Талергофский Альманах
Выпуск IV. ТАЛЕРГОФЪ. Часть вторая.
Главная » Талергофский Альманах 4
133

Отношеніе къ талергофцамъ высшихъ австр. властей и гнусная роль „украинск." партіи.

Въ ДневникЪ о. I. Мащака особенно полностно и ярко представлены хлопоты, старанія, ходатайства и безпокойство талергофскихъ узниковъ, все время добивающихся у властей всевозможными путями и способами освобожденія изъ лагернаго ада, или по крайней мЪрЪ разслЪдованія и разбора ихъ (мнимаго) „дЪла". Но всЪ ихъ ходатайства, жалобы, прошенія, протесты и мольбы были напрасны и не удостаивались даже отвЪта. Въ полной неизвЪстности относительно своей дальнЪйшей судьбы, заключенные томились долгіе мЪсяцы и годы и бились и терзались догадками, чЪмъ все это и — что самое главное — когда кончится.

Между тЪмъ тифъ и другія заразительныя болЪзни косили заключенныхъ десятками, сотнями и тысячами, a несмотря на все это, количество узниковъ въ ТалергофЪ отнюдь не уменьшалось, но, напротивъ, все увеличивалось, ибо, по распоряженію властей, постоянно прибывали все новыя и новыя ихъ партіи (транспорты). Талергофскій лагерь сталъ, такимъ образомъ, какимъ-то не то пропускнымъ, не то сортировочнымъ пунктомъ по отправкЪ несчастныхъ, сгоняемыхъ со всего Прикарпатья русскихъ людей (за исключеніемъ немногихъ освобождаемыхъ или отправляемыхъ на конфинацію), преимущественно, въ гарнизонныя и другія тюрьмы и чаще всего на другой свЪтъ, на вЪчное упокоеніе „подъ соснами".

Сознавая свою правоту и все еще уповая и расчитывая на справедливость австр. властей, русскіе узники все время обманывали сами себя предположеніемъ, что высшія власти плохо освЪдомлены о положеніи вещей въ ТалергофЪ и о массовыхъ арестованіяхъ невинныхъ людей и что, слЪдовательно, если бы только удалось поставить ихъ обо всемъ этомъ въ извЪстность, всЪ эти пытки распоряженіемъ свыше прекратились бы, А между тЪмъ, по распоряженію этихъ самыхъ высшихъ властей въ ТалергофЪ принимались столь крутыя мЪры по отношенію заключенныхъ и происходили столь прискорбныя явленія, что, повидимому, это мЪсто ставало пунктомъ истребленія русскаго народа, a этотъ „долинный дворъ" — Іосафатовой долиной русской интеллигенціи и русскаго простонародья. Властями были они обречены на погибель отъ эпидемическихъ болЪзней, голода, холода, насЪкомыхъ, антисанитаріи и грязи, дикаго произвола и жестокой расправы съ ними со стороны лагернаго начальства.

Прибывшая вь Талергофъ „украинская комиссія" д-ра Ганкевича освобождала „украинцевъ", находящихся въ ея партійномъ спискЪ, или же тЪхъ, кто рЪшился бы у ней записаться „украинцемъ". Кто не рЪшился отречься отъ своего русскаго имени и русской національности, остался въ Талергофскомъ аду до конца, т. е до роспуска этого лагеря весной 1917 г. Видно это особенно ясно изъ записокъ о. Генриха Полянскаго, который, вмЪстЪ со многими другими русскими узниками, оставался въ ТалергофЪ по 7-ое мая 1917 г.

ЧЪмъ руководились и что замышляли сдЪлать съ талергофцами высшія австр. рЪшающія сферы, оставалось для отрЪзанныхъ отъ внЪшняго міра нашихъ братьевъ и сестеръ страдальцевъ непроницаемой и мучительной тайной до конца ихъ заключенія.

НынЪ, однако, въ нашемъ распоряженіи находится подлинникъ одного такого тогдашняго оффиціальнаго австрійскаго документа, который

134

эту тайну разоблачаетъ совершенно.

Въ этомъ документЪ, дЪйствительно какъ въ зеркалЪ, вЪрно отображается отношеніе австрійскихъ бюрократическихъ высотъ къ талергофскимъ мученикамъ и къ массовымъ арестованіямъ и расправамъ полиціи и солдатни съ невинными жертвами во всемъ Прикарпатьи.

Документъ этотъ тЪмъ паче важенъ и замЪчателенъ, что изданъ былъ тЪми самыми высокими властями, отъ которыхъ всЪ эти безчеловЪчныя мЪропріятія исходили, и притомъ былъ изданъ уже послЪ широчайшаго размаха ихъ палаческой дЪятельности, именно въ началЪ ноября 1914 г., т. е. когда и вдоволь насытились и полюбовались разстрЪлами и висЪлицами въ ГаличинЪ, БуковинЪ и Угорской Руси, и въ тоже время заняты были вопросомъ, что дЪлать со многими тысячами арестованныхъ и интернованныхъ, для которыхъ — какъ видно и изъ этого документа — рЪшительно не хватаетъ въ тюрьмахъ и лагеряхъ мЪста.

Приводимъ его здЪсь полностью и на нЪмецкомъ языкЪ и въ переводЪ:

K. und k. Kriegsuberwachungsamt

K. U. A. 8896

Verschlus

An

die k. k. S t a t t h a l t e r e i

in

Wien, am 9. November 1914.

G r a z.

Aus verschiedenen Klagen und Beschwerden, namentlich aus Eingaben des Prasidiums des Ruthenenklubs ist zu schliesen, dag sictrunter den aus Anlas der militarischen Operationen in Galizien und in der Bukowina wegen politischer Bedenklichkeit in Gewahrsam genommenen und nach dem Hinterlande zur Internierung gebrachten Personen („Russophilen") — da bei der Dringlichkeit der Masnahmen weitgehende Erhebungen gewohnlieh nicht durchfuhrbar waren — auch solche befinden, die nur infolge Misverstandnisse oder falscher Denunziationen mitbetroffen wurden.

Um nun die letzterwahnten Personen aus den Internierungsorten auszuscheiden, ist die sofortige Einleitung einer entsprechenden Aktion notwendig.

Dermalen befinden sich — soviel h. o. bekannt — internierte „Russophile"

Am Thalerhofe bei Graz ..... ca. 5.700,

Theresienstadt in Bohmen ....... ca. 890,

Schwaz in Tirol .......... ca. 40,

Kufstein in Tirol .......... ca. 50,

Niederosterreich und Oberosterreich . . . ca. 20.

Auserdem sollen auch noch bei einzelnen Landwehrgerichten — namentlich in Ungarn — angebliche „Russophile" interniert sein, gegen die das

135

gerichtliche Verfahren bereits eingestellt wurde, beziehungsweise mangels eines positiven Tatbestandes uberhaupt nicht gefuhrt wird und die nur wegen Zweifels bezьglich ihrer politischen Bedenklichkeit bisher weiter in Gewahrsam gehalten wurden, sonach gleichfalsin die Kategorie der vorerwahnten politischen Haeftlinge gehoren.

Da sich die meisten angeblichen Russophilen am Thalerhof befinden und auch die Abtransportierung der in anderen Internierungsorten befindlichen „Russophilen" nach diesem Orte in Aussicht genommen ist, wird eine Untersuchungskommission eingesetzt, deren Aufgabe es ist, in raschester und verlaslichster Weise festzustellen, welche von den aus Galizien, bezw. der Bukowina nach anderen Orten behufs Internierung unter dem Verdachte der russophilen Gesinnung gebrachten Personen aus der politischen Haft zu entlassen waren.

Uber die Entlassung selbst entscheidet die k. k. Statthalterei in Graz, an welche die Kommission ihre Antrage zu leiten hatte und an welche auch die Korrespondenz in dieser Angelegenheit zu richten ware.

Die Kommission hatte zu bestehen: Aus einem alteren Beamten der Statthalterei in Graz als Leiter, ferner aus dem militarischen Kommandanten des Internierungslagers am Thalerhof und einem vom Militarkommando in Graz zu bestimmenden Offizier fur den Justizdienst, dann aus zwei politischen, beziehungsweise Polizeibeamten der galizischen Statthalterei, die mit den Agenden der russophilen Bewegung vertraut sind. Der Kommission wird ein verlaslicher Vertrauensmann der ukrainichen Partei beigegeben, der die Kommission mit seiner Personalkenntnis zu unterstutzen, eventuell auch wegen der weiteren Behandlung und Unterbringung der Freigelassenen vermitteln soll.

Die notigen, die Zivilfunktionare betreffenden Personalverfugungen werden vom k. k. Ministerium des Innern getroffen.

Die Grundlage fur die Amtshandlungen der Kommission sollen insbesondere bilden:

1.) Die vom Prasidium der ukrainischen Partei vorgelegten Listen der verlaslichen Anhanger dieser Partei;

2.) die Feststellung, ob gegen die betreffenden Personen nicht noch eine gerichtliche Untersuchung im Zuge ist;

3.) die Feststellung, ob sie nicht in den Vormerkungen der Behorden als russophile Parteigaenger verzeichnet sind;

4.) die Feststellung, ob sie nicht wahrend ihrer Internierung zu misliebigen Wahrnehmungen in politischer Beziehung Anlas gegeben haben;

5.) eventuelle weitere Erhebungen, namentlich dann, wenn es sich um Personen handelt, die nicht ausgesprochene Anhanger der ukrainischen Partei sind, daher in den vorerwahnten Listen nicht vorkommen.

Wenn die sub 2, 3 und 4 erwahnten Voraussetzungen nicht zutreffen, und wenn sonst keine begrundete Zweifel vorliegen, so wird der Nachweis der Nichtzugehorigkeit zur russophilen Partei dann als erbracht anzusehen

136

sein, wenn der betreffende Internierte in den erwahnten Listen des Prasidiums der ukrainischen Partei angefuhrt ist.

Aber auch bezuglich der ubrigen nicht in diesen Listen angefuhrten Internierten hatte die Kommission auf Qrund der vorzunehmenden Perlustrierung und namentlich auf Grund der einlangenden Gesuche und Beschwerden zu prufen, ob eine weitere Internierung dermalen noch notwendig erscheint und eine Entlassung ohne Gefahrdung der militarischen und gesamtstaatlichen Interessen erfolgen kann.

Die etwa notigen Erhebungen werden durch direkten Verkehr der Kommission bezw. der Statthalterei in Graz mit in Betracht kommenden politischen bezw. Polizeibehorden, eventuell militarischen Stellen, auf kurzestem Wege zu pflegen sein. Die befragten Stellen haben die Antwort ungesaumt in der Regel telegraphisch zu erteilen, damit die etwa unschuldig betroffenen Personen nicht langer in Haft gehalten werden-Was die an anderen Orten — nicht bei Landwehrgerichten — internierten, in die Kategorie der politisch verdaechtigen Inlander gehorigen russophilen Ruthenen anbelangt, so sind zunachst die ohnedies wohl vorhandenen Listen dieser politischen Haftlinge unverzuglich der Statthalterei in Graz zu ubermittelten (должно быть: ubermitteln), welche, soweit als moglich, die weitere Amtshandlung durch die Kommission veranlassen und die Entscheidung treffen wird, als wie wenn sich diese Personen am Thalerhof befinden wurden. Die etwaige Abtransportierung nach Thalerhof, soweit nicht schon fruher die Freilassung verfugt wurde, erfolgt erst uber besondere h. o. Weisung.

Bezuglich der bei den Landwehrgerichten noch in Gewahrsam befindlichen politisch Verdaechtigen hat inzwischen das k. k. Ministerium fur Landesverteidigung den abschriftlich mitfolgenden Erlas vom 3. November 1914, ZI. 9651-V an die Landwehrgerichte gerichtet.

Da jedoch einzelne der dort genannten Gerichte in Ungarn aufgestellt sind, wird es manchmal zweifelhaft sein, welcher osterreichischen politischen Behorde die aus gerichtlicher Haft entlassenen Personen zu uberstellen sind.

Fur diesen Fall wird verfugt, das — insoweit es sich um „Russophile" aus Galizien handelt — zunachst Listen der betreffenden gerichtlich nicht, bezw. nicht mehr verfolgten Personen samt den etwa vorhandenen Strafakten der Statthalterei in Graz ubersendet und jene Personen, die von den Gerichten nicht ohnedies direkt auf freien Fus gesetzt werden, vorlaufig auf kurze Zeit zuruckzuhalten waren, bis die Statthaltererei in Graz, welche in dieser Beziehung mit der grostmoglichsten Beschleunigung vorzugehen hat, auf Grund der Feststellung der Thalerhofer Untersuchungskomission den bezuglichen Landwehrgerichten die Verstaendigung zukommen last, ob die Freilassung auch aus der politischen Haft erfolgen kann oder nicht.

Diejenigen Individuen, die fur weitere politische Internierung bestimmt erscheinen, sind dann nach Thalerhof zu instradieren; ihr Abtransport ist

137

rechtzeitig der Statthalterei in Graz zu avisieren und Transporte uber 30 Mann auch der Zentraltransportleittmg in Wien anzumelden.

Bezuglich der etwa bei der Landwehrgerichts-Expositur Besztercze in Gewahrsam befindlichen Russophilen aus der Bukowina hatte sich diese Expositur mit der k. k. Landesregierung in der Bukowina in das Einvernehmen zu setzen.

Den auf freien Fus gesetzten Personen ist in allen Fallen von jener Behorde, in der die Internierung stattgefunden hat, eine Legitimation auszustellen, welche nebst der genauen Personsbeschreibung sowie die Unterschrift des Entlassenen die Bestaetigung enthalten soll, das der Beireffende als politisch unbedenklich aus der politischen, bezw. gerichtlichen Haft entlassen wird. Diese Legitimationen, welche in deutscher Sprache nebst einer polnischen und ruthenischen Ubersetzung zu verfassen waeren, haben den Zweck, den Freigelassenen vor etwaigen neuerlichen Masregelungen aus dem gleichen Anlasse, der zur ursprunglichen Internierung Anlas gab, zu schutzen.

Die Freigelassenen werden stets nach den gleichen Grundsaetzen wie die Fluchtlinge aus Galizien und der Bukowina zu behandeln sein.

Die in Osterreich entlassenen unbemittelten Ruthenen wurden sonach — soweit eine anderweitige Versorgung untunlich und soweit auch eine Unterbringung in Wolfsberg in Kaernten nicht mehr erfolgen kann — nach Bruck a. d. Leitha kommen.

Das kgl. ung. Ministerium des Innern wird zugleich um die Zusimmung (очевидно: Zustimmung) ersucht, das die in Ungarn von den Landwehrgerichten auf freien Fus gesetzten Personen auch dort nach den gleichen Grundsaetzen wie die sonstigen Fluchtlinge aus Galizien oder der Bukowina behandelt werden.

Zugleich werden der k. k. Stalthalterei die vom Praesidiurn des Ruthenenklubs h. o. vorgelegten Listen der internierten ukrainischen Parteigaenger, fur deren politische Verlaesslichkeit das genannte Praesidium die vollste Garantie ubernimmt, zur weiteren Veranlassung ubermittelt.

Ergeht an die k.k. Statthalterei in Graz, abschriftlich zur Kenntnisnahme an die Statthalterei in Wien, Linz und Biala, an die Landesregierung in Dorna Watra, an die Bezirkshauptmannschaften in Leitmeritz, Kufstein und Schwaz, an das k.k. Gericht des Miltaerkommandos in Munkacs, an die k.k. Landwehrgerichte, Expositur Iglo, in Marmaros-Szigez (очевидно: Sziget) und Besztercze, an die Militaerkommanden in Graz, Leitmentz, Munkacs, Pozsony 2 und Krakau, an das k.k. Ministerium des Innern, an das k.k. Ministerium fur Landesverteidigung, an das k.k. Mi-nisterratspraesidium und an den kgl. ung. Minister des Innern.

Schleyer m. p. Fmlt.

Praesidium der k. k. steierm.

Statthalterei eingelangt am 10.November 1914, Pr. 2616/11.

138

Въ переводЪ:

Имп. и кор. военно-охранное вЪдомство. ДовЪрительно.

№ 8896.

Въ Имп. кор. НамЪстничество

въ ГрацЪ. ВЪна, 9-го ноября 1914 г.

Изъ разныхъ жалобъ и протестовъ, въ частности же изъ заявленій президіума рутенскаго клуба явствуетъ, что между лицами, арестованными изъ-за военныхъ дЪйствій въ ГаличинЪ и БуковинЪ и эвакуированными для интернированія въ тылъ („руссофилами") — въ виду того, что по спЪшности мЪропріятій надлежащаго разслЪдованія производить было некогда — находятся и такія личности, кои попались только по недоразумЪнію или же ложнымъ доносамъ.

Съ цЪлью выдЪленія таковыхъ изъ мЪстъ заключенія необходимо начать соотвЪтствующія дЪйствія немедленно.

Въ настоящее время находятся — посколько здЪсь извЪстно — интернированные „руссофилы":

въ ТалергофЪ возлЪ Граца . . . . ок. 5.700 чел.

„ ТерезинЪ, въ Чехіи ...... „ 890 „

„ ШвацЪ, въ ТиролЪ ....... 40 „

„ КуфштеинЪ, въ „ ...... „ 50 „

„ Нижней и Верхней Австріи ........ „ 20 „

КромЪ этихъ, кажется, находятся еще въ заключеніи также при отдЪльныхъ военно-ополченскихъ судахъ — въ частности венгерскихъ — такіе мнимые „руссофилы", противъ которыхъ судебное слЪдствіе уже пріостановлено или же за неимЪніемъ никакихъ положительныхъ данныхъ вообще не ведется и которые содержатся до сихъ поръ дальше въ заключеніи только по сомнительнымъ соображеніямъ относительно ихъ политическаго образа мыслей и, слЪдовательно, такъ же точно принадлежатъ къ той же категоріи политическихъ узниковъ.

Такъ какъ наибольшее число предполагаемыхъ руссофиловъ находится въ ТалергофЪ и имЪется въ виду также перевезеніе туда же и „руссофиловъ", интернированыхъ въ другихъ мЪстахъ, то назначается особая слЪдственная комиссія, заданіемъ которой будетъ установить скорЪйшимъ и надежнЪйшимъ образомъ, кого изъ лицъ, вывезенныхъ изъ Галичины и Буковины въ другія мЪста для интернированія по подозрЪнію въ руссофильскомъ образЪ мыслей, слЪдовало бы освободить изъ политическаго ареста.

139

О самомъ освобожденіи рЪшало бы имп. кор. намЪстничество въ ГрацЪ, къ которому комиссія должна бы направлять свои предложенія и къ которому должна бы также адресоваться вся переписка по этому дЪлу.

Комиссія дожна бы состоять изъ: старшаго чиновника грацкаго намЪстничества какъ руководителя (предсЪдательствующаго), затЪмъ изъ военныхъ комендантовъ Талергофскаго лагеря интернированныхъ и одного офицера-судьи (авдитора), котораго назначитъ военная команда въ ГрацЪ, затЪмъ изъ двухъ политическихъ, респ. же полицейскихъ чиновниковъ галиційскаго намЪстничества, свЪдущихъ въ проявленіяхъ руссофильскаго движенія. Къ комиссіи присоединяется надежное и довЪренное лицо (конфидентъ) украинской партіи, которое будетъ помагать комиссіи своими личными свЪдЪніями и оказывать свои посредническія услуги также въ дЪлЪ и на случай дальнЪйшаго поступленія и обращенія съ лицами уже освобожденными.

Надлежащія, гражданскихъ чиновъ и личнаго состава касающіяся распоряженія издастъ имп. кор. министерство внутреннихъ дЪлъ.

Основаніемъ для исполнительныхъ дЪйствій комиссіи должны служить въ частности:

1) Президіумомъ украинской партіи предложенные списки надежныхъ сторонниковъ этой партіи;

2) выясненіе вопроса, не ведется ли еще судебное слЪдствіе противъ относ. лицъ;

3) выясненіе, не представлены ли (аттестованы ли) эти лица въ актахъ (записяхъ) властей какъ сторонники руссофильской партіи;

4) выясненіе, не дали ли эти лица какого-нибудь повода къ отрицательнымъ замЪчаніямъ въ политическомъ отношеніи во время ихъ интернированія;

5) возможныя дальнЪйшія разслЪдованія, въ частности въ такихъ случаяхъ, когда дЪло будетъ касаться лицъ, которыя не являются открытыми сторонниками украинской партіи и потому въ вышеуказанныхъ спискахъ не значатся.

Если подъ 2) 3) и 4) приведенныя предпосылки не находятъ примЪненія и если, впрочемъ, никакихъ обоснованныхъ сомнЪній нЪтъ, можно непринадлежность къ руссофильской партіи считать доказанной, если относительный интернованный находится въ означенныхъ спискахъ украинской партіи.

Но также относительно прочихъ, въ этихъ спискахъ не названныхъ интернованныхъ должна бы комиссія на основаніи производимой провЪрки и въ частности на основаніи поступающихъ прошеній и жалобъ установить, является ли нынЪ дальнЪйшая ихъ интернація нужной и можетъ ли наступить ихъ освобожденіе безъ ущерба для военныхъ и вообще государственныхъ интересовъ.

Такъ или иначе нужныя разслЪдованія комиссія или же грацкое намЪстничестно должны производить путемъ прямого сношенія съ

140

относительными политическими или полицейскими властями и незамедлительно. Опрошенныя вЪдомства должны немедленно и по правилу давать отвЪты по телеграфу, дабы сколько-нибудь невинно пострадавшія лица не содержались дальше въ заключеніи.

Что же касается интернованныхъ въ другихъ мЪстахъ, — не при военно-ополченскихъ судахъ — включенныхъ въ категорію политически подозрительныхъ руссофиловъ-русинъ, то прежде всего слЪдуетъ и подавно имЪющіеся подъ рукой ихъ списки безотлагательно переслать въ намЪстничество въ ГрацЪ, которое, поскольку это возможно, распорядитъ дальнЪйшее дЪлопроизводство черезъ комиссію или же вынесетъ постановленіе такъ точно, какъ если бы такія лица находились въ ТалергофЪ. Перевезеніе ихъ въ Талергофъ въ случаЪ, если ихъ освобожденіе не было уже раньше распоряжено, можетъ наступить только по особому указанію отсюда.

Относительно заключенныхъ при военно-ополченскихъ судахъ политически заподозрЪнныхъ имп. кор. министерство ополченія обратилось отношеніемъ отъ 3 ноября 1914 г.за № 9651 — V къ военноополченскимъ судамъ.

Въ виду того, однако, что таковые отдЪльные суды установлены въ Венгріи, иногда окажется сомнительнымъ, которой именно австрійской политической власти слЪдуетъ передать освобожденныхъ изъ судебнаго заключенія арестантовъ.

На такой случай дается распоряженіе, чтобы — поскольку дЪло въ галиційскихъ „руссофилахъ"— списки такихъ изъ нихъ, которые ни судебнымъ порядкомъ, ни вообще никакъ не преслЪдуются, были пересланы вмЪстЪ съ возможно имЪющимися слЪдственными актами намЪстничеству въ ГрацЪ, a лица, которыхъ эти суды все таки не выпустили на свободу, были покамЪстъ на короткое время задержаны, пока грацкое намЪстничество, которое въ этомъ отношеніи должно дЪйствовать возможно наиспЪшнЪе, не сообщитъ относ. военноополченскимъ судамъ на основаніи разслЪдованій талергофской слЪдственной комиссіи, могутъ ли эти лица быть освобождены также изъ-подъ политическаго ареста или нЪтъ.

ТЪ арестанты, которые кажутся подходящими для дальнЪйшей политической интернировки, должны быть доставлены въ Талергофъ. О ихъ предстоящемъ перевезеніи должно быть заблаговременно предъупреждено грацкое намЪстничество, a o транспортЪ партій по свыше 30 человЪкъ слЪдуетъ докладывать также центральному эвакуаціонному вЪдомству во ВЪнЪ.

Относительно находящихся въ заключеніи при военной судебно-ополченской экспозитурЪ въ БестерчЪ буковинскихъ руссофиловъ должна эта экспозитура войти въ сношенія съ политическими властями въ БуковинЪ.

141

Для лицъ выпускаемыхъ на свободу во всЪхъ случаяхъ та власть, при которой они были интернированы, должна выготовить легитимаціи, въ которыхъ, кромЪ точнаго описанія личности и подписи освобождаемаго, должно заключаться потвержденіе, что относительное лицо политически не заподозрЪно и изъ политическаго или судебнаго ареста освобождается. Эти летитимаціи, которыя должны быть составлены на нЪмецкомъ языкЪ при польскомъ и малорусскомъ переводахъ, имЪютъ своей цЪлью защиту уже освобожденныхъ отъ возможныхъ новыхъ преслЪдованій по тому же поводу, по которому первоначально уже были арестованы.

Съ освобожденными слЪдуетъ всегда обращаться такъ точно, какъ съ бЪженцами изъ Галичины и Буковины.

Въ австрійской половинЪ освобожденные и неимущіе русины должны затЪмъ — поскольку поселеніе и устроеніе ихъ такъ или иначе въ ВольфсбергЪ въ Каринтіи уже невозможно — направляться въ Брукъ на р. ЛейтЪ.

Одновременно у венгерскаго кор. министерства внутреннихъ дЪлъ испрашивается согласіе на подобное же третированіе освобожденныхъ венгерскими ополченскими судами лицъ какъ и другихъ бЪженцевъ изъ Галичины и Буковины.

Одновременно имп. кор. намЪстничеству препровождаются предложенные здЪшнимъ президіумомъ рутенскаго клуба списки интернованныхъ сторонниковъ украинской партіи, за политическую благонадежность которыхъ названный президіумъ совершенно ручается, на дальнЪйшее распоряженіе.

Отправляется имп. кор. намЪстничеству въ ГрацЪ, въ копіяхъ для свЪдЪнія намЪстничествамъ во ВЪнЪ, ЛинцЪ и Бялой, краевому (буковинскому) правительству въ ДорнЪ ВатрЪ, староствамъ въ ЛитмерицЪ, КуфштейнЪ и ШвацЪ, имп. кор. военному суду въ МункачЪ, имп. кор. ополченскимъ судамъ и ихъ экспозитурамъ въ ИглЪ, Мармарошъ-СиготЪ и БестерчЪ, военнымъ командамъ въ ГрацЪ, ЛитмерицЪ, МункачЪ, Пошоны 2 и КраковЪ, имп. кор. министерству внутр. дЪлъ, имп. кор. ополченскому мин-ву, ц. к. президіуму совЪта министровъ и венгерскому кор. министерству внутр. дЪлъ.

Шлейеpъ, соб. р., фельдмаршаллейтнантъ.

Президіумъ имп. кор. Стирійскаго намЪстничества, вошло 10-го ноября 1914 г., Пр. 2616|11.

142

Комментаріи излишни. Критика и объясненіе этого документа, впрочемъ, принадлежатъ исторіи. ЗдЪсь же теперь остается только указать на вытекавшіе изъ него неизбЪжно и обусловленные имъ факты. Итакъ:

Во вступленіи признается фактъ, что арестованы были и содержатся въ заключеніи многіе „руссофилы" только „по недоразумЪнію или же ложнымъ доносамъ".

ЗамЪчательно употребленіе терминовъ: „руссофилы" и „украинцы" (или „украинская партія" и ея президіумъ). Первый изъ нихъ („руссофилы") значитъ, какъ видимъ, то-же самое, что преступники, измЪнники, и потому обреченные на осужденіе, содержаніе въ заключеніи и погибель, — второй ("украинцы"), это все равно что синонимы: люди благонадежные, заслуживающіе безусловно полнаго довЪрія, a потому имЪющіе право и подлежащіе немедленному освобожденію, если по ошибкЪ или недосмотру были арестованы, и долженствующіе играть довЪрительную и полномочную роль въ дЪлЪ рЪшенія дальнЪйшей судьбы настоящихъ и мнимыхъ „руссофиловъ". ЗдЪсь впервые въ австр. оффиціальномъ документЪ употребляются термины „украинцы" и „украинскій" въ національномъ смыслЪ. Только во время войны Австро-Венгрія рЪшилась на это нововведеніе и рЪшилась самой себЪ на горе, отъ этого ей не поздоровилось. Но видно еще нЪкоторое колебаніе въ этомъ отношеніи: упоминается еще парламентскій „рутенскіи клубъ", фактически, какъ извЪстно, „украинскій". За то совсЪмъ неопредЪлена національность ненавистныхъ „руссофиловъ". Было бы ошибкой предполагать, что отсутствуетъ это опредЪленіе потому, что преступниками - „руссофилами" были люди разныхъ національностей. Отнюдь нЪтъ. Хотя въ талергофскомъ лагерЪ и содержалось извЪстное (сравнит. небольшое) количество интернованныхъ поляковъ,евреевъ и др., но въ документЪ подъ „руссофилами" подразумЪваются люди русской національности изъ Галичины, Буковины и Угорской Руси.Что это несомнЪнно такъ, явствуетъ изъ сл. „русины" дальше и изъ др. соврем. австр. оффиц. документовъ: въ частности, нпр., въ обвинительныхъ актахъ и приговорахъ I и II вЪнскихъ полит. процессовъ означены „руссофилами" всЪ обвиненные, исключительно одни только русскіе галичане. Объясняется здЪсь эта странность тЪмъ, что хотя, ввиду признанія особой „украинской" національности, тЪмъ самымъ требовалось признаніе русской національности (терминъ „рутены" не могъ вЪдь идти въ расчетъ, ибо относился и къ русскимъ и къ „украинцамъ"), все же Австро-Венгрія, съ ослинымъ упрямствомъ, такъ и до послЪдняго своего издыханія не признавала наличія русской націи въ Прикарпатьи. Въ этой разительной непослЪдовательности и нелогичности австро-венгерская бюрократія руководилась прямыми указаніями нашихъ;„украинцевъ", которые тогда уже да и нынЪ, сами отреклись отъ русскаго имени, желаютъ и силятся, во что-бы то ни стало, лишить его и русскихъ, и потому называютъ ихъ москвофилами, москалями, кацапами и др. под. прозвищами, только не русскими, въ печати и всякихъ заявленіяхъ, съ такимъ же ослинымъ упрямствомъ. Какь панически трепетала Явстро-Венгрія предъ русскимъ именемъ до самой своей постыдной кончины, можно судить по той жестокой расправЪ съ галицко-русскими студентами, которая была описана въ ДневникЪ Куриллы и запискахъ К. Чижа въ III вып. Талергофскаго Альманаха, гдЪ 48 чел. были наказаны подвЪшиваніемъ къ столбу за то, что при рекрутскомъ наборЪ въ талергофс-комъ лагерЪ назвали свою національность русской („russisch").

Въ комиссіи, заданіемъ которой будутъ постановленія объ освобожденіи или дальнЪйшемъ содержаніи въ заключеніи отдЪльныхъ „руссофиловъ", должно служить своими личными свЪдЪніями, надежное и довЪренное лицо (конфидентъ) украинской партіи. О вывезенныхъ же изъ Галичины и Буковины узникахъ выразительно сказано, что

143

арестованы и интернованы они „по подозрЪнію въ руссофильскомъ образЪ мыслей".

Пункты 1—5 документа показываютъ, что немедленно освобождались изъ заключенія сторонники „украинской" партіи, фигурирующіе въ спискахъ, предложенныхъ президіумомъ этой партіи, но что безусловно содержались дальше въ тюрьмахъ и лагеряхъ заключенные сторонники „руссофильской" партіи.

Названные „украинскіе" конфиденты оказываютъ свои услуги, какъ видимъ, также „въ дЪлЪ и на случай дальнЪйшаго поступленія и обращенія съ лицами уже освобожденными" (и находящимися уже на конфинаціи — добавимъ на основаніи данныхъ матеріаловъ). И дЪйствительно они, эти конфиденты, слЪдили и доносили и на конфинованныхъ и освобожденныхъ русскихъ.

Изъ документа видно, что то „безголовье", которое царитъ все время въ талергофскомъ лагерЪ изъ-за все прибывающихъ новыхъ транспортовъ, для которыхъ тамъ не было ни мЪста, ни бараковъ, ни одежды, ни пищи, выходило изъ относительныхъ распоряженій высшихъ властей.

Если сообразить, съ какимъ удареніемъ подчеркивалась въ этомъ распоряженіи высшихъ австр. властей „украинская" благонадежность и какое важное значеніе придавалось „партійнымъ украинскимъ" спискамъ, то становится уже до нЪкоторой степени понятнымъ то издЪвательское нахальство, то хамство, съ которымъ отдЪльные „украинскіе" конфиденты приставали къ русскимъ узникамъ съ предложеніемъ записаться у нихъ въ „украинцы" и добиться такимъ путемъ освобожденія. ВмЪстЪ съ тЪмъ, съ истиннымъ удовлетвореніеиъ приходится отмЪтить, что крайне мало нашлось такихъ русскихъ узниковъ, которые поддались этому соблазну. Огромное ихъ большинство, почти всЪ, гнали этихъ нахаловъ вонъ, неустрашимо исповЪдуя свою принадлежность къ Руси, и, держа въ тюрьмЪ, даже на процессахъ, передъ висЪлицей и разстрЪломъ, русское національное знамя высоко, геройски перенесли всЪ тяжкія испытанія, всЪ страданія, до конца. За то, съ другой стороны, если учесть и взвЪсить всЪ довоенныя преслЪдованія русскихъ и покровительствованіе и поддерживаніе „украинцевъ" со стороны властей, a затЪмъ военный терроръ по отношенію первыхъ и безпредЪльное довЪріе и благоговЪніе ко вторымъ, то какой безстыдной ложью и какимъ діавольскимъ цинизмомъ были всЪ эти „украинскія" заявленія, въ печати, парламентЪ, на вЪчахъ и собраніяхъ въ краЪ и въ разныхъ переднихъ заграницей, о томъ,что къ „украинской" партіи присоединяются многіе изъ-за „живучости, правды и чистоты украинской справы" и вообще изъ идейныхъ побужденій!


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.