя Социалистического Труда Е. А. Реброва.

С 1955 по 1974 гг. в Севастополе сдано в эксплуатацию 1842 тыс. кв. метров жилой площади — в 4 раза больше, чем было построено за все предшествующие 150 лет существования города. На окраинах Севастополя выросли благоустроенные жилые массивы — в Камышовой бухте, на Куликовом поле и Воронцовой горе, проспектах Гагарина и Победы, улицах Горпищенко, Острякова, Музыки, Репина, Вакуленчука, Д. И. Ульянова. Застраивается микрорайон на улице Летчиков. В последнее время территория города расширилась до 78 тыс. га. Только с 1959 года заасфальтировано 263 и освещено 225 км улиц. Протяженность водопроводной сети увеличилась на 200,8 км и достигла 311,8км, канализационной — на 76,6 км. В 1970 году началась газификация города природным газом. С тех пор его получили более 15 тыс. квартир, а всего газифицировано свыше 83 тыс. квартир.

Фото будет...

Спуск на воду первого плавучего крана «Черноморец». 1969 г.

Севастопольцы высадили около 1 млн. деревьев, десятки миллионов кустарников и цветов. Каждый отработал на озеленении улиц и скверов в среднем по 100 часов. Площадь парков и скверов достигла 252,6 га. На 260,4 км озеленены улицы. За благоустройство Севастополю не раз присуждалось первое место в республике. Проводится большая работа по решению одной из самых острых проблем — обеспечению населения и городского хозяйства водой. За годы восьмой пятилетки снабжение водой увеличилось на 29,1 проц. В 1970 году ежедневно расходовалось 129,6 тыс. кубометров воды против 100,4 тыс. в 1965 году. За успешное выполнение заданий восьмой пятилетки и достигнутые успехи в улучшении обслуживания населения города производственное управление водопроводно-канализационного хозяйства в феврале 1971 года награждено орденом «Знак Почета».

Централизованную организацию, куда входят 9 специализированных предприятий с общей численностью работающих 3,6 тыс. человек (фабрика «Швейпром», завод «Рембыттехника», фабрика пошива и ремонта обуви, комбинат «Бытэкспресс», комбинат «Чайка», фабрика «Химчистка», ремстройучасток, гортехсбыт, учебно-производственный комбинат и другие предприятия) представляет система бытового обслуживания. В городе 20 комбинатов бытового обслуживания, объединяющих 270 ателье, мастерских, прокатных и приемных пунктов, 46 парикмахерских, 26 фотоателье, бюро добрых услуг, студию звукозаписи и прочее.

До войны основным средством передвижения в Севастополе был трамвай. Протяженность трамвайной линии составляла 29,4 км. Теперь проложено 86,2 км троллейбусных трасс, которые соединяют все микрорайоны с центром города. На 13 троллейбусных маршрутах курсируют более 200 комфортабельных троллейбусов. В распоряжении севастопольцев 260 автобусов, 180 такси, 47 катеров, 3 парома.

За последние 14 лет открыто 237 предприятий торговли. Реализация промышленных и продовольственных товаров населению возросла в два раза. Услугами предприятий общественного питания пользовались 80 тыс. человек, или 35 проц. всех трудящихся города.

С каждым годом повышается материальный и культур-/154/ный уровень трудящихся города. За три года девятой пятилетки объем капитальных вложений в городское хозяйство составил около 200 млн. руб. Денежные доходы трудящихся увеличились за это время на 47,5 млн. и достигли в 1973 году 247,5 млн. руб. На 8,5 проц. повысилась среднемесячная зарплата рабочих и служащих города. В 1973 году она составила 149,2 руб. против 141,5 руб. в 1972 году.

Фото будет...

Улица в Севастополе, названная именем прославленного командира 8-й бригады морской пехоты П. Ф. Горпищенко.

О росте материального благосостояния населения свидетельствует и постоянное увеличение числа вкладчиков в сберегательных кассах. В 1973 году их было 134 тыс. против 42 тыс. в 1956 году. Сумма вкладов соответственно увеличилась с 8,3 млн. до 103 млн. рублей.

Фото будет...

Гостиница «Украина» в Севастополе.

В городе — 8 больниц, 14 поликлиник, 5 диспансеров, 25 аптек, водолечебница, станция скорой медицинской помощи и многие другие оздоровительные учреждения. В них — свыше 6,7 тыс. медицинских работников, в т. ч. 1410 врачей. Звания заслуженного врача РСФСР и заслуженного врача УССР удостоены В. Е. Лаврентьева, Р. А. Доленко, Д. Г. Теверовская, Н. В. Кирсанова, Л. М. Домрачева. 29 медицинских работников награждены орденами и медалями, 77 — отличники здравоохранения, 3,4 тыс. являются ударниками коммунистического труда.

За последние десять лет построено 3 стадиона, 16 комплексных площадок, 26 спортивных залов и т. д. В спортивных организациях города и Краснознаменного Черноморского флота только за три года девятой пятилетки подготовлено более 33 мастеров спорта. Спортсмены Севастополя успешно выступают на областных, республиканских и всесоюзных соревнованиях; многие из них вышли на арену международного спорта. И. М. Бочарову, Е. Л. Алексеенко и Н. Ф. Вечирко присвоено звание заслуженного тренера СССР.

Для детей и подростков созданы стадион, детские спортивные школы, зимний плавательный бассейн, спортивная школа молодежи. Есть детская морская флотилия, станции — экскурсионно-туристическая, юных техников и юных натуралистов. Традиционными стали ежегодные соревнования юных судо- и авиамоделистов. Успешно осуществляются мероприятия по выполнению Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР о завершении перехода ко всеобщему среднему образованию молодежи и дальнейшем развитии общеобразовательной системы. В 55 общеобразовательных школах города, в т. ч. 33 средних, 24 восьмилетних, одной начальной, 7 школах-интернатах учатся 36,6 тыс. человек. Все школы кинофицированы, имеют учебные кабинеты, оснащены современными техническими средствами. В старших классах введено производственное обучение. Вместе со средним образованием учащиеся приобретают специальности слесарей, столяров, электриков, трактористов, швей, продавцов и т. п. Большая работа проводится по обеспечению школ высококвалифицированными кадрами. Из 2550 учителей 40 награждены орденами и медалями, 350 — отличники народного просвещения УССР, 15, в т. ч. директор средней школы № 3 В. Р. Девочко, учительницы Н. С. Любина, Н. В. Боженова, Р. Н. Катушева, носят звание заслуженного учителя УССР.

Ежегодно всеми формами учебы охватывается до 80 проц. трудящихся города. В настоящее время в 13 школах рабочей молодежи учатся более 5 тыс. человек. Работают 6 профессионально-технических, торгово-кулинарное и медицинское училища. 10 тыс. человек ежегодно обучаются в 29 народных университетах. 13 тыс. передовиков производства повышают квалификацию в 450 школах коммунистического труда. Сотни младших командиров производства изучают передовой опыт и получают знания в коммунистической школе мастеров и бригадиров, созданной при горкоме партии. Десятки тысяч производственников совершенствуют свои навыки на различных курсах, открытых на предприятиях.

Первое место в республике занимает Севастополь по охвату детей музыкальным образованием в расчете на тысячу человек населения. В 9 музыкальных школах обучаются 2700 ребят, в музыкальных студиях — около 3 тыс. В 117 дошкольных учреждениях воспитывается 15 тыс. детей./155/

Севастополь превратился в крупный научный центр юга Украины. В 1963 году на базе филиала Одесского политехнического института здесь создан первый в стране технический вуз, готовящий специалистов по профилю приборостроения. Институт имеет 6 факультетов, 34 кафедры, филиал в Симферополе и общетехнический факультет в Керчи. В нем 10,5 тыс. студентов. Институт подготовил для народного хозяйства страны более 12 тыс. специалистов. Здесь 548 преподавателей, в т. ч. 13 докторов и 205 кандидатов наук.

Наиболее крупный в стране специализированный коллектив морских биологов — 154 научных сотрудника, в т. ч. 5 членов-корреспондентов АН УССР (Г. Г. Поликарпов, Т. С. Петипа, В. И. Беляев, Ю. П. Зайцев и В. Н. Грезе), 7 докторов и 94 кандидата наук — трудятся в Институте биологии южных морей им. А. О. Ковалевского АН УССР, имеющем свои отделения в Одессе и Карадаге, 12 отделов, 13 лабораторий, научно-исследовательское судно «Академик Ковалевский». Институт исследует фундаментальные положения теории биологической продуктивности моря, а также вопросы, связанные с освоением морской среды. В сентябре 1971 года в связи со 100-летием со дня основания, за заслуги в развитии биологической науки институт награжден орденом Трудового Красного Знамени. В течение 35 лет коллектив биологической станции, а затем — института возглавлял член-корреспондент АН УССР В. А. Водяницкий. С 1968 года директором института работает член-корреспондент АН УССР В. Н. Грезе.

12 отделов и 38 лабораторий, два современных научно-исследовательских судна — «Михаил Ломоносов» и «Академик Вернадский» имеет Морской гидрофизический институт АН УССР, переведенный в Севастополь из Москвы. Это одно из ведущих в стране научно-исследовательских учреждений, занимающееся исследованием различных физических процессов в морях и океанах. В составе научного коллектива, возглавляемого профессором Б. А. Нелепо, действительный член АН СССР В. В. Шулейкин, академик АН УССР А. Г. Колесников, 5 докторов и 50 кандидатов наук. В 1970 году группа ученых была удостоена Государственной премии СССР.

Теоретические и практические проблемы, которые решают коллективы Морского гидрофизического института и Института биологии южных морей им. А. О. Ковалевского, по своему значению выходят далеко за пределы республики. Уже трижды в Севастополе проводился Всесоюзный симпозиум по автоматизации научных исследований морей и океанов. В городе работают 2 высших военно-морских училища и 2 техникума — кораблестроительный и строительный.

Более 2,5 тыс. человек, в т. ч. 4 члена-корреспондента АН УССР, 18 докторов и 215 кандидатов наук, объединяет городское отделение общества «Знание».

Фото будет...

Севастопольский городской драматический театр им. Луначарского. 1970 г.

С разнообразным репертуаром отечественных и зарубежных современных и классических пьес выступает городской драматический театр им. А. В. Луначарского, созданный в 1924 году. В коллективе театра — заслуженный артист РСФСР Е. С. Колчинский, заслуженный артист РСФСР В. В. Афанасьев, заслуженные артисты УССР В. А. Афонина, К. В. Волкова, Е. Ф. Лавровский, Б. М. Светлов, Г. Н. Сизов и другие. Неизменным успехом зрителей всегда пользуется ансамбль песни и пляски Краснознаменного Черноморского флота, побывавший на гастролях во многих странах. Его руководитель композитор Б. В. Боголепов удостоен почетных званий заслуженного артиста РСФСР, народного артиста УССР и заслуженного деятеля искусств УССР.

Фото будет...

Здание панорамы «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.». 1971 г.

Значительную работу по военно-патриотическому воспитанию трудящихся города и моряков Черноморского флота ведут коллективы панорамы «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.» и диорамы «Штурм Сапун-горы /156/ 7 мая 1944 года». С 1959 по 1974 год панораму и диораму посетило свыше 30 млн. человек.

Делу пропаганды революционных, боевых и трудовых традиций города-героя щедро отдают свои знания работники военно-исторического музея Краснознаменного Черноморского флота, бюро экскурсий и путешествий. В 1960 году музей флота посетили 500 тыс. человек, а в 1973 году — около 1 млн. За активное участие в коммунистическом воспитании трудящихся и моряков Черноморского флота военно-историческому музею присвоено звание учреждения коммунистического труда.

Фото будет...

Дворец пионеров в Севастополе. 1967 г.

В пропаганде изобразительного искусства значительную роль играют сотрудники Севастопольского художественного музея. За 1959—1973 гг. они организовали свыше тысячи выставок, которые посетило более 1 млн. трудящихся. Научную и массово-просветительную работу ведет коллектив Херсонесского музея. В его исследовательской работе активное участие принимают Институт археологии АН УССР, Государственный Эрмитаж, Государственный исторический музей (Москва), Уральский и Харьковский государственные университеты. В последние годы советские археологи проводят раскопки античного театра, крепостных сооружений, а также производственных и жилых комплексов в северной, южной и портовой части древнего города.

В 40 клубах и домах культуры работают около 200 коллективов художественной самодеятельности, объединяющих более 23 тыс. человек. Одним из лучших в области стал народный театр при Дворце культуры строителей. За 15 лет своей деятельности коллектив театра поставил 372 спектакля по произведениям советских и зарубежных авторов. Звание заслуженного ансамбля песни и пляски присвоено танцевальному коллективу клуба завода им. Серго Орджоникидзе, народного — оркестру русских инструментов этого же клуба. На областных фестивалях самодеятельного искусства, посвященных 50-летию Великого Октября и 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, севастопольские коллективы художественной самодеятельности заняли второе место. 12 золотых, серебряных и бронзовых медалей завоевали участники республиканского фестиваля самодеятельного искусства, посвященного Ленинскому юбилею.

С 1961 года в городе ежегодно проводятся дни искусства «Севастопольская весна», дни смотра народных талантов, в которых принимает участие более 20 тыс. любителей художественной самодеятельности.

В Севастополе в августе 1973 года проведено одно из основных мероприятий Всесоюзного фестиваля песни «Крымские зори» — театрализованный праздник «Песня прославляет подвиг». Прелюдией его стал концерт-митинг на Сапун-горе, над которой прозвучали слова глубокого уважения и благодарности к тем, чьи имена высечены на граните обелисков и братских могил. В Севастополе — 18 кинотеатров (до войны было 3). Среди них новые широкоэкранные: «Мир», «Октябрь», «Океан» на 1860 мест. Количество радиоточек увеличилось с 5,8 тыс. в 1955 году до 53,1 тыс. в 1974, радиоприемников соответственно с 24 тыс. до 52,3 тыс. Телезрители Севастополя — в городе более 50 тыс. телевизоров — пользуются двумя телепрограммами, смотрят передачи в цветном изображении. Более 250 тыс. читателей ежегодно получают 5 млн. книг в 226 библиотеках. В 1971 году государственная сеть севастопольских библиотек была реорганизована на базе Центральной городской библиотеки им. Л. Н. Толстого в единую систему. Этот эксперимент проводился впервые в нашей республике. Централизация способствовала улучшению работы всей библиотечной системы города. За это время количество читателей в библиотеках увеличилось на 5,5 тыс. человек, на 59 тыс. экземпляров возросло количество книговыдач.

Прочно вошли в жизнь трудящихся газеты, журналы. Если в 1958 году распространялось до 100 тыс. экземпляров, то в 1973 году — 300,6 тыс. Количество газет и журналов на тысячу человек населения увеличилось соответственно с 750 до 1202 экземпляров. С 20 тыс. до 62 вырос тираж городской газеты «Слава Севастополя».

В жизни юных севастопольцев важное место занимает Дворец пионеров. 3 тыс. ребят посещают его 42 кружка. Руководитель судомодельного кружка Я. В. Потуракин награжден орденом «Знак Почета». Члены радиокружка изготовили действующую радиоуправляемую модель лунохода. В течение последних пяти лет первое место в республике занимает технический кинокружок. В 1971 году коллектив Дворца пионеров был участником ВДНХ, где отмечен дипломом 1-й степени./157/

Значителен вклад в борьбу за высокую культуру города флотских культурно-просветительных учреждений и особенно Дома офицеров флота, Матросского клуба, Морской библиотеки, многих коллективов художественной самодеятельности. Личный состав флота — гордость советского народа. Свыше 82 проц. офицеров корабельной службы и 97 проц. офицеров подводных лодок имеют высшее образование, более половины из них — инженеры, 95 проц. матросов и старшин имеют высшее, среднее и неполное среднее образование, в т. ч. 84 проц.— техническое{Годы борьбы и побед, стр. 376.}. Подавляющее большинство краснофлотцев — комсомольцы. Каждый пятый моряк носит три нагрудных знака — отличника, классного специалиста, спортсмена-разрядника. Почти все летчики и штурманы летают на уровне первого и второго класса, в любых погодных условиях, днем и ночью. Военные моряки поддерживают шефские связи с коллективами 40 предприятий, 48 школ и других заведений города{XXIII съезд КП Украины. К., 1967, стр. 129, 130; газ. «Флаг Родины», 20 октября 1967 г.}.

В ходе соревнования за город коммунистического отношения к труду, образцовый общественный порядок и высокую культуру прочно вошли в быт трудящихся новые традиции, обычаи и обряды. С 1964 года севастопольцы торжественно отмечают День труда. В августе на центральном стадионе собираются тысячи людей, чтобы подвести итоги борьбы за коммунистическое отношение к труду. Заканчивается праздник народным гуляньем, сопровождающимся концертами художественной самодеятельности, выступлениями спортивных коллективов, праздничным фейерверком.

Севастополь — первый город в стране, где начали отмечать праздники улиц. Жители центральной улицы им. В. И. Ленина строятся в этот день в колонны на площади Ушакова и со знаменами, лозунгами и портретами проходят по улице до площади Нахимова, где проводят митинг. Затем начинается народное гулянье, которое продолжается до поздней ночи. Жители улицы, которая названа именем П. Ф. Горпищенко, командира прославленной бригады морской пехоты, оборонявшей Севастополь, ежегодно отмечают праздник улицы. Такие праздники проводятся и на других улицах: Большой Морской, Рабочей, Героев Севастополя, Мартыновой бухты. Они способствуют патриотическому воспитанию трудящихся, соблюдению ими правил социалистического общежития.

Героическому Севастополю и его труженикам посвящают свои произведения члены городского литературного объединения, созданного в 1938 году А. С. Новиковым-Прибоем.

Художники П. П. Мирошниченко, В. Б. Озерников, М. Ф. Чухлянцев, скульптор С. А. Чиж создали серию картин и скульптур о Севастополе и его тружениках. Работы Г. Я. Бруснецова, Н. В. Василенко, В. К. Коваленко, О. Д. Миньковой и С. А. Чижа экспонировались на республиканских и всесоюзных выставках. Севастополю посвятили свои полотна А. А. Дейнека («Оборона Севастополя»), Ю. В. Волков («Херсонесский тупик»), Г. Г. Нисский («Севастополь»). Насыщенная волнующими событиями история Севастополя, его многогранная трудовая жизнь находят достойное воплощение в произведениях киноискусства — в художественных и документальных фильмах: «Малахов курган», «Корабли не умирают», «На дорогах войны», «Севастополь», «Трое суток после бессмертия». В 1972 году на экранах страны демонстрировалась двухсерийная кинолента «Море в огне», где с большой художественной силой раскрыто величие легендарного подвига Севастополя в годы Великой Отечественной войны.

О Севастополе написано также много музыкальных произведений. Героической обороне города в 1941 — 1942 гг. посвящены опера В. И. Рубина «Севастополь» и оперетта К. Я. Листова «Севастопольский вальс». Общеизвестны песни о Севастополе: «Легендарный Севастополь» (слова П. Градова, музыка В. И. Мурадели), «Севастополь родной» (слова В. Е. Малкова, музыка Ю. М. Слонова) и многие другие./158/

Большую работу по патриотическому воспитанию населения и военных моряков ведет отделение Украинского общества охраны памятников истории и культуры, а также Историческая комиссия при горкоме Компартии Украины, возглавляемая бывшим секретарем горкома партии А. А. Сариной, участницей обороны города в 1941—1942 гг. В городе 574 памятника истории и культуры.

Фото будет...

Корабли Черноморского флота на учениях. Севастополь, 1973 г.

Фото будет...

Корабли Черноморского флота на учениях. Севастополь, 1973 г.

Фото будет...

Зажжение вечного огня на Малаховом кургане. 23 февраля 1958 г.

Проводится огромная работа по реставрации памятников участникам первой обороны Севастополя, большинство которых сохранилось до наших дней. На площади, у Графской пристани, по проекту народного художника СССР Н. В. Томского установлен памятник адмиралу П. С. Нахимову. Он сооружен на средства Краснознаменного Черноморского флота и преподнесен в дар городу. Установлен бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза, уроженца города ученого-полярника И. Д. Папанина.

В Севастополе, в семье военного моряка, родился известный писатель, флагман русской морской литературы К. М. Станюкович. В память о нем установлена мемориальная доска на месте дома, где прошло детство писателя. Его имя носит и библиотека Корабельной стороны. Увековечение памяти героев, защищавших севастопольскую землю от врага, стало заботой каждого жителя города. Установлены десятки памятников и мемориальных досок на многих улицах и площадях Севастополя, являющихся свидетелями революционных событий. Особое значение имеют памятники участникам Великой Отечественной войны, установленные на местах, священных для каждого советского человека: обелиск Славы воинам Приморской армии, освобождавшим город в мае 1944 года, на вершине Сапун-горы, диорама «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 г.», летчикам 8-й воздушной дивизии на Малаховом кургане, памятники авиаторам-черноморцам на мысе Херсонес, воинам 25-й Чапаевской дивизии в Инкермане, борцам подполья на кладбище Коммунаров, воинам 2-й гвардейской армии, 414-й и 89-й дивизий, рабочим Морского завода, павшим в боях за Родину. В мае 1970 года, в дни празднования 25-летия победы советского народа над фашистской Германией, возле обелиска Славы на Сапун-горе зажжен Вечный огонь. Каждые пять минут здесь звучит торжественная мелодия песни «Сапун-гора» композитора Б. В. Боголепова. В честь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции из бетона и гранита сооружена мемориальная стена, увековечивающая память соединений, частей и кораблей, оборонявших Севастополь в 1941—1942 годах.

В центре Севастополя, на Нагорной площади, воздвигнут величественный памятник В. И. Ленину. Это — один из лучших памятников вождю Коммунистической партии в стране. Он сооружен по проекту скульптора П. И. Бондаренко, архитекторов Г. В. Щуко и С. Я. Турковского 2 ноября 1957 года. Высота памятника — 22,75 метра, у подножия его — бронзовые фигуры рабочего и крестьянина, матроса и солдата, которые олицетворяют главные движущие силы социалистической революции. В торжественной обстановке старые большевики вручают здесь комсомольские билеты юношам и девушкам, повязывают красные галстуки пионерам.

В первой декаде мая в городе проходит традиционная «неделя памяти героев». В эти дни у памятников и братских могил в почетном карауле стоят пионеры, комсомольцы и моряки-черноморцы, торжественно возлагаются цветы.

Фото будет...

Парад моряков в Севастополе. 9 мая 1969 г.

Фото будет...

Памятник В. И. Ленину в Севастополе. 1972 г.

9 мая 1974 года Севастополь отметил 30-летие своего /159/освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Со всех концов страны на эти празднества прибыли участники боев за город-герой. Более 4 тыс. гостей приняли участие в праздничных торжествах. В эти дни на всех предприятиях, в учреждениях и организациях, в учебных заведениях и воинских частях проходили встречи ветеранов с трудящимися и воинами города. На заседании ученого совета Музея героической обороны и освобождения Севастополя и совета Музея Краснознаменного Черноморского флота выступили Главный маршал авиации А. Е. Голованов, генерал-лейтенант В. М. Домников, доктор военно-морских наук контр-адмирал Г. Д. Дьяченко, доктор исторических наук профессор А. П. Носов, генерал армии Народной Республики Болгарии, Народный Герой, Герой Социалистического Труда НРБ, участник освобождения Крыма П. П. Панчевский и многие другие. В своих выступлениях они сердечно благодарили севастопольцев за гостеприимство, радушие и теплоту, за самоотверженный труд по восстановлению города и дальнейшему его развитию. «Мы, ветераны войны,— говорил руководитель делегации Министерства обороны СССР, участник освобождения Севастополя, генерал-полковник К. И. Провалов,— бесконечно благодарны севастопольцам за то, что их руками возведен такой сказочный город, за то, что своим самоотверженным трудом они продолжают славу Севастополя, его замечательные традиции». Мобилизующей и организующей силой трудящихся города в их борьбе за осуществление величественных предначертаний Коммунистической партии, за превращение Севастополя в город коммунистического отношения к труду, образцового общественного порядка и высокой культуры является городская партийная организация. В 1974 году ее численность выросла по сравнению с 1959 годом в 3 раза и достигла 21 тыс. коммунистов, объединенных в 382 первичных организациях и 434 партийных группах. Рост партийных рядов за счет передовых рабочих (свыше 60 проц.) и инженерно-технических работников (27 проц.){Крымский облпартархив, ф. 42, оп. 1, д. 21, л. 47.} привел к увеличению числа коммунистов, большая половина которых занята непосредственно в сфере материального производства.

Верным помощником партийных организаций является комсомол города — 31 тыс. юношей и девушек. В 1968 году за успехи в коммунистическом воспитании молодежи Севастопольская комсомольская организация награждена Почетной грамотой и памятным Красным знаменем ЦК ВЛКСМ и Крымского обкома ЛКСМУ; 32 комсомольско-молодежных коллектива города названы именем 50-летия комсомола Украины.

Тесная связь коммунистов с широкими массами трудящихся — одно из важных условий успешного осуществления грандиозных планов программы коммунистического строительства.

В составе городского и районных Советов Севастополя 1257 депутатов, из них 665 (53 проц.) — рабочие, 64 проц.— коммунисты. Бюджет города на 1974 год определен по доходам и расходам в сумме 42,4 млн. руб.— на 3,2 млн. руб. больше, чем в 1973 году. На финансирование народного хозяйства направлено 14 млн. руб., на социально-культурные мероприятия — 27 708 тыс. руб., в т. ч. на народное образование, науку и культуру — 14,233 тыс., здравоохранение — 13 275 тыс., физическую культуру — 11 тыс., на соци-/160/альное обеспечение — 189 тыс. рублей. При горисполкоме и райисполкомах, кроме 76 постоянных комиссий и 60 депутатских групп, на общественных началах работают отделы — народного образования, культуры, торговли и общественного питания, коммунального хозяйства и благоустройства, здравоохранения, охраны общественного порядка и др. Всего в работе Советов принимают участие более 830 общественных самодеятельных организаций, объединяющих свыше 100 тыс. человек — практически все взрослое население города.

Фото будет...

Встреча участников боев за освобождение Крыма в Севастополе. 1974 г.

Активную роль в организации борьбы севастопольцев за выполнение народнохозяйственных планов играют профессиональные союзы. 956 профсоюзных организаций города объединяют 120 тыс. человек.

Партийные, профсоюзные, комсомольские организации, советские и хозяйственные органы города провели большую организаторскую и политическую работу в коллективах трудящихся, чтобы направить их творческую инициативу на успешное выполнение планов девятой пятилетки. К 1975 году объем производства по городу должен возрасти на 34,7 проц. Особенно быстрыми темпами развивается приборостроительная, судоремонтная, винодельческая и легкая промышленность, ускорится развитие заводов строительной индустрии.

За успехи в социалистическом соревновании, посвященном 50-летию образования СССР, рыбопромышленное объединение «Атлантика», тресты «Севастополь-строй» и «Крымморгидрострой» награждены Юбилейным Почетным знаком ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и и ВЦСПС. Морскому заводу им. Серго Орджоникидзе, управлению «Югрыбхолодфлот», ремонтно-строительному тресту вручены Юбилейные Почетные грамоты ЦК Компартии Украины, Президиума Верховного Совета УССР, Совета Министров УССР и Укрпрофсовета, а коллектив морского торгового порта занесен в «Золотую книгу» Крымской области. Руководствуясь историческими решениями XXIV съезда КПСС, декабрьского (1973 года) Пленума ЦК КПСС, севастопольцы развернули борьбу за досрочное выполнение планов пятилетки. Свыше 86 тыс. человек принимали участие в соревновании за коммунистическое отношение к труду, получившем новый размах, новые масштабы, обогатившееся и по форме, и по содержанию. 37,3 тыс. трудящихся города завоевали высокое звание ударников.

1890 цехам, бригадам и сменам, 2 предприятиям присвоено звание коллективов коммунистического труда. Всем сердцем восприняв призыв к ударному труду в четвертом году пятилетки, севастопольцы сосредоточивают свою энергию на мобилизации внутренних резервов производства, повышении его эффективности за счет интенсификации, ускорения роста производительности общественного труда. Социалистические обязательства производственных коллективов включаются в народнохозяйственные плановые задания предприятий. В каждом трудовом коллективе на основе мобилизации внутренних резервов составляются встречные планы, являющиеся одной из действенных форм социалистического соревнования.

Досрочно выполнив план 3-х лет по объему производства, севастопольцы увеличили выпуск промышленной продукции на 25,2 проц., производительность труда выросла на 9,1 проц., дополнительно произведено продукции более чем на 45 млн. рублей. Достижение этих успехов в большой мере обеспечивалось повышением технического уровня промышленности. За 1971 — 1973 гг. осуществлена комплексная механизация в 35 цехах и участках, внедрено 65 поточно-механизированных и конвейерных линий, более 400 прогрессивных технологических процессов, установлено 250 единиц высокопроизводительного оборудования, внедрено в производство свыше 12 тыс. рационализаторских предложений с экономическим эффектом 10 млн. рублей. 21 изделию присвоен государственный Знак качества. На основе технического прогресса, улучшения планирования и экономического стимулирования возросла эффективность работы промышленности. За три года пятилетки на 45 проц. увеличилась прибыль промышленных предприятий. По почину токаря В. Т. Рябова /161/свыше 2,5 тыс. передовиков производства на Морском заводе им. С. Орджоникидзе вели борьбу за то, чтобы выполнить девятую пятилетку за три с половиной года. Многие труженики, среди них токари механического цеха Н. Е. Емельянов, С. Д. Ситник и др., уже выполнили личные пятилетние планы.

План девяти месяцев четвертого года девятой пятилетки по реализации продукции предприятия города выполнили на 103,7 проц. В социалистическом соревновании за досрочное выполнение плана четвертого года пятилетки участвовало свыше 8 тыс. севастопольцев, из них 2,5 тыс. человек к 57-ой годовщине Великого Октября выполнили личные пятилетние планы и начали трудиться в счет 1976 года, среди них токари Морского завода им. Орджоникидзе: В. Т. Рябов, А. Г. Триньков, Н. Т. Живец, машинист рудоуправления им. А. М. Горького П. М. Паньков, кузнец В. С. Шлепков, рыбораздельщица рыбоконсервного филиала В. П. Туровская.

Самоотверженную борьбу за перевыполнение планов девятой пятилетки ведут севастопольские рыбаки — экипажи траулера «Таврида», рефрижераторов «Слава Севастополя», «Таганрогский залив» и др. Только в феврале этого года за успешное выполнение и перевыполнение плана 1973 года и принятых социалистических обязательств 95 рыбаков награждены орденами и медалями. За четыре года выполнили пятилетку коллективы рыболовноморозильных траулеров «Клязьма», «Ялта», «Соколиное».

Свыше 500 тыс. кв. метров жилой площади, много других крупных объектов ввели в эксплуатацию за первые три года пятилетки коллективы строительных организаций. В городе производится около 40 различных марок виноградных вин, которые отправляются в разные концы страны и за границу. Годовой выпуск бутылочного виноградного вина севастопольские виноделы довели до 770 тыс. декалитров вместо предусмотренных планом 720 тысяч.

Севастопольцы продолжают наращивать темпы соревнования с трудящимися Симферополя, Одессы, Керчи за город коммунистического отношения к труду, образцового общественного порядка и высокой культуры.

Под руководством Коммунистической партии в единой интернациональной семье строителей коммунизма идут труженики города-героя Севастополя.

П. П. Болгари, М. Н. Волков, Н. М. Долматова, Н. Ф. Зоткин, Е. П. Кондратьевский, Г. И. Семин