Украинские Страницы
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Вопросы --> Вера (Автокефалия)

"Автокефалистское движение в Украине и возникновение украинского самосвятства. (1917-1921 годы), В.Чернышов"

ГЛАВА 3.
ЦЕРКОВЬ И АВТОКЕФАЛИСТЫ ОТ ПАДЕНИЯ ГЕТМАНСКОГО РЕЖИМА ДО 1 ВСЕУКРАИНСКОГО СОБОРА УАПЦ.

 

3.1. ЦЕРКОВЬ И ДИРЕКТОРИЯ ДО ЗАНЯТИЯ КИЕВА БОЛЬШЕВИКАМИ 23 ЯНВАРЯ (5 ФЕВРАЛЯ) 1919 Г.

 

С вступлением в Киев 1(14)декабря 1918 г. войск Украинской Директории во главе с бывшим офицером австрийской армии полк. Евгением Коновальцем. Началось преследование всего русского и массовые расстрелы русских офицеров.

Новый режим сразу же принял декларацию, гласившую:

"Предоставляя украинскому рабочему народу полное обеспечение независимости национального развития, Директория решительно будет бороться с провозглашенными бывшим Гетманом лозунгами федерации с Россией.

Директория всеми силами будет отстаивать независимость республики украинского народа.

Всякая агитация и пропаганда лозунгов бывшего Гетмана о федерации будет Директорией караться по законам военного времени."

Не обошли репрессии и иерархов Церкви , которых новые власти считали оплотом так называемого "российского шовинизма". 4(17) декабря две роты солдат окружили Киево-Печерскую Лавру. В 18.00 в покои митрополита Киевского явился начальник политотдела штаба Осадного корпуса сотник Чайковский. Не решившись в присутствии архиереев и без санкции высшего руководства УНР арестовать митр. Антония, Чайковский арестовал архиеп. Евлогия (Георгиевского) и удалился.

После ареста Евлогия украинские архиереи провели совещание и приняли постановление. В постановлении архиереи обещали под присягой оборонять решения Всеукраинского Церковного Собора, подчиняясь Патриарху Московскому Тихону и митр. Киевскому Антонию. На начальников светских и духовных мешающим проведению в жизнь решений Всеукраинского Собора объявлялось прещение. В постановлении содержались также ряд выпадов против униатов. Данное постановление подписало около 20 архиереев.

Утром 5(18) декабря в 10.00 был арестован и митр. Киевский Антоний (Храповицкий).Богомольцы, находившиеся у Лавры, пытались защитить популярного Владыку. Безоружная толпа верующих у ворот Лавры смяла отряд солдат, преградивших проход. Только, благодаря вмешательству митрополита удалось остановить толпу и предотвратить кровопролитие.

В 12.00 митр. Антоний, лаврский иподиакон Никон и личный секретарь владыки Климент Яцковский были и сопровождении войск отправлены в штаб Осадного Корпуса, где и были помещены в одной камере с архиеп. Евлогием.

Согласно мемуарам А. Лотоцкого, который в данное время являлся комиссаром Укрревкома по Министерству Исповеданий, полк. Е. Коновалец хотел расстрелять владык, но Лотоцкий "еле смог его переубедить, не окружать этих лиц ореолом мученичества".

После ареста митр. Антония епископы решили в торжественной встрече Директории не принимать участия. Директорию же просить по телеграфу об освобождении арестованных иерархов, и если не будет удовлетворено это требование закрыть все церкви на Украине.

Затем митр. Платон встретился с А. Лотоцким. После переговоров с Лотоцким митр. Платон сообщил архиереям, "что арест угрожает и другим владыкам, а повлиять на судьбу арестованных можно лишь путем личного ходатайствования перед Директорией…"

Епископат принял решение принять участие в торжествах по случаю прибытия в Киев Директории, дабы не обострять отношений с новыми властями и не повредить арестованным, епископат на торжествах было поручено представлять архиеп. Екатеринославскому Агапиту (Вишневскому).

7(20)-8(21) декабря 16 архиереев, находившихся в Киеве, провели под председательством митр. Платона Священный Собор Епископов. Этот Собор принял решение до освобождения и возвращения на свои кафедры митр. Антония и архиеп. Евлогия назначить временноуправляющим Киевской епархией еп. Чигиринского Никодима (Кроткова), а Волынской епархией- еп. Владимиро-Волынского Фаддея (Успенского).

Собором был создан новый орган Церковного управления на Украине Контора Священного Собора Епископов в состав которой вошли еп. Кременецкий Дионисий (Валединский) как председатель, и как члены еп. Каневский Василий (Богдашевский) и еп. Уманский Димитрий(Вербицкий).

9(22)-16(29) декабря епископы разъехались по своим епархиям.

Первые шаги Директории показали ее решимость не считаться с волей Церкви и готовность навязывать свою волю силовыми методами. Насаждение "автокефалии" было основной целью политики нового режима в отношении Православной Церкви. Ключевые посты в первом правительстве Директории, сформированном 13(26) декабря, заняли члены автокефалистского "Братства Свв. Кирилла и Мефодия": премьер-министром стал Владимир М. Чеховский, один из основоположников и идейных вдохновителей указанного братства "стремившийся примирить украинское православие с принципами социал-демократии", а министром юстиции стал Сергей Шелухин председатель данного общества.

Кроме автокефалистских настроений в руководстве Директории существовали еще и проуниатские тенденции, не получившие дальнейшего развития. Во время беседы с представителем Западно-Украинской Народной Республики Лонгином Цегельским глава Директории Владимир К. Винниченко предлагал следующее: "Православие отменим! Это оно завело под Царя Восточного, оно проводило обмосковление Украины. Православие всегда будет тянуть к Москве. Ваша уния хороша для отличия нас и от Польши и от Москвы. Униат естественно становится украинцем. Созовем синод епископов, архимандритов и мирян Украины и посоветуем принять им унию, а Шептицкого поставим во главе. Еще и договоримся с Римом, дабы сделал его Патриархом Украины. …Это серьезный план… Арестуем каких-нибудь два-три десятка старозаконников, лишим их приходов и хлеба, а остальныя притихнут… Отгородим Украину стеной Унии от Москвы навсегда."

19 декабря 1918 г.(1 января 1919 г.) Директория, игнорируя волю Церкви, издает закон "О Высшем управлении Украинской Православной Церкви", объявивший Украинскую Церковь автокефальной.

Закон говорил следующее:

"1) Высшая церковно-законодательная, судебная и административная власть на Украине принадлежит Всеукраинскому Церковному Собору, постановления которого, если они имеют церковно-государственное значение или требуют выдачи денег из государственной казны, подлежат рассмотрению и утверждению их законодательными органами.

2) Для управления делами Украинской Автокефальной Православной Церкви создается Украинский Церковный Синод в составе: двух епископов, одного протоиерея, одного священника, одного диакона, трех мирян и одного священника от военного ведомства. До созыва Собора, который выбирает членов Синода и подает (их кандидатуры) на утверждение Правительства, члены Церковного Синода назначаются Высшим Республиканским Украинским Правительством.

3) Ведомству Синода подлежат следующие церковные дела: 1. религиозные; 2. административные; 3. хозяйственные; 4. культурно-просветительские; 5. контрольно-ревизионные.

4) На заседаниях Украинского Синода присутствует, назначенный для этого министром, представитель Республиканского Правительства называемый Государственным представителем, в обязанность коего входит: делать сообщения, разъяснять законы, наблюдать за выполнением законов и постановлений Синода, которые не нарушают интересов Республики. Государственный представитель имеет право протеста перед Советом Министров.

5) Церковная власть УАПЦ со всем ее управлением оплачивается средствами Государственного Казначейства, соответственно штатам, дополнительно для этого созданным.

6) Украинская Автокефальная Церковь с ее Синодом и духовной иерархией ни в какой зависимости от Всероссийского Патриарха не состоят.

7) Украинский Церковный Синод для осуществления своей деятельности, а также до созыва Церковного Собора, вырабатывают распоряжения, которые вступают в силу после их утверждения Украинским Республиканским Правительством."

Закон этот был грубым вмешательством государства в дела Церкви. Даже историк Б. Андрусишин, стоящий на державнических позициях, подчеркивает ,что по этому закону "власть государства в Церкви была практически неограниченной. По мнению некоторых политических деятелей, такой подход должен был компенсировать незначительное количество украинского элемента среди владык."

Представители духовенства бойкотировали выполнение данного закона. Иван Огиенко через несколько месяцев после принятия данного закона в бытность министром исповеданий УНР сказал, что "в церкви никто про этот акт огромнейшего значения и слова не сказал, ибо никто в этом деле не обращался к церкви."

Без поддержки Церкви и ее иерархии закон этот имел лишь декларативное значение. Весь украинский епископат не признал сей акт. "Отказались признать его не только епископы-россияне (которые составляли большинство иерархии на Украине), но и епископы-украинцы: архиеп. Парфений Левицкий, епископ Агапит Вишневский, еп. Василий Богдашевский, еп. Димитрий Вербицкий и др. Наиболее деятельным из них на ниве украинизации…был архиепископ Полтавский Парфений Левицкий. Но даже и он отказался перейти на статус епископа самостийной Украинской Православной Церкви без разрешения Патриарха Тихона."

Выполнение данного закона было поручено министерству исповедания главой кот орого 22 декабря 1918г.(4 января 1919г.) был назначен Иван Липа, один из лидеров партии украинских социалистов- самостийников.

Одной из первых мер этого министра было указание епископом прекратить поминовение за богослужением Патриарха Московского Тихона и митр. Антония и архиеп. Евлогия, которое большинство духовенства проигнорировало.

Правительство и далее продолжало грубое вмешательство в дела Церкви. Власти потребовали увольнение временноуправляющего Киевской епархией еп. Никодима (Кроткова) и назначение епископом и управляющим епархией активиста автокефалистского движения о. Георгия Жевченко. Епископская контора отклонила это требование "мотивируя это канонической недопустимостью увольнения еп. Никодима с должности без суда епископов, одновременно акцентируя на том, что только епископы могут выбирать нового члена иерархии." Никодим вскоре был арестован и отправлен в василианский монастырь в Бучаче, где уже содержались митр. Антоний и архиеп. Евлогий.

Епископская контора после этого назначила управляющим Киевской епархией еп. Черкасского Назария (Блинова).

Из других мир министерства исповеданий известны указания об украинизации делопроизводства в церкви и созданию комиссии по составлению проекта статута УАПЦ под председательством К. Мировича.

10(23) января 1919г. Директория назначила Высшую Освященную Церковную Раду, которая должна была выполнять функции Украинского Синода. В нее были назначены архиеп. Минский Георгий (Ярошевский), архиеп. Екатеринославский Агапит (Вишневский), прот. Василий Липковский, свящ. Макарий Крамаренко, свящ. А. Матиюк и диакон А. Дурдуковский.

13(26) января 1919г. прошло единственное заседание этого органа. Рада была дополнена Уманским, Левицким, Петрухиным, о. П. Тарнавским и еп. Дионисием (Валединским), однако эта рада уже больше не собиралась никогда.

Разгорающаяся Гражданская война и наступление большевицких войск заставило Директорию отвлечься от выполнения своих автокефалистских планов. Непопулярность лозунгов самостийности и самой Директории привела к разгрому и развалу армии УНР.

23января(5 февраля) 1919г. стремительно наступающие силы большевицкой Красной Армии заняли Киев. Директория бежала и стала контролировать лишь небольшую приграничную полосу на Волыни и в Подолии.

 

3.2 АВТОКЕФАЛИСТЫ И БОЛЬШЕВИЦКИЙ РЕЖИМ НА УКРАИНЕ (23 ЯНВАРЯ(5 ФЕВРАЛЯ) – 18(31) АВГУСТА 1919 Г.)

 

Новый советский режим являлся режимом богоборческим ставившим одной из своих главных целей ликвидацию религии как таковой. Исходя из тактических соображений руководители большевицкого режима на первом этапе считали главным своим врагом Русскую Православную Церковь, занимавшую лидирующее положение в стране и формировавшую быт, культуру, мировоззрение и государственность России почти тысячу лет.. Для уничтожения РПЦ использовались не только прямые репрессии и террор, но и поддержка различных раскольнических групп, которые дробили и разрушали Церковь изнутри. Поэтому довольно быстро устанавливаются контакты деятелей автокефалистского движения с представителями большевицкого режима УССР.

Лидер автокефалистов В. Липковский признавал впоследствии: "Когда советская власть закрепилась на Украине в 1919г. она увидела великую борьбу Украинской Церкви [т.е. автокефалистов] с российской "Тихоновской". ГПУ [т.е.ЧК] сразу использовала эту борьбу для разрушения "Тихоновской" церкви, которая господствовала на Украине."

Английский историк Вильям Флетчер объясняет сотрудничество автокефалистов с большевиками тем, что "слишком буквально восприняв раннюю ленинскую доктрину о праве нации на самоопределение в составе некоего союза народов… адепты Украинской Автокефальной Церкви увидели себя в авангарде свободной Украины. Провозгласив независимость от Московской Патриархии, эта церковь считала, что действует в соответствии с некоей партийной программой в национальном вопросе и потому приветствовала советскую власть как провозвестницу новой свободы."

Способствовало деятельности автокефалистов как и других раскольников советское законодательство. Отношение государства и религиозных организаций в УССР определял декрет СНК УССР от 9(22) января 1919г. "об отделении церкви от государства и церкви от школы", который дословно повторял соответствующий декрет СНК РСФСР. Единственным отличием украинского декрета было "отсутствие части ст.12, которая решала церковные и религиозные общины прав юридического лица."

На основании этого декрета все церковное имущество становилось собственностью государства. Группа верующих из 20 чел. для пользования тем или иным церковным зданием должна была выработать устав и представить соответствующий орган. Только этой "двадцатке" разрешалось пользоваться данным храмом. Иерархия церковная как бы не признавалась "Сама высшая церковная власть этим законом изолировалась в некое безвоздушное пространство, ибо самой церкви в привычных формах уже не существовало, были отдельные приходы, формально независимые и ничем друг с другом не связанные." Таким образом власть могла беспрепятственно передавать храмы самым различным раскольническим группам. Эти положения развязывали руки автокефалистам.

В марте 1919г. бывшие члены ВПЦР и "Братства Свв. Кирилла и Мефодия", находившиеся в Киеве, образовали украинский церковно-религиозный кружок. Вскоре этот кружок обратился к управляющему Киевской епархией еп. Назарию (Блинову) с просьбой предоставить им Собор Св. Софии, дабы там были совершены службы Страстной и Светлой седьмиц на украинском языке. Еп. Назарий отказал им.

4(17)апреля 1919г. на одном из своих заседаний этот кружок провозгласил себя Всеукраинской Православной Церковной Радой (ВПЦР). Согласно воспоминаниям В. Липковского, этот кружок "пришел к выводу, что не должен ограничиваться созданием одного прихода для себя, а должен заботиться о создании украинских приходов…везде, где живет украинский народ." ВПЦР поставила себе целью "создание украинских приходов, возрождение украинской церкви по всей Украине" и объявила себя "временным высшим церковным органом Украинской Церкви до созыва настоящего Украинского Церковного Собора из представителей украинских приходов."

Возглавил ВПЦР мирянин Михаил Мороз, зам. Председателя стал прот. В.Липковский, секретарем Иван В. Тарасенко. ВПЦР стало центром движения за автокефалию Укр. Церкви.

Первой акцией ВПЦР стал захват Военного Собора Св. Николая в Киеве. Члены ВПЦР образовали "двадцатку" и обратились к советским властям с просьбой предоставить им этот храм. Большевики передали им этот храм 9(22) мая в Св. Николаевском Соборе состоялось первое богослужение, которое провели члены ВПЦР. Не желая доводить дело до раскола еп. Назарий дал благословение в следующей форме:

"Я очень сожалею, что украинцы, по каким бы то ни было причинам, желают отделиться и создать отдельный приход, но поскольку они получили от советской власти церковь, для совершения служб, я принужден дать им свое благословение -но при условии, что все будет служиться по-славянски, что Евангелие будет по славянски и лишь затем, только перед проповедью, по украински. Для совершения службы я назначаю протоиереев Липковского, Шараевского и Тарнавского, и диакона Дурдуковского."

Однако ВПЦР "внесла уже в это благословение свою поправку: во-первых решила не поминать Патриарха Московского, во-вторых читать по украински не только Апостол и Евангелие, но и Псалмы на часах, шестопсалмии, кафизмах."

Вскоре ВПЦР обратилась к властям о передаче им Собора Св. Андрея. Власти передали и еп. Назарий представил властям протест. Когда же к Назарию явились представители ВПЦР за благословением, владыка напомнил им о нарушениях канонов, допущенных ними, но в конце концов опять пошел на уступки и "назначил для отправления Богослужения одного Петра Тарнавского и то на одну лишь службу с теми же условиями как и в Николаевском Соборе. Но и тут ВПЦР сделала такую же поправку: служили все те священники, что и в Николаевском Соборе, с теми же отличиями…"

После захвата Николаевского и Андреевского соборов, начинается борьба и за Софийский Собор. В июне ВПЦР приняла решение о создании третьего "украинского прихода". Была создана инициативная группа, обратившаяся к советским властям о передаче им Софийского Собора. Власти дали согласие на передачу, но еп. Назарий запретил. Не взирая на этот запрет, автокефaлисты избирают причт прихода в составе: прот. В. Липковского (настоятель), священников Тарнавского и Грушевского, и диаконов Дурдуковского и Недзельницкого.

29 июня(12 июля) 1919 г. в день Свв. Петра и Павла автокефалистами была совершена литургия без епископского благословения. Когда же делегация сторонников ВПЦР явилась ко владыке Назарию за благословением, то получила отказ. По мнению о. К. Фотиева "29 июня можно считать началом раскола. С этого момента начинается скольжение [автокефалистов] в пропасть полного церковного беззакония".

Получив сей отказ, ВПЦР отказывается даже от формального подчинения канонической епископской власти и начинают создавать параллельные структуры, отбросив всяческие нормы.

Еп. Назарий пытался еще как-то образумить этих раскольников, но безуспешно.

26 июля(8 августа) 1919 г. еп. Назарий объявил "Обращение к православному населению г. Киева и Киевской епархии", в котором подчеркивалось недопустимость нововведений и нерушимость единства в области богослужебного языка. Епископ призвал верующих сохранить верность Патриарху, и не принимать участия в своевольных действиях людей, нарушающих церковный мир захватами храмов, и подчеркивалось на недопустимость богослужений на украинском языке, которые проводятся без разрешения и благословения владыки.

3(19) августа 1919г. по поводу разгорающейся в Киеве церковной смуты, Патриарх Тихон обратился с посланием, в котором призвал украинское духовенство лояльно исполнять распоряжения епископата и обещал рассмотреть некоторые их требования на будущем Всероссийском Поместном Соборе. Однако и эти увещевания никак не подействовали на инициаторов раскола.

В средине лета 1919 г. в Киеве действовало три "украинских прихода",находящихся в расколе: Николаевский (настоятель- прот. Н. Шараевский), Андреевский (свящ. С. Филипенко) и Софийский (прот. В. Липковский).

Вскоре в Киеве произошла очередная смена власти, 18(31) августа в город вошли войска Директории, которые в тот же день были вытеснены частями Вооруженных Сил Юга России. Вместе с армией Директории Киев покинули Липковский и другие деятели автокефалистского движения.

В освобожденный белыми Киев вернулся митр. Киевский Антоний (Храповицкий), принявший по возвращении своем ряд мер по ликвидации церковной смуты: были возвращены незаконно захваченные храмы, запрещены в служении 13 священников и 3 диакона, замешанные в раскольнических деяниях автокефалистов, а их лидер прот. Липковский отдается заочно под суд. Борясь с церковной смутой, митр. Антоний в то время "очень терпимо отнесся к умеренным украинцам. Он даже им дал церковь рядом с Софийским Собором… и назначил там священника - умеренного украинца."

 

3.3 АВТОКЕФАЛИСТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ И ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ НА ТЕРРИТОРИИ, КОНТРОЛИРУЕМОЕМОЙ ДИРЕКТОРИЕЙ УНР (СЕНТЯБРЬ - ДЕКАБРЬ 1919 ГОДА).

 

После освобождения белыми Киева почти все деятели автокефального движения оказались на территории контролируемой Директорией УНР. Центр этого движения перемещается в Каменец-Подольский. Свою деятельность автокефалисты сосредотачивают в Министерстве исповеданий УНР и в возобновленном "Кирилло-Мефодиевском Братстве".

2(15) сентября 1919 г. Директория назначает министром исповеданий Ивана Огиенко, активиста украинского национального движения и приверженца украинизации и автокефалии Украинской Церкви. Деятельность этого министерства резко активизируется. К работе в нем привлекаются активисты автокефалистского движения. При министре создается 4(17) сентября Рада министерства в которую вошли: прот. В. Липковский, прот. Е. Сицинский, свящ. М. Крамаренко, проф. В. Биднов, М. Мороз, свящ. А. Марычев, Неселовский и В. Чеховский, главой рады являлся сам министр, а секретарем Т. Левицкий.

Эта рада стала органом, определяющим политику Директории в церковном вопросе. В период с 5(18) сентября по 26 октября(8 ноября) 1919 г. рада провела 20 заседаний на которых было рассмотрено 62 вопроса, по большинству из них принимались решения и подготовлялись законопроекты для Директории.

Взаимоотношения власти, насаждавшей автокефалию сверху, и Церкви в целом не сложились. На одном из заседаний рады министерства исповеданий И. Огиенко так охарактеризовал взаимоотношения с Церковью: "Вся Церковь против нас…Где наша Церковь? Я ее не вижу, я вижу Церковь только такую, которая идет против нас, а не за нас. Ваши мысли идут по пути отделения Церкви от Государства, но становиться на сей путь пока еще рано. Я стою на государственной почве. Церковь, которую мы имеем, не помогает нам. Она не проявляет своей самодеятельности на пользу Украинской Державе… Как министр и защитник духовных интересов Церкви, я констатирую, что только при наличии Национальной Церкви мы будем иметь и Национальную Державу. До сей поры Держава давила Церковь, но я считаю что эта Церковь была не украинская. Украинская Держава все даст Украинской Церкви."

Много внимания уделяло министерство исповеданий украинизации Церкви. В первый же день своей деятельности на посту министра исповеданий И. Огиенко приказом №2 обязал вести деловодство, издавать плакаты, делать светские надписи в церквах, произносить проповеди и т.д. лишь по украински, а 5(18) сентября вышло распоряжение о полной украинизации церковного делопроизводства, а 11(24) сентября распоряжение о дерусификации Церкви на Украине и введении украинского языка в богослужении. Меры по украинизации церковной жизни нашли отражение в сотнях документах Министерства исповеданий. Данные постановления, как и многие другие были проигнорированы представителями Церкви.

Другим направлением деятельности министерства было создание органов управления Украинской Церкви, которые б под контролем светской власти, создавали автокефальную "Национальную Церковь".

24 сентября (7 октября) 1919 г. Директория издала декрет о восстановлении центральной власти в Украинской Православной Церкви, гласивший:

"До созыва Всеукраинского Церковного Собора на основании закона от 1.01.1919 г.[н.ст.] немедленно возобновить деятельность Св. Синода, который должен состоять из тех лиц, которые одобрены нами в январе.

Мы приказываем министру исповеданий передать на наше рассмотрение других лиц подходящего статуса и временно заменить тех членов Св. Синода, которые в данное время не могут прибыть для исполнения своих обязанностей.

Украинский Синод должен начать свою работу не позднее 14 октября 1919 г.[н.ст.].

Новый статут Св. Синода должен быть составлен самим Синодом и Министерством по делам религий и (Синод) будет под их руководством до Всеукраинского Церковного Собора."

Состав Синода был утвержден 25 сентября(8 октября) 1919 г. туда были назначены: архиеп. Екатеринославский Агапит (Вишневский), прот. Е. Сицинский, прот В. Липковский, свящ. П. Погорилко, свящ. М. Крамаренко, свящ. А. Матиюк и проф. В. Биднов, временными членами Украинского Синода были утверждены: еп.Подоль-ский Пимен (Пегов) и еп. Винницкий Амвросий (Полянский).

Кроме архиеп. Агапита, который в то время не находился на территории контролируемой Директорией УНР, остальные епископы отказались участвовать в работе данного органа.

Еп. Пимен даже отправил властям УНР официальный отказ в котором говорилось: "Сознание великой нравственной ответственности пред Богом и юридической пред каноническим Собором иерархов Православной Церкви побуждают меня отклонить от себя выпавшую на мою долю честь присутствовать в том Священном Украинском Синоде, в заседание коего я приглашаюсь…"

1(14) октября, в отсутствии епископов, начал работу Синод. На его первом заседании присутствовал Глава Директории УНР Головной Атаман С. Петлюра. Председателем Синода был назначен прот. В. Липковский. Стремясь придать респектабельный вид данному собранию, руководители украинского Синода пытались еще раз склонить еп. Пимена к работе в нем, на что епископ ответил следующим посланием:

"Не смотря на то, что в первом заседании имевшем место 14 октября[н.ст.], Вы одобрили "що право на голосування належить" мне и потому сочли необходимым просить меня "не одмовитися вiд обов’язкiв члена Св. Синоду УАПЦ й благословити його роботу", я тем не менее не могу не отнестись к всему этому только отрицательно. Чтобы преподать благословение действительно Автокефальному Синоду, для этого нужно быть если не Вселенским, то по крайней мере автокефальным патриархом, а не простым епархиальным архиереем, каковым является моя мерность.

Если же Синод, именующий себя Автокефальным, в действительности не обладает никакою автокефалиею, то преподанное епархиальным епископом благословение такому Синоду не только не сообщит последнему прав автокефалии, но и самого архиерея поставит если не в печальное положение мятежника, то во всяком случае в положение невежественного профана. Права автокефалии приобретаются тою или иною Церковию не путем узурпации и не посредством одностороннего акта гражданского Правительства…

Автокефалия добровольно исходит как священный дар, от того патриарха, от которого новая поместная Церковь, не расторгая духовных уз выделяется в самостоятельную единицу. Кроме того, на признание автокефалии требуется согласие и всех прочих православных патриархов и предстоятелей Церквей…

Каким бы громким названием не именовали свое собрание два протоиерея, три священника и один университетский профессор, они не имеют решительно авторитета в глазах 30 архиереев Православной Украины, и десятков тысяч белого и черного духовенства. Даже если б в состав этого собрания вступил… один из архиереев… , то и он, как не имеющий никаких полномочий ни от Поместного Украинского Собора ни от сонма архипастырей, не в силах придать этому собранию какого-либо авторитета…"

Еп. Пимен возглавляет оппозицию неканоническим попыткам Директории навязать свою волю Церкви, начинается противостояние петлюровских властей и духовенства.

28 октября(10 ноября) 1919 г. еп. Пимен запрещает в служении протоиереев В. Липковского и Е. Сицинского и священников М. Крамаренко и П. Табинского за то что они "отложились от Московского Патриарха, признав автокефальность Украинской Церкви" и "вступили в число членов Кирилло-Мефодиевского Братства, агитировавшего против православной русской иерархии."

Со своей стороны видя бойкот своих распоряжений епископатом, и понимая что церковь не может существовать без епископов, министр исповеданий И. Огиенко поднимает вопрос о хиротонии епископов из числа автокефалистов на стороне. 2(15) ноября 1919 г. Огиенко давал пояснения одному из лидеров автокефалистского движения в деле его хиротонии от Грузинского Патриарха, на следующий день Липковский и М. Крамаренко выезжают из Каменец-Подольского, но до Грузии им добраться не удается.

Тем временем в Каменец-Подольском усиливается противостояние властей и духовенства. 7(20) ноября министр исповеданий И. Огиенко издает приказ № 23 об освобождении еп. Пимена от руководства Подольской епархией "за разрушение Украинской Автокефальной Церкви, за непослушание законам УНР, за вмешательство в компетенцию гражданской власти и агитацию в церквах в пользу Деникина".

Еп. Пимен в ответ на сей приказ издал свой указ № 2717 от 13(26) ноября:

"Все священнослужители, подчиняющиеся распоряжениям Украинского Синода, будут запрещаемы в священнослуженнии с приданием их церковному суду Всероссийского Патриарха".

28 ноября(11 декабря) 1919 г. Огиенко временно поручает руководство Подольской епархией еп Винницкому Амвросию, но и этот приказ бойкотировался.

Твердая позиция епископата, сокращение из-за военных поражений территории, контролируемой Директорией УНР, а также то, что многие деятели автокефализма перебрались в занятый большевиками 3(16) декабря Киев, привели к тому, что Директория практически не могла проведить в жизнь своей религиозную политику.

 

3.4 ПОПЫТКИ ДИРЕКТОРИИ УНР ДОБИТЬСЯ ПРИЗНАНИЯ СВОЕГО АКТА ОБ АВТОКЕФАЛИИ УКРАИНСКОЙ ЦЕРКВИ У КОНСТАНИНОПОЛЬСКОГО ПАТРИАРХАТА.

 

Кроме насильственного насаждения "автокефалии" другим направлением церковной политики Украинской Директории были попытки добиться признания своего акта об автокефалии Украинской Православной Церкви у Константинопольского Вселенского Патриархата.

Для этого 2(15) января 1919 г. правительством УНР за подписью С. Петлюры было направлено официальное обращение ко Вселенской Патриархии с просьбой признать объявленную законом УНР автокефалию Украинской Церкви. Тогда же послом Украины в Константинополе был назначен бывший министр исповеданий А. Лотоцкий. Прибыв из-за сложных политических условий в Константинополь лишь в апреле, Лотоцкий начинает сложные переговоры с представителями Константинопольской Патриархии.

В ходе переговоров вначале Лотоцкому был представлен проект послания Константинопольского Синода Украинскому правительству. В проекте Св. Синод признает что "как решение украинского народа вернуть свою независимость, так и соответствующее желание Вашего Превосходительства не лишены оснований исторических и канонических.

Св. Синод считал бы, что с этой стороны не имеется препятствий для того, чтобы только этому соответствовали необходимые в таких делах канонические формы, которые до сего времени исполняются обязательно. Такими считаются, во-первых независимость, во-вторых прошение украинской власти и церкви к той церкви, от которой так или иначе она зависела и в-третьих, наличие Вселенского Патриарха, необходимо для того, чтобы данный акт получил соответствующий авторитет для себя.

Отсутствие этих трех упомянутых канонических обстоятельств мешает тому, чтобы Св. Синод с объявленным желанием, хотя оно и правильное и справедливое."

Сей проект вызвал недовольство в кругах украинского посольства, Лотоцкий продолжил переговоры. В конце концов представители Вселенской Патриархии пошли на некоторое смягчение формулировок, не менявшее сути ответа. 6 мая 1920г. Местоблюститель Вселенского Патриаршего Престола митр. Дорофей подписал следующий ответ на прошение Директории УНР:

"Отвечая на послание Вашего Превосходительства от 15.01.1919 г. имеем честь, в соответствии с синодальным постановлением, сообщить Вам:

Как мы уже устно сообщали Его Превосходительству … г-ну А. Лотоцкому, обсуждение окончательного решения в отношении высказанного в послании Вашего желания сейчас невозможно по причинам каноническим из-за вакантности патриаршей кафедры.

Подавая сей ответ с великою любовью, пользуемся случаем высказать горячую благосклонность Матери-Церкви ко благочестивому народу украинскому, а также нашу твердую надежду, что как он, так и поставленное над ним высокое правительство и дальше будет твердо хранить верность отцовской Православной вере, ожидая в полной уверенности осуществления своего желания в соответствии со священными канонами и правилами."

Далее митр. Дорофей благословлял украинский народ и правительство. В целом же не смотря на смягчение тона, Вселенская Патриархия главным условием опять ставила соблюдение канонов. Лотоцкий впоследствии подчеркивал, что для него "лучшего ответа, как это было очевидно, получить тогда было невозможно".

Однако и после этой неудачи представители Директории продолжают попытки добиться у Константинополя признания своего акта об автокефалии УПЦ. После отбытия Лотоцкого, на должности посла его сменяет его ближайший друг и советник, а впоследствии и его зять, известный украинский масон кн. Иван-Степан-Мариан Токаржевский-Карашевич. 24 октября(6 ноября) 1920 г. он обращается к местоблюстителю Вселенского Патриаршего Престола с посланием.

В начале послания подчеркивались давние связи Украинской Церкви с Константинопольским Патриархатом и говорилось что "господство патриархов Московских, а с 1721 г. Российского Синода, принесли много вреда и горя нашей Украинской Православной Церкви…". Далее послание гласило:

"…только последние три года, начиная с 1917, дали нам возможность вернуть нашей Украинской Православной Церкви то, что было уничтожено Москвою политическая свобода и государственная самостоятельность украинского народа дают ему ныне возможность полностью обновить и свою церковную жизнь…

Но московская иерархия создает нам препятствия, мешает нашим святым трудам во славу Великого Имени Божиего. Светлое Правительство УНР еще 1 января 1919 г. сочло провозгласить автокефалию Украинской Православной Церкви. Весь православный украинский народ и большая часть духовенства признала Украинскую Церковь автокефальной и не подчиняющейся Московскому Патриарху…"

После сей дезинформации шла просьба благословить автокефалию и о хиротонии епископов для УАПЦ:

"Благослови Богомудрый Отче, своим святым Патриаршим Благословением… Автокефальную Украинскую Православную Церковь…

Пусть Святой Константинопольский Патриарший Престол и теперь поддержит наши всенародные усилия охранять Автокефальную Православную Церковь, как он помогал ей во времена деятельности наших славных братств в XVI-XVII вв. …

Просим также Ваше Святейшество не отказать украинскому народу в хиротонии православных, когда будут присланы Патриаршему Престолу избранные нами кандидаты…"

После длительного молчания Местоблюститель митр. Дорофей прислал ответ в котором ничего не говорилось о благословении автокефалии и о хиротонии епископов для УАПЦ, но напоминалось о необходимости соблюдения канонов:

"С симпатией смотрит Великая Церковь на все те желания народа, про которые пишет Ваше Превосходительство, … и всегда благосклонна к этим желаниям, разумеется в соответствии со св. канонами, так как гармония поступков с правилами является обязательной для всех православных народов …"

Миссия кн. И.-С.-М. Токаржевского-Карашевича как и миссия А. Лотоцкого закончились провалом. Руководители Вселенской Патриархии дали понять, что только тогда признают автокефалию, когда для ее достижения будут соблюдены все канонические нормы, автокефалию же неканоническую, провозглашенную лишь указом светского правительства, Вселенский Престол признавать отказывался.

3.5. "СПИЛКА УКРАИНСКИХ ПАРАФИЙ" ДО ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ ВСЕУКРАИНСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКОВНОЙ РАДОЙ АВТОКЕФАЛИИ УАПЦ (ДЕКАБРЬ 1919 Г.- МАЙ 1920 Г.).

3(16) декабря 1919 г. Киев снова был занят большевицкими войсками. Вместе с белыми Киев покинул митр. Антоний. Вскоре после занятия города большевиками туда вернулись и многие деятели автокефалистского движения и возобновила свою деятельность ВПЦР. Большевики передали автокефалистам те храмы, которыми они пользовались ранее, за исключением Софийского Собора. Вскоре при поддержке новых властей им удалось захватить Св.-Ильинскую и Петро-Павловскую церкви.

Согласно посланию ВПЦР еп. Антонину (Грановскому), написанному в конце 1920 г., организованное автокефалистское движение на советской Украине "за пределы Киева вышло только лишь весною 1920 г." В начале 1920 г. "украинские приходы" возникают также в Екатеринославе, Николаеве, Одессе, Полтаве и некоторых других городах Украины. Основание "украинских парафий" происходило при поддержке большевицких властей, поощрявших любое нестроение в Церкви.

В начале весны 1920 г. ВПЦР составила "Статут Спилки Украинских Парафий", в котором объявлялось об объединении всех "украинских приходов", стоящих на платформе автокефализма, в единую организационную структуру возглавляемую ВПЦР. В статуте была "обозначена вся организация украинской [автокефальной] церкви, порядок и границы компетенции Всеукраинской Церковной Рады, уездных и волостных церковных рад и т.д." Вскоре этот статут получил одобрение советских властей зарегистрировавших "Спилку Украинских Парафий".

К началу 1920 г. относится воззвание Объединенных Рад Украинских Православных Приходов "Чего хотят православные украинцы", призванное популяризировать "Спилку…" и ее идеологию. В воззвании говорилось:

"1) Православные украинцы хотят хвалить Бога и благодарить Его… на своем родном языке и руководствоваться в церковной жизни стародавними обрядами и обычаями Украинской Православной Церкви.

2) Православные украинцы хотят возродить устройство и обычаи стародавней вольной Украинской Церкви потому, что тогда весь народ, а не одно лишь духовенство, как сейчас, принимал участие во всей церковно-религиозной жизни. Поэтому они основывают свои приходы в соответствии с духом уставов стародавних украинских церковных братств, утвержденными восточными патриархами. Эти братства сами выбирали не только священников, но и епископов, для совместной в согласии с народом церковной деятельности, сами управляли … вообще всеми церковными делами.

3) Отправлять богослужение и вообще обращаться к Богу с молитвой на родном языке, имеют право в соответствии с Христовым заветом апостолам, ибо они учили все народы на их родных языках…

4) Православные украинцы не желают и никогда не перейдут ни в католичество, ни в протестантизм ни в унию…, но стоя непоколебимо на основах Православной веры молимся со всею Вселенской Церковью за духовное объединение всех верующих.

5)Не желая ни у кого забирать церкви, православные украинцы хотят только такого раздела национализированных государством храмов г. Киева между православным украинским и неукраинским населением…

6) В своих церковных делах украинцы не стремятся к господству над теми народами, которые среди них поселились, но и не желают в этом отношении зависеть от других…

7) Украинцы не стремятся к отделению от современных украинских епископов и не отойдут от них, хотя бы они их и гнали от себя, украинцы очень желают иметь от своих епископов, в соответствии со стародавним устройством Украинской Православной Церкви, архипастырское руководство, помощь и единение с народом в церковной работе, а не только приказы и распоряжения духовных чиновников.

8) Православные украинцы не хотят никакого разделения с греческой, московской, сербской, румынской и иными православными церквами, а хотят навсегда остаться в братском единении и согласии со всеми ними… Вместе с тем православные украинцы стремятся к автокефалии т.е. к полной неподчиненности Украинской Православной Церкви никакой другой Православной Церкви."

В это же время происходит дальнейшее обострение взаимоотношений между церковными властями и автокефалистами. 23 марта(5 апреля) 1920 г. перед Страстной Седьмицей большевики передали автокефалистам Софийский Собор. Не смотря на запрет епископата автокефалистские священники начинают отправлять богослужения в Софийском Соборе. В ответ управляющий Киевской епархией еп. Назарий (Блинов) 17(30) апреля запретил в служении священников- сторонников ВПЦР в Киеве.

22 апреля(5 мая) 1920 г. в Киеве состоялся пленум ВПЦР.

Пленум начался с осуждения действий епископата. Председатель ВПЦР Михаил Мороз заявил: "…Мы очень хотим быть в согласии с епископатом, но он нарушает все наши права. Поэтому мы должны твердо и решительно идти к той цели, которую поставило себе украинское церковное движение. Эта цель- автокефальность Украинской Церкви."

Практически почти все выступавшие на пленуме высказались за разрыв с епископатом и автокефалию Украинской Церкви.

Единственным исключением был о. Г. Яструбецкий, который заявил: "Церковная Рада не должна толкать свое духовенство на путь разрыва с епископатом. Церковная Рада не имеет права этого делать, ибо неизвестно, пойдет ли народ за Радой. Вопрос этот может решить лишь Собор. С формальной стороны епископат сделал законный поступок: перед запретом епископ призвал к себе украинских священников, а они не пошли и дали ему большой козырь в руки. Но с моральной точки зрения нельзя и оправдать и украинский люд, захвативший себе храмы путем насилия."

Здравые замечания Яструбецкого не были восприняты другими участниками пленума. В конце пленума М. Мороз заявил:

"Резюмируя мысли выступавших, я могу только лишь сказать то, что все собравшиеся сошлись в одном: необходимо признать запрет епископата недействительным. А отсюда нужно сделать и дальнейшие выводы. Мы должны, став на путь неподчинения епископату, считать свою Украинскую Церковь отныне автокефальной. Должны вменить в обязанности Рады руководство всеми делами Украинской Церкви…"

ВПЦР составила послание об автокефалии Украинской Церкви. Это послание начиналось нападками в адрес Русской Церкви и иерархии, типичными для риторики автокефалистов, и давался обзор развития движения за автокефалию Украинской Церкви, далее в послании говорилось:

"Имея ввиду:

1) Что украинское церковное движение во всех своих проявлениях не имеет по сути не имеет ничего антиканонического, так как базируется на основе своего стародавнего церковного устройства и только лишь восстанавливает свои права, самовластно уничтоженные московской властью;

2) Что украинское церковное движение является живым народным движением и идет уверенным твердым путем к полному освобождению Украинской Православной Церкви от зависимости от Церкви Московской и возвращению ей устройства автокефального и соборноправного;

3) Что киевский епископат будучи представителем Московской духовной власти, постоянным тормозом украинского церковного движения, в конце концов, запретами священников показал себя не добрым пастырем, а врагом украинского народа и этим поступком отошел от Украинской Церкви;

4) Что в результате всего этого Украинская Православная Церковь, состоящая из украинских приходов, осталась без епископов, в тоже время непрерывно пребывая в лоне Единой Соборной и Апостольской Церкви,

Церковная Рада постановила:

1) Признать распоряжения представителя московской духовной власти- киевского епископата в лице Назария, еп. Черкасского о запрете священнодействия украинским причтам актом аморальным и антиканоническим, и поэтому недействительным, которому не должны повиноваться члены причтов;

2) Считать что отныне Украинская Православная Церковь, из украинских приходов, не имеет епископов и посему ВПЦР считает необходимым временно до избрания епископата и создания Всеукраинским Церковным Собором соответствующих руководящих органов взять на себя главное руководство делами Украинской Православной Церкви… По сему никаких распоряжений епископата, представителя московской духовной власти, украинские приходы и причты выполнять не должны и ни в какие отношения с ним не вступать, во всех вопросах обращаться к ВПЦР.

3) Считать Украинскую Православную Церковь освобожденной от подчинения Москве, автокефальной и соборноправной.

4) Принять необходимые и срочные меры к подготовке и законному проведению украинским православным народом выборов украинских епископов.

5) Призвать украинский православный народ отнестись ко всему происшедшему с надлежащей сознательностью и поддержать ВПЦР как в ее борьбе с врагами церкви, так и в великой работе по восстановлению всего церковного устройства, а также заботиться за свои храмы Божии, и за исполнением религиозных потребностей обращаться только к причтам украинских приходов."

Акт провозглашения автокефалии был незаконен, украино-канадский историк Богдан Боцюркив метко назвал его "виртуальной автокефалией". Акт провозглашения автокефалии был незаконен. ВПЦР представляла собой орган самочинный, собравшийся без благословения высшей церковной власти, и представляла лишь незначительную часть православных Украины, объединенных в "Спилку Украинских Парафий" и заявлять что-либо от имени всей Украинской Церкви не имела никакого права. Решать же вопрос об автокефалии Украинской Церкви могла лишь та Церковь от которой она хотела бы отделиться на основании прошения Архиерейского или Церковного Собора всей Украинской Церкви, с другой стороны этот акт провозглашал "Спилку Украинских Парафий" Украинской Автокефальной Православной Церковью и окончательно выводил ее из подчинения законной церковной власти и ставил ее в положение раскольников.

 

3.6 ПОДГОТОВКА КО ВСЕУКРАИНСКОМУ СОБОРУ УАПЦ (МАЙ 1920 Г.- ОКТЯБРЬ 1921 Г.)

 

На следующий день после провозглашения "автокефалии" ВПЦРадой Киев был занят польскими войсками. Вместе с поляками на Украину в 4 товарных товарных вагонах вернулся Симон Петлюра со своим правительством и на короткое время в Киеве была восстановлена власть украинской Директории. Прибывший в Киев министр исповеданий УНР И. Огиенко из-за недолгого пребывания не смог сотворить многого. Им была назначена из деятелей автокефалистского движения Киевская Губернская Церковная Рада в состав коей вошли: прот. В. Липковский, прот. Н. Шараевский, свящ. Г. Жевченко, В. Крыжановский и Г. Лященко, а также было проведено совещание министра с киевским епископатом. Данные меры остались без практических последствий так как уже 30 мая(12 июня) 1920 г. Киев был захвачен частями большевицкой Красной Армии. На этот раз большевики уже прочно укрепились в Киеве.

Главными задачами ВПЦР на данном этапе были: расширение сети "украинских приходов" по всей Украине, поиск епископов, которые бы согласились возглавить УАПЦ, и подготовительная работа по организации созыва Всеукраинского собора УАПЦ.

Содействие расширению сети "украинских приходов" оказывала советская власть. В. Липковский признавал впоследствии: "Благая весть о нашем церковном расколе распостранилась по всем деревням. Сельсоветы сразу приступили к созданию украинских приходов, которые обращались к нам [т.е. ВПЦР] для получения уставов и священнослужителей". 17(30) августа 1920 г. Киевский уездный съезд комитетов незаможных селян(комнезамов) принял резолюцию об украинизации богослужения.В послании ВПЦР еп. Антонину (Грановскому) упоминается "о многих съездах учителей сел.- вол. и уездн.- ревкомов, незаможников [т.е. комбедовцев] и других, которые уже состоялись и на коих непременно выносились резолюции о необходимости украинизации церквей."

По свидетельству современников нередко представители ВПЦР являлись в села "имея в кармане отлитографированный текст утрени и литургии и запас всяческих советских пропусков и удостоверений для устрашения селян". Другой современник так описывал технологию распостранения автокефализма: "Приезжали в город, местечко и даже село, так называемые, благовисники, т.е. агитаторы автокефалистов. Они предъявляли местным советским органам свои документы, а также утвержденный советской властью свой статут, в коем было обозначено, что они имеют право расширяться по всей Украине. При этом, тот или иной район заранее получал от ГПУ секретные директивы всемерно помогать автокефалистам, но делать это так, чтобы население не замечало, что советская власть покровительствует захватчикам. В данном случае, советская власть, как бы стоит в стороне и не вмешивается в церковные дела, а сам народ изъявляет свою волю и избирает для себя наиболее подходящий церковный строй. Около агитаторов обыкновенно группировалась бесшабашная молодежь, менее всего разбирающаяся в церковных вопросах. Среди них немалый процент принадлежал к комсомолу.

Прежде всего, следовала речь о том, что царское правительство и православная церковь с епископами во главе всегда угнетали украинскую национальную культуру, не давали возможности молиться на родном языке. Теперь советская власть принесла свободу всем, в том числе и религиозную, дает возможность сбросить старые церковные оковы и ни от кого не зависить. Что они в данном случае и должны сделать, если желают иметь свободную украинскую церковь. И вот, эта гурьба с песнями и криками под предводительством агитатора валит к сельской или местечковой церкви. Хорошо, если верующее население тороватое, ударит скоро в набат и сбежавшийся люд палками и камнями разгонит налетчиков. Где этого нет, они самочинно отбирают ключи от перепуганного священника или церковного сторожа и объявляют, что отныне храм принадлежит украинской автокефальной церкви, находящейся под главенством церковной рады, что если священник не признает ее церковную власть, то должен немедленно покинуть приход."

Летом и осенью 1920 г. "украинские приходы" были созданы в Житомире, Чернигове, Каменец-Подольском, Виннице, Белой Церкви, Одессе, Николаеве, Херсоне, а также и в некоторых селах.

Начинается поиск епископов, согласных сотрудничать с УАПЦ. Летом 1920 г. устанавливаются контакты ВПЦР с архиеп. Полтавским Парфением (Левицким). В августе в Полтаву для переговоров с ним отправляется делегация ВПЦР в составе М. Мороза, прот. В. Липковского и свящ. Г. Жевченко. 8(21) августа 1920 г. после переговоров с представителями ВПЦР владыка Парфений "ради мира церковного и сохранения стада Христова" согласился "принять под свой присмотр(догляд) украинские православные приходы входящие в состав Всеукраинской Спилки Православных Парафий".Сразу же после принятия сего акта 10(23) августа Парфений отправил доклад Патриарху, который "возвращен был чрез 3 месяца обратно, недоставленным адресату."

Приняв их "под свой присмотр" Парфений рукоположил 34 священника и 18 диаконов для "украинских приходов". В тоже время владыка Парфений не порывал и с Московской Патриархией и в письме Патриарху Тихону объяснял что своим актом он добился того, что "украинцы [т.е. автокефалисты] не ушли из лона Русской Церкви" и просил Патриарха "что для мира Церкви и для блага многомиллионного украинского народа, необходимо, чтобы Ваше Святейшество благословило мне или другому епископу… если не стать "на чолі", то принять "под догляд" Украинскую Церковь".Уже после Рождества, по свидетельству В. Липковского, Парфений "отказался рукополагать ставлеников ВПЦР", не разрывая однако окончательно отношений и с ВПЦР.

В конце 1920- начале 1921 гг. ВПЦР предприняла переговоры с рядом епископов дабы переманить их в УАПЦ. Переговоры велись с еп. Одесским Алексием (Бажановым), с еп. Николаем (Могилевским) и с пребывающим на покое еп. Антонином (Грановским), впоследствии предводителем организованной большевиками "Обновленческой Церкви". Из упомянутых епископов только лишь Антонин согласился сотрудничать с ВПЦР.

В начале 1921 г. усиливается противостояние Церкви и автокефалистов.

В конце 1920- начале 1921 гг. в Киеве, Богуславе, Виннице и других городах и селах автокефалисты организуют съезды и собрания "украинских приходов", на которых обсуждалась потребность созыва Всеукраинского Собора УАПЦ.

В феврале 1921 г. Собор Украинских Епископов принял постановление о лишении сана всего духовенства "украинских приходов", роспуске ВПЦР и ликвидации "Спилки Украинских Парафий". Борясь с раскольниками церковные иерархи одновременно разрешают проведение в храмах служб на церковно-славянском языке с украинским произношением, а также чтение Евангелия и Проповеди на украинском языке если того захотят прихожане.

В январе 1921 г. ВПЦР в своем послании еп. Антонину (Грановскому) привело следующие сведения о составе "Спилки Украинских парафий": "Сейчас Спилка объединяет 42 отдельные парафии Киевщины, Подолья, Полтавщины, Черниговщины и др. губерний Украины…Кроме того, присоединились 4 благочиния в полном составе. Речь идет о парафиях, в коих полностью проведена украинизация…и которые выполнили все формальности присоединения к Спилке. Но кроме того, по данным ВПЦР, очень много парафий полностью украинизированы, еще формально не присоединившихся. Еще больше парафий находится сейчас на разных стадиях преобразования из приходов [РПЦ] и украинизации."Следовательно исходя из того , что на Украине в среднем на один благочинный округ приходилось 18 приходов, УАПЦ в январе 1921 г. насчитывала около 100-140 приходов из около 9 тыс.православных приходов Украины.В приложении к этому посланию, сделанному в апреле сообщается об увеличении за 3 месяца количества зарегистрированных "украинских парафий" в 3 раза однако учитывая тон послания и страсть автокефалистов к преувеличениям можно предположить, что данные цифры несколько завышены.

В марте 1921 г. автокефалисты провели съезд представителей "украинских приходов" г. Киева и Киевского уезда, который осудил решение украинского епископата о лишении сана представителей духовенства, перешедших в автокефалистский раскол.

Весною 1921 г. ВПЦР издает брошюру "Пiдвалини Українскої Православної Церкви", излагавшую идеологию автокефалистского раскола. Основными положениями УАПЦ были объявлены: автокефальность, украинизация и соборноправность. Под соборноправностью авторы брошюры понималось “всенародное руководство всеми церковными делами”. Признаками соборноправности определялись: “1) Право всенародной выборности на всех ступенях церковнаго служения; 2) Право всенароднаго церковнаго хозяйствования…; 3) Право участия всего церковнаго народа в решении всех церковных вопросов: благотворительных, хозяйственных, просветительских, богослужебных и даже канонических и догматических”. По мнению авторов этой брошюры всенародный соборноправный строй в Церкви существовал во времена Апостольские, впоследствии же в годы гонений и в то время, когда Церковь стала государственной, произошел отход от соборноправности и власть епископов приняла монархический характер. Данные положения преследовали цель оправдать нарушения канонов вожаками автокефалистского движения и противоречили основам канонического устройства Православной Церкви.

Большое значение для оформления идеологии и организационной структуры УАПЦ сыграл “1-й Православный Украинский Собор Киевщины”, который иногда именуется и подготовительным предсоборным совещанием. “Собор Киевщины” проходил 9(22)-13(26) мая 1921 г. в Киеве. На нем присутствовало 412 делегатов, среди которых было лишь 58 священников, 12 диаконов и 29 диаков, широко было представлено на этом собрании крестьянство (127 чел.) и интеллигенция. “Собор Киевщины” имел всеукраинское значение, так как кроме представителей Киевской губернии на него “прибыли люди и с Подолии и с Черниговщины и даже со Слобожанщины”.

В самом начале этот “собор” избрал своим председателем не явившегося на данное совещание архиеп. Парфения (Левицкого), а его заместителем стал В. Липковский.

На первом заседании пред. ВПЦР М. Мороз в докладе “Церковный Собор Киевщины" объявил, что целями "украинского церковно-освободительного движения" являются: во-первых обновление церковной жизни в духе первоначального христианства, а во-вторых в перестройке церковного устройства на основе автокефальности, соборноправности и украинизации. Далее докладчик в своей речи сообщил о том какие препятствия чинит епископат развитию автокефалистского движения на Украине и сообщил, что "сотрудничать с ВПЦР и стать украинскими епископами согласились только архиеп. Парфений и еп. Антонин".

Обсуждая далее вопрос о епископате прибывший из Грузии прот. Стефан Орлик сообщил, что Патриарх Грузинский Леонид (Окропиридзе) обещал помочь "украинскому народу в создании автокефального устройства его Церкви и благословил труды ВПЦР в деле возрождения родной Церкви."

10(23) мая "собор" принял решение об организации комиссии по созданию собственного епископата.

Попыткой оправдать частые нарушения автокефалистами церковных канонов был доклад В. Липковского "Церковные каноны и жизнь", проникнутый протестантским духом. В докладе подчеркивалось, что "поскольку Христос - Глава Церкви, Слово Божие - ее душа, верующие - тело, то каноны являются тою одеждою, которую одевает Церковь. И подобно одежде каноны не могут не изменяться." По мнению оратора именно каноны были средством "создания, укрепления и усиления власти епископа в Церкви" и привели к тому, что в Церкви стала господствовать только воля епископа. Далее в докладе упоминалось о мерах предпринятых украинским епископатом против автокефалистов и содержался призыв заменить соборноправность епископов соборноправностью всенародной. Признавая епископа высшей моральной и сакраментальной фигурой в Церкви, Липковский заявлял, что в управлении и во всей ее жизни он должен иметь те же права, что и каждый член Церкви. Липковский призвал отменить те каноны, которые утверждают "епископское самодержавие". "Новая жизнь, - подчеркнул докладчик, - должна с помощью Духа Святаго утверждать новые каноны".

После обсуждения этого доклада была принята резолюция, в которой говорилось, что церковные каноны "кроме догматических" церковь может изменять, а также переделывать и создавать новые каноны.

Второй доклад Липковского "Всеукраинский Церковный Собор 1918 г. и создание высшего руководящего органа Украинской Церкви" доказывал, что собор 18-го года на второй и третьей сессиях утратил свою законность так как были исключены из состава собора члены ВПЦР и были приняты решения противоречащие идее автокефалии Украинской Церкви. В постановлении по этому вопросу указывалось, что поскольку митрополит Антоний два года пребывает за пределами Украины кафедра митрополита Киевского и Галицкого считается вакантной. В украинских церквах данное постановление запрещало поминание Патриарха московского и его епископов. Собор 18-го года признавался лишь "собранием врагов украинского церковно-освободительного движения", а посему все его постановления признавались недействительными.

После отчета Мороза о деятельности ВПЦР было принято постановление в котором ВПЦР признавалось "единым высшим правомочным временным органом руководства делами УАПЦ", и подчеркивалось, что ее деятельность "полностью отвечает требованиям новой жизни и дает украинскому церковно-освободительному движению основательность, организованность и сознательное неуклонное продвижение к своей высокой цели - восстановлению родной живой церкви" и призвал верующих поддерживать ВПЦР во всех ея начинаниях.

11(24) мая 1921 г. состоялись выборы епископов и кандидатов во епископы. Митрополитом Киевским собор Киевщины единогласно избрал архиеп. Парфения (Левицкого), а его заместителем еп. Антонина (Грановского). Характерно, что впоследствии оба владыки не признали законным это решение. Кандидатами во епископы Киевщины были избранны протеиереи Василий Липковский, Евфимий Сицинский и Нестор Шараевский, священники Кирилл Бережницкий, Марк Грушевский, Константин Кротевич и Павел Погорилко, а также мирянин Григорий Стороженко.

Собор уполномочил ВПЦР "обратиться в деле рукоположения во епископский сан кандидатов, избранных на киевском церковном соборе, либо тех, коих изберут местные церковные организации, к той из автокефальных церквей (например Грузинской), которая согласится сделать эту братскую услугу Украинской Православной Автокефальной Церкви".

В решениях собора Киевщины был разрешен брачный епископат и отменены награды для духовенства. Данный собор назначил проведение Всеукраинского Собора УАПЦ на 1(14) октября 1921 г.

Главными основами устройства УАПЦ собор признал: "автокефалию церкви, отделение ее от государства, соборноправность в церковном управлении и употребление при отправлении богослужений украинского языка, народных обрядов и обычаев". Собор принял ряд решений о захвате имущества у канонической церкви. В постановлении о монастырях они были признаны "гнездами контр-революции, которые мешают духовному развитию украинского народа и возрождению его церкви" и говорилось о необходимости добиваться у советских властей "передачи вех монастырей и принадлежащего им имущества в распоряжение ВПЦР".

Собор поблагодарил безбожную власть в лице киевского губревкома за передачу автокефалистам некоторых киевских храмов и попросил его о передаче УАПЦ еще нескольких храмов и большей части имущества православной церкви.

Однако советы отказались выполнить наиболее наглые притензии УАПЦ. Надеясь на помощь большевиков лидеры автокефалистов не учитывали богоборческой природы этого режима и то, что они сами являлись орудиями этого режима в его политике уничтожения церкви. В своем письме Лацису глава ЧК Феликс Дзержинский так охарактеризовал смысл этой политики: "Церковь разваливается, этому нам надо помочь, но никоим образом не возрождать ее в обновленной форме. Поэтому церковную политику развала должна вести ВЧК, а ни кто либо другой… Наша ставка на коммунизм, а не на религию. Ликвидировать ее может только ВЧК…"

В середине 1921 г. большевиками на Украине создается сеть органов, задача которых - уничтожение религии. 19 мая(1 июня) 1921 г. в составе Наркомюста УССР создается Ликвидационный отдел, который занимался взаимоотношениями властей с религиозными организациями, во главе с большевиком Иваном Сухоплюевым. Для пропаганды декрета об отделении церкви от государств в 1920-21 гг. в УССР было издано 4 сборника документов, отчетов и пояснений НКЮ УССР. В отношении патриаршей церкви советскими властями проводилась непрекращающаяся компания террора, которая в данный период еще почти не затрагивала автокефалистов и других раскольников.

Вскоре после собора Киевщины от УАПЦ отошли и те епископы, которые в той или иной мере с ней сотрудничали. В июне архиеп. Парфений "подписал заявление, что он отрекается от украинской "автокефальной" церкви так как она сильно нарушила законы, разрывает связи с ВПЦР и своего избрания митрополитом Киевским не признает". Парфений также заявил, что о.К. Кротевич самозванно выдал себя на соборе Киевщины за его представителя. Отрекся от сотрудничества с УАПЦ и еп. Антонин (Грановский).

Собор украинских епископов выпустил обращение к верующим Украины, в котором собор Киевщины объявлялся самочинным сборищем, участники которого "дерзнули поколебать самые главные устои жизни Святой Православной Церкви". Собор епископов обратился к верующим не признавать решения собора Киевщины и не посылать без согласия своих епископов представителей на собор созываемый ВПЦР и не общаться с лишенными сана священнослужителями. Послание заканчивалось такими словами: "если кто не послушает слова нашего в сем послании того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдился, но не за врага считайте его, а вразумляйте как брата".

10(23) июля Патриарх Тихон назначил Экзархом Украины митр. Михаила (Ермакова). Назначение было вызвано стремлением патриарха урегулировать церковную смуту на Украине.

Среди "украинских приходов" шла работа по подготовке Всеукраинскому Собору УАПЦ. В ряде случаев "выборы на церковный собор проходили в помещениях волисполкомов, а делегатам выдавались свидетельства от волостных комнезамов…"

Неудачей закончились попытки автокефалистов приобрести епископат. Отправленные для хиротонии во епископы к Патриарху Грузинскому Стефан Орлик и Павел Погорилко не были пущены далее Харькова. Их попытка на обратном пути склонить к переходу в УАПЦ архиеп. Полтавского Парфения (Левицкого) и архиеп. Екатеринославского Агапита (Вишневского) успеха не имела и к открытию Всеукраинского собора УАПЦ все еще оставалась без епископата. Таким образом к началу 1-го Всеукраинского собора УАПЦ она представляла собой объединение раскольничьих "украинских приходов", созданных при поддержке атеистических советских властей запрещенными в служении священнослужителями, находящиеся без окормления епископов с сильными протестантско-модернистскими тенденциями, ставящее "национальную идею" превыше всего.


"Автокефалистское движение в Украине и возникновение украинского самосвятства. (1917-1921 годы), В.Чернышов"

Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.