Украинские Страницы
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Деятели --> Корнилов, Дмитрий (О языковой политике на Украине)

Ходоки за языком

На территории Украины, очевидно, таких документов сейчас бродит огромная масса, но, честно говоря, держать в руках один из представителей сего семейства официальных опусов приходится впервые. Как-то раньше чиновники чаще всего припрятывали такие плоды своего бумаготворчества. На этот раз решительность родителей учащихся школы № 107 Петровского района Донецка позволила получить на руки текст решения Петровского райсовета о переходе школы на украинский язык обучения. И это позволяет теперь буквально наглядно и весьма конкретно продемонстрировать “законность” подобного рода процессов.

Эта бумага, подписанная председателем исполкома Л. А. Корешковой и управделами исполкома В. А. Баскаковой скромно именуется решением № 246 от 10.07.96 “об изменении статуса общеобразовательной школы I - III ступеней № 107”. И написано оно, что любопытно, на самом что ни на есть русском языке. В бюрократической его разновидности (чего стоит такой, например, перл: “разрешить войти в режим развития к переходу в статус”).

Уже само начало документа говорит о многом: “Рассмотрев ходатайства Петровской районной организации Всеукраинского общества “Просвита” имени Тараса Шевченко и директора общеобразовательной школы I - III ступеней № 107 Танцуры Н. П., руководствуясь Законом Украины “О языках”, и “Об образовании”...” и т. д.

Если руководители района горели желанием строго соблюдать украинское законодательство, то при чем тут негосударственное объединение “Просвита”? И можно ли после появления такого документа утверждать, что эти руководители читали упомянутый ими Закон “Об образовании”? В этом законе есть статья 5, которая к “основным принципам образования” на Украине относит “независимость государственной системы образования от политических партий, других общественных и религиозных организаций”. Статья 7 Закона Украины “Об образовании” не менее категорична: “Учебно-воспитательный процесс в государственных учреждениях образования свободен от вмешательства политических партий, общественных и религиозных организаций”.

К тому же, согласно другому упомянутому закону - “О языках” - “свободный выбор языка обучения детей является неотъемлемым правом граждан Украины”. Напротив, статья 13 Закона “Об образовании”, определяющая круг полномочий местных Советов народных депутатов в области просвещения, не дает им права определять язык обучения в школах. Решение всех вопросов внутренней жизни школы статьей 15 Закона закреплены за органами общественного самоуправления.

Заметим, что протесты, связанные с переводом школ на украинский язык, в Донбассе не прекращаются. Если взять один лишь Донецк, мы увидим такую непрерывную череду вспышек родительского возмущения. В 1992-1993 бушевали страсти по поводу школы № 22 Ворошиловского района, в 1994-ом возник скандал в связи с переходом на украинский язык школы № 12 Калининского района, в 1995-ом - школа № 111 Петровского района, в 1996-м наша газета напечатала отчаянное письмо родителей школы № 62 Куйбышевского района. И вот вновь “отличился” Петровский район.

Во всех случаях перехода школ на украинский язык обучения можно заметить несколько общих для них характерных особенностей. Например, причины перехода. В подавляющем большинстве случаев это не стремление возродить свой язык и свою культуру. Нет, активисты, непосредственные исполнители, а часто и инициаторы этих переходов в течение всей жизни меньше всего давали повод заподозрить в себе страстных патриотов Украины. Чаще всего инициатива исходит от директоров, которые привычно принимают встречные планы по досрочному выполнению и перевыполнению. Чего угодно - оптимизации, компьютеризации, украинизации - для них все это лишь повод отличиться в глазах начальства и продвинуться по службе.

Еще одна общая черта - пассивный протест родителей. Сопротивление есть, но какое-то глухое, неявное. Люди ругаются, иногда жалуются кому-то “наверх”, самые решительные забирают детей из украинизированных школ.

Помимо перечисленных примеров, в которых протест в той или ной форме, но все-таки был выражен, есть и другие случаи. Недавно нам жаловались родители учеников одной из отдаленных школ города. Директор прямо пригрозил им репрессиями в случае, если, как он выразился, “хоть кто-то заикнется о русском языке”. Дескать, можете сразу писать заявление и забирать ребенка из школы. А куда, говорили родители, вести сына или дочь, если между домом и ближайшей школой - глухой лесопарк, напряженная автотрасса или вообще несколько километров степи?

Родители школы № 107, похоже, решили “до упора” бороться за сохранение прежнего языкового статуса школы. Группы ходоков направлены по разным инстанциям. Родители намерены докричаться до своих депутатов - от городского до самого высокого уровня. В районо сдано соответствующее ходатайство, которое подписали 302 человека. И сбор подписей продолжается. Уже поставлен вопрос и об иных методах выражения протеста (пикеты, забастовки, требование отставки директора и др.).

Любопытно, что некоторые родители поначалу было согласились с идеей перехода на украинский язык обучения. Руководство школы и велеречивые агитаторы из националистических обществ применяли разные формы пропаганды - от угроз, что, мол, “никуда ваш ребенок с русским языком в жизни не устроится” до обещаний отправлять лучших учеников в Мюнхен на учебу. К тому же родителей пугали тем, что не хватает учебников на русском языке.

Но оказалось, что нет нужного количества учебников как раз на украинском. Например, рассказывали родители, уроки математики идут по-украински, а учебники - по-прежнему на русском. Учителя в большинстве своем никогда не преподавали по-украински. Все это вместе порождает лишнюю нервотрепку, дети переживают, мучаются, нервничают учителя, обстановка в школе более чем далека от нормальной. Чего все это ради?

Вот и передумали те, кто еще весной ничего не имел против перехода на другой язык. А подавляющее большинство родителей и тогда этой идеи не разделяли.

Но самое непонятное заключается в том, что родители предлагают вполне разумный, логичный и справедливый выход из ситуации.

Они требуют, чтобы в школе параллельно существовали и русские, и украинские классы. Что касается создания на базе их школы украинской гимназии, каковую идею вынашивают районные власти, то вопрос этот, по мнению родителей, следует решать “отдельно, по достижении необходимых для этого предпосылок и условий (материальных, социальных, кадровых и пр.), которых, по нашему мнению, в данный момент недостаточно”. Но власти в упор не желают рассматривать это предложение.

“Мы не против украинского языка, - пишут родители учеников школы № 107, - но поскольку родным языком для подавляющего большинства учащихся является русский, то и обучение должно осуществляться и на русском языке. Это наше конституционное право, и никто его, тем более националистическая “Просвита” не вправе отобрать”.

Дмитрий КОРНИЛОВ.


Copyright © 1998 Dmitry Kornilov
Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.