Украинские Страницы
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Деятели --> Корнилов, Дмитрий (О языковой политике на Украине)

К вопросу о национальном неравенстве

Отчего у националистов во стане такой праздничный переполох? Это они до безумия рады решению Конституционного суда на предмет употребления на Украине языков. Дело в том, что две группы народных депутатов обратились в Конституционный суд с просьбой разъяснить им, бедолагам, “отдельные положения статьи 10 Конституции Украины, касающиеся обязательности использования государственного языка органами государственной власти и местного самоуправления, их должностными лицами, а также в образовательном процессе в государственных учебных заведениях Украины”.

Видно, в 1996-ом некоторые из ныне здравствующих депутатов впопыхах приняли за ночь Конституцию Украины: депутаты, понимаете ли, сутки не спали, устали и теперь понятия не имеют, что же там в Конституции написано. Вот и просят Суд объяснить им, что они, собственно, приняли.

Конституционный суд на Украине особенно хорош тем, что легко предсказуем. Если вы знакомы с политическим раскладом в Киеве в данный момент, то решение суда всегда можно предсказать с большой точностью. Законы и Конституцию знать необязательно - достаточно лишь иметь представление, куда дует ветер. Зато в остальном Конституционный суд - просто загляденье: в мантиях, с цепями на шее.

В своих решениях они панов депутатов даже вовсе не депутатами именуют, а “субъектами права на конституционное представление”. Так вот, эти самые “субъекты”, не понимающие текст ночной Конституции, жалуются в суд, что “должностные лица Верховной Рады Украины, Кабинета Министров Украины, Администрации Президента Украины при исполнении служебных обязанностей пренебрегают государственным языком, “происходит сознательное игнорирование” государственного языка и в большинстве государственных учебных заведений Украины”. И вообще статья 10 Конституции не выполняется.

Суд почитал все эти жалобы, поцокал языком, покачал головой, дескать, ай-ай-ай, как у нас по-разному понимают одну и ту же статью Конституции. Затем сам суд уселся над законами и принялся усердно, с лупой, изучать тексты разных актов. В конце концов он поднатужился и обнародовал свое окончательное мнение.

Сначала суд объяснил, что такое государственный (или официальный - это, по мнению суда одно и то же) язык - это такой язык, “которому государством дан правовой статус обязательного способа общения в публичных сферах общественной жизни”.

Вот так - понятно и доходчиво. После этого заявления половина споров, как минимум, должна моментально разрешиться. Но не всем все понятно. Например, выступая на сессии Верховной Рады по поводу скандального решения суда, народный депутат Владимир Алексеев заметил, что в этой сентенции почему-то опустили слово “единственный”. Попросту говоря, украинский язык - не единственный способ общения. Суд не определил, в какой мере нужно использовать госязык - на все 100 процентов, или можно обойтись 2 процентами, или надо на 102 процента? И нарушает ли закон тот, кто общается, к примеру, по-русски? Об этом в решении суда ничего не сказано.

После своего “тлумачення” суд добавил еще несколько страниц, на которых в основном старательно переписал нормы разных законодательных актов, касающихся употребления языков. Впрочем,

старательно ли? Похоже, что даже такая, казалось бы, механическая работа переписчика судом была выполнена не очень добросовестно.

Например, суд сейчас пишет:

“Согласно действующему Закону Украинской ССР “О языках в Украинской ССР” от 28 октября 1989 г. служащие государственных органов, учреждений и организаций должны владеть украинским языком

Но ведь, панове судьи, неправда же! Извините, брехня (это я хоть на 2 процента пользуюсь держмовой). Вот, как на самом деле написано в действующем законе (Ст. 6):

“Служащие государственных органов… учреждений и организаций должны владеть украинским и русским языками, а в случае необходимости - и другим национальным языком в объеме, необходимом для выполнения служебных обязанностей”.

Неужели суд полагает, что никто кроме него на Украине не в состоянии прочитать законы? Таких расхождений между текстами законов Украины и их “толкованием” Конституционным судом можно привести еще немало.

Короче говоря, суть интерпретации судом украинских законов сводится к следующему: “Всюду, где вы видите, что написано “русский язык”, понимать надо так, что вы этого не видите, это вообще обман зрения”.

Однако вместе с тем, суд не может напрочь выкинуть ни русский, ни другие языки граждан Украины из своего многостраничного решения. Нет-нет, да и промелькнет где-нибудь упоминание сквозь зубы о том, что “гражданам, которые принадлежат к национальным меньшинствам, в соответствии с законом гарантируется право на обучение на родном языке или на изучение родного языка в государственных и коммунальных учебных заведениях…”. Или: “Наряду с государственным языком при осуществлении полномочий местными органами исполнительной власти, органами Автономной республики Крым и органами местного самоуправления могут использоваться русский и другие языки национальных меньшинств в пределах, определяемых законами Украины”.

Так чего стоило огород городить? Можно, выходит, не только по-украински?

Если предельно упростить толкование судом запроса депутатов, то изобразить это можно в виде такой сценки:

Одна группа депутатов: Так на каком языке надо говорить госслужащим?

Суд: Обязательным способом общения является украинский язык.

Другая группа депутатов: А как же насчет русского?

Суд (нехотя): Не возбраняется и по-русски…

Предельно “ясно”. Но вот ведь какая загвоздка. Вторая группа депутатов (которые насчет русского языка беспокоятся) не имеют доступа на общенародные каналы телевидения и радио. Там прочно окопалась первая группа (которая всех хочет заставить перейти на украинский). А потому из пресловутого решения Конституционного суда они выхватывают лишь то, что им выгодно, и заполняют эфир заявлениями о том, что, дескать суд постановил, что все должны общаться непременно по-украински.

По большому счету, это решение Конституционного суда можно было бы рассматривать как очередной курьез, если бы не одно единственное предложение, в котором говорится о том, что украинский язык стал государственным, поскольку “это полностью отвечает державотворческой роли украинской нации… нации, которая исторически проживает на территории Украины, составляет абсолютное большинство ее населения и дала официальное название государству”.

А это уже попытка узаконить национальное неравенство. Согласно той же Конституции, на которую опирается Конституционный суд, никаких льгот по национальному признаку быть не может. Не может быть наций-хозяев и наций-гостей. Все одинаково работают, налоги со всех берут одинаково, все одинаково равны перед Законом. Значит, и вклад в “державотворення” одинаков у того, чья национальность совпадает с названием страны, и у того, у кого по воле истории - не совпадает.

Да и “исторически проживают на территории Украины” отнюдь не только украинцы. И соотношение “большинство-меньшинство” тут никак не применимо, поскольку так никто толком и не знает, на каком языке говорит большинство граждан Украины. Согласно социологическим опросам, большинство как раз говорит по-русски.

Значит, только одно название и остается…

До сих пор нас всех старательно уверяли, что, когда речь идет об “украинской нации”, то имеется в виду нация политическая - совокупность граждан Украины всех национальностей. Помните, как Кравчук накануне референдума 1 декабря сделал заявление, что русские - тоже коренные жители Украины? Декларацию прав национальностей спешно приняли тогда же - только чтобы проголосовали русские как надо. Уговаривали нас почти истерически, обливая грязью всех тех, кто предупреждал: рано или поздно ложь станет очевидной. И вот, пожалуй, впервые на столь высоком уровне заявлено, что “украинская нация” - все-таки понятие чисто этническое и включает в себя только украинцев.

Конечно, все это пока еще далеко до Латвии или Эстонии, тем более ЮАРовский апартеид еще и на горизонте не маячит. Но явления эти - одного порядка.

В принятой Первым съездом Руха (сентябрь 1989 г.) программе движения было понятие об “историческом хозяине” на Украине. Когда я рассказывал интеллигентным демократически настроенным дончанам, искренне симпатизировавшим Руху, что в программе у него есть такой пункт, мне не верили, требовали показать текст, а, когда видели это, сильно расстраивались. Было как-то раз, что делегат того же съезда заявил, что я сам умудрился вставить эти слова в текст, опубликованный в “Літературній Україні”. Другой делегат признался, что “проморгал” это положение: “Иначе б я там на съезде и не сидел…”. Ровно через год, на Втором съезде из текста руховской программы положение про “історичного господаря” тихо и незаметно исчезло - пора еще не пришла.

И вот только сейчас можно признаться, что нас просто облапошили.

Спрашивается, зачем надо тратить столько денег на содержание Конституционного суда и двух десятков его судей, если он все равно не стоит на страже Конституции, законов Украины и прав ее граждан?

Ведь то решение, которое они сочинили, мог бы за милую душу состряпать любой руховец. Совершенно задаром, в свободное от работы время, с большим удовольствием.

Не зря ведь националисты с таким жаром принялись пропагандировать этот документ. Послушав некоторых из “защитников”, нормальный сердобольный человек обеспокоится состоянием их здоровья. Вот, как пан-академик Игорь Юхновский обрушился с бранью на депутата-дончанина Георгия Буйко (фракция КПУ), выступившего с критикой решения Конституционного суда:

“Я, например, тут в Украине имею право не понимать ни один язык, но я не имею права не знать украинского языка, поскольку это - украинская держава и язык - державный. И так постановил Конституционный суд. И (обращаясь к коммунистам): Меня удивляет, шановни друзи, то, что вы бы никогда не сидели в парламенте, если бы не было украинской державы - и потому меня удивляют бесконечные нападки с вашей стороны на державу и ее язык”.

* * *

Мы попросили высказать свое мнение о решении Конституционного суда народного депутата Владимира АЛЕКСЕЕВА:

- Это решение суда - мерзость. По сути, своим толкованием он начал эрозию части 3 статьи 10 Конституции. Из сферы государственного регулирования суд вторгся в сферу публичной жизни, которая не подвластна государству.

Кстати, сам текст решения суда внешне следует правовым рамкам, там есть какие-то уступки по поводу использования русского языка. И самое грязное - то, что националисты постараются максимально выжать из этого некорректного решения все, что им выгодно.

Что сейчас можно предпринять? Суд еще раз подчеркнул, что статья 10 Конституции надежно защищена от пересмотра. Ее практически невозможно изменить. Можно попытаться вставить пункт о языках в текст вопросов готовящегося президентского референдума. Можно подать в Международный суд по правам человека, определив в качестве ответчика Государство..

И еще обратите внимание. Как-то националисты уже пытались протащить через парламент свой проект Закона о госязыке. Большинство заблокировало тот проект. И вот теперь, по сути, 20 судей Конституционного суда попытались утвердить основы националистического закона, который был отвергнут депутатами Верховной Рады. Если законы начинают протаскивать не через орган представительной власти, а через суд - это уже беспредел.

Дмитрий КОРНИЛОВ


Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.