Украинские Страницы
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Вопросы --> Вера (Автокефалия)

"Автокефалистское движение в Украине и возникновение украинского самосвятства. (1917-1921 годы), В.Чернышов"

В.Чернышов

Автокефалистское движение в Украине и возникновение украинского самосвятства.
(1917-1921 годы).

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Одной из основных проблем украинского общества является духовное и национальное возрождение, которое невозможно без возрождения Православной веры и Церкви. И. Ильин так определил роль религии на формирование национальной духовной культуры: "Национальная духовная культура творится из поколения в поколение не сознательной мыслию и не произволом, а целостным длительным и вдохновенным напряжением всего человеческого существа; и прежде всего инстинктом и бессознательными, ночными силами души. Эти таинственные силы души способны к духовному творчеству только тогда, если они озарены, облагорожены, оформлены и воспитаны религиозной верою. История не знает культурно-творческого и духовно-великого народа, пребывающего в безбожии. Самые последние дикари имеют свою веру. Впадая в безверие, народы разлагались и гибли. Понятно что от совершенства религии зависит и высота национальной культуры."

Как известно история Украины неразрывно связана с Православием, которое духовно сформировало ее национальный и культурный облик и определило ее судьбу. На протяжении многих столетий Православие было той силой, которая консолидировала украинский народ, как в мирной жизни, так и его борьбе с многочисленными иноверными и иноплеменными захватчиками. Нередко самосознание религиозное и национальное переплетались в нашей истории. Защита Православной веры была основным лозунгом многочисленных народных движений XVI-XVII вв., которые предшествовали национально-освободительной войне под предводительством Б. Хмельницкого. После окончания этой войны и вхождения украинских земель в состав Российского государства, а Киевской Митрополии в состав Русской Церкви представители Украины стали играть большую роль как в религиозной, так и в культурной и политической жизни огромной Российской Империи.

К сожалению в процессе украинского национального возрождения основную роль играл светский элемент, воспитанный на отвлеченных западных теориях, весьма далекий от Православия и воспринимающий все сквозь призму, узко понимаемых ими, национальных задач.

Революция 1917 г. поставила Украинскую Церковь трудное положение выбора между верностью Православному вероучению и подчиненностью политическим задачам, которые ставила радикальная революционная интеллигенция.

Поставив превыше всего политические и национальные задачи, автокефалистское движение в Украинской Церкви, являющееся частью революционного украинского движения, шаг за шагом отошло от Православной Церкви сначала в раскол, а потом и в ересь, отринув полностью Православное вероучение. Погоня за модой века сего и забвение вечного, привели в конце концов к тому, что автокефалисты стали орудием атеистической власти в их деле разрушения Церкви и привели УАПЦ к полной ликвидации когда надобность в ней у большевиков пропала.

К сожалению в современной Украине ряд влиятельных политических сил, весьма далеких от религии, стремится подчинить своим целям деятельность Церкви, что уже и привело в начале 90-х гг. к ряду расколов в украинском Православии и усилению напряженности в украинском обществе.

Исследование истории автокефалистского движения началась вскоре после возникновения УАПЦ. В СССР первыми попытками исследовать эту проблему, если не считать брошюр большевицких агитаторов, были работы обновленческих авторов. В 1925 г. вышла брошюра "архиеп." Иосифа (Кречетовича) "Происхождение и сущность самосвятства липковцев", а в 1929 г. "еп." Лоллий (Юрьевский) защитил в Московской Духовной Академии докторскую диссертацию по церковной истории "Украинская лжеиерархия-липковщина", конспект которой лег в основу ряда статей униатского священника о. Макария Каровца. Для работ обновленческих авторов характерны лояльность к советскому режиму, отрицательное отношение к УАПЦ и разбор многочисленных канонических и догматических прегрешений автокефалистов. В силу известных причин дальнейшее изучение этой темы в СССР вскоре было свернуто.

Большой вклад в изучение истории УАПЦ внесли католические авторы. Уже в 1923 г. орган Ватиканского Понтификального Восточного Института "Orientalia Christiana" опубликовал материалы по истории возникновения УАПЦ в переводе кн. П. Волконского и комментарии к ним. В 1929-1930 гг. ряд публикаций об УАПЦ принадлежащих перу о. М. Каровца появились в галицийских изданиях "Нова Зоря" и "Лiтературно-Науковом Вiснику". Позднее в 40 -50-е гг. вышел ряд серьезных исследований по истории УАПЦ униатских авторов. Наиболее известны из них историко-догматические диссертации о. Иоанна Биляныча "Развитие Православной Церкви украинцев в 1917-1942 гг.(автономия или автокефалия)" и о. Климента Корчагина "Украинская Автокефальная Православная Церковь(1917-1937 гг.)", а также работа о. Мелетия Соловия "Доля УАПЦ Липкiвського", опубликованная первоначально в журнале "Свiтло", а затем помещенную в качестве приложения к первому изданию воспоминаний В. Липковского. Работы Корчагина и Биляныча в основном сосредоточены на каноническо-догматическом анализе идеологии УАПЦ 20-30-х гг. историческая их часть несколько слаба вследствии узкой базы источников, Соловий же использует большую часть доступных тогда на Западе источников и анализирует историографию данной темы. Истории автокефалистского движения посвящаются несколько разделов в книге И. Нагаевского "Iсторiя Украiнськоi держави ХХ ст.", а также в некоторых курсах по истории украинских церквей. В целом, не смотря на явные симпатии ряда авторов к национальным стремлениям автокефалистов, католическая историография в основном оценивает это движение с церковно-канонических позиций.

Другим направлением является автокефалистско-националистическая историография. Главными ее чертами являются подчиненность национальной идее, стремление оправдать все канонические нарушения, умолчание фактов тесного сотрудничества автокефалистов с большевиками, окружить деятелей УАПЦ ореолом мученичества. Наиболее значимыми трудами этого направления по интересующему периоду являются работы И. Власовского, Д. Бурка , А. Жуковского, М. Явдася и комментарии к 1-му тому сборника документов "Мартирологiя Украiнських Церков". Особняком среди этого направления стоят некоторые авторы Украинской Греко-Православной Церкви Канады в частности авторы многотомной "Iсторii Украiнськоi Греко-Православноi Церкви в Канадi" С. Савчук и Ю. Мулик-Луцик. Несколько сот страниц этого труда посвящено церковной истории Украины и они отличаются стремлением к объективной оценке событий, столь редкой среди данного направления.

Занимались изучением развития автокефалистского движения и русские православные авторы. До начала 90-х гг. основные работы по данной тематике выходили за границей. Одной из первых работ была брошюра С. Раневского "Украинская Автокефальная Церковь", впервые изданная в США в 1947 г. и носящая популярный характер. События 1917-1921 гг. изображены в ней предельно схематично. Другим исследованием по истории УАПЦ явилась книга прот Кирилла Фотиева "Попытки украинской церковной автокефалии в ХХ веке", впервые вышедшая в Париже в 1956 г. К сожалению в книге о. К. Фотиева при описании развития автокефалистского движения 1917-1921гг. из-за узкой базы источников имеются многочисленные неточности при наличии блестящего богословско-канонического анализа его природы. Известен также ряд статей посвященных истории УАПЦ в русской эмигрантской печати. Немало места посвящено развитию автокефалистского движения во многотомном "Жизнеописании блаженнейшаго Антония, митрополита Киевского и Галицкого" составленном еп. Никоном (Рклицким). Отдельные разделы о развитии автокефалистского движения имеются в вышедших в последнее время в России трудах по истории РПЦ ХХ столетия Д. Поспеловского и прот. В. Цыпина. В последнее время немало статей посвященных данной теме появилось на страницах российской и украинской(УПЦ-МП) церковной печати из которых следует выделить статьи В. Полякова и архим. Евлогия (Гутченко). В целом работы русских православных историков отличает церковно-канонический подход к этой теме, недостатком является несколько упрощенная трактовка природы автокефализма и некоторое преувеличение его пробольшевицких тенденций.

С конца 80-х гг. на Украине началось широкое изучение истории УАПЦ, связанное прежде всего со снятием многочисленных запретов и открытием до того недоступных архивов. Изучение доселе закрытых архивов привело к введению в научный оборот многих неизвестных фактов и документов. В ряде украинских журналов появились многочисленные статьи посвященные различным аспектам автокефалистского движения 1917-1921гг. Изучением этой проблемы на Украине занимаются занимаются следующие авторы: Ф. Турченко, А. Игнатуша, И. Ильченко, В. Сергийчук, Л. Пилявец, А. Зинченко, И. Преловская, Б. Андрусишин, В. Ульяновский и др. Наибольший интерес представляет совместный труд В. Ульяновского и Б. Андрусишина "Церква в Украiнськiй Державi 1917-1920 рр.", полностью основанный на архивном материале. Несмотря на изучение ряда аспектов все еще отсутствуют обобщающие труды по данной проблеме. Не смотря на введение в оборот нового материала работы многих украинских авторов страдают различной степенью идеализации автокефалистского движения и преобладанием светского "нацiонально-украiнського" подхода.

Целью данной работы является систематизация основных событий и фактов для получения развернутой картины развития движения за автокефалию Украинской Церкви 1917-1921гг.Для ее достижения в работе ставятся следующие задачи:

-показать этапы развития автокефалистского движения и их особенности;

-дать анализ взаимоотношений этого движения и существовавших на Украине политических режимов;

-показать взаимоотношения автокефалистов и церковных властей.

При написании данной работы были использованы различные виды источников.

Широко были использованы сборники официальных документов различных режимов, существовавших на Украине в период 1917-1921 гг., а также официальные документы Православной Церкви и автокефалистского движения.

Другой основной группой источников являются мемуары и сочинения современников данных событий. Эта группа источников отличается большой субъективностью, ввиду того, что на них лежит печать личностного восприятия происходивших событий, в тоже время мемуары помогают лучше воспринять закулисные пружины многих явлений и сообщают некоторые подробности событий, не получившие освящение в других источниках. При написании данной работы были использованы мемуары деятелей различных направлений как сторонников и руководителей автокефалистского движения (В. Липковского, И. Огиенко, Д. Дорошенко, А. Лотоцкого и др.) так и его противников(митр. Евлогия, архиеп. Леонтия, митр. Вениамина, ген. Лукомского), а так же сочинения современников( С. Мельгунова и А. Царинного).

В вопросах догматических и канонических данная работа основывается на "Книге Правил Свв. Апостол, Свв. Соборов Вселенских и Поместных и Свв. Отец", символической книге Православной Церкви "Православная Вера Единой Святой и Апостольской Церкви. Послания восточных Патриархов", "Полном Православном богословском энциклопедическом словаре" и "Основах Христианской Православной Веры" прот. В. Глиндского, раздел об автокефалии и правилах ее получения основан на соотвествующем разделе книги проф. богословия К. Скурата "История Поместных Церквей".

 

ГЛАВА 1. ЗАРОЖДЕНИЕ АВТОКЕФАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

 

1.1. ПОНЯТИЕ О ПОМЕСТНОЙ ЦЕРКВИ, АВТОКЕФАЛИИ И УСЛОВИЯХ ЕЕ ПОЛУЧЕНИЯ

Для того чтобы разобраться в истории автокефалистского движения необходимо ознакомиться с понятиями о Церкви, автокефалии и способах ее достижения в свете Православного вероучения.

Согласно Православному вероучению, Церковь "есть от Бога установленное сообщество верующих во Христа, соединенное Словом Божиим, Священноначалием и таинствами под невидимым управлением самого Господа и Духа Божия для вечной жизни и спасения."

Единым истинным Главой Церкви является Господь Иисус Христос, а Церковь есть духовное тело Христово(Еф.1:22-23;5:23).

В отличие от Католической Церкви Православная не имеет единого центра и административно представляет собой децентрализованную ассоциацию поместных автокефальных(самоглавенствующих) Церквей с единой канонической и догматической системой и пребывающих меж собой в евхаристическом общении.

Общность канонического учения является обязательной для всех Поместных Церквей. Оно собрано в книге "Правил Свв. Апостол и Свв. Вселенских и Поместных Соборов и Свв. Отец" включающей в себя: 85 правил Апостольских; Постановления и Правила Свв. 7 Вселенских Соборов; Правила 9-ти Поместных Соборов и Правила некоторых Св. Отцев.

Эти правила четко определяют в чем состоит самостоятельность Поместных Церквей. Требуя полного единства в вопросах веры они предоставляют полную свободу в сфере административной(6 прав. I Вс.Собора, 19 прав. Антиох. Собора), в области суда(2 прав. II Вс.Собора, 37 и 32 прав. Свв.Ап.),а также некоторую свободу в сфере богослужения.

Основываясь на словах ап. Павла: "Без всякого прекословия меньший благословляется большим"(Евр.7:7) новую автокефальную Церковь имеет право создать лишь такая церковная организация, которая обладает высшей властью, т.е. автокефалию может даровать либо Вселенский Собор (который в последний раз собирался в787г.) либо Архиерейский Собор Церкви-Матери.

Не имеют права провозглашать автокефалию части своей Церкви отдельные епископы. Только в двух случаях каноны разрешают епископам временно образовать фактически автокефальную часть какой-либо Церкви без разрешения последней:

1) если центральная власть кириархальной Церкви уклонилась в ересь (15 пр.Двукратного Собора);

2) если эта часть окажется совершенно оторваной по внешним причинам, когда власть кириархальной Церкви бездействует(37 пр. VI Вс.Собора).

Однако для постоянной автокефалии требуется согласие Кириархальной Церкви жизнь и деятельность которой получили восстановление до нормы. Никакая иная Поместная Церковь, кроме Кириархальной не полномочна предоставлять автокефалию какой-либо части Церкви находящейся в юрисдикции иной Автокефальной Церкви. Исключается и одностороннее провозглашение автокефалии государством(12 пр. VI Вс.Собора).

Автокефалия дается лишь той Церкви, которая доросла до самостоятельного бытия, которая имеет внутренние возможности существовать независимо от другой церковной власти. Каноны видят ее сущность в том, что как первый епископ так и прочии должны "сами совершати поставление"(8 пр. III Вс.Собора), т.е. избирать и хиротонисаться Собором своих епископов, а не епископами других Церквей, а для того, чтоб хиротонисать епископа требуется не менее двух епископов(1 пр. Ап.).

Для получения автокефалии стремящеяся к ней Церковь должна "иметь единое мнение всей своей полноты(клира и мирян), что провозглашение автокефалии требуется для пользы самой Церкви и является условием ее более успешного развития". Этими мотивами должна руководствоваться и кириархальная Церковь при даровании автокефалии

 

1.2. ИДЕЯ УКРАИНСКОЙ АВТОКЕФАЛИИ ДО 1917 ГОДА.

 

Идея автокефалии Украинской Православной Церкви возникает на Украине в конце XIX-начале XX вв. Характерно, что она появляется в кругах политизированной украинской интеллигенции, весьма далеких от какой-либо религиозности, и с самого начала являлась лишь частью идеологии украинского самостийничества. Идеи автокефализма в начале XX века пропагандировались в основном крайними украинскими политическими группировками как "Братство тарасовцев", Революционная Украинская Партия(РУП), Украинская Народная Партия(УНП), "Братство Самостийников" и др. Кроме этих подпольных организаций данные идеи пытались пропагандировать и некоторые легальные украинские издания. Так в 1911 г. в киевской газете "Рада", являвшейся органом украинского национального движения, появилось ряд статей на церковные темы, где подымался вопрос независимости украинской церкви. Так в №89 появилось письмо некого о.Евсеевского в котором откровенно говорилось, что "украинцам необходима украинская православная церковь равным образом, как и белорусам - белорусская", а в №162 анонимный автор обвинил церковные власти в проведении политики русификации, далее сей автор заявляет: "Невольно западает в душу недоверие к церковной власти и невольно же является мысль об отделении от этой власти… лучше от них подальше". Призывы к автокефалии нередко появлялись и на страницах харьковской газеты "Снiп", издававшейся идеологом украинского национализма Николаем Михновским, и являвшейся легальным рупором УНП.

В годы I Мировой Войны лозунг автокефалии входил в программу "Союза Визволення Украiни", Украинского самостийного союза и ряда других самостийнических организаций прогерманской ориентации. Планы о том, как "возможно полнее отделить украинскую церковь от русской" выдвигались и униатским галицким митр. Андреем Шептицким в его меморандуме правительству Австро-Венгерской Империи об устройстве Украины в случае ея оккупации австро-венгерской армией, составленном перед началом Первой Мировой Воины.

Однако в среде религиозной в целом эти призывы не находили отклика. Михаил Грушевский отмечал, что отличительной чертами религиозных движений на Украине конца XIX-начала XX ст. были "подчеркнутая аполитичность и ненациональность". В 1907 г. митр. Киевский Флавиан (Городецкий) заявил, "что не смотря на политические сепаратистские движения 1905 г., Церкви нечего бояться за свою целостность. Разделение Римской Империи… произошло в 395 г., а официальное Разделение Церкви последовало… в 1054 г. Причины политического и религиозного разделения были далеки одна от другой. Кроме того хотя Юго-Западная Русь и была… отделена политически всегда наблюдались тендeнции к объединению и у нее и у Москвы. Объединение произошло, как только позволили политические обстоятельства. Поэтому Церкви нечего бояться что политические разногласия разорвут церковный хитон. Церковь должна дать понять всем, что никому не удастся использовать ее в политических целях. Политический централизм не имеет ничего общего с церковным единством."

 

1.3. ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЦЕРКОВЬ.

Февральская революция привела к падению Православной Русской Монархии и установлению власти масонского Временного правительства, которое не могло справиться с дальнейшим развитием революционного кризиса. Существовавшая тогда синодальная система управления Церкви в новых условиях господства людей чуждых Православию вела к привнесению в Церковь порядков "революционной демократии" несовместимых с иерархическим устройством Церкви.

Политика Временного правительства и назначенного им обер-прокурора Святейшего Синода Виктора Н. Львова была откровенно секулярной и была направлена против консервативно настроенного духовенства, верного традициям и канонам и составлявшего большую его часть. Опорой в проведении этой политике Львов избрал радикально-обновленческие круги духовенства и мирян, которые были настроены революционно и сочувствовали идеям "прогрессивной" интеллигенции.

Их программа включала в себя модернизацию норм церковной жизни, перестройку системы управления церковью, расширение прав белого духовенства, "демократизацию" церкви, реформу богослужения (упрощение, сокращение и перевод служб с церковно-славянского на разговорный язык) и модернизацию догматики. Реализация данной программы фактически вела к отказу от православного вероучения и к реформации церкви в протестантском духе.

Основой этих обновленческих кругов составляли представители интеллигенции проявлявшие интерес к религиозным вопросам, которые "приближались к церкви, но не входили по настоящему в ея жизнь и не воспринимали ее учение полностью", а также множество "пресвитериан", т.е. "представителей белого духовенства, стремившихся к власти и питавших зависть и неприязнь к черному духовенству и епископам".

С самого начала пребывания на должности обер-прокурора, В. Львов начал осуществление этой программы. Уже он поддержал требование "прогрессивного духовенства и мирян" об ослаблении власти епископата и расширении прав прихожан и низшего духовенства. Был создан институт "комиссаров по церковным делам" при губернских исполнительных комитетах, целью которого был контроль за деятельностью архиереев от имени новой революционной власти. Создавались епархиальные исполнительные комитеты духовенства и мирян, которые должны были созывать епархиальные съезды. Правительство фактически насаждало в Церкви двоевластие, канонической власти епископов была противопоставлена революционная самочинная власть исполнительных комитетов. Одновременно начались массовые увольнения архиереев "то под предлогом их, чаще всего мнимых связей с Распутиным, то по обвинению в поддержке старого режима". Антицерковная политика нового обер-прокурора привела его к конфликту со Св. Синодом, завершившимся разгоном последнего 14 апреля 1917 г. Новый состав Синода был более прежнего склонен к компромиссам и уступкам.

В обращении Синода от 29 апреля 1917 г. говорилось, что "начавшееся повсеместно церковное оживление, одушевленное началами свободы требует немедленного устроения и неотложного принятия самых разнообразных мер для своего упорядочения и должного направления по заповедям Христа-Спасителя и теперь произвести некоторые изменения во всех сторонах церковной жизни".

Среди изменений предусматривались выборное начало в церковных делах, реформы духовной школы и церковного суда, выборные церковно-епархиальные советы. Оценивая эти меры церковный историк еп. Григорий (Граббе) отметил, что "вопреки планам ввести в управление Церкви светский элемент, эти реформы разбудили и православную общественность".

1.4. ЦЕРКОВЬ И РАЗВИТИЕ УКРАИНСКОГО АВТОКЕФАЛИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ ДО СОЗДАНИЯ ВПЦР.

В это время на Украине, как и по всей Империи, идет революционное брожение. На Украине усиливается "национальное" движение, выступающее за автономию Украины. Украинские партии создают свой орган, Украинскую Центральную Раду во главе с Михаилом С. Грушевским, претендовавшую на звание краевого украинского парламента. Сей орган являлся только лишь представительством украинских политических кругов. Характерен и принцип его комплектации типичный для органов революционной демократии того периода. По свидетельствам современников никаких выборов от населения в него не проводилось. "Депутаты от армии заседали на основании удостоверения, что "такой-то" командируется для получения в интенданстве партии сапог, для отдачи в починку пулеметов, для лечения и пр. Депутаты "тыла" имели частные письма на имя лидеров с подписью председателя или секретаря какой-нибудь партийной или общественной организации. Например депутаты Полтавы были избраны советом старшин украинского клуба, на заседании которого присутствовало 8 человек."Несмотря на столь случайный состав данный орган в обстановке революционной анархии добился летом 1917 г. от Временного правительства признания автономного статуса Украины и закрепления за ним прав краевого парламента. Революционная волна захватывает и некоторые круги в Церкви.

Особенностью украинской ситуации было соединение революционных и "национальных" лозунгов, поэтому и среди украинского "прогрессивного духовенства и мирян" некоторые элементы программы церковных радикалов приобретали "национально-украинский" характер (например вопрос языка богослужения), а ориентация этих кругов на революционные идеи становилась ориентацией на "украинскую идею", в то же время консервативные круги украинского духовенства сохраняли традиционную верность общерусской идее. По мнению украинского католического историка о. Мелетия Соловия: "В борьбе "консерваторов" с "прогрессистами" главную роль играли не столько национальные сколько идеологические моменты. В глазах "консерваторов" все "прогрессисты" и автокефалисты были… врагами Православия, так как кроме лозунгов украинизации и автокефалии поднимались идеи о смене "иерархического строения" "соборноправным" устройством Церкви". О соединении прогрессивно-обновленческого направления в Церкви с революционно-национальным в политике на Украине писал и обновленческий архиеп. Иосиф (Кречетович): "Когда по всей России прокатилась волна церковно-обновленческого движения к нему примкнули все украинизаторы в надежде получить здесь удовлетворение своим церковно-украинским стремлениям".

Вскоре после февральского переворота 7 марта 1917 г. в Киеве прошло городское пастырское собрание. Делегаты его объявили о поддержке Всероссийского Временного Правительства и Украинской Центральной Рады. В Центральную Раду от данного совещания были делегированы прот. Нестор Шараевский, священники А. Ходзицкий и Г. Чернявский. Был создан на этом собрании и "Исполком духовенства и мирян г. Киева", "который далее стал инициативным органом отделения украинских епархий от РПЦ". Исполком назначил о.Феодора Поспеловского комиссаром по духовным делам г. Киева.

Новоявленный комиссар сразу же развернул бурную деятельность по захвату в свои руки реальной власти в Киевской епархии. За характер своей деятельности Поспеловский получил среди верующих прозвище "жандарм в рясе". По свидетельству современников его видели "во всякое время дня, а иногда и ночью мчащимся на автомобиле, неизменно с портфелем под мышкой, вместе с представителями исполнительного общественного комитета, то присутствующим при производстве обысков в монастырях с целью открыть там контрреволюционную и погромную литературу, то производящим в консистории выемку секретных дел".

24 марта 1917 г. в Киев прибыл из Петрограда митр. Киевский Владимир (Богоявленский), бывший еще тогда первоприсутствующим членом Синода. Прибыв в Киев, владыка постарался прекратить произвол исполкома. Вскоре в беседе с представителями данного комитета Владимир указал, что "исполнительный комитет духовенства и мирян- учреждение самочинное, стремящееся к постепенному расширению своей власти и к захвату ему не принадлежащих прерогатив".

5 апреля на собрании духовенства и мирян владыка подчеркнул в своем выступлении незаконность исполнительного комитета и его комиссара.

В то же время митр. Владимир не отказывался от конструктивного сотрудничества с исполнительным комитетом и дал благословение на созыв в Киеве 12 апреля 1917 г. епархиального съезда духовенства и мирян, надеясь что он будет способствовать нормализации церковной жизни.

Еще до начала епархиального съезда митрополит отбыл в Петроград на заседания Св. Синода

Проходившие по всей России епархиальные съезды, по замыслу обер-прокурора В. Львова и его сторонников имели своей целью нейтрализацию консервативных церковных кругов и выдвижение на первые роли в Церкви "церковных революционеров". Съезды были чрезвычайно заполитизированы и проходили в духе так наз. "митинговой демократии". Особенно был пестр и случаен состав этих съездов. Среди делегатов было немало людей совершенно чуждых Православной Церкви. Делегаты избирались не только от религиозных общин, братств и различных церковных учреждений, но и от организаций имеющих к Церкви весьма отдаленное отношение. Так например в Волынской епархии в состав съезда "кроме духовенства вошли представители: 1) от Красного Креста…; 2) от Земства; 3) от военных организаций фронта и госпиталей". По такому же принципу формировался состав и других епархиальных съездов.

На съездах украинских епархий "углубляется разделение духовенства и мирян на прогрессивных и консервативных. Которое вскоре приобретает национальный характер и приводит к отделению украинского [т.е. украинизаторско-автокефалистского] духовенства от русского и от церковной иерархии промосковской ориентации". На епархиальных съездах происходит процесс консолидации движения за автокефалию Украинской Церкви.

Наиболее значимым для развития данного движения был Киевский епархиальный съезд, состоявшийся 12-18 апреля 1917 г. Огромное влияние на ход этого съезда оказывала политическая ситуация в Киеве центре украинского национального движения. Съезд этот проходил при отсутствии митр. Киевского Владимира, находившегося тогда в Петрограде на заседаниях Св. Синода. Созванный по инициативе "Исполнительного комитета духовенства и мирян г. Киева" епархиальный съезд сразу же попал под контроль этого органа.

Духовенство составляло лишь третью часть делегатов. Влияние викарных епископов было нейтрализовано и в президиум съезда они не вошли. Зато туда вошли сторонники исполкома и незначительное число умеренных. На съезде преобладала революционно-обновленческая фразеология, соединенная с национальной украинской идеей, отчаянная травля консервативных представителей духовенства перемежалась с социальной демагогией и требованиями украинской автокефалии.

Прот. Василий Липковский заявил на съезде что "возможна автономия Украины и возможно отделение Украинской Церкви". В другом своем выступлении он заявил, что съезд является революционным и должен реформировать устройство Церкви на общедемократических началах.

Свящ. Феодор Поспеловский говорил, что церковная иерархия "не освободилась от тех темных сил, которые окружали ее до теперешнего переворота". Далее сей оратор много разглагольствовал о "демократизации" и украинизации Церкви, связывая это с распостранением института "духовных комиссаров".

Свящ. Ботвиновский объявил этот съезд "I украинским съездом Киевщины".

Господство украинизаторско-обновленческого крыла вызвало резкое неприятие русофильско-консервативного меньшинства, которое в конце концов покинуло съезд.

Умеренный украинофил проф. Василий Зеньковский пытался умерить разгоревшиеся страсти заявив, что "у нас очень мало людей, которые понимали бы церковно-религиозную жизнь в чистом виде. Все ее смешивают с политикой." Профессор призвал делегатов к примирению и обратить "все свое внимание на учение Христа", подчеркнув, что "в Церкви не нужны никакие партии". Однако большинство делегатов не захотело прислушаться к этим здравым доводам.

Решения съезда закрепили преобладание на нем радикально- революционных кругов. Было постановлено, что в автономной Украине должна быть независимая от петроградского Синода Украинская Церковь, и что епископы и все духовенство должны избираться мирянами и клиром. Съезд еще избрал Киевский Епархиальный Совет, который в большинстве своем состоял из членов и сторонников "Исполнительного комитета…". Туда вошли такие его активные сторонники как священники Феодор Поспеловский, Василий Липковский, Иаков Ботвиновский, Сергий Филипенко, Петр Тарнавский, Евгений Капралов, псаломщик Григорий Ходзицкий и др. Из умеренных в состав Совета вошел проф. Василий Зеньковский. Съезд также принял решение о созыве Всеукраинского Церковного Собора и создал комиссию по созыву Собора во главе с еп. Уманским Димитрием (Вербицким).

Весною 1917 г. украинизаторское направление взяло верх на Полтавском и Подольском епархиальных съездах.

Полтавский съезд состоялся 18-23 апреля 1917 г. На основании доклада об украинизации Церкви о. Феофила Булдовского, съезд принял решения об украинизации богослужения, о реформе церковного управления в духе соборноправности, о недопущении великоросов на епископские кафедры на Украине и о подготовке Всеукраинского Церковного Собора.

Подольский съезд выслал поздравления Центральной Раде с пожеланием того, что "с автономией Украины придет также и автокефалия ее Церкви".

В других украинских епархиях движение за украинизацию и автокефалию Украинской Церкви было развито слабо и не смотря на радикализм решений некоторых съездов эти вопросы были обойдены стороной. Современник этих событий, историк и известный украинский политик Дмитрий Дорошенко отмечал: "Епархиальные съезды православного духовенства, прошедшие весною и летом 1917 г., не выявили (за исключением полтавского и подольского съездов) большой заинтересованности национальным моментом в церковной жизни. Обмосковленное в большинстве своем духовенство, также как и светские элементы, которые заинтересовались церковными вопросами думали более о будущем Всероссийском Церковном Соборе."

Успех на Киевском, Полтавском и Подольском епархиальных съездах, а также поддержка некоторых влиятельных политических кругов, вдохновляют автокефалистов на дальнейшую активизацию своей деятельности.

На проходившем в Москве 1-10 июня 1917 г. I Всероссийском съезде духовенства и мирян 66 представителей из 10 украинских епархий провозгласили декларацию с требованием даровать Православной Церкви украинского народа статус автокефальной. В декларации также содержались требования незамедлительного созыва Всеукраинского съезда духовенства и мирян, церковных реформ и украинизации всех сторон церковной жизни.

Главные надежды сторонники автокефалии возлагали на проведение Всеукраинского Церковного Собора, надеясь получить на нем большинство. В июне 1917 г. комиссия по созыву Всеукраинского собора обратилась в Св. Синод с просьбой разрешить созыв Всеукраинского Собора. На что представитель Синода митр. Платон (Рождественский) заметил, что "во Всеукраинском Соборе не усматривается надобности, вследствии имеющего быть в августе Всероссийского Собора в Москве". После чего глава комиссии еп. Уманский Димитрий покинул ее.

17(30) июня 1917 г. Киевский Епархиальный Совет назначает проведение Всеукраинского Церковного Собора(съезда) на 30 июля(12 августа) - 5(18) августа 1917 г. 9(22) июля 1917 г. комиссия по созыву Украинского Церковного Собора без благословения церковных властей выпустила обращение к духовенству и мирянам, назначавшее проведение Всеукраинского Собора на те же дни.

Новый обер-прокурор Синода Антон Карташев запретил созыв Всеукраинского Собора в связи с открытием 15(28) августа Всероссийского Церковного Собора.

В самом Киеве тем временем усиливается противостояние между Епархиальным советом и консервативно-настроенным митрополитом Киевским Владимиром (Богоявленским). Это противостояние привело к принятию 14(27) июля 1917 г. постановления Св. Синода о переизбрании Киевского Епархиального совета вследствии неправомочности выборов последнего. Действия комиссара о. Ф. Поспеловского, в данном постановлении, признаны "не соответствующими каноническим правилам устройства церковного управления и вносящими дезорганизацию в церковное управление". Указ Синода предусматривал созыв нового епархиального съезда в августе. Члены Епархиального совета ответили на указ Синода протестом, который за первой подписью прот. В. Липковского был отправлен в Петроград.

В начале августа накануне нового епархиального съезда митр. Владимир выпустил архипастырское послание. В послании владыка осудил модернизм и либерализм в вопросах веры и нравственности, а также резко отозвался об автокефалистских стремлениях своих противников. Он писал, что движение за автокефалию "грозит нарушением церковного мира и единства. Для нас страшно даже слышать, - писал митрополит,- когда говорят об отделении южно-русской Церкви от единой Православной Российской Церкви.

После столь продолжительной совместной жизни имеют ли для себя какие-либо разумныя основания эти стремления?…

К чему же оно приведет?

Конечно только порадует внутренних и внешних врагов. Любовь ко своему родному краю не должна в нас заглушать любви ко всей России и к единой Православной Русской Церкви…". Митрополит далее призвал духовенство и мирян "поддержать всеми мерами единство между собою и со всею Православной Русской Церковью", а также отнестись к предстоящему епархиальному съезду "серьезно с должной подготовкой". Затем митрополит призвал участников предстоящего съезда "основательно обсудить предложенные вопросы, вынести постановления правильные, законные, полезные, заслуживающие немедленного осуществления".

Прошедший 8(21)-9(22) августа 1917 г. Киевский епархиальный съезд, под влиянием агитации противников митр. Владимира, подтверждает решения апрельского съезда и поддерживает Епархиальный совет.

Вскоре митр. Владимир отбыл в Москву на открывшийся 15(28) августа Всероссийский Поместный Собор.

Несмотря на усиление позиций автокефалистов в Киеве, их влияние в целом на Украине было незначительно. Наблюдался процесс усиления и консолидации консервативно-русофильских кругов в Церкви, пользовавшихся поддержкой большей части украинского духовенства и мирян. Так во втором по значению центре Надднепрянской Украины Харькове 11(24) августа 1917 г. в ходе выборов был возвращен на кафедру, уволенный с нее Временным Правительством, архиеп. Антоний (Храповицкий), один из лидеров консервативного направления в Русской Православной Церкви. За него проголосовало 9/10 из более 400 выборщиков.

Развивавшееся автокефалистское движение, стремившееся поставить под свой контроль Православную Церковь на Украине, нуждалось во всеукраинском органе, который бы координировал бы это деятельность этого движения и организовал бы созыв Всеукраинского Церковного Собора, на котором автокефалисты надеялись провозгласить автокефалию Украинской Церкви. Инициативу в создании этого органа проявили украинские политические организации.

20-31 октября(2-13 ноября) 1917 г. в Киеве состоялся III Украинский Войсковой Съезд. Большую роль в организации этого как и предыдущих украинских войсковых съездов играло крайне националистическое тайное общество "Братство самостийников", возглавляемое Н. Михновским, и организации бывшие фасадом этого общества: "Вiйскове товариство iменi гетьмана Полуботка", "Вiйскове товариство Батькiвщина", "Союз украинской державности" и Партия украинских социалистов-самостийников.

Съезд потребовал немедленной независимости Украины. 27 октября(9 ноября) 1917 г. Войсковой съезд принял резолюцию про автокефалию Украинской Церкви, ее независимость от государства и украинизацию богослужения. По вопросу созыва Всеукраинского Церковного Собора был избран комитет из военных и представителей духовенства из 30 человек. Сей комитет возглавил архиеп. Алексий (Дородницын), лишенный Владимирской кафедры единогласным решением епархиального съезда за многочисленные злоупотребления и дружбу с Григорием Распутиным-Новых. В состав комиссии вошли и некоторые представители киевского духовенства (Липковский, Тарнавский, Филипенко и др.), известные своей деструктивной деятельностью в исполнительном комитете духовенства и мирян и епархиальном совете.

11(24)ноября 1917 г. автокефалисты создали в Киеве "Братство Воскресения". Среди основателей этого братства были оо. В. Липковский, А. Марычев, В. Фоменко, Н. Шараевский и др. Формальным главой данного братства стал также архиеп. Алексий (Дородницын), хотя реально руководил им прот. В. Липковский.

В ноябре 1917 г. Комитет по созыву Всеукраинского Собора, избранный III Войсковым съездом, выпустил воззвание, в котором выражались цели и задачи этого комитета. В воззвании говорилось:

"Народ Украинский!

Когда-то во времена Гетманщины ты был свободен, но соединившись с Царской Москвой ты потерял свою волю не только державную, но даже и церковную. Теперь, построив свою Народную Республику, восстановить когда-то ни от кого независимую автокефальную Церковь свою…

Но россияне лишившись Царя светского приобрели самодержца духовного - Московского Патриарха, дабы бросить и наш украинский народ в новое духовное рабство…

Вольный народ Украинский!

Дабы не попасть тебе в это духовное рабство, должен ты немедленно собрать свой Всеукраинский Православный Собор… и восстановить на нем давнюю независимость Украинской Церкви, подтвержденную Переяславским трактатом 1654 года, и незаконно уничтоженную Московией."

Созыв Всеукраинского Собора назначался на 28 декабря 1917 г.(10 января 1918 г.). Далее в обращении устанавливались нормы представительства на Собор:

"1) от каждой епархии по одному архиерею, а от каждого уезда по одному священнику, диакону и по три прихожанина.

2) от каждого епархиального города по одному священнику, диакону, диаку и прихожанину, от каждого монастыря… по одному представителю.

3) каждая украинская воинская часть должна прислать по одному военному, а украинские части Киевского гарнизона по три.

4) Киевская Духовная Академия, украинские семинарии и духовные школы должны прислать по одному представителю.

На Соборе должны принять участие военные священники всех украинских частей."

В примечании приводилось главное требование этого комитета: "Все представители должны быть украинцами по происхождению и обязательно благожелательно настроенными по отношению к украинству"

Поставив целью созыв собора нуждались еще и в органе который бы в противовес епископату мог взять власть в Украинской Церкви в свои руки и организовать созыв Всеукраинского Собора. Иван Огиенко вспоминал впоследствии, что познакомившись с архиеп. Алексием (Дородницыным), он "долго говорил Алексию о необходимой потребности национальной организации духовенства…Архиеп. Алексий во всем со мной соглашался. Тогда повсюду господствовали Рады (советы) и я говорил, что Духовенству нужно создать Церковную Раду, и пусть она берет в свои руки дела Украинской Церкви, ибо Епископат этого не сделает, т.к. мало понимает это дело и в большинстве он не с нами." В автокефалистских кругах вызревала идея церковной революции.

23 ноября(6 декабря) 1917 г. на совместном заседании предсоборной комиссии, избранной епархиальным съездом, и комитета, избранного Войсковым съездом, была создана Всеукраинская Православная Церковная Рада (ВПЦР), которая по мнению создателей ее должна была взять в свои руки руководство Украинской Церковью. Почетным председателем ВПЦР после отказа еп. Димитрия (Вербицкого) войти в состав Рады был избран архиеп. Алексий (Дородницын). Председателем был избран свящ. Александр Марычев, заместителем председателя стал полк. В. Цивчинский, секретарем диакон Дурдуковский. В состав ВПЦР вошли такие известные деятели автокефалистского движения как прот. Василий Липковский, священники Феодор Поспеловский, Павел Погорилко, Нестор Шараевский, Петр Тарнавский, Иаков Ботвиновский, диакон Петр Корсуновский и др., вошли в состав ВПЦР и некоторые умеренные деятели, как проф. Василий Зеньковский, но влияние их на деятельность не ощущалось.

На данном заседании были приняты следующие решения:

"1) Организационный комитет по созыву Всеукраинского Православного Церковного Собора принимает название "Временной Всеукраинской Православной Церковной Рады", которая и будет временным правительством для Украинской Православной Церкви и свои полномочия сложит на Всеукраинском… Соборе.

2) Временная ВПЦР продолжает деятельность Оргкомитета Церковного Собора.

3) В состав Временной ВПЦР должен войти с правом решающего голоса в полном составе весь Оргкомитет… Кроме того туда имеют право делегировать своих представителей следующие организации:

а) Всеукраинская Рада Войсковых Депутатов- 2 представителя,

б) Всеукраинская Рада Рабочих Депутатов- 2 представителя,

в) Всеукраинская Рада Селянского Союза- 2 представителя,

г) каждая украинская епархия-1 представитель,

д) от монастырей г. Киева- 2 представителя,

ж) от Духовной Академии- 1 представитель,

з) от Киевского Епископального Совета- 2 представителя,

и) от церковных братств г. Киева- 1 представитель.

4) ВПЦР имеет право кооптации.

5) ВПЦР посылает представителя в Центральную Раду.

6) Все представители должны быть по происхождению и убеждениям быть украинцами.

8) Назначить комиссаров в консистории на Украине. Назначены в Киевскую консисторию свящ. Павел Пащевский, в Черниговскую - прапорщик Голик, в Полтавскую - поручик Андриенко…

9) Временная ВПЦР должна составить обращение к украинским епископам…

11) Председатель нашей Рады владыка Алексий заявил Раде, что он должен ехать в Москву потому что его туда вызывают…, а также потому что ему дали место в монастыре.

Вследствии сего Рада постановила: владыке воспретить выезжать из Киева… А в Москву послать депутацию с запросами, касающимися созыва Всеукраинского Церковного Собора и дел Всеукраинской Православной Церкви."

Одновременно с принятием этих решений автокефалисты переходят к угрозам в отношении представителей законных церковных властей. 23 ноября(6 декабря) 1917 г. в газете "Нова Рада" появилось открытое письмо Киевскому митрополиту Владимиру в котором говорилось: "Мы очень благодарны Вам предыдущую службу помазаннику и Синоду и решительно просим Вас не приезжать в нашу столицу Киев, где Вы только умеете портить всякие хорошие дела." В это же время "Братство Воскресения" призвало не допустить "этого ничтожного человека" в Киев, не исключая и вариант насильственного выпровождения митрополита в Москву прямо с вокзала сразу же после его приезда.

В ответ на экстремистские призывы автокефалистов 24 ноября(7 декабря) состоялось многолюдное собрание "Союза приходских православных советов г. Киева". На собрании выступили представители церковномыслящих консервативных и русофильских кругов: А.В. Стороженко, А. Чечот, Вихров, прот. Корсаковский и др. Собрание постановило "всеми силами протестовать против антиканонической попытки создать автокефальную украинскую церковь, что может привести ее сначала к унии, а потом и к полному подчинению папе", а также признало "пребывание Киевского митрополита вне Киева в такое тревожное время нежелательным явлением, тем более на Всероссийском Соборе его мог бы заменить один из Киевских викарных епископов". В обращении к Патриарху данное собрание желая сохранить "единство русского народа и церкви" требовало лишить сана всех священников -членов ВПЦР.

Нагнетая противостояние в Киеве ВПЦР в тоже время идет на переговоры с Московской Церковной властью, желая получить ее благословение на созыв Всеукраинского Собора, дабы придать ему законность. Сразу же после своего образования ВПЦР отправила в Москву делегацию во главе со свящ. А. Марычевым. 29 ноября(12 декабря) 1917 г. делегацию ВПЦР принял Патр. Тихон, который разрешив созыв заявил: "Я никогда не дам согласия на автокефалию Украинской Церкви, но автономия даже самая широкая в ваших руках".

Еще до приезда делегации ВПЦР вопрос созыва Всеукраинского Собора рассматривался на заседаниях Всероссийского Поместного Собора. 20 ноября(3 декабря) делегаты от украинских епархий приняли решение о необходимости его созыва для выработки стратегии Церкви на Украине в новых политических условиях.

23 ноября(6 декабря) 1917 г. на пленарном заседании Всероссийского Собора выступил архиеп. Волынский Евлогий (Георгиевский), в своем выступлении владыка подчеркнул что для того чтобы не допустить на Украине самочинный собор надо организовать собор канонический т.к. большинство украинского духовенства против автокефалии и обосновал необходимость посылки в Киев делегации Всероссийского Собора для организации Всеукраинского.

В защиту притязаний автокефалистов выступил только лишь Мирович.

Весть об образовании ВПЦР и ее воззвание вызвали остро негативную реакцию. Дискуссия по этому вопросу продолжилась и 24 ноября(7 декабря) 1917 г. Мнения были разные. Архим. Матфий предлагал например отменить посылку делегации в Киев, а созыв Всеукраинского Собора отложить до конца войны, а известный философ кн. Евгений Трубецкой "считал необходимым послать на Украину делегацию, которая бы выяснила характер движения и заявила бы населению, что Собор склоняется к идее создания на Украине областной митрополии в составе Русской Церкви".

В конце концов Собором была избрана делегация во главе с митр. Платоном (Рождественским). В состав ее вошли также проф. Сергей Котляревский, кн. Евгений Трубецкой, свящ. Иаков Ботвиновский и К. Мирович. Делегации "было поручено немедленно выехать в Киев для проведения широких переговоров и обеспечения каноничности созываемого Собора".

В начале декабря (ст.ст.) делегация Всероссийского Собора прибыла в Киев. Ситуация там накалялась с каждым днем. Противостояние между митр. Владимиром, недавно вернувшимся из Москвы, и ВПЦР усиливалось.

На митр. Владимира сторонниками ВПЦР оказывалось беспрецендентное давление. Владыка в одном из своих актов сообщил о визите к нему депутации ВПЦР 9(22) декабря следующее: "… по поручению будто бы Центральной рады, заявилась ко мне комиссия во главе с …председателем Украинской Церковной Рады свящ. о. Марычевым… После речи о. Марычева было заявлено словесно постановление Рады о том чтобы был удален Преосвященный Никодим, еп. Чигиринский, чтобы немедленно вступили в должность консистории вновь назначенные, а также предложено выехать из Киева и мне." Когда же митрополит предложил записать эти требования и чтобы представители ВПЦР подписались под ними то они категорически отказались и вскоре удалились.

Тою же ночью "в лаврскую квартиру митрополита явился член Церковной Рады свящ. Фоменко в сопровождении военного… и стал предлагать митр. Владимиру патриаршество в Украинской Церкви". После отказа митрополита, Фоменко потребовал 100 тыс. руб. и после препирательств был удален братией.

В эти же дни автокефалисты предпринимают попытки захвата консистории и других церковных учреждений.

В такой сложной ситуации пришлось работать делегации Всероссийского Собора и поиск компромисса был нелегок.

7(20) декабря 1917 г. митр. Платон официально сообщил митр. Владимиру и украинским архиереям, что выборы на Всеукраинский Собор пройдут по правилам Всероссийского Собора: от епархиального города или уезда - 1 священник, 1 диакон (псаломщик), 3 мирянина; от духовных учебных заведений по 1 представителю; от Киевской Духовной Академии по 3; и от монастырей по одному.

9(22) декабря 1917 г. митр. Платон отправил записку ВПЦР. Согласно этой записке Всеукраинский Собор должен состояться только на канонических основах, он собирается и возглавляется епископами украинских епархий, председательствует на нем только епископ, права епископов, избранных на Собор клириков и мирян такие же как и на Всероссийском Соборе, члены ВПЦР могут войти в состав Всеукраинского Собора наравне с другими церковными организациями Киева и епархии, при этом следует проверить каноничность их избрания.

Вторая часть посвящена проблеме автокефалии и осуждены распоряжения ВПЦР об отмене решений Всероссийского Собора на Украине и запрете поминания Патриарха Московского в украинских церквах

Переговоры с ВПЦР долго не удавались. По свидетельству архиеп. Евлогия ведя переговоры "митр. Платон, верный линии централизма, попал в трудное положение". Кроме делегации поисками компромисса с ВПЦР занялись и украинские епископы: архиеп. Волынский Евлогий и еп. Черниговский Пахомий (Кедров).

Архиеп. Евлогию в конце концов удалось найти компромисс. Было решено что ВПЦР во главе с епископами должна быть единым органом, который может созвать Собор. За образец порядка выборов, представительства и принятия решений была взята практика Всероссийского Собора. ВПЦР должна была также войти в состав Собора с полном составе и после этого самораспуститься.

Достижение сего компромисса позволило организовать провести выборы на Собор в конце декабря.

Обе стороны пошли на это соглашение уверенные в своей победе на Соборе и не отказывались от своих конечных целей, поэтому компромисс носил временный характер. Та и другая стороны были довольны им церковная иерархия не допустила самочинного собора и возглавила работу по его созыву, а ВПЦР обеспечивала канонический характер грядущего Собора и свое представительство на нем.

При всем том давлении оказываем на Церковь украинскими политическими кругами следует отметить что руководство Центральной Рады не смотря на свое сочувствие идеям автокефалии старалось не вмешиваться в церковные дела.

По свидетельству Петра Корсуновского в декабре 1917г. делегация ВПЦР просила у Премьер-Министра Владимира К. Винниченко "дабы Правительство предоставило Церковной Раде правительственное значение", однако Винниченко отказал им, заявив, что "он социалист и никакой церкви не признает", несмотря на увещевание представителей ВПЦР что "пока Москва будет владеть Церковью и душами украинского народа возрождение будет на скользком пути".

Чрез некоторое время после этого случая генеральный писарь Александр И. Лотоцкий выступил с докладом в Генеральном Секретариате о необходимости взять под контроль украинских властей церковно-административную деятельность, однако сей доклад не получил одобрения. Затем Лотоцкий пытался поднять этот вопрос в Центральной Раде, но опять неудачно и Рада заявила что ее "государственным идеалом является такое устройство когда религия является сферой частной жизни"

Изменения наступили с назначением А. Карпинского в конце декабря, несмотря на его попытки вмешиваться в церковную жизнь до созыва Всеукраинского Собора они особенно не проявлялись и политика Центральной Рады "ограничивалась заявлениями о своих симпатиях к идее автокефалии, стараясь таким образом воздействовать на делегатов открывающегося Всеукраинского Собора"..

 

ГЛАВА 2. ЦЕРКОВЬ И АВТОКЕФАЛИСТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В 1918 Г. ВСЕУКРАИНСКИЙ ЦЕРКОВНЫЙ СОБОР

 

2.1. ЗИМНЯЯ СЕССИЯ ВСЕУКРАИНСКОГО СОБОРА И СИТУАЦИЯ В УКРАИНСКОЙ ЦЕРКВИ ДО ПАДЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ.

 

Основным событием церковной жизни Украины в 1918 г. был Всеукраинский Церковный Собор, продолжавшийся почти целый год. Противоборствующие в Украинской Церкви силы надеялись одержать на нем свою победу и тем самым определить ее будущее.

Заседания Всеукраинского Собора начались 7(20) января 1918 г. За день до этого на совещании украинского епископата был запрещен в служении почетный председатель ВПЦР архиеп. Алексий (Дородницын) и это запрещение было утверждено спец. представителем Патриарха митр. Платоном (Рождественским).

К этому времени в Киеве собралось 279 делегатов Собора. Вследствии сложной политической ситуации, вызванной разрастанием революционной анархии и войной между большевицким режимом и Центральной Радой, не были проведены выборы в Полтавской и Херсонской епархиях, а также отсутствовали представители восточно- украинских губерний, находившихся в зоне военных действий. Исходя из этой ситуации несмотря на отсутствие кворума решено было начать работу Собора.

1-я сессия продолжала свою работу с 7(20)января по 26 января(8 февраля) 1918 г.

8(21)-11(24) января Собор занимался выборами Президиума и комиссий. За пост председателя Собора разгорелась острая борьба. За митр. Антония (Храповицкого) было подано 109 записок, за митр. Владимира (Богоявленского) - 85 записок, за архиеп. Евлогия (Георгиевского) - 35, за еп. Димитрия (Вербицкого) - 32 и за еп. Пимена (Пегова) - 11. Затем при тайном голосовании при поддержке украинской группы председателем был избран еп. Балтский , викарий Подольской епархии, Пимен (Пегов). Товарищем председателя стал еп. Уманский Димитрий (Вербицкий), а митр. Киевский Владимир (Богоявленский) был избран почетным председателем.

В Президиум вошли еп. Черниговский Пахомий (Кедров), священники А. Марычев и Е. Капралов, диакон Дурдуковский, псаломщик С. Боваровский и миряне И. Черниенко, Ястребцов, проф. Ф. Мищенко, П. Янченко. Членами Соборной Рады были избраны архиеп. Екатеринославский Агапит (Вишневский), свящ. И. Ботвиновский, проф. В. Зеньковский, Погребной и Заболотный. Получалось что "в руководящих органах Собора преобладала группа Церковной Рады с явной национальной направленностью и с идеей автокефалии".

Засилье украинствующих в руководящих органах Собора не могло не сказаться и на его атмосфере. Согласно эмоциональному свидетельству архиеп. Евлогия (Георгиевского): "с самого начала определилась непримиримая по отношению к Русской Церкви позиция Собора. Крики "Долой Москву", "Освободимся от московского гнета"… имели большой успех. Заседания проходили в горячих митинговых речах". Другой участник Собора архим. (впоследствии - митр.) Вениамин (Федченков) свидетельствовал о давлении и угрозах сторонников ВПЦР на делегатов не разделявших их позиции.

Однако судя по ходу I сессии Собора можно заключить что значительное число участников Собора не разделяло автокефалистских настроений.

9(22) января 1917 г. Центральная Рада приняла IV Универсал, объявивший Украинскую Народную Республику “самостийной, ни от кого независимой, вольной, суверенной Державой Украинского Народа”. После провозглашения независимости ужесточается позиция украинских властей, усиливающих давление на Церковь с целью принятия автокефалии. На заседании Собора 11(24) января комиссар по делам исповеданий А. Карпинский заявил что Правительство УНР "не допустит московской гвардии в нашей Церкви", далее обращаясь к Собору он сказал: "Если вы желаете служить народу и поддерживать Украинскую Державу,- пред вами лишь один путь: дать Украинской Церкви автокефалию. Таким образом вы выполните задание, которое преследует Правительство УНР."

Однако этот призыв значительная часть Собора проигнорировала отложив рассмотрение статуса УПЦ и ограничившись лишь призывом защитить Украину от большевиков.

Целую неделю 11(24)-18(31) января деятельность Собора прошла в работе комиссий и слушании различных докладов. Приближение к Киеву большевицких войск, а также политическая нестабильность в городе привела к тому, что число участников Собора стало сокращаться. 19 января(1 февраля) 1918 г. на пленарном заседании Собора было рассмотрено заявление 79-ти(к которым вскоре добавились еще 15) участников Собора, которые предлагали в связи с "трудностями в работе Собора в военных условиях и политической нестабильности, обеспокоенностью долей своих семей, нервоза и прекращения работы железных дорог" прервать до мая работу Собора. Авторы заявления настаивали что ряд вопросов, например об автокефалии и украинизации должны быть еще обсуждены на местах, и указали на отсутствие кворума.

Украинизаторско-автокефалистское крыло Собора в противовес этому заявлению подало свое заявление 49-ти в котором предлагалось немедленно до окончания сессии Собора решить важнейшие вопросы: о структуре Высшей Церковной Власти и статусе УПЦ, также предлагалось избрать Всеукраинскую Церковную Раду во главе с митр. Киевским- единственный высший орган УПЦ до созыва новой сессии Собора. Заявление подписали ряд активистов ВПЦР как оо. А. Марычев, Н. Шараевский, Маринич, Е. Сицинский и др.

Во время голосования большинство проголосовало за роспуск Собора до 10(23)мая 1918 г. (94 - за; 42 - против). В постановлении по данному вопросу говорилось, что новую сессию Собора только комиссия с митр. Киевским во главе, в состав комиссии должны войти по 2 представителя от каждой епархии из участников Собора, до начала новой сессии Собора вопрос о статусе УПЦ должен быть вынесен и обсужден на епархиальных съездах.

Того же дня "украинские члены Собора от Киевской епархии" приняли свое заявление, в котором говорилось, что из-за объявления Советской Россией войны против УНР какие-либо связи с российскими учреждениями в т.ч. и церковными необходимо прервать, и объявили о создании временной епархиальной Церковной Рады, состоявшей из известных деятелей автокефалистского движения (В. Липковского, П. Тарнавского, С. Филипенко, Е. Капралова, Ф. Поспеловского, Н. Шараевского, Дурдуковского, Корсуновского и др.).

I сессия Всеукраинского Церковного Собора закончилась. Для автокефалистов несмотря на отсутствие представителей ряда епархий, где движение за автокефалию практически отсутствовало, и их преобладание в руководящих органах Собора и давление на Церковь государственных структур эта сессия закончилась провалом.

Организационно автокефалисты в январе объединяются в "Братство свв. Кирилла и Мефодия", которое возглавили такие известные деятели как С. Шелухин, В. Липковский, Н. Шараевский, Ив. Тарасенко, Мадзюкевич и др. В январе эта организация насчитывала до 100 членов, а к лету его численность возросла до 160 человек. Целью "Братства" было "возрождение Православной Церкви на Украине и преобразование ее в национальную соборноправную и автокефальную".

Вскоре после окончания Собора 26 января(8 февраля) 1918 г. Киев был занят большевицкими войсками Муравьева, который так охарактеризовал свои действия в Киеве: "Я занял город, бил по дворцам и церквам, по попам и монахам, никому не давая пощады." Во время боевых действий погибла вся документация I сессии Всеукраинского Собора и одним из отрядов красной гвардии был зверски убит митр. Киевский Владимир.

На этот раз большевицкое владычество долго не продержалось и уже 16 февраля(1 марта) 1918 г. Киев был занят войсками Центральной Рады совместно с войсками Германии.

После своего возвращения Центральная Рада ужесточило свою политику по отношению к Церкви. Проводил эту политику Департамент исповеданий Министерства внутренних дел. Возглавлял это учреждение Николай Безсонов, бывший епископ Красноярский Никон, известный до революции своими либеральными и левацкими взглядами, и лишенный сана за аморальное поведение и многочисленные злоупотребления. После лишения сана сей бывший владыка некоторое время подрабатывал в бульварной прессе, пописывая нередко, кроме театральных рецензий, и богохульные статейки. Назначение расстриги начальником Департамента исповеданий было оскорблением для Православной Церкви.

Архиеп. Евлогий пытался добиться отставки Н. Безсонова у Премьер-Министра Голубовича. Евлогий так описал этот эпизод: "Я высказал Голубовичу мое глубокое возмущение назначением министром исповеданий ренегата, человека осквернившего сан. Однако на мою просьбу пожалеть Церковь и ее защитить он не отозвался, ссылаясь на техническую осведомленность Безсонова в делах церковного управления.

-Но в Церкви первое - нравственный ценз,- горячо возражал я.- Неужели в Киеве не найти другого знающего человека?

Мой протест ни к чему не привел."

Попытки вмешательства государства в дела Церкви бойкотировались иерархией. "Меры Департамента во главе с расстриженным епископом не воспринимались всерьез. Несерьезным было и само обсуждение положения и реформ в Православной Церкви без участия ее основных деятелей- епископата."

2.2. ЦЕРКОВЬ И РЕЖИМ ГЕТМАНА ПАВЛА СКОРОПАДСКОГО.

Усиливающийся кризис, некомпетентность Центральной Рады в вопросах управления, склонность ее руководителей к радикально-социалистическим эксперементам и непопулярность ее в массах подтолкнули немцев к смене режима на Украине. 16(29) апреля 1918 г. в киевских одном из цирков открылся Всеукраинский хлеборобский съезд, на который съехалось около 8 тыс. делегатов. Согласно донесению германского посла, "частично депутации съезда состояли из bone fide (настоящих) крестьян, частью же эти депутации были инспирированы крупными помещиками и вновь организующийся национально-демократической партией, за которой, как передают, стоит ген. Скоропадский". Съезд проходил под охраной немецких патрулей. В ходе съезда гетманом Украины был объявлен ген. Павел Скоропадский. Принимая власть ген. Скоропадский сказал: "Господа! Я благодарю вас за то, что доверили мне власть. Не для личной выгоды беру я на себя эту тяжесть временной власти. Вы же знаете, что повсюду ширится анархия и только твердая власть может навести порядок. На вас хлеборобы и на солидные слои населения я буду опираться и молю Бога, чтобы дал нам силы и твердость спасти Украину." После выборов участники съезда перешли в собор св. Софии, где еп. Никодим (Кротков) помазал избранного гетмана на правителя Украины. Тем временем военные под руководством ген. Дашковича-Горбацкого заняли при поддержке немцев все государственныя учреждения. Режим Центральной Рады был свергнут.

Заместитель германского главнокомандующего ген. Эрих фон Людендорф писал впоследствии о результатах переворота для немцев: “С гетманом Скоропадским в Киеве к власти пришел человек с которым было легко работать… Главнокомандывание было довольно переменой власти в Киеве, ибо сия перемена была полезна для дальнейшего продолжения войны.”

Новый режим подчеркивал свой консервативный характер. Было восстановлено право частной собственности, все распоряжения Украинской Центральной Рады и Всероссийского Временного Правительства ограничивающие и отменяющие это право были отменены. Свою национальную политику Скоропадский характеризовал так : "В национальном вопросе я считал нужным поддерживать украинские национальные требования, но не культивировать особенно ненависти к России, и не навязывать насильно украинскую культуру, зная, что для развития всякой культуры более полезен ее свободный, органический рост нежели поверхностное и принудительное насаждение. Усвоение украинцами шовинистических тенденций я со стороны государства считал вредным. Желая наоборот развития территориально-державнического патриотизма."

После этого переворота изменились отношения Украинского государства к Православной Церкви. Принятый в день переворота "Закон о временном государственном устройстве Украины" подчеркивал что "первенствующей в Украинской Державе верой является христианская православная". Сам гетман, хоть и был масоном, но всегда подчеркивал свою православность, в резиденции его имелась часовня и он вместе с членами своей семьи нередко принимал участие в богослужениях.

Политика его в отношении статуса Украинской Церкви отражала присущие этому режиму колебания между автономизмом и сепаратизмом и в государственной сфере. Для взаимоотношений государства с Православной Церковью и другими религиозными конфессиями было создано Министерство исповеданий. Министром исповеданий был назначен умеренный украинский деятель проф. Василий Зеньковский, стремившийся к поиску компромисса между враждующими течениями в Украинской Церкви на основе широкой автономии Украинской Церкви в составе Русской Православной Церкви.

Автокефалисты продолжали тем временем активную деятельность. Основную свою работу они проводили в рамках Кирилло-Мефодиевского братства, хотя на его основе и создавались и другие недолговечные структуры, деятельность коих ограничивалась составлением петиций и возваний о необходимости украинской автокефалии. 28 апреля инициативная группа "православных украинских христиан из разных краев Украины" (38 чел.) создает "Украинский православно-церковный комитет" известный также как и "Комитет возрождения Украинской Православной Церкви". Основу комитета составили члены указанного братства. Председателем комитета стал Павел Мазюкевич, в состав его вошли Олимпий Витвицкий, Павел Пащевский, Витт Серговский, Павел Тушкан, почетными членами были приглашены архиеп. Алексий (Дородницын), а также работающие в госструктурах Василий Рафальский и Владимир Чеховский. Комитет просил власти обратиться к Константинопольскому Патриарху за благославлением на провозглашение автокефалии УПЦ и помочь "реализовать государственно-важные намерения". После парочки подобных петиций и докладных записок работа сего органа как-то прекратилась.

Весной 1918 г. среди украинского духовенства наблюдается процесс консолидации консервативных кругов, ориентированных на сохранение канонического единства Русской Церкви.

5(18) мая открылся Киевский епархиальный Собор, главной целью которого было избрание митрополита Киевского. На его открытии присутствовало 268 делегатов (из 390). В работе Собора принимало участие 7 епископов: архиеп. Волынский Евлогий (Георгиевский), архиеп. Кишеневский Анастасий (Грибановский), еп. Черниговский Пахомий (Кедров) и викарии Киевской епархии: епископы Никодим (Кротков), Назарий (Блинов), Димитрий (Веррбицкий) и Василий (Богдашевский). Председательствовал на Соборе архиеп. Евлогий.

На открытии Собора выступил министр исповеданий В. Зеньковский. Министр подчеркнул, "что правительство вовсе не желает вмешиваться в церковные дела, но не может быть равнодушным к острым церковным разногласиям", и настаивал на том, что выборы митрополита Киевского должны быть перенесены на Всеукраинский Собор, поскольку киевский владыка является не епархиальным архиереем, а первоиерархом всей Украинской Церкви.

Однако епархиальный Собор решил провести выборы немедленно (279 голосов - за и только 5 против), и утверждение кандидатуры киевского митрополита оставить за Патриархом Московским и всея Руси (273 голоса - за).

6(19) мая 1918 г. в Софийском соборе состоялись выборы. Митрополитом Киевским был избран харьковский митр. Антоний (Храповицкий), известный богослов, один из признанных лидеров консервативного направления в РПЦ, убежденный сторонник единства Русской Церкви. За Антония проголосовало 164 делегата, за еп. Димитрия (Богдашевского) было подано 117 голосов, а за митр. Платона (Рождественского) и архиеп. Евлогия (Георгиевского) по одному голосу.

Другим вопросом обсуждавшимся на Соборе был статус Украинской Церкви.

Большинство выступавших было против автокефалии за автономный статус Украинской Церкви, а за автокефалию защищало лишь трое выступавших: свящ. Григорий Грушевский, свящ. Иоанн Рымаренко и Лысенко. Речи данных лиц пестрели выпадами против "гнета московской иерархии" и были наполнены революционной демогогией, когда стал ясен их провал то о. И. Рымаренко стал обвинять собор в антигосударственной деятельности и самозванстве.

Из противников автокефалии наиболее аргументированные были выступления проф. Ясинского, проф. прот. Николая Гроссу и прот. Феодора Титова.

Ясинский в своей речи подчеркнул, что он потомок казаков и сторонник украинского языка, на исторических примерах опроверг утверждение о. Гр. Грушевского о постоянном московском гнете над украинской Церковью, подтвердил необходимость автономии для Украинской Церкви, назва автокефалию “тщеславной мечтой”.

Прот. Н. Гроссу остановился на канонических условиях получения автокефалии.

Прот. Ф. Титов в своем выступлении опроверг инсинуации автокефалистов о насильственном присоединении Украинской Церкви к Московской в XVII ст., подчеркивая свое украинофильство. Далее выступающий подчеркнул опасность и безпочвенность украинского шовинизма: “Переживаемое и наблюдаемое нами стремление сделать Украину страной нетерпимости, человеконенавистнического филетизма, не исходит из недр украинской жизни или русской природы: это нерусское, неславянское, нехристианское явление”. Указав на опасность униатства, оратор высказался о сущности автономии, считая безосновательными требования немедленной автокефалии.

После обсуждения собор 233 голосами против 3 отклонил автокефалию, признав 228 голосами против 2 желательность автономии. Собор выступил против украинизации богослужения, разрешив лишь проповедь на украинском языке.

Результаты Киевского епархиального собора было крупным поражением автокефалистской фракции и правительства. Новоизбранный митрополит Киевский был твердым сторонником общерусского церковного единства и пользовался среди народа огромной популярностью, которая доходила до того, что узнав об избрании Антония на Киевскую кафедру верующие Харькова не хотели отпускать владыку, и приходские советы Харьковской епархии отправили Патриарху телеграмму с просьбой не утверждать его и оставить на Харьковской кафедре.

Избрание Антония митрополитом Киевским вызвало недовольство украинских национальных кругов и гетман Скоропадский не признал этих выборов и обратился по этому поводу к Патриарху Тихону.

22 мая(4 июня) 1918 г. указом Патриарха и Св. Синода Антоний был утвержден митрополитом Киевским. В отправленом в тот же день послании к Премьер-Министру Украины Патр. Тихон пояснил что не выполнил просьбу не утверждать выборы Киевского митрополита без согласия Гетмана, так как это требование есть посягательство светской власти на соборное решение Киевской епархии и на компетенцию Всероссийской Высшей Церковной Власти.

Украинское правительство было недовольно этим утверждением. Некоторые министры предлагали не допускать владыку в Киев, отцепив жел.-дорожный вагон с митрополитом на одной из станций. Однако министр исповеданий Зеньковский заявил, что насилие недопустимо и предложил не признавать Антония митр. Киевским, продолжая именовать его владыкой Харьковским. Премьер Лизогуб поддержал это предложение. Поезд с владыкой однако был задержан на сутки и Антоний прибыл в Киев 5(18) июня, из-за чего была сорвана торжественная встреча митрополита.

После прибытия в Киев Антоний встретился с министром исповеданий. Министр во время аудиенции заявил, что не имеет личных претензий к владыке, однако не может признать митр. Киевским до решения Всеукраинского собора.

Тем временем министр исповеданий совместно с духовенством начинает работу над созывом летней сессии Всеукраинского Собора. 14(27) мая в Киеве состоялось совещание украинских епископов с участием министра исповеданий В. Зеньковского. На совещании присутствовали митр. Антоний (Храповицкий) и митр. Платон (Рождественский). Вначале совещание высказалось против созыва новой сессии Собора, но "под давлением П. Скоропадского согласились созвать летнюю сессию". 19 мая(1 июня) 1918 г. министр провел совещание с деятелями автокефалистского движения о созыве летней сессии Собора. Были проведены довыборы в епархиях, которые не были представлены на зимней сессии Собора.

7(20) июня 1918 г. открылась летняя сессия Всеукраинского Церковного Собора. Приветствуя Собор, министр исповеданий В. Зеньковский заявил, что вопрос автокефалии не является главным, и что нужно побыстрей создать руководящие органы УПЦ.

Одним из первых решений Собора было признание действительности избрания митрополитом Киевским Антония (Храповицкого). За это решение было подано 213 голосов и только 128 - против. После решения Собора гетман Скоропадский также признал Антония митрополитом Киевским.

Главным вопросом на этой сессии был статус Украинской Церкви. На одном из пленарных заседаний, согласно воспоминаниям Корсуновского, "было заслушано два проекта административного устройства Церкви на Украине: один (подготовленный уставной комиссией), согласно которому "Церковь на Украине является составной частью обще-русской с Патриархом Всероссийским во главе", другой от украинцев (т.е. автокефалистов), подготовленный и зачитанный прот. В. Липковским, был полностью противоположный: Церковь на Украине должна быть независимой от Москвы, какой она раньше была, не разрывая однако духовного братского единства как с Российской так и со всею Вселенской Церковью ".

Большинство Собора склонялось к принятию первого проекта. Чтобы как-то повлиять на решение Собора, 23 июня(6 июля) 1918 г. гетман Скоропадский посетил Собор и выступил на нем с речью, в которой он сказал следующее:

"Я думаю, что наша Православная Церковь которая одновременно с Украинской Державой встала на свободный путь жизни, станет ближе к своему народу и поведет его по тому пути веры и правды, по которому его вели славные великие духом владыки: Петр Могила и др. ... Расцвет национального духовенства- это расцвет свободной Украинской Державы. Желая уверенного и свободного развития Православной веры и духовенства, я хочу, чтобы все дела Украинской Церкви решались у нас тут на Украине и только тогда будут полезные результаты и ваших трудов и желаний народа."

На заседаниях Собора шла ожесточенная борьба большинства и сторонников автокефалии. Церковномыслящие консервативные круги решили противостоять дезорганизующему и политиканствующему влиянию руководителей автокефалистского движения, которые хотели "террором захватить власть над Собором". Центром консолидации консервативных сил Собора стал так наз. "Тайный Совет" куда "от каждой из 10 украинских епархий было выбрано по одному светскому и духовному лицу, а кроме того еще 10 человек из наиболее влиятельных членов Собора". Основной задачей "Тайного Совета" было лишение членов ВПЦР мандатов как органа самочинного.

Начавшись еще на первых заседаниях противостояние достигло апогея на 9-м заседании 24 июня (7 июля) 1918 г. На данном заседании обсуждалось законность присутствия членов ВПЦР на Соборе.

В защиту ВПЦР выступали священники А. Марычев и Филипенко. Марычев в своей речи делал упор на роли ВПЦР в возрождении церковной жизни, оратор подчеркивал, что созывая Собор, ВПЦР действовала по благославению Патриарха Тихона. В конце речи о. Александр призвал: “Не судите о Раде по некоторым членам ея и их поступкам; помните, какое это было тяжкое время, когда начиналась новая жизнь на Украине, когда каждый день менялась политическая ситуация, когда невозможно было бы ввести жизнь в какие-нибудь формы. Всеукраинский Православный Собор – это следствие работы Рады и ее задание.”

Свящ. Филипенко в своем выступлении оправдывал деятельность ВПЦР. Он подчеркивал, что нельзя судить о ней по газетным публикациям. По его словам члены ВПЦР думали только лишь о “пользе Церкви” и количество членов ВПЦР настолько мала, что “не представляет никакой опасности” для Собора.

Главным обвинителем ВПЦР выступил архим. Вениамин (Федченков). В начале архимандрит подчеркнул позитивные стороны деятельности ВПЦР: “Стала на национальный народный путь и стала твердо и в то время,когда социализм и интернационализм поставили дело так, что многие боялись слова “патриот”… Спасение России началось с Украины… Рада этому способствовала – за это ей похвала”. Далее шли негативные стороны деятельности ВПЦР и обвинения в ее адрес:

1.Идея созыва Всеукраинского Собора принадлежит не ВПЦР, а III войсковому съезду.

2.Революционная деятельность и самочинное провозглашение себя единственной церковной властью.

3.Открытое неповиновение Патриарху и провозглашение автокефалии.

4.Травля митр. Владимира.

5.Политиканство.

6.Продолжение деятельности ВПЦР после начала Всеукраинского Собора под вывеской “Кирилло-Мефодиевского братства”

7.Деструктивная деятельность ВПЦР на Соборе.

Архим. Вениамин (Федченков) далее “предложил выход: их (членов ВПЦР) около 50 человек, т.е. приблизительно столько же, сколько профессоров и служащих в Киевской Духовной Академии, откуда "наказом" разрешено выбрать лишь трех. Так как Рада образовалась не выборным путем, а самопроизвольным собранием, то из нее следует им самим избрать тоже трех человек."

Выступивший следом за ним Скрынченко повторил многие пункты обвинения и потребовал, чтобы все члены ВПЦР покинули Собор, “дабы в будущем не могли повториться подобныя действия…, чтобы совесть православных была успокоена”.

За изгнание всех членов ВПЦР проголосовало 108, против – 198, воздержалось 9. Большинством голосов (172 – за, 142 – против, 13 воздержалось) ВПЦР предлагалось три мандата.

Бывшая ВПЦР "отклонила предложение об избрании от себя трех членов на Собор, подала Собору протест и заявление, что она не признает его далее Всеукраинским Собором и считает его постановления недействительными".

Протестовал против данного решения и министр исповеданий который заявил: "Факт изгнания с Собора бывшей Украинской Церковной Рады - очень важный и неслыханный в истории и поэтому об этом должен иметь свое мнение Совет Министров, и государство не может оставить этот факт без внимания."

После изгнания членов бывшаго ВПЦР работа Собора приняла более спокойный характер.

Большинство участников Всеукраинского Собора высказалось за единство Русской Церкви и 26 июня (9 июля) 1918 г. был принят автономистское "Положение о Высшем Церковном Управлении на Украине" (213 голосов – за, 128 воздержалось).

После голосования представитель автокефалистской фракции Собора А. Павлюк зачитал заявление 52-х в котором говорилось, что они воздержались, ибо “Положение” “не отвечает национально-демократическому и соборноправному устройству Церкви”.

"Положение" это говорило следующее:

" I

§1. Православная Церковь на Украине, высшее временное управление которой организовывается на принципах автономии, пребывает в канонической связи с Патриархом Всероссийским.

§2. Патриарху Всероссийскому в отношении Православной Церкви на Украине принадлежат следующие права:

а) Патриарх утверждает и благословляет Киевского митрополита, а всех епископов украинских епархий утверждает Священный Собор украинских епископов и благословляет Святейший Патриарх;

б) Патриарх принимает жалобы на Киевского митрополита и имеет право высшего (апелляционного) суда над всеми епископами украинских епархий;

в) Патриарх благословляет созыв Церковного Собора на Украине;

г) Патриарх утверждает положение о Временном Высшем Управлении Православной Церкви на Украине.

II

§3. Высшим органом Церковной законодательной, правительственной и судебной власти является Украинский Церковный Собор.

§4. Украинский Церковный Собор созывается периодически раз в 3 года, а в случаях исключительной потребности и чаще.

§5. Украинский Церковный Собор состоит из правящих и викарных епископов украинских епархий по должности, а также клириков и мирян согласно выборам на уездных собраниях.

§6. Непрерывно действующим исполнительным органом Высшего Церковного Управления на Украине является Священный Собор всех правящих епископов украинских епархий и Высший Церковный Совет (Найвища Церковна Рада).

§7. Священный Собор епископов созывается не менее 1 раза в год, поручая свои полномочия во время пребывания в епархиях тем епископам, которые состоят в Высшем Церковном Совете, в состав которого входят на 1 год по очереди, установленной Священным Собором епископов.

§8. Высший Церковный Совет состоит из 3 епископов (помимо митрополита Киевского), 4 клириков (в т.ч. 1 псаломщика), и 6 мирян причем клирики и миряне избираются Украинским Церковным Собором на 3 года.

§9. На Украинском Церковном Соборе, Священном Соборе епископов и в Высшем Церковном Совете председателем по должности является митрополит Киевский и Галицкий.

III

§11. Священный Собор епископов ведает вопросами иерархично-пастырского характера, кои относятся в основном к внутренней жизни Церкви: а) вероучения; б)богослужения; в) церковного управления; г) церковного суда и д) церковной дисциплины.

§12. Высший Церковный Совет ведает вопросами церковно-общественного характера, относящимися в основном к внешней стороне церковной жизни: а) церковно-административные; б) церковного хозяйства; в) школьно-просветительские; г) ревизии и контроля; и д) церковно-правовых отношений.

§13. Для разрешения особо важных вопросов как: а) рассмотрение отчетов о деятельности Священного Собора епископов и Высшего Церковного Совета, б) утвержде-ния бюджета церковных учреждений, в) вопросы созыва Украинского Церковного Собора и г) любые вопросы, которые Священный Собор епископов и Высший Церковный Совет найдут нужным перенести на совместное заседание Священного Собора и Высшего Церковного Совета.

§14. Священный Собор епископов и Высший Церковный Совет подают на очередной Всеукраинский Церковный Собор планы, проекты, законопроекты и отчеты о своей деятельности.

IV

§15. Украинской Державе принадлежит право контроля над расходом сумм, которые отпускаются из государственной казны и надзор за деятельностью органов церковного управления с точки зрения соответствия их государственным законам.

§16. Представителем Православной Церкви в Державе Украинской и посредником между Церковью и государством является митрополит Киевский, как глава всех органов Высшего Церковного Управления.

§17. Со стороны Державы Украинской посредником между государством и Церковью является министр исповеданий, который должен быть православного вероисповедания.

§18. Митрополит Киевский и Галицкий принимает участие в высшем представительном государственном органе.

§19. Сие Положение… прежде чем будет утверждено Святейшим Патриархом, подается на одобрение Верховной государственной власти с точки зрения соответствия государственным законам."

28 июня(11 июля) 1918 г. состоялась последнее заседание II сессии Всеукраинского Церковного Собора. На этом заседании было принято постановление что "все постановления Всероссийского Церковного Собора и Святейшего Патриарха... должны безусловно быть обязательными для всех епархий Украины", и был избран Высший Церковный Совет во главе с митрополитом Киевским Антонием. В состав Совета вошли в основном представители русофильского большинства Собора. От епископата в Совет вошли митр. Одесский Платон (Рождественский), архиеп. Волынский Евлогий (Георгиевский), еп. Черниговский Пахомий (Кедров); от клира- прот. Ф. Титов, проф. Н. Гроссу, о. Г. Лобов и дьяк А. Цуйманов; от мирян - И. Бич-Лубенский, проф. Ясинский, проф. И. Морачевский, Д. Марченко, К. Тюльпанов и В. Чернявский.

Летняя сессия Всеукраинского церковного Собора показала убедительную победу консервативно-русофильских кругов и слабость автокефалистов, опирающихся на незначительную кучку "нацiонально-свiдомих" политиканов и не поддержанных большинством духовенства и мирян.

В это же время сторонники автокефалии не сидели сложа руки и активизировали свою деятельность, вскоре после окончания Собора лидеры автокефалистов выпустили обращение к украинскому народу, в котором оправдывалась деятельность ВПЦР и осуждались "враги и изменники украинского народа", к коим было причислено большинство Собора, которые "глумились над украинцами, давили их… затыкали им рот". Изгнание членов ВПЦР определялось "как неслыханное в мире злое дело". Послание призывало к борьбе за "украинские приходы", рукоположению во священники и архиереи "національно-свідомих українців" и организовываться против наступления "врагов Украины". Также шло проникновение автокефалистов во властные структуры, в Министерстве исповеданий они заняли ряд ответственных постов: Департамент по делам Православной Церкви возглавил В. Рафальский, Департамент инославных исповеданий - Тарновский, Департамент по общим делам - В. Чеховский. В газете "Нова Рада" руководитель "Братства свв. Кирилла и Мефодия" Сергий Шелухин летом 1918 г. опубликовал цикл статей в защиту автокефалии УПЦ.

На Всероссийском Поместном Соборе в Москве 21 июля(3 августа) Патриарх Тихон сообщил донесения еп. Пимена (Пегова) о положении церковных дел на Украине и принял решение обсудить их в отделах Всероссийского Собора.

23 июля(5 августа) 1918 г. Украинское Правительство направляет послание Патриарху всея Руси относительно "Положения о Высшем Церковном Управлении на Украине", в котором говорилось следующее:

"…Правительство Украинской Державы с учетом временного характера "Проекта" считает необходимым признать в порядке государственном установленный Всеукраинским Православным Церковным Собором орган Высшего Управления Православной Церкви (на Украине) также, как и его личный состав, прося Ваше Святейшество о немедленном утверждении и в порядке церковном постановлений Проекта (разд.II. §§3; 4; 5; 6; 7; 8)…, что касаются Высшего Церковного Управления и его личного состава.

…Правительство Украинской Державы с учетом временного характера Проекта считает возможным признать основы канонической зависимости Украинской Церкви от Церкви Российской (разд.I.§1). Что же касается тех чрезвычайной важности постановлений Проекта, которые конкретно определяют права Патриарха Всероссийского…, а также о церковных правах митрополита Киевского (разд.I.§2), то Правительство Украинской Державы… не переходит к их обсуждению, пребывая в уверенности, что эти предварительные постановления будут предметом серьезного обсуждения и окончательного разрешения на будущих заседаниях Всеукраинского Церковного Собора.

…Правительство Украинской Державы имеет честь обратиться к Вашему Святейшеству с покорнейшей просьбой, во имя мира церковного отсрочить церковное утверждение и проведение в жизнь вышеуказанных постановлений Проекта до их окончательного всецерковного разрешения на Украине."

Однако попытки давления и уговоров не подействовали на Патриарха.

7(20) сентября 1918 г. на последнем заседании Всероссийского Поместного Собора было рассмотрено и одобрено "Положение о Высшем Церковном Управлении на Украине" и признана автономия УПЦ. В принятом "Определении Священного Собора Православной Российской Церкви… о Высшем Управлении Православной Церкви на Украине" вносились следующие уточнения в "Положение":

"1) Православные епархии на Украине оставаясь неразрывною частью Православной Российской Церкви, образуют церковную область с ея особыми преимуществами на началах автономии.

2) Автономия Украинской Церкви простирается на местные церковные дела: административные, просветительные, миссионерские, благотворительные, монастырские, хозяйственные, судебные в подлежащих инстанциях и не простирается на дела общецерковного значения.

3) Постановления Всероссийских Церковных Соборов, а равно постановления и распоряжения Святейшего Патриарха имеют обязательную силу для всей Украинской Церкви.

4) Епископы и представители клира и мирян украинских епархий участвуют во Всероссийских Церковных Соборах на основании действующих о Соборах постановлений. Митрополит Киевский по должности и один из Архиереев Украинских епархий по очереди, на основании Соборного определения о составе Высшего Управления Православной Российской Церкви, участвуют в Священном Синоде.

5) Святейший Патриарх может посылать представителей на Украинский Церковный Собор.

6) Святейший Патриарх утверждает митрополитов и правящих Архиереев Украинских епархий.

7) Святейший Патриарх сохраняет в отношении Украинской Церкви все права предусмотренные Соборными определениями о правах и обязанностях Святейшего Патриарха Московского и всея России."

Тем временем на Украине автокефалисты ,недовольные компромиссной политикой гетманского правительства, переходят в оппозицию. В сентябре "Братство свв. Кирилла и Мефодия" входит в состав оппозиционного Украинского Национального Союза(УНСоюз), состоявшего из левых украинских партий. Этот Союз сформировал комиссию по церковным делам во главе с членом "Братства свв. Кирилла и Мефодия" о. Георгием Жевченко. Была опубликована резолюция УНСоюза в которой выдвигались требования "освобождения Украинской Церкви от внешней инодержавной, инонациональной церковной власти Московского Патриарха и получения Украинской Церковью независимости(автокефалии)."

В октябре 1918 г. гетман начинает искать компромисс с "национально-ориентированными" украинскими партиями входившими в УНСоюз. 6(10) октября 1918 г. министром исповеданий был назначен член УНСоюза и ярый сторонник автокефалии Александр И. Лотоцкий. Со стороны государства на Украинскую Церковь начинается оказываться массированное давление с целью заставить ее провозгласить автокефалию.

15(28) октября 1918 г. открылась III осенняя сессия Всеукраинского Церковного Собора. На сессии всецело доминировала консервативно-пророссийская линия, поддерживаемая епископатом и большинством участников Собора, а автокефалистов, по свидетельству П. Корсуновского, этот Собор "уже не интересовал". Однако новый министр надеялся путем угроз и государственного давления провести на Соборе нужные ему решения.

Соборяне противостояли этому давлению. 23 октября(5 ноября) Собор потребовал пояснений от Министерства исповеданий, почему правительство "затрудняется их пункты законопроекта о Высшем Церковном Управлении".

30 октября(12 ноября) 1918 г. А. Лотоцкий произнес на Соборе программную речь, в которой провозгласил цели новой политики по отношению к УПЦ.

Основные положения этой речи были следующие:

"… Государственная власть при моем предшественнике пошла на временное и компромиссное решение: пошла на соглашение с Московским Патриархом… Но эта попытка не только не помогла разрешить [церковные] дела, но и еще более их усложнила… Пред государственной властью и пред Церковным Собором опять стоит то же самое задание: создать церковный строй, а для этого в первую очередь надо установить основной закон Украинской Национальной Церкви…

У нас Церковь пребывает в связи с государством, - поэтому государство имеет не только право, но и обязанность установить взаимоотношения между ними…

Основной принцип государственной власти состоит в том, что в самостийной державе должна быть и самостийная Церковь. Этого требуют интересы и государства и Церкви. Никакое правительство понимающее свои государственные обязанности не может согласиться на то, чтоб центр церковной власти находился в другом государстве…Автокефалия Украинской Церкви - это не только Церковная, но и национальная необходимость. Это главная потребность нашей Церкви, нашей Державы, нашей Нации. И кто это понимает и всем сердцем принимает интересы украинского народа тот принимает и автокефалию Украинской Церкви. И наоборот."

В случае непринятия решения об автокефалии на Соборе Совет Министров принял решение о роспуске Собора и проведения новых выборов для усиления "украинского элемента" на Соборе. Большинство Собора не пошло на поводу автокефалистов. Ряд видных деятелей Украинской Церкви (митр. Платон, архим. Вениамин (Федченков), Морачевский, Бич-Лубенский и др.) выступили за отлучение Лотоцкого от Церкви. Не желая усиления противостояния Скоропадский отступил и не утвердил резолюцию Правительства об автокефалии.

Вскоре ситуация кардинально поменялась. Разгром Центральных держав на которые опирался режим ген. Скоропадского стал свершившимся фактом и гетман был вынужден срочно менять ориентиры, а т.к. победившая Антанта не признавала украинской самостийности, а поддерживала Белое Движение, целью которого было свержение большевицкой диктатуры и восстановление единой и неделимой России, то 1(14) ноября 1918 г. Павел Скоропадский принял "Федеративную Грамоту", провозглашавшую федерацию Украины с небольшевицкой Россией. После принятия этой "Грамоты" было создано русофильское правительство С.Н. Гербеля, а все министры- самостийники, в том числе и А. И. Лотоцкий, были отправлены в отставку. Новым министром исповеданий стал Михаил Воронович занимавший пост товарища министра внутренних дел в первом гетманском кабинете, при Николае II бывший бессарабским губернатором. Воронович в церковные дела не вмешивался, и при свержении Скоропадского был убит повстанцами.

Отставку Лотоцкого архиеп. Евлогий охарактеризовал на Соборе так: "Пал министр- пала и автокефалия. Будем теперь спокойно заниматься делами."

Однако политическая ситуация на Украине далее обострялась. 3(16) ноября 1918 г. УНСоюз поднимает восcтание против гетмана. Возглавила его, избранная Президиумом УНСоюза, Директория УНР в состав которой вошли: Владимир К. Винниченко (УСДРП) - председатель, Симон В. Петлюра (УСДРП) -головной атаман войск УНР, проф. Ф. Швец (Селянська Спiлка), П. Андриевский (социалист-самостийник) и А. Макаренко (безпартийный). Характерно что многие из деятелей Директории являлись руководителями украинского масонства. так головной атаман войск УНР Симон В. Петлюра, в феврале 1919 г. возглавивший Директорию был в указанное время гроссмейстером Великой Ложи Украины. Восстание это возникло "на почве недовольства гетманским правительством, допускавшим при восстановлении прав помещиков на землю самые жестокие репрессии по отношению крестьян, захвативших помещичьи земли…, провозглашение лозунга "за землю и волю" привлекло крестьянскую массу и городскую чернь на сторону руководителей самостийнического движения".

Большинство украинского епископата выступило против этого восстания. Собор епископов призвал население бороться против повстанцев. Это обращение не подписали лишь 3 украинских епископа: еп. Георгий (Ярошевский), архиеп. Екатеринославский Агапит (Вишневский) и еп. Кременецкий Дионисий (Валединский).

1(14) декабря 1918 г. П. Скоропадский подал в отставку и покинул Киев. В город вступили войска Директории и Всеукраинский Церковный Собор прекратил свою работу.

Всеукраинский Церковный Собор 1918 г. и все основные события церковной жизни показали слабость автокефалистского течения в УПЦ, провал их попыток добиться большинство на Соборе и сильные консервативно-русофильские настроения среди украинского духовенства и верующих. Эти факторы все более и более подталкивали автокефалистов к переходу их к силовым акциям для достижения своих целей.

 

 

ГЛАВА 3. ЦЕРКОВЬ И АВТОКЕФАЛИСТЫ ОТ ПАДЕНИЯ ГЕТМАНСКОГО РЕЖИМА ДО 1 ВСЕУКРАИНСКОГО СОБОРА УАПЦ.

3.1. ЦЕРКОВЬ И ДИРЕКТОРИЯ ДО ЗАНЯТИЯ КИЕВА БОЛЬШЕВИКАМИ 23 ЯНВАРЯ (5 ФЕВРАЛЯ) 1919 Г.

С вступлением в Киев 1(14)декабря 1918 г. войск Украинской Директории во главе с бывшим офицером австрийской армии полк. Евгением Коновальцем. Началось преследование всего русского и массовые расстрелы русских офицеров.

Новый режим сразу же принял декларацию, гласившую:

"Предоставляя украинскому рабочему народу полное обеспечение независимости национального развития, Директория решительно будет бороться с провозглашенными бывшим Гетманом лозунгами федерации с Россией.

Директория всеми силами будет отстаивать независимость республики украинского народа.

Всякая агитация и пропаганда лозунгов бывшего Гетмана о федерации будет Директорией караться по законам военного времени."

Не обошли репрессии и иерархов Церкви , которых новые власти считали оплотом так называемого "российского шовинизма". 4(17) декабря две роты солдат окружили Киево-Печерскую Лавру. В 18.00 в покои митрополита Киевского явился начальник политотдела штаба Осадного корпуса сотник Чайковский. Не решившись в присутствии архиереев и без санкции высшего руководства УНР арестовать митр. Антония, Чайковский арестовал архиеп. Евлогия (Георгиевского) и удалился.

После ареста Евлогия украинские архиереи провели совещание и приняли постановление. В постановлении архиереи обещали под присягой оборонять решения Всеукраинского Церковного Собора, подчиняясь Патриарху Московскому Тихону и митр. Киевскому Антонию. На начальников светских и духовных мешающим проведению в жизнь решений Всеукраинского Собора объявлялось прещение. В постановлении содержались также ряд выпадов против униатов. Данное постановление подписало около 20 архиереев.

Утром 5(18) декабря в 10.00 был арестован и митр. Киевский Антоний (Храповицкий).Богомольцы, находившиеся у Лавры, пытались защитить популярного Владыку. Безоружная толпа верующих у ворот Лавры смяла отряд солдат, преградивших проход. Только, благодаря вмешательству митрополита удалось остановить толпу и предотвратить кровопролитие.

В 12.00 митр. Антоний, лаврский иподиакон Никон и личный секретарь владыки Климент Яцковский были и сопровождении войск отправлены в штаб Осадного Корпуса, где и были помещены в одной камере с архиеп. Евлогием.

Согласно мемуарам А. Лотоцкого, который в данное время являлся комиссаром Укрревкома по Министерству Исповеданий, полк. Е. Коновалец хотел расстрелять владык, но Лотоцкий "еле смог его переубедить, не окружать этих лиц ореолом мученичества".

После ареста митр. Антония епископы решили в торжественной встрече Директории не принимать участия. Директорию же просить по телеграфу об освобождении арестованных иерархов, и если не будет удовлетворено это требование закрыть все церкви на Украине.

Затем митр. Платон встретился с А. Лотоцким. После переговоров с Лотоцким митр. Платон сообщил архиереям, "что арест угрожает и другим владыкам, а повлиять на судьбу арестованных можно лишь путем личного ходатайствования перед Директорией…"

Епископат принял решение принять участие в торжествах по случаю прибытия в Киев Директории, дабы не обострять отношений с новыми властями и не повредить арестованным, епископат на торжествах было поручено представлять архиеп. Екатеринославскому Агапиту (Вишневскому).

7(20)-8(21) декабря 16 архиереев, находившихся в Киеве, провели под председательством митр. Платона Священный Собор Епископов. Этот Собор принял решение до освобождения и возвращения на свои кафедры митр. Антония и архиеп. Евлогия назначить временноуправляющим Киевской епархией еп. Чигиринского Никодима (Кроткова), а Волынской епархией- еп. Владимиро-Волынского Фаддея (Успенского).

Собором был создан новый орган Церковного управления на Украине Контора Священного Собора Епископов в состав которой вошли еп. Кременецкий Дионисий (Валединский) как председатель, и как члены еп. Каневский Василий (Богдашевский) и еп. Уманский Димитрий(Вербицкий).

9(22)-16(29) декабря епископы разъехались по своим епархиям.

Первые шаги Директории показали ее решимость не считаться с волей Церкви и готовность навязывать свою волю силовыми методами. Насаждение "автокефалии" было основной целью политики нового режима в отношении Православной Церкви. Ключевые посты в первом правительстве Директории, сформированном 13(26) декабря, заняли члены автокефалистского "Братства Свв. Кирилла и Мефодия": премьер-министром стал Владимир М. Чеховский, один из основоположников и идейных вдохновителей указанного братства "стремившийся примирить украинское православие с принципами социал-демократии", а министром юстиции стал Сергей Шелухин председатель данного общества.

Кроме автокефалистских настроений в руководстве Директории существовали еще и проуниатские тенденции, не получившие дальнейшего развития. Во время беседы с представителем Западно-Украинской Народной Республики Лонгином Цегельским глава Директории Владимир К. Винниченко предлагал следующее: "Православие отменим! Это оно завело под Царя Восточного, оно проводило обмосковление Украины. Православие всегда будет тянуть к Москве. Ваша уния хороша для отличия нас и от Польши и от Москвы. Униат естественно становится украинцем. Созовем синод епископов, архимандритов и мирян Украины и посоветуем принять им унию, а Шептицкого поставим во главе. Еще и договоримся с Римом, дабы сделал его Патриархом Украины. …Это серьезный план… Арестуем каких-нибудь два-три десятка старозаконников, лишим их приходов и хлеба, а остальныя притихнут… Отгородим Украину стеной Унии от Москвы навсегда."

19 декабря 1918 г.(1 января 1919 г.) Директория, игнорируя волю Церкви, издает закон "О Высшем управлении Украинской Православной Церкви", объявивший Украинскую Церковь автокефальной.

Закон говорил следующее:

"1) Высшая церковно-законодательная, судебная и административная власть на Украине принадлежит Всеукраинскому Церковному Собору, постановления которого, если они имеют церковно-государственное значение или требуют выдачи денег из государственной казны, подлежат рассмотрению и утверждению их законодательными органами.

2) Для управления делами Украинской Автокефальной Православной Церкви создается Украинский Церковный Синод в составе: двух епископов, одного протоиерея, одного священника, одного диакона, трех мирян и одного священника от военного ведомства. До созыва Собора, который выбирает членов Синода и подает (их кандидатуры) на утверждение Правительства, члены Церковного Синода назначаются Высшим Республиканским Украинским Правительством.

3) Ведомству Синода подлежат следующие церковные дела: 1. религиозные; 2. административные; 3. хозяйственные; 4. культурно-просветительские; 5. контрольно-ревизионные.

4) На заседаниях Украинского Синода присутствует, назначенный для этого министром, представитель Республиканского Правительства называемый Государственным представителем, в обязанность коего входит: делать сообщения, разъяснять законы, наблюдать за выполнением законов и постановлений Синода, которые не нарушают интересов Республики. Государственный представитель имеет право протеста перед Советом Министров.

5) Церковная власть УАПЦ со всем ее управлением оплачивается средствами Государственного Казначейства, соответственно штатам, дополнительно для этого созданным.

6) Украинская Автокефальная Церковь с ее Синодом и духовной иерархией ни в какой зависимости от Всероссийского Патриарха не состоят.

7) Украинский Церковный Синод для осуществления своей деятельности, а также до созыва Церковного Собора, вырабатывают распоряжения, которые вступают в силу после их утверждения Украинским Республиканским Правительством."

Закон этот был грубым вмешательством государства в дела Церкви. Даже историк Б. Андрусишин, стоящий на державнических позициях, подчеркивает ,что по этому закону "власть государства в Церкви была практически неограниченной. По мнению некоторых политических деятелей, такой подход должен был компенсировать незначительное количество украинского элемента среди владык."

Представители духовенства бойкотировали выполнение данного закона. Иван Огиенко через несколько месяцев после принятия данного закона в бытность министром исповеданий УНР сказал, что "в церкви никто про этот акт огромнейшего значения и слова не сказал, ибо никто в этом деле не обращался к церкви."

Без поддержки Церкви и ее иерархии закон этот имел лишь декларативное значение. Весь украинский епископат не признал сей акт. "Отказались признать его не только епископы-россияне (которые составляли большинство иерархии на Украине), но и епископы-украинцы: архиеп. Парфений Левицкий, епископ Агапит Вишневский, еп. Василий Богдашевский, еп. Димитрий Вербицкий и др. Наиболее деятельным из них на ниве украинизации…был архиепископ Полтавский Парфений Левицкий. Но даже и он отказался перейти на статус епископа самостийной Украинской Православной Церкви без разрешения Патриарха Тихона."

Выполнение данного закона было поручено министерству исповедания главой кот орого 22 декабря 1918г.(4 января 1919г.) был назначен Иван Липа, один из лидеров партии украинских социалистов- самостийников.

Одной из первых мер этого министра было указание епископом прекратить поминовение за богослужением Патриарха Московского Тихона и митр. Антония и архиеп. Евлогия, которое большинство духовенства проигнорировало.

Правительство и далее продолжало грубое вмешательство в дела Церкви. Власти потребовали увольнение временноуправляющего Киевской епархией еп. Никодима (Кроткова) и назначение епископом и управляющим епархией активиста автокефалистского движения о. Георгия Жевченко. Епископская контора отклонила это требование "мотивируя это канонической недопустимостью увольнения еп. Никодима с должности без суда епископов, одновременно акцентируя на том, что только епископы могут выбирать нового члена иерархии." Никодим вскоре был арестован и отправлен в василианский монастырь в Бучаче, где уже содержались митр. Антоний и архиеп. Евлогий.

Епископская контора после этого назначила управляющим Киевской епархией еп. Черкасского Назария (Блинова).

Из других мир министерства исповеданий известны указания об украинизации делопроизводства в церкви и созданию комиссии по составлению проекта статута УАПЦ под председательством К. Мировича.

10(23) января 1919г. Директория назначила Высшую Освященную Церковную Раду, которая должна была выполнять функции Украинского Синода. В нее были назначены архиеп. Минский Георгий (Ярошевский), архиеп. Екатеринославский Агапит (Вишневский), прот. Василий Липковский, свящ. Макарий Крамаренко, свящ. А. Матиюк и диакон А. Дурдуковский.

13(26) января 1919г. прошло единственное заседание этого органа. Рада была дополнена Уманским, Левицким, Петрухиным, о. П. Тарнавским и еп. Дионисием (Валединским), однако эта рада уже больше не собиралась никогда.

Разгорающаяся Гражданская война и наступление большевицких войск заставило Директорию отвлечься от выполнения своих автокефалистских планов. Непопулярность лозунгов самостийности и самой Директории привела к разгрому и развалу армии УНР.

23января(5 февраля) 1919г. стремительно наступающие силы большевицкой Красной Армии заняли Киев. Директория бежала и стала контролировать лишь небольшую приграничную полосу на Волыни и в Подолии.

3.2 АВТОКЕФАЛИСТЫ И БОЛЬШЕВИЦКИЙ РЕЖИМ НА УКРАИНЕ (23 ЯНВАРЯ(5 ФЕВРАЛЯ) – 18(31) АВГУСТА 1919 Г.)

Новый советский режим являлся режимом богоборческим ставившим одной из своих главных целей ликвидацию религии как таковой. Исходя из тактических соображений руководители большевицкого режима на первом этапе считали главным своим врагом Русскую Православную Церковь, занимавшую лидирующее положение в стране и формировавшую быт, культуру, мировоззрение и государственность России почти тысячу лет.. Для уничтожения РПЦ использовались не только прямые репрессии и террор, но и поддержка различных раскольнических групп, которые дробили и разрушали Церковь изнутри. Поэтому довольно быстро устанавливаются контакты деятелей автокефалистского движения с представителями большевицкого режима УССР.

Лидер автокефалистов В. Липковский признавал впоследствии: "Когда советская власть закрепилась на Украине в 1919г. она увидела великую борьбу Украинской Церкви [т.е. автокефалистов] с российской "Тихоновской". ГПУ [т.е.ЧК] сразу использовала эту борьбу для разрушения "Тихоновской" церкви, которая господствовала на Украине."

Английский историк Вильям Флетчер объясняет сотрудничество автокефалистов с большевиками тем, что "слишком буквально восприняв раннюю ленинскую доктрину о праве нации на самоопределение в составе некоего союза народов… адепты Украинской Автокефальной Церкви увидели себя в авангарде свободной Украины. Провозгласив независимость от Московской Патриархии, эта церковь считала, что действует в соответствии с некоей партийной программой в национальном вопросе и потому приветствовала советскую власть как провозвестницу новой свободы."

Способствовало деятельности автокефалистов как и других раскольников советское законодательство. Отношение государства и религиозных организаций в УССР определял декрет СНК УССР от 9(22) января 1919г. "об отделении церкви от государства и церкви от школы", который дословно повторял соответствующий декрет СНК РСФСР. Единственным отличием украинского декрета было "отсутствие части ст.12, которая решала церковные и религиозные общины прав юридического лица."

На основании этого декрета все церковное имущество становилось собственностью государства. Группа верующих из 20 чел. для пользования тем или иным церковным зданием должна была выработать устав и представить соответствующий орган. Только этой "двадцатке" разрешалось пользоваться данным храмом. Иерархия церковная как бы не признавалась "Сама высшая церковная власть этим законом изолировалась в некое безвоздушное пространство, ибо самой церкви в привычных формах уже не существовало, были отдельные приходы, формально независимые и ничем друг с другом не связанные." Таким образом власть могла беспрепятственно передавать храмы самым различным раскольническим группам. Эти положения развязывали руки автокефалистам.

В марте 1919г. бывшие члены ВПЦР и "Братства Свв. Кирилла и Мефодия", находившиеся в Киеве, образовали украинский церковно-религиозный кружок. Вскоре этот кружок обратился к управляющему Киевской епархией еп. Назарию (Блинову) с просьбой предоставить им Собор Св. Софии, дабы там были совершены службы Страстной и Светлой седьмиц на украинском языке. Еп. Назарий отказал им.

4(17)апреля 1919г. на одном из своих заседаний этот кружок провозгласил себя Всеукраинской Православной Церковной Радой (ВПЦР). Согласно воспоминаниям В. Липковского, этот кружок "пришел к выводу, что не должен ограничиваться созданием одного прихода для себя, а должен заботиться о создании украинских приходов…везде, где живет украинский народ." ВПЦР поставила себе целью "создание украинских приходов, возрождение украинской церкви по всей Украине" и объявила себя "временным высшим церковным органом Украинской Церкви до созыва настоящего Украинского Церковного Собора из представителей украинских приходов."

Возглавил ВПЦР мирянин Михаил Мороз, зам. Председателя стал прот. В.Липковский, секретарем Иван В. Тарасенко. ВПЦР стало центром движения за автокефалию Укр. Церкви.

Первой акцией ВПЦР стал захват Военного Собора Св. Николая в Киеве. Члены ВПЦР образовали "двадцатку" и обратились к советским властям с просьбой предоставить им этот храм. Большевики передали им этот храм 9(22) мая в Св. Николаевском Соборе состоялось первое богослужение, которое провели члены ВПЦР. Не желая доводить дело до раскола еп. Назарий дал благословение в следующей форме:

"Я очень сожалею, что украинцы, по каким бы то ни было причинам, желают отделиться и создать отдельный приход, но поскольку они получили от советской власти церковь, для совершения служб, я принужден дать им свое благословение -но при условии, что все будет служиться по-славянски, что Евангелие будет по славянски и лишь затем, только перед проповедью, по украински. Для совершения службы я назначаю протоиереев Липковского, Шараевского и Тарнавского, и диакона Дурдуковского."

Однако ВПЦР "внесла уже в это благословение свою поправку: во-первых решила не поминать Патриарха Московского, во-вторых читать по украински не только Апостол и Евангелие, но и Псалмы на часах, шестопсалмии, кафизмах."

Вскоре ВПЦР обратилась к властям о передаче им Собора Св. Андрея. Власти передали и еп. Назарий представил властям протест. Когда же к Назарию явились представители ВПЦР за благословением, владыка напомнил им о нарушениях канонов, допущенных ними, но в конце концов опять пошел на уступки и "назначил для отправления Богослужения одного Петра Тарнавского и то на одну лишь службу с теми же условиями как и в Николаевском Соборе. Но и тут ВПЦР сделала такую же поправку: служили все те священники, что и в Николаевском Соборе, с теми же отличиями…"

После захвата Николаевского и Андреевского соборов, начинается борьба и за Софийский Собор. В июне ВПЦР приняла решение о создании третьего "украинского прихода". Была создана инициативная группа, обратившаяся к советским властям о передаче им Софийского Собора. Власти дали согласие на передачу, но еп. Назарий запретил. Не взирая на этот запрет, автокефaлисты избирают причт прихода в составе: прот. В. Липковского (настоятель), священников Тарнавского и Грушевского, и диаконов Дурдуковского и Недзельницкого.

29 июня(12 июля) 1919 г. в день Свв. Петра и Павла автокефалистами была совершена литургия без епископского благословения. Когда же делегация сторонников ВПЦР явилась ко владыке Назарию за благословением, то получила отказ. По мнению о. К. Фотиева "29 июня можно считать началом раскола. С этого момента начинается скольжение [автокефалистов] в пропасть полного церковного беззакония".

Получив сей отказ, ВПЦР отказывается даже от формального подчинения канонической епископской власти и начинают создавать параллельные структуры, отбросив всяческие нормы.

Еп. Назарий пытался еще как-то образумить этих раскольников, но безуспешно.

26 июля(8 августа) 1919 г. еп. Назарий объявил "Обращение к православному населению г. Киева и Киевской епархии", в котором подчеркивалось недопустимость нововведений и нерушимость единства в области богослужебного языка. Епископ призвал верующих сохранить верность Патриарху, и не принимать участия в своевольных действиях людей, нарушающих церковный мир захватами храмов, и подчеркивалось на недопустимость богослужений на украинском языке, которые проводятся без разрешения и благословения владыки.

3(19) августа 1919г. по поводу разгорающейся в Киеве церковной смуты, Патриарх Тихон обратился с посланием, в котором призвал украинское духовенство лояльно исполнять распоряжения епископата и обещал рассмотреть некоторые их требования на будущем Всероссийском Поместном Соборе. Однако и эти увещевания никак не подействовали на инициаторов раскола.

В средине лета 1919 г. в Киеве действовало три "украинских прихода",находящихся в расколе: Николаевский (настоятель- прот. Н. Шараевский), Андреевский (свящ. С. Филипенко) и Софийский (прот. В. Липковский).

Вскоре в Киеве произошла очередная смена власти, 18(31) августа в город вошли войска Директории, которые в тот же день были вытеснены частями Вооруженных Сил Юга России. Вместе с армией Директории Киев покинули Липковский и другие деятели автокефалистского движения.

В освобожденный белыми Киев вернулся митр. Киевский Антоний (Храповицкий), принявший по возвращении своем ряд мер по ликвидации церковной смуты: были возвращены незаконно захваченные храмы, запрещены в служении 13 священников и 3 диакона, замешанные в раскольнических деяниях автокефалистов, а их лидер прот. Липковский отдается заочно под суд. Борясь с церковной смутой, митр. Антоний в то время "очень терпимо отнесся к умеренным украинцам. Он даже им дал церковь рядом с Софийским Собором… и назначил там священника - умеренного украинца."

 

 

3.3 АВТОКЕФАЛИСТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ И ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ НА ТЕРРИТОРИИ, КОНТРОЛИРУЕМОЕМОЙ ДИРЕКТОРИЕЙ УНР (СЕНТЯБРЬ - ДЕКАБРЬ 1919 ГОДА).

После освобождения белыми Киева почти все деятели автокефального движения оказались на территории контролируемой Директорией УНР. Центр этого движения перемещается в Каменец-Подольский. Свою деятельность автокефалисты сосредотачивают в Министерстве исповеданий УНР и в возобновленном "Кирилло-Мефодиевском Братстве".

2(15) сентября 1919 г. Директория назначает министром исповеданий Ивана Огиенко, активиста украинского национального движения и приверженца украинизации и автокефалии Украинской Церкви. Деятельность этого министерства резко активизируется. К работе в нем привлекаются активисты автокефалистского движения. При министре создается 4(17) сентября Рада министерства в которую вошли: прот. В. Липковский, прот. Е. Сицинский, свящ. М. Крамаренко, проф. В. Биднов, М. Мороз, свящ. А. Марычев, Неселовский и В. Чеховский, главой рады являлся сам министр, а секретарем Т. Левицкий.

Эта рада стала органом, определяющим политику Директории в церковном вопросе. В период с 5(18) сентября по 26 октября(8 ноября) 1919 г. рада провела 20 заседаний на которых было рассмотрено 62 вопроса, по большинству из них принимались решения и подготовлялись законопроекты для Директории.

Взаимоотношения власти, насаждавшей автокефалию сверху, и Церкви в целом не сложились. На одном из заседаний рады министерства исповеданий И. Огиенко так охарактеризовал взаимоотношения с Церковью: "Вся Церковь против нас…Где наша Церковь? Я ее не вижу, я вижу Церковь только такую, которая идет против нас, а не за нас. Ваши мысли идут по пути отделения Церкви от Государства, но становиться на сей путь пока еще рано. Я стою на государственной почве. Церковь, которую мы имеем, не помогает нам. Она не проявляет своей самодеятельности на пользу Украинской Державе… Как министр и защитник духовных интересов Церкви, я констатирую, что только при наличии Национальной Церкви мы будем иметь и Национальную Державу. До сей поры Держава давила Церковь, но я считаю что эта Церковь была не украинская. Украинская Держава все даст Украинской Церкви."

Много внимания уделяло министерство исповеданий украинизации Церкви. В первый же день своей деятельности на посту министра исповеданий И. Огиенко приказом №2 обязал вести деловодство, издавать плакаты, делать светские надписи в церквах, произносить проповеди и т.д. лишь по украински, а 5(18) сентября вышло распоряжение о полной украинизации церковного делопроизводства, а 11(24) сентября распоряжение о дерусификации Церкви на Украине и введении украинского языка в богослужении. Меры по украинизации церковной жизни нашли отражение в сотнях документах Министерства исповеданий. Данные постановления, как и многие другие были проигнорированы представителями Церкви.

Другим направлением деятельности министерства было создание органов управления Украинской Церкви, которые б под контролем светской власти, создавали автокефальную "Национальную Церковь".

24 сентября (7 октября) 1919 г. Директория издала декрет о восстановлении центральной власти в Украинской Православной Церкви, гласивший:

"До созыва Всеукраинского Церковного Собора на основании закона от 1.01.1919 г.[н.ст.] немедленно возобновить деятельность Св. Синода, который должен состоять из тех лиц, которые одобрены нами в январе.

Мы приказываем министру исповеданий передать на наше рассмотрение других лиц подходящего статуса и временно заменить тех членов Св. Синода, которые в данное время не могут прибыть для исполнения своих обязанностей.

Украинский Синод должен начать свою работу не позднее 14 октября 1919 г.[н.ст.].

Новый статут Св. Синода должен быть составлен самим Синодом и Министерством по делам религий и (Синод) будет под их руководством до Всеукраинского Церковного Собора."

Состав Синода был утвержден 25 сентября(8 октября) 1919 г. туда были назначены: архиеп. Екатеринославский Агапит (Вишневский), прот. Е. Сицинский, прот В. Липковский, свящ. П. Погорилко, свящ. М. Крамаренко, свящ. А. Матиюк и проф. В. Биднов, временными членами Украинского Синода были утверждены: еп.Подоль-ский Пимен (Пегов) и еп. Винницкий Амвросий (Полянский).

Кроме архиеп. Агапита, который в то время не находился на территории контролируемой Директорией УНР, остальные епископы отказались участвовать в работе данного органа.

Еп. Пимен даже отправил властям УНР официальный отказ в котором говорилось: "Сознание великой нравственной ответственности пред Богом и юридической пред каноническим Собором иерархов Православной Церкви побуждают меня отклонить от себя выпавшую на мою долю честь присутствовать в том Священном Украинском Синоде, в заседание коего я приглашаюсь…"

1(14) октября, в отсутствии епископов, начал работу Синод. На его первом заседании присутствовал Глава Директории УНР Головной Атаман С. Петлюра. Председателем Синода был назначен прот. В. Липковский. Стремясь придать респектабельный вид данному собранию, руководители украинского Синода пытались еще раз склонить еп. Пимена к работе в нем, на что епископ ответил следующим посланием:

"Не смотря на то, что в первом заседании имевшем место 14 октября[н.ст.], Вы одобрили "що право на голосування належить" мне и потому сочли необходимым просить меня "не одмовитися вiд обов’язкiв члена Св. Синоду УАПЦ й благословити його роботу", я тем не менее не могу не отнестись к всему этому только отрицательно. Чтобы преподать благословение действительно Автокефальному Синоду, для этого нужно быть если не Вселенским, то по крайней мере автокефальным патриархом, а не простым епархиальным архиереем, каковым является моя мерность.

Если же Синод, именующий себя Автокефальным, в действительности не обладает никакою автокефалиею, то преподанное епархиальным епископом благословение такому Синоду не только не сообщит последнему прав автокефалии, но и самого архиерея поставит если не в печальное положение мятежника, то во всяком случае в положение невежественного профана. Права автокефалии приобретаются тою или иною Церковию не путем узурпации и не посредством одностороннего акта гражданского Правительства…

Автокефалия добровольно исходит как священный дар, от того патриарха, от которого новая поместная Церковь, не расторгая духовных уз выделяется в самостоятельную единицу. Кроме того, на признание автокефалии требуется согласие и всех прочих православных патриархов и предстоятелей Церквей…

Каким бы громким названием не именовали свое собрание два протоиерея, три священника и один университетский профессор, они не имеют решительно авторитета в глазах 30 архиереев Православной Украины, и десятков тысяч белого и черного духовенства. Даже если б в состав этого собрания вступил… один из архиереев… , то и он, как не имеющий никаких полномочий ни от Поместного Украинского Собора ни от сонма архипастырей, не в силах придать этому собранию какого-либо авторитета…"

Еп. Пимен возглавляет оппозицию неканоническим попыткам Директории навязать свою волю Церкви, начинается противостояние петлюровских властей и духовенства.

28 октября(10 ноября) 1919 г. еп. Пимен запрещает в служении протоиереев В. Липковского и Е. Сицинского и священников М. Крамаренко и П. Табинского за то что они "отложились от Московского Патриарха, признав автокефальность Украинской Церкви" и "вступили в число членов Кирилло-Мефодиевского Братства, агитировавшего против православной русской иерархии."

Со своей стороны видя бойкот своих распоряжений епископатом, и понимая что церковь не может существовать без епископов, министр исповеданий И. Огиенко поднимает вопрос о хиротонии епископов из числа автокефалистов на стороне. 2(15) ноября 1919 г. Огиенко давал пояснения одному из лидеров автокефалистского движения в деле его хиротонии от Грузинского Патриарха, на следующий день Липковский и М. Крамаренко выезжают из Каменец-Подольского, но до Грузии им добраться не удается.

Тем временем в Каменец-Подольском усиливается противостояние властей и духовенства. 7(20) ноября министр исповеданий И. Огиенко издает приказ № 23 об освобождении еп. Пимена от руководства Подольской епархией "за разрушение Украинской Автокефальной Церкви, за непослушание законам УНР, за вмешательство в компетенцию гражданской власти и агитацию в церквах в пользу Деникина".

Еп. Пимен в ответ на сей приказ издал свой указ № 2717 от 13(26) ноября:

"Все священнослужители, подчиняющиеся распоряжениям Украинского Синода, будут запрещаемы в священнослуженнии с приданием их церковному суду Всероссийского Патриарха".

28 ноября(11 декабря) 1919 г. Огиенко временно поручает руководство Подольской епархией еп Винницкому Амвросию, но и этот приказ бойкотировался.

Твердая позиция епископата, сокращение из-за военных поражений территории, контролируемой Директорией УНР, а также то, что многие деятели автокефализма перебрались в занятый большевиками 3(16) декабря Киев, привели к тому, что Директория практически не могла проведить в жизнь своей религиозную политику.

3.4 ПОПЫТКИ ДИРЕКТОРИИ УНР ДОБИТЬСЯ ПРИЗНАНИЯ СВОЕГО АКТА ОБ АВТОКЕФАЛИИ УКРАИНСКОЙ ЦЕРКВИ У КОНСТАНИНОПОЛЬСКОГО ПАТРИАРХАТА.

Кроме насильственного насаждения "автокефалии" другим направлением церковной политики Украинской Директории были попытки добиться признания своего акта об автокефалии Украинской Православной Церкви у Константинопольского Вселенского Патриархата.

Для этого 2(15) января 1919 г. правительством УНР за подписью С. Петлюры было направлено официальное обращение ко Вселенской Патриархии с просьбой признать объявленную законом УНР автокефалию Украинской Церкви. Тогда же послом Украины в Константинополе был назначен бывший министр исповеданий А. Лотоцкий. Прибыв из-за сложных политических условий в Константинополь лишь в апреле, Лотоцкий начинает сложные переговоры с представителями Константинопольской Патриархии.

В ходе переговоров вначале Лотоцкому был представлен проект послания Константинопольского Синода Украинскому правительству. В проекте Св. Синод признает что "как решение украинского народа вернуть свою независимость, так и соответствующее желание Вашего Превосходительства не лишены оснований исторических и канонических.

Св. Синод считал бы, что с этой стороны не имеется препятствий для того, чтобы только этому соответствовали необходимые в таких делах канонические формы, которые до сего времени исполняются обязательно. Такими считаются, во-первых независимость, во-вторых прошение украинской власти и церкви к той церкви, от которой так или иначе она зависела и в-третьих, наличие Вселенского Патриарха, необходимо для того, чтобы данный акт получил соответствующий авторитет для себя.

Отсутствие этих трех упомянутых канонических обстоятельств мешает тому, чтобы Св. Синод с объявленным желанием, хотя оно и правильное и справедливое."

Сей проект вызвал недовольство в кругах украинского посольства, Лотоцкий продолжил переговоры. В конце концов представители Вселенской Патриархии пошли на некоторое смягчение формулировок, не менявшее сути ответа. 6 мая 1920г. Местоблюститель Вселенского Патриаршего Престола митр. Дорофей подписал следующий ответ на прошение Директории УНР:

"Отвечая на послание Вашего Превосходительства от 15.01.1919 г. имеем честь, в соответствии с синодальным постановлением, сообщить Вам:

Как мы уже устно сообщали Его Превосходительству … г-ну А. Лотоцкому, обсуждение окончательного решения в отношении высказанного в послании Вашего желания сейчас невозможно по причинам каноническим из-за вакантности патриаршей кафедры.

Подавая сей ответ с великою любовью, пользуемся случаем высказать горячую благосклонность Матери-Церкви ко благочестивому народу украинскому, а также нашу твердую надежду, что как он, так и поставленное над ним высокое правительство и дальше будет твердо хранить верность отцовской Православной вере, ожидая в полной уверенности осуществления своего желания в соответствии со священными канонами и правилами."

Далее митр. Дорофей благословлял украинский народ и правительство. В целом же не смотря на смягчение тона, Вселенская Патриархия главным условием опять ставила соблюдение канонов. Лотоцкий впоследствии подчеркивал, что для него "лучшего ответа, как это было очевидно, получить тогда было невозможно".

Однако и после этой неудачи представители Директории продолжают попытки добиться у Константинополя признания своего акта об автокефалии УПЦ. После отбытия Лотоцкого, на должности посла его сменяет его ближайший друг и советник, а впоследствии и его зять, известный украинский масон кн. Иван-Степан-Мариан Токаржевский-Карашевич. 24 октября(6 ноября) 1920 г. он обращается к местоблюстителю Вселенского Патриаршего Престола с посланием.

В начале послания подчеркивались давние связи Украинской Церкви с Константинопольским Патриархатом и говорилось что "господство патриархов Московских, а с 1721 г. Российского Синода, принесли много вреда и горя нашей Украинской Православной Церкви…". Далее послание гласило:

"…только последние три года, начиная с 1917, дали нам возможность вернуть нашей Украинской Православной Церкви то, что было уничтожено Москвою политическая свобода и государственная самостоятельность украинского народа дают ему ныне возможность полностью обновить и свою церковную жизнь…

Но московская иерархия создает нам препятствия, мешает нашим святым трудам во славу Великого Имени Божиего. Светлое Правительство УНР еще 1 января 1919 г. сочло провозгласить автокефалию Украинской Православной Церкви. Весь православный украинский народ и большая часть духовенства признала Украинскую Церковь автокефальной и не подчиняющейся Московскому Патриарху…"

После сей дезинформации шла просьба благословить автокефалию и о хиротонии епископов для УАПЦ:

"Благослови Богомудрый Отче, своим святым Патриаршим Благословением… Автокефальную Украинскую Православную Церковь…

Пусть Святой Константинопольский Патриарший Престол и теперь поддержит наши всенародные усилия охранять Автокефальную Православную Церковь, как он помогал ей во времена деятельности наших славных братств в XVI-XVII вв. …

Просим также Ваше Святейшество не отказать украинскому народу в хиротонии православных, когда будут присланы Патриаршему Престолу избранные нами кандидаты…"

После длительного молчания Местоблюститель митр. Дорофей прислал ответ в котором ничего не говорилось о благословении автокефалии и о хиротонии епископов для УАПЦ, но напоминалось о необходимости соблюдения канонов:

"С симпатией смотрит Великая Церковь на все те желания народа, про которые пишет Ваше Превосходительство, … и всегда благосклонна к этим желаниям, разумеется в соответствии со св. канонами, так как гармония поступков с правилами является обязательной для всех православных народов …"

Миссия кн. И.-С.-М. Токаржевского-Карашевича как и миссия А. Лотоцкого закончились провалом. Руководители Вселенской Патриархии дали понять, что только тогда признают автокефалию, когда для ее достижения будут соблюдены все канонические нормы, автокефалию же неканоническую, провозглашенную лишь указом светского правительства, Вселенский Престол признавать отказывался.

3.5. "СПИЛКА УКРАИНСКИХ ПАРАФИЙ" ДО ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ ВСЕУКРАИНСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКОВНОЙ РАДОЙ АВТОКЕФАЛИИ УАПЦ (ДЕКАБРЬ 1919 Г.- МАЙ 1920 Г.).

3(16) декабря 1919 г. Киев снова был занят большевицкими войсками. Вместе с белыми Киев покинул митр. Антоний. Вскоре после занятия города большевиками туда вернулись и многие деятели автокефалистского движения и возобновила свою деятельность ВПЦР. Большевики передали автокефалистам те храмы, которыми они пользовались ранее, за исключением Софийского Собора. Вскоре при поддержке новых властей им удалось захватить Св.-Ильинскую и Петро-Павловскую церкви.

Согласно посланию ВПЦР еп. Антонину (Грановскому), написанному в конце 1920 г., организованное автокефалистское движение на советской Украине "за пределы Киева вышло только лишь весною 1920 г." В начале 1920 г. "украинские приходы" возникают также в Екатеринославе, Николаеве, Одессе, Полтаве и некоторых других городах Украины. Основание "украинских парафий" происходило при поддержке большевицких властей, поощрявших любое нестроение в Церкви.

В начале весны 1920 г. ВПЦР составила "Статут Спилки Украинских Парафий", в котором объявлялось об объединении всех "украинских приходов", стоящих на платформе автокефализма, в единую организационную структуру возглавляемую ВПЦР. В статуте была "обозначена вся организация украинской [автокефальной] церкви, порядок и границы компетенции Всеукраинской Церковной Рады, уездных и волостных церковных рад и т.д." Вскоре этот статут получил одобрение советских властей зарегистрировавших "Спилку Украинских Парафий".

К началу 1920 г. относится воззвание Объединенных Рад Украинских Православных Приходов "Чего хотят православные украинцы", призванное популяризировать "Спилку…" и ее идеологию. В воззвании говорилось:

"1) Православные украинцы хотят хвалить Бога и благодарить Его… на своем родном языке и руководствоваться в церковной жизни стародавними обрядами и обычаями Украинской Православной Церкви.

2) Православные украинцы хотят возродить устройство и обычаи стародавней вольной Украинской Церкви потому, что тогда весь народ, а не одно лишь духовенство, как сейчас, принимал участие во всей церковно-религиозной жизни. Поэтому они основывают свои приходы в соответствии с духом уставов стародавних украинских церковных братств, утвержденными восточными патриархами. Эти братства сами выбирали не только священников, но и епископов, для совместной в согласии с народом церковной деятельности, сами управляли … вообще всеми церковными делами.

3) Отправлять богослужение и вообще обращаться к Богу с молитвой на родном языке, имеют право в соответствии с Христовым заветом апостолам, ибо они учили все народы на их родных языках…

4) Православные украинцы не желают и никогда не перейдут ни в католичество, ни в протестантизм ни в унию…, но стоя непоколебимо на основах Православной веры молимся со всею Вселенской Церковью за духовное объединение всех верующих.

5)Не желая ни у кого забирать церкви, православные украинцы хотят только такого раздела национализированных государством храмов г. Киева между православным украинским и неукраинским населением…

6) В своих церковных делах украинцы не стремятся к господству над теми народами, которые среди них поселились, но и не желают в этом отношении зависеть от других…

7) Украинцы не стремятся к отделению от современных украинских епископов и не отойдут от них, хотя бы они их и гнали от себя, украинцы очень желают иметь от своих епископов, в соответствии со стародавним устройством Украинской Православной Церкви, архипастырское руководство, помощь и единение с народом в церковной работе, а не только приказы и распоряжения духовных чиновников.

8) Православные украинцы не хотят никакого разделения с греческой, московской, сербской, румынской и иными православными церквами, а хотят навсегда остаться в братском единении и согласии со всеми ними… Вместе с тем православные украинцы стремятся к автокефалии т.е. к полной неподчиненности Украинской Православной Церкви никакой другой Православной Церкви."

В это же время происходит дальнейшее обострение взаимоотношений между церковными властями и автокефалистами. 23 марта(5 апреля) 1920 г. перед Страстной Седьмицей большевики передали автокефалистам Софийский Собор. Не смотря на запрет епископата автокефалистские священники начинают отправлять богослужения в Софийском Соборе. В ответ управляющий Киевской епархией еп. Назарий (Блинов) 17(30) апреля запретил в служении священников- сторонников ВПЦР в Киеве.

22 апреля(5 мая) 1920 г. в Киеве состоялся пленум ВПЦР.

Пленум начался с осуждения действий епископата. Председатель ВПЦР Михаил Мороз заявил: "…Мы очень хотим быть в согласии с епископатом, но он нарушает все наши права. Поэтому мы должны твердо и решительно идти к той цели, которую поставило себе украинское церковное движение. Эта цель- автокефальность Украинской Церкви."

Практически почти все выступавшие на пленуме высказались за разрыв с епископатом и автокефалию Украинской Церкви.

Единственным исключением был о. Г. Яструбецкий, который заявил: "Церковная Рада не должна толкать свое духовенство на путь разрыва с епископатом. Церковная Рада не имеет права этого делать, ибо неизвестно, пойдет ли народ за Радой. Вопрос этот может решить лишь Собор. С формальной стороны епископат сделал законный поступок: перед запретом епископ призвал к себе украинских священников, а они не пошли и дали ему большой козырь в руки. Но с моральной точки зрения нельзя и оправдать и украинский люд, захвативший себе храмы путем насилия."

Здравые замечания Яструбецкого не были восприняты другими участниками пленума. В конце пленума М. Мороз заявил:

"Резюмируя мысли выступавших, я могу только лишь сказать то, что все собравшиеся сошлись в одном: необходимо признать запрет епископата недействительным. А отсюда нужно сделать и дальнейшие выводы. Мы должны, став на путь неподчинения епископату, считать свою Украинскую Церковь отныне автокефальной. Должны вменить в обязанности Рады руководство всеми делами Украинской Церкви…"

ВПЦР составила послание об автокефалии Украинской Церкви. Это послание начиналось нападками в адрес Русской Церкви и иерархии, типичными для риторики автокефалистов, и давался обзор развития движения за автокефалию Украинской Церкви, далее в послании говорилось:

"Имея ввиду:

1) Что украинское церковное движение во всех своих проявлениях не имеет по сути не имеет ничего антиканонического, так как базируется на основе своего стародавнего церковного устройства и только лишь восстанавливает свои права, самовластно уничтоженные московской властью;

2) Что украинское церковное движение является живым народным движением и идет уверенным твердым путем к полному освобождению Украинской Православной Церкви от зависимости от Церкви Московской и возвращению ей устройства автокефального и соборноправного;

3) Что киевский епископат будучи представителем Московской духовной власти, постоянным тормозом украинского церковного движения, в конце концов, запретами священников показал себя не добрым пастырем, а врагом украинского народа и этим поступком отошел от Украинской Церкви;

4) Что в результате всего этого Украинская Православная Церковь, состоящая из украинских приходов, осталась без епископов, в тоже время непрерывно пребывая в лоне Единой Соборной и Апостольской Церкви,

Церковная Рада постановила:

1) Признать распоряжения представителя московской духовной власти- киевского епископата в лице Назария, еп. Черкасского о запрете священнодействия украинским причтам актом аморальным и антиканоническим, и поэтому недействительным, которому не должны повиноваться члены причтов;

2) Считать что отныне Украинская Православная Церковь, из украинских приходов, не имеет епископов и посему ВПЦР считает необходимым временно до избрания епископата и создания Всеукраинским Церковным Собором соответствующих руководящих органов взять на себя главное руководство делами Украинской Православной Церкви… По сему никаких распоряжений епископата, представителя московской духовной власти, украинские приходы и причты выполнять не должны и ни в какие отношения с ним не вступать, во всех вопросах обращаться к ВПЦР.

3) Считать Украинскую Православную Церковь освобожденной от подчинения Москве, автокефальной и соборноправной.

4) Принять необходимые и срочные меры к подготовке и законному проведению украинским православным народом выборов украинских епископов.

5) Призвать украинский православный народ отнестись ко всему происшедшему с надлежащей сознательностью и поддержать ВПЦР как в ее борьбе с врагами церкви, так и в великой работе по восстановлению всего церковного устройства, а также заботиться за свои храмы Божии, и за исполнением религиозных потребностей обращаться только к причтам украинских приходов."

Акт провозглашения автокефалии был незаконен, украино-канадский историк Богдан Боцюркив метко назвал его "виртуальной автокефалией". Акт провозглашения автокефалии был незаконен. ВПЦР представляла собой орган самочинный, собравшийся без благословения высшей церковной власти, и представляла лишь незначительную часть православных Украины, объединенных в "Спилку Украинских Парафий" и заявлять что-либо от имени всей Украинской Церкви не имела никакого права. Решать же вопрос об автокефалии Украинской Церкви могла лишь та Церковь от которой она хотела бы отделиться на основании прошения Архиерейского или Церковного Собора всей Украинской Церкви, с другой стороны этот акт провозглашал "Спилку Украинских Парафий" Украинской Автокефальной Православной Церковью и окончательно выводил ее из подчинения законной церковной власти и ставил ее в положение раскольников.

3.6 ПОДГОТОВКА КО ВСЕУКРАИНСКОМУ СОБОРУ УАПЦ (МАЙ 1920 Г.- ОКТЯБРЬ 1921 Г.)

На следующий день после провозглашения "автокефалии" ВПЦРадой Киев был занят польскими войсками. Вместе с поляками на Украину в 4 товарных товарных вагонах вернулся Симон Петлюра со своим правительством и на короткое время в Киеве была восстановлена власть украинской Директории. Прибывший в Киев министр исповеданий УНР И. Огиенко из-за недолгого пребывания не смог сотворить многого. Им была назначена из деятелей автокефалистского движения Киевская Губернская Церковная Рада в состав коей вошли: прот. В. Липковский, прот. Н. Шараевский, свящ. Г. Жевченко, В. Крыжановский и Г. Лященко, а также было проведено совещание министра с киевским епископатом. Данные меры остались без практических последствий так как уже 30 мая(12 июня) 1920 г. Киев был захвачен частями большевицкой Красной Армии. На этот раз большевики уже прочно укрепились в Киеве.

Главными задачами ВПЦР на данном этапе были: расширение сети "украинских приходов" по всей Украине, поиск епископов, которые бы согласились возглавить УАПЦ, и подготовительная работа по организации созыва Всеукраинского собора УАПЦ.

Содействие расширению сети "украинских приходов" оказывала советская власть. В. Липковский признавал впоследствии: "Благая весть о нашем церковном расколе распостранилась по всем деревням. Сельсоветы сразу приступили к созданию украинских приходов, которые обращались к нам [т.е. ВПЦР] для получения уставов и священнослужителей". 17(30) августа 1920 г. Киевский уездный съезд комитетов незаможных селян(комнезамов) принял резолюцию об украинизации богослужения.В послании ВПЦР еп. Антонину (Грановскому) упоминается "о многих съездах учителей сел.- вол. и уездн.- ревкомов, незаможников [т.е. комбедовцев] и других, которые уже состоялись и на коих непременно выносились резолюции о необходимости украинизации церквей."

По свидетельству современников нередко представители ВПЦР являлись в села "имея в кармане отлитографированный текст утрени и литургии и запас всяческих советских пропусков и удостоверений для устрашения селян". Другой современник так описывал технологию распостранения автокефализма: "Приезжали в город, местечко и даже село, так называемые, благовисники, т.е. агитаторы автокефалистов. Они предъявляли местным советским органам свои документы, а также утвержденный советской властью свой статут, в коем было обозначено, что они имеют право расширяться по всей Украине. При этом, тот или иной район заранее получал от ГПУ секретные директивы всемерно помогать автокефалистам, но делать это так, чтобы население не замечало, что советская власть покровительствует захватчикам. В данном случае, советская власть, как бы стоит в стороне и не вмешивается в церковные дела, а сам народ изъявляет свою волю и избирает для себя наиболее подходящий церковный строй. Около агитаторов обыкновенно группировалась бесшабашная молодежь, менее всего разбирающаяся в церковных вопросах. Среди них немалый процент принадлежал к комсомолу.

Прежде всего, следовала речь о том, что царское правительство и православная церковь с епископами во главе всегда угнетали украинскую национальную культуру, не давали возможности молиться на родном языке. Теперь советская власть принесла свободу всем, в том числе и религиозную, дает возможность сбросить старые церковные оковы и ни от кого не зависить. Что они в данном случае и должны сделать, если желают иметь свободную украинскую церковь. И вот, эта гурьба с песнями и криками под предводительством агитатора валит к сельской или местечковой церкви. Хорошо, если верующее население тороватое, ударит скоро в набат и сбежавшийся люд палками и камнями разгонит налетчиков. Где этого нет, они самочинно отбирают ключи от перепуганного священника или церковного сторожа и объявляют, что отныне храм принадлежит украинской автокефальной церкви, находящейся под главенством церковной рады, что если священник не признает ее церковную власть, то должен немедленно покинуть приход."

Летом и осенью 1920 г. "украинские приходы" были созданы в Житомире, Чернигове, Каменец-Подольском, Виннице, Белой Церкви, Одессе, Николаеве, Херсоне, а также и в некоторых селах.

Начинается поиск епископов, согласных сотрудничать с УАПЦ. Летом 1920 г. устанавливаются контакты ВПЦР с архиеп. Полтавским Парфением (Левицким). В августе в Полтаву для переговоров с ним отправляется делегация ВПЦР в составе М. Мороза, прот. В. Липковского и свящ. Г. Жевченко. 8(21) августа 1920 г. после переговоров с представителями ВПЦР владыка Парфений "ради мира церковного и сохранения стада Христова" согласился "принять под свой присмотр(догляд) украинские православные приходы входящие в состав Всеукраинской Спилки Православных Парафий".Сразу же после принятия сего акта 10(23) августа Парфений отправил доклад Патриарху, который "возвращен был чрез 3 месяца обратно, недоставленным адресату."

Приняв их "под свой присмотр" Парфений рукоположил 34 священника и 18 диаконов для "украинских приходов". В тоже время владыка Парфений не порывал и с Московской Патриархией и в письме Патриарху Тихону объяснял что своим актом он добился того, что "украинцы [т.е. автокефалисты] не ушли из лона Русской Церкви" и просил Патриарха "что для мира Церкви и для блага многомиллионного украинского народа, необходимо, чтобы Ваше Святейшество благословило мне или другому епископу… если не стать "на чолі", то принять "под догляд" Украинскую Церковь".Уже после Рождества, по свидетельству В. Липковского, Парфений "отказался рукополагать ставлеников ВПЦР", не разрывая однако окончательно отношений и с ВПЦР.

В конце 1920- начале 1921 гг. ВПЦР предприняла переговоры с рядом епископов дабы переманить их в УАПЦ. Переговоры велись с еп. Одесским Алексием (Бажановым), с еп. Николаем (Могилевским) и с пребывающим на покое еп. Антонином (Грановским), впоследствии предводителем организованной большевиками "Обновленческой Церкви". Из упомянутых епископов только лишь Антонин согласился сотрудничать с ВПЦР.

В начале 1921 г. усиливается противостояние Церкви и автокефалистов.

В конце 1920- начале 1921 гг. в Киеве, Богуславе, Виннице и других городах и селах автокефалисты организуют съезды и собрания "украинских приходов", на которых обсуждалась потребность созыва Всеукраинского Собора УАПЦ.

В феврале 1921 г. Собор Украинских Епископов принял постановление о лишении сана всего духовенства "украинских приходов", роспуске ВПЦР и ликвидации "Спилки Украинских Парафий". Борясь с раскольниками церковные иерархи одновременно разрешают проведение в храмах служб на церковно-славянском языке с украинским произношением, а также чтение Евангелия и Проповеди на украинском языке если того захотят прихожане.

В январе 1921 г. ВПЦР в своем послании еп. Антонину (Грановскому) привело следующие сведения о составе "Спилки Украинских парафий": "Сейчас Спилка объединяет 42 отдельные парафии Киевщины, Подолья, Полтавщины, Черниговщины и др. губерний Украины…Кроме того, присоединились 4 благочиния в полном составе. Речь идет о парафиях, в коих полностью проведена украинизация…и которые выполнили все формальности присоединения к Спилке. Но кроме того, по данным ВПЦР, очень много парафий полностью украинизированы, еще формально не присоединившихся. Еще больше парафий находится сейчас на разных стадиях преобразования из приходов [РПЦ] и украинизации."Следовательно исходя из того , что на Украине в среднем на один благочинный округ приходилось 18 приходов, УАПЦ в январе 1921 г. насчитывала около 100-140 приходов из около 9 тыс.православных приходов Украины.В приложении к этому посланию, сделанному в апреле сообщается об увеличении за 3 месяца количества зарегистрированных "украинских парафий" в 3 раза однако учитывая тон послания и страсть автокефалистов к преувеличениям можно предположить, что данные цифры несколько завышены.

В марте 1921 г. автокефалисты провели съезд представителей "украинских приходов" г. Киева и Киевского уезда, который осудил решение украинского епископата о лишении сана представителей духовенства, перешедших в автокефалистский раскол.

Весною 1921 г. ВПЦР издает брошюру "Пiдвалини Українскої Православної Церкви", излагавшую идеологию автокефалистского раскола. Основными положениями УАПЦ были объявлены: автокефальность, украинизация и соборноправность. Под соборноправностью авторы брошюры понималось “всенародное руководство всеми церковными делами”. Признаками соборноправности определялись: “1) Право всенародной выборности на всех ступенях церковнаго служения; 2) Право всенароднаго церковнаго хозяйствования…; 3) Право участия всего церковнаго народа в решении всех церковных вопросов: благотворительных, хозяйственных, просветительских, богослужебных и даже канонических и догматических”. По мнению авторов этой брошюры всенародный соборноправный строй в Церкви существовал во времена Апостольские, впоследствии же в годы гонений и в то время, когда Церковь стала государственной, произошел отход от соборноправности и власть епископов приняла монархический характер. Данные положения преследовали цель оправдать нарушения канонов вожаками автокефалистского движения и противоречили основам канонического устройства Православной Церкви.

Большое значение для оформления идеологии и организационной структуры УАПЦ сыграл “1-й Православный Украинский Собор Киевщины”, который иногда именуется и подготовительным предсоборным совещанием. “Собор Киевщины” проходил 9(22)-13(26) мая 1921 г. в Киеве. На нем присутствовало 412 делегатов, среди которых было лишь 58 священников, 12 диаконов и 29 диаков, широко было представлено на этом собрании крестьянство (127 чел.) и интеллигенция. “Собор Киевщины” имел всеукраинское значение, так как кроме представителей Киевской губернии на него “прибыли люди и с Подолии и с Черниговщины и даже со Слобожанщины”.

В самом начале этот “собор” избрал своим председателем не явившегося на данное совещание архиеп. Парфения (Левицкого), а его заместителем стал В. Липковский.

На первом заседании пред. ВПЦР М. Мороз в докладе “Церковный Собор Киевщины" объявил, что целями "украинского церковно-освободительного движения" являются: во-первых обновление церковной жизни в духе первоначального христианства, а во-вторых в перестройке церковного устройства на основе автокефальности, соборноправности и украинизации. Далее докладчик в своей речи сообщил о том какие препятствия чинит епископат развитию автокефалистского движения на Украине и сообщил, что "сотрудничать с ВПЦР и стать украинскими епископами согласились только архиеп. Парфений и еп. Антонин".

Обсуждая далее вопрос о епископате прибывший из Грузии прот. Стефан Орлик сообщил, что Патриарх Грузинский Леонид (Окропиридзе) обещал помочь "украинскому народу в создании автокефального устройства его Церкви и благословил труды ВПЦР в деле возрождения родной Церкви."

10(23) мая "собор" принял решение об организации комиссии по созданию собственного епископата.

Попыткой оправдать частые нарушения автокефалистами церковных канонов был доклад В. Липковского "Церковные каноны и жизнь", проникнутый протестантским духом. В докладе подчеркивалось, что "поскольку Христос - Глава Церкви, Слово Божие - ее душа, верующие - тело, то каноны являются тою одеждою, которую одевает Церковь. И подобно одежде каноны не могут не изменяться." По мнению оратора именно каноны были средством "создания, укрепления и усиления власти епископа в Церкви" и привели к тому, что в Церкви стала господствовать только воля епископа. Далее в докладе упоминалось о мерах предпринятых украинским епископатом против автокефалистов и содержался призыв заменить соборноправность епископов соборноправностью всенародной. Признавая епископа высшей моральной и сакраментальной фигурой в Церкви, Липковский заявлял, что в управлении и во всей ее жизни он должен иметь те же права, что и каждый член Церкви. Липковский призвал отменить те каноны, которые утверждают "епископское самодержавие". "Новая жизнь, - подчеркнул докладчик, - должна с помощью Духа Святаго утверждать новые каноны".

После обсуждения этого доклада была принята резолюция, в которой говорилось, что церковные каноны "кроме догматических" церковь может изменять, а также переделывать и создавать новые каноны.

Второй доклад Липковского "Всеукраинский Церковный Собор 1918 г. и создание высшего руководящего органа Украинской Церкви" доказывал, что собор 18-го года на второй и третьей сессиях утратил свою законность так как были исключены из состава собора члены ВПЦР и были приняты решения противоречащие идее автокефалии Украинской Церкви. В постановлении по этому вопросу указывалось, что поскольку митрополит Антоний два года пребывает за пределами Украины кафедра митрополита Киевского и Галицкого считается вакантной. В украинских церквах данное постановление запрещало поминание Патриарха московского и его епископов. Собор 18-го года признавался лишь "собранием врагов украинского церковно-освободительного движения", а посему все его постановления признавались недействительными.

После отчета Мороза о деятельности ВПЦР было принято постановление в котором ВПЦР признавалось "единым высшим правомочным временным органом руководства делами УАПЦ", и подчеркивалось, что ее деятельность "полностью отвечает требованиям новой жизни и дает украинскому церковно-освободительному движению основательность, организованность и сознательное неуклонное продвижение к своей высокой цели - восстановлению родной живой церкви" и призвал верующих поддерживать ВПЦР во всех ея начинаниях.

11(24) мая 1921 г. состоялись выборы епископов и кандидатов во епископы. Митрополитом Киевским собор Киевщины единогласно избрал архиеп. Парфения (Левицкого), а его заместителем еп. Антонина (Грановского). Характерно, что впоследствии оба владыки не признали законным это решение. Кандидатами во епископы Киевщины были избранны протеиереи Василий Липковский, Евфимий Сицинский и Нестор Шараевский, священники Кирилл Бережницкий, Марк Грушевский, Константин Кротевич и Павел Погорилко, а также мирянин Григорий Стороженко.

Собор уполномочил ВПЦР "обратиться в деле рукоположения во епископский сан кандидатов, избранных на киевском церковном соборе, либо тех, коих изберут местные церковные организации, к той из автокефальных церквей (например Грузинской), которая согласится сделать эту братскую услугу Украинской Православной Автокефальной Церкви".

В решениях собора Киевщины был разрешен брачный епископат и отменены награды для духовенства. Данный собор назначил проведение Всеукраинского Собора УАПЦ на 1(14) октября 1921 г.

Главными основами устройства УАПЦ собор признал: "автокефалию церкви, отделение ее от государства, соборноправность в церковном управлении и употребление при отправлении богослужений украинского языка, народных обрядов и обычаев". Собор принял ряд решений о захвате имущества у канонической церкви. В постановлении о монастырях они были признаны "гнездами контр-революции, которые мешают духовному развитию украинского народа и возрождению его церкви" и говорилось о необходимости добиваться у советских властей "передачи вех монастырей и принадлежащего им имущества в распоряжение ВПЦР".

Собор поблагодарил безбожную власть в лице киевского губревкома за передачу автокефалистам некоторых киевских храмов и попросил его о передаче УАПЦ еще нескольких храмов и большей части имущества православной церкви.

Однако советы отказались выполнить наиболее наглые притензии УАПЦ. Надеясь на помощь большевиков лидеры автокефалистов не учитывали богоборческой природы этого режима и то, что они сами являлись орудиями этого режима в его политике уничтожения церкви. В своем письме Лацису глава ЧК Феликс Дзержинский так охарактеризовал смысл этой политики: "Церковь разваливается, этому нам надо помочь, но никоим образом не возрождать ее в обновленной форме. Поэтому церковную политику развала должна вести ВЧК, а ни кто либо другой… Наша ставка на коммунизм, а не на религию. Ликвидировать ее может только ВЧК…"

В середине 1921 г. большевиками на Украине создается сеть органов, задача которых - уничтожение религии. 19 мая(1 июня) 1921 г. в составе Наркомюста УССР создается Ликвидационный отдел, который занимался взаимоотношениями властей с религиозными организациями, во главе с большевиком Иваном Сухоплюевым. Для пропаганды декрета об отделении церкви от государств в 1920-21 гг. в УССР было издано 4 сборника документов, отчетов и пояснений НКЮ УССР. В отношении патриаршей церкви советскими властями проводилась непрекращающаяся компания террора, которая в данный период еще почти не затрагивала автокефалистов и других раскольников.

Вскоре после собора Киевщины от УАПЦ отошли и те епископы, которые в той или иной мере с ней сотрудничали. В июне архиеп. Парфений "подписал заявление, что он отрекается от украинской "автокефальной" церкви так как она сильно нарушила законы, разрывает связи с ВПЦР и своего избрания митрополитом Киевским не признает". Парфений также заявил, что о.К. Кротевич самозванно выдал себя на соборе Киевщины за его представителя. Отрекся от сотрудничества с УАПЦ и еп. Антонин (Грановский).

Собор украинских епископов выпустил обращение к верующим Украины, в котором собор Киевщины объявлялся самочинным сборищем, участники которого "дерзнули поколебать самые главные устои жизни Святой Православной Церкви". Собор епископов обратился к верующим не признавать решения собора Киевщины и не посылать без согласия своих епископов представителей на собор созываемый ВПЦР и не общаться с лишенными сана священнослужителями. Послание заканчивалось такими словами: "если кто не послушает слова нашего в сем послании того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдился, но не за врага считайте его, а вразумляйте как брата".

10(23) июля Патриарх Тихон назначил Экзархом Украины митр. Михаила (Ермакова). Назначение было вызвано стремлением патриарха урегулировать церковную смуту на Украине.

Среди "украинских приходов" шла работа по подготовке Всеукраинскому Собору УАПЦ. В ряде случаев "выборы на церковный собор проходили в помещениях волисполкомов, а делегатам выдавались свидетельства от волостных комнезамов…"

Неудачей закончились попытки автокефалистов приобрести епископат. Отправленные для хиротонии во епископы к Патриарху Грузинскому Стефан Орлик и Павел Погорилко не были пущены далее Харькова. Их попытка на обратном пути склонить к переходу в УАПЦ архиеп. Полтавского Парфения (Левицкого) и архиеп. Екатеринославского Агапита (Вишневского) успеха не имела и к открытию Всеукраинского собора УАПЦ все еще оставалась без епископата. Таким образом к началу 1-го Всеукраинского собора УАПЦ она представляла собой объединение раскольничьих "украинских приходов", созданных при поддержке атеистических советских властей запрещенными в служении священнослужителями, находящиеся без окормления епископов с сильными протестантско-модернистскими тенденциями, ставящее "национальную идею" превыше всего.

ГЛАВА 4. I ВСЕУКРАИНСКИЙ СОБОР УАПЦ 1921 Г.

Кульминационным моментом развития автокефалистского движения явился I Всеукраинский Собор УАПЦ, организовавший структуру этой организации и знаменовавший окончательный отрыв автокефалистов от православия.

Этот Собор состоялся 1(14)-17(30) октября 1921 г. в Киеве. B день открытия сего мероприятия зарегистрировалось 445 делегатов и приглашенных, среди коих было лишь 48 священников, 8 диаконов и 30 дьяков. Состав лже-собора давал прекрасное представление о распостранненности “автокефализма”: более двух третей делегатов представляли Киев и Киевскую губернию (309), широко были представлены Полтавская (45 делегатов) и Черниговская (40) губернии, остальные регионы были либо представлены чрезвычайно слабо (Подольская губ. – 18, Кременчугская – 13, Волынская (восточная советская ее часть) губ. – 9, Одесская – 7, Харьковская и Херсонская губернии по 2 делегата) либо не представлены вообще (Екатеринославская, Донецкая и Запорожская губернии). Широко были там представлены крестьяне, кооператоры и представители творческой украинской интеллигенции. Среди присутствующих были академик Агафангел Крымский, профессора Сергей Ефремов, В. Чеховский, Стороженко, Данилевич, писатели М. Старицкая, Стешенко, Старицкая-Черняховская, композиторы Стеценко, Ступницкий и ряд других деятелей украинской культуры.

Отличительной чертой данного собрания было отсутствие на нем епископов и поэтому согласно церковным канонам оно не могло называться собором и являлось "самочинным сборищем". Согласно воспоминаниям В. Липковского, ВПЦР "послала приглашения на Собор экзарху Михаилу и всем епископам на Украине, предлагая и им быть членами Всеукраинского Собора и совместно с ними обсудить и решить вопросы жизни Украинской Церкви. Никто из епископов на это приглашение не ответил, а экзарх Михаил ответил за себя и за всех, что не только сам не прибудет на собор, а и тех епископов и священников что прибудут отлучит от Церкви."

В личном же письме председателю ВПЦР М. Морозу митр. Михаил (Ермаков), благодаря за приглашение объясняет свой отказ так: "…если бы я принял Ваше приглашение, то тем самым признал бы, что ВПЦР есть высший правящий орган УПЦ и действительно имеет право управлять ее делами, а также то, что "Всеукраинский Собор" имеет каноническую силу без благословения местных епископов." Далее в своем послании владыка обещал со своей стороны приложить все усилия для восстановления церковного мира на Украине.

Собор открылся 1(14) октября 1921 г. на праздник Покрова вечером после торжественной литургии днем. Заседания собора происходили утром и вечером в киевском соборе св. Софии. Председателем собора был избран глава ВПЦР М. Мороз, а секретарем - Ив. Тарасенко.

Первые 2 дня заседаний (1(14) и 2(15) октября) были посвящены обсуждению положения на местах, вопросов украинизации приходов и противодействия автокефалистам церковной иерархии. Практически все выступавшие подвергали яростным нападкам патриаршую Церковь, обвиняя ее во всевозможных прегрешениях.

На соборе было поставлено 3 основных вопроса:

"1) считает ли себя собор "каноническим собором УАПЦ", не смотря на отсутствие епископата, или же он обычное совещание?

2) о епископате;

3) об организации УАПЦ."

Основным вопросом собора был вопрос о создании иерархии УАПЦ. Для решения этого и других вопросов было невозможно без разрешения вопроса правомочности собора, поскольку многие напоминали о том, что без участия епископата собор неканоничен.

4(17) октября по вопросу законности собора выступил В. Липковский. Основные тезисы его доклада были следующие:

"1) Все верующие, прибывшие на собор, являются не частными лицами, а представителями своих общин, поэтому и голос их не их личное мнение, а голос той Церкви, что их избрала. Поэтому в составе всех представителей собора слышится голос всей Украинской Церкви.

2) Все члены собора собрались во имя Христово, для решения вопросов жизни Христовой Церкви в украинском народе, посему здесь согласно слову Своему (Мф18.20) присутствует сам Христос.

3) Все члены собора исполнены веры в то, что Украинской Церковью руководит Дух Святый, и что благодать Духа Святаго нас тут собрала.

4) Посему собор имеет основания, чтобы быть полностью каноничным, законным собором всей своей Церкви.

5) Каждый член Церкви становится членом собора не потому какое он занимает положение или служение в Церкви, а потому, является ли он избранным от Церкви на собор независимо от того епископ ли он или священник или мирянин, ибо в Церкви пред Христом все равны.

6) Посему, если епископы не прибыли на собор, то потому, что они либо не считают себя членами нашей Церкви, либо не считают себя избранниками нашей Церкви, либо наконец потому, что считают себя выше всех остальных верующих по положению в Церкви и хотят властвовать на соборе, тогда как в Церкви пред Христом все равны."

Кроме этих софизмов протестантского толка этот доклад содержал множество еретических, с точки зрения Православия, нападок на каноны и церковную иерархию. После обсуждения доклада В.Липковского собор "признал себя каноническим и правомочным голосом всей Украинской Церкви с верою, что среди него присутствует Христос, что в нем действует благодать Духа Святаго"

Признав себя правомочным собор перешел к обсуждению вопроса о епископате. По этому вопросу обозначилось 2 течения:

1)часть духовенства и мирян (преимущественно представители Полтавской епархии, так наз. полтавская группа) во главе с о. Ксенофонтом Соколовским, которые "требовали законной хиротонии ставленников двумя или тремя епископами- всякое другое решение проблемы было по их мнению еретично и неприемлемо";

2)представители большинства (киевская группа), которые считали, что "новые условия жизни требуют и изменения традиционных форм хиротонии" и что "новые украинские епископы должны получить посвящение от "собора", а не от лиц "о которых неизвестно, имеют ли они благодать сами или подверглись ритуалу рукоположения во исполнение царского указа или по милости Распутина"" .

После длительного обсуждения было решено вариант "соборной хиротонии" оставить на тот случай, если законная хиротония окажется невозможной.

В тот же день на заседании собора было принято решение еще раз послать делегацию к экзарху Михаилу в составе 15 человек во главе с М.В. Левицким. "Собор приглашал экзарха не только прибыть на "собор", но и одновременно в категорической форме требовал от митрополита хиротонии 2 украинских священников во епископы. В том же случае если требование будет отвергнуто собор предупреждал экзарха, что он добьется постановления епископа, таким образом каким он это будет считать правильным."

Экзарх принял делегацию и принял решение посетить собор УАПЦ.

6(19) октября 1921 г. митр. Михаил (Ермаков) в сопровождении двух священников явился в Софийский собор, где и заседал I Всеукраинский собор УАПЦ. Встреченный пением "Достойно есть" и "Исполла", экзарх призвал присутствующих не вносить смуту в церковную жизнь, подчеркнув, что с его подачи, Патриарх "благословил богослужение на украинском языке, когда того пожелает большинство прихожан, в т.ч. и женщины, которых Патриарх благословил к церковной работе с полными правами", и подчеркнул, что он надеется, что "делегаты данного съезда не нарушат церковных правил и не нарушат воли Святейшего Патриарха". Владыка не дал благословения данному собранию и предложил его участникам разойтись по домам, указав на его неканоничность.

На просьбу выслушать предложения собора, митрополит ответил: "Я выслушаю то, что вам будет угодно сообщить и прочитаю просьбу, но обсуждать ее здесь в официальной обстановке, я не считаю себя вправе…"

Экзарха удалось на некоторое время задержать на соборе, пригласив в Президиум. Делегаты сразу же стали требовать от владыки поставить им 2 епископов из кандидатов, намеченных собором. В ответ на что митрополит "объяснил, что епископов в Южной России вполне достаточно, т.к. он посвятил и еще будет посвящать епископов в важнейшие уездные города". Затем выслушав многочисленные нападки как в свой адрес так и в адрес других представителей епископата владыка покинул это собрание.

Липковский впоследствии так охарактеризовал визит митр. Михаила на собор: "Это была последняя попытка опереться на каноны, и если они были после этого откинуты, то отказ от них нужно вменить в вину тем, кто защищал отжившие каноны. Собор находился пред альтернативой - или разойтись не разрешив вопроса о епископате, или создать епископат соборным актом. Свободная Церковь Украины, должна была или умереть или начать новую свободную жизнь, собор решил жить."

После ухода митрополита частью участников собора был опять поднят вопрос о создании комиссии для переговоров с епископатом. На это предложение председатель собора М. Мороз ответил так: "… я предлагал бы теперь никаких комиссий не выбирать. Они слышали, чего мы хотим. Пусть обдумают и ответят, а если не пожелают, то они недостойны и нашего высокого собора и нашего народа…Если мы стали на революционный путь, то мы должны сами выбрать архиепископа и в воскресенье его посвятить."

После выступления Мороза и недолгого обсуждения собор принял решение комиссию не создавать.

Обсуждение вопроса о епископате продолжилось и на следующий день 7(20) октября. В этот день заседание началось с заявления о. С. Задорожного, который присутствовал предыдущим вечером на заседании Киевского епископата в качестве частного лица. Выступавший передал слова митр. Михаила о характере собора: "Я вас вызнавать за собор не могу, вы есть самочинное сборище созванное самозваной радой… Коли хотите быть с нами, то должны послушаться голоса нашего, когда соберется Всеукраинский Собор всего народа и тогда мы может автономию дадим. А что касается автокефалии то вы должны подать заявление об этом Всеукраинскому Собору, а потом будет Всероссийский Собор, а Всероссийский, может найдет и ненужным вам дать автокефалию."

Далее на заседании началось противостояние "киевской" и "полтавской" групп. С докладом "Создание епископата УАПЦ" выступил В. Чеховский от "киевлян" и с содокладом о. Кс. Соколовский от "полтавцев".

Чеховский в своем докладе утверждал, "что в апостольские времена не было посвящения епископского, что ап. Павел был посвящен на апостольство пророками (Деян.Ап.13:3), а ап. Тимофей был посвящен во епископы "возложением рук священства"(1Тим.4:14) и позднее в Александрийской и Антиохийской Церквах еще долго рукополагали епископов пресвитеры. а когда епископы отняли это право у священников, то это уже было нарушение апостольской практики. Благодать Духа Святаго в полноте своей пребывает в Церкви и посему Церковь, как было это во времена апостольские, может возложить на своего избранника свои руки и передать ему благодать Духа Святаго." Вывод же был такой: "Тихоновский епископат на Украине идет против воли Церкви и не хочет оказать ей услугу традиционным посвящением для нее епископа, по ее выбору, поэтому Всеукраинский собор с твердой верой в присутствие среди нас Верховного Архиерея - Христа и в полноту даров Духа Святаго, имеет полное догматическое и каноническое право оставаясь непоколебимо на почве Православия, посвятить избранного епископа-митрополита всесоборным посвящением с возложением рук всего пресвитерства."

Против этого, протестантского по духу, доклада, противоречащего всей традиции и учению Православной Церкви, выступил содокладчик о. Кс. Соколовский, представлявший "полтавскую" группу. В своем докладе о. Ксенофонт показал неправославность основных положений доклада В. Чеховского, напомнил , что Православная Церковь признает лишь один способ рукоположения епископов, путем возложения рук двух или трех епископов, а все иные способы рукоположения есть ересь, измена Православию и протестантизм, и предостерег собравшихся "от сектанского пути, от того что вместо Украинской Церкви будет создана узкая секта."

Однако собор не внял этим предупреждениям, и после обсуждения по губернским делегациям, большинство собора выступило за "соборную хиротонию". Не желая участвовать в столь вопиющем беззаконии "полтавская группа" покинула собор. Среди покинувших был и такие активисты автокефалистского движения как о. Сергий Филипенко и о. Павел Погорилко, которые не могли согласиться со столь грубым нарушением догматов и канонов Православной Церкви.

На вечернем заседании ряд делегатов выступили в защиту "соборной хиротонии" и с нападками на патриаршую Церковь, в т.ч. такие видные представители украинской интеллигенции как акад. Агафангел Крымский, профессора Василий Данилевич и Григорий Стороженко. Сильное впечатление на участников собора произвела речь секретаря Украинской Академии Наук востоковеда и воинствующего русофоба А. Крымского, котрый еще в1890г., будучи еще студентом, “перестал ходить в церковь, навсегда став атеистом”. Речь академика-атеиста состояла из нападок на епископат, и была посвящена оправданию отхода от канонов. "Нужно помнить, - говорил А. Крымский, - что законы приспособлены к обычной жизни, когда случается что-либо неожиданное, законы-каноны отпадают. Часто нужно нарушение закона, дабы не допустить большего несчастья…Я уверен, что если мы признаем современное состояние Церкви катастрофическим, то мы признаем, что каноны, которые требуют постановления епископа епископом, каноны эти будут нарушены". Далее шло обоснование "соборной хиротонии" и утверждение что "иереи, которые имеют благодать священства, имеют такую же благодать, что и епископы", а также нападки на "полтавскую" группу.

В конце концов на вечернем заседании было принято решение провести "соборную хиротонию" если за нее выскажется более 11/12 проголосовавших делегатов.

В этот же день мандатная комиссия провела проверку полномочий делегатов, признав действительными 387 мандатов, а недействительными – 22.

Ночью 7(20) и утром 8(21) октября состоялось голосование. Его результаты были в пользу "соборной хиротонии", но и говорили о том, что значительное число участников собора либо покинуло его либо по каким-то причинам не участвовало как в этом так и в последующих голосованиях. За "соборную хиротонию" высказалось 253 чел., против - 9 и воздержались 12.

8(21) октября 1921 г. на заседаниях детально обсуждались процедура избрания епископа и "соборной хиротонии". Решено было провести наречение "митрополита" 9(22) октября, а "хиротонию" его 10(23) октября. Квятковский предложил выдвинуть в кандидаты на "митрополита Киевского и всея Украины" старейших членов собора: Василия Липковского, Владимира Чеховского, Нестора Шараевского, Иоанна Теодоровича, Михаила Маляревского и Стефана Орлика, но все они кроме Липковского сняли свои кандидатуры. Тайным голосованием В. Липковский был избран "митрополитом"( 232 - за, 5 - против и 1 - чистый бюллютень).

Вечером 9(22) октября 1921 г. состоялся чин наречения Василия Липковского во "митрополиты", а 10(23)октября состоялась его так наз. "соборная хиротония".

Сам Липковский описал свою "хиротонию" в одном из своих писем так: "В посвящении приняли участие 30 священников и все миряне, каких только в состоянии вместить в своих стенах Софийский храм. В момент посвящения по толпе пробежала волна энтузиазма. Члены собора и все присутствующие клали руки на плечи друг другу, пока цепи рук не дошли до священников, меня окружавших." После этого Липковского подвели к почивающим в Софийском соборе мощам св. великомученика митр. Макария и возложили на его голову мертвую голову святого. Таким образом свершилось "рукоположение" В. Липковского во "епископы". Этим актом данное собрание окончательно порвало с Православным вероучением, отказавшись от принципа апостольской преемственности иерархии, нарушая ряд основополагающих Церковных канонов(1 Ап. Пр. и 4 канон I Вс. Собора). символическая книга Православной Церкви "Послание Патриархов Восточной Вселенской Церкви о Православной Вере" предупреждает о невозможности рукоположения епископа священниками и осуждает это как ересь: "Еретики среди других их нечестивых мыслей, твердили, что обычный Священник и Архиерей равны меж собою; что несколько Священников могут руководить Церковью; что рукополагать во Священники может не только Архиерей, но и Священник; что несколько Священников могут рукополагать и Архиерея,- и объявляют, что будто бы Восточная Церковь разделяет с ними сей блуд."

Акт "соборной хиротонии" оттолкнул от УАПЦ многих сочувствующих идее украинской автокефалии, которые не могли примириться со столь явным отходом этой организации от Православия. Однако вожаки автокефалистов и далее продолжали свои революционные эксперементы.

11(24) и 17(30) октября состоялись "рукоположения" во "епископы" И. Теодоровича, Н. Шараевского, С. Орлика, И. Павловского и еще нескольких человек. Все эти хиротонии были с точки зрения Православия недействительны как и все совершаемые этими "епископами" таинства. Кроме создания своей иерархии, лишенной апостольской преемственности, собор этот принял также "Киевские каноны", определившие устройство и структуру УАПЦ и также свидетельствовавшие о полном разрыве данной организации с Православной Церковью. Эти изменения касались и вероучения. Ревизии подверглось в решениях собора и само учение о Церкви. Было отброшено Православное учение о мистической природе Церкви. Согласно принятым на данном соборе так наз. "Киевским канонам": "УАПЦ представляет собой свободное и братское объединение верующего населения, которое желает создавать свою земную жизнь для достижения Царствия Божия на основе истинного и нерушимого понимания Св. Евангелия…, заветов свв. Апостолов, догматов и канонов Святой Православной Соборной и Апостольской Церкви." Далее шло определение УАПЦ "как Всеукраинского союза (спiлкi) православных парафий". Своеобразными были и понятия о членстве в УАПЦ, членом ее признавался "каждый представитель православного населения обоего пола, достигший 18-летнего возраста, признающий Автокефальную Украинскую Церковь, ее всенародно-соборноправное устройство, отделение Церкви от государства и употреблении живого украинского языка при совершении богослужения и религиозных обрядов, так же, как и употребление украинских религиозных песен, обычаев и обрядов."Осмеяние украинского языка богослужения приравнивалось к хуле на Духа Святаго.

В устройстве УАПЦ последовательно проводились принципы соборноправности. Вся власть фактически сосредотачивалась в церковных радах (приходских, уездных и Всеукраинской), "епископы" УАПЦ выполняли только обязанности их почетных председателей и могли посещать приходы лишь как представители соответствующих церковных рад. Главным органом УАПЦ являлся Всеукраинский собор, созываемый 1 раз в 5 лет, и состоящий из "епископов", членов ВПЦР, представителей приходов, делегатов от братств и лиц приглашенных ВПЦР. Между соборами руководство УАПЦ осуществлялось ВПЦР. В ее состав входили "митрополит Киевский и всея Украины", как почетный председатель, по 10 человек от 4 киевских приходов - основателей "Спилки Украинских Парафий", 9 от других киевских приходов, по 3 от уезда и от крупных городов также ВПЦР имела право кооптировать в свой состав нужных ей людей..

Другим крупным новшеством явилось введение женатого епископата и второбрачия духовенства. В определении поэтому поводу говорилось: "16. Происхождение и состояние в браке не является препятствием для принятия всех степеней духовного сана, до епископского включительно, лицами пригодными к этому, как с моральной, так и с образовательной стороны. 17.Для принятия епископского сана монахи не должны иметь каких-либо привилегий. 18.В деле заключения и расторжения браков священнослужители Украинской Церкви подчиняются общим законам." Такое решение являлось грубейшим нарушением канонического права и противоречило всей многовековой практики Православной Церкви ибо только в этом опредлении нарушено около десятка канонических правил(17, 18 и 26 Ап.Правила; 6, 12 и 48 пр. VI Вс.Собора и т.д.).

Принятые решения означали окончательный разрыв УАПЦ с Православием, ибо православным считается только тот христианин "который признает не только Священное Писание, но и Священное Предание, все догматы Вселенских Соборов, все те каноны первых семи, всех Поместных Соборов и Правил Свв. Отец, кои относятся к Вере и Эклезиологии(учение о Церкви) Вселенской Церкви". Отход липковской УАПЦ 20-х гг. от Православия признавался даже некоторыми деятелями автокефалистского движения так бывший министр исповеданий УНР, а в 50-70-е гг. предстоятель Украинской Греко-Православной Церкви Канады митр. Илларион (Иван Огиенко) писал в 1950 г. что УАПЦ 20-х гг. "решительно порвала и с традиционной многовековой Украинской Церковью, и с многовековой украинской традицией чистоты Православия - с Канонами семи Вселенских Соборов, и натворила своих. Украинская многовековая церковная идеология была растоптана. …это был полный разрыв с традиционной многовековой Украинской Церковью."

Таким образом I Всеукраинский Собор УАПЦ явился кульминацией автокефалистского движения, на нем произошло организационное структурное и идеологическое оформление этой организации. Принятые на этом соборе решения окончательно противопоставили УАПЦ Православию как в организационном, так и в каноническом и догматическом планах.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги данной работы следует заметить то, что автокефалистское движение явилось проявлением украинского революционного движения. Налицо почти полное совпадение лозунгов и методов борьбы. Политический радикализм бескомпромиссность и революционная нетерпимость автокефалистов способствовали тому что по мере развития этого движения тому что религиозные задачи отходили на задний план, и политические задачи затмили собой духовные, это способствовало тому, что шаг за шагом автокефалисты отвергали как канонический строй Православной Церкви, так и ее догматику, заменив это революционной популистской демагогией , окончательно порвав с Православной Церковью как организационно так и духовно. Опора этого движения на украинские политические круги не способствовала массовости этого движения.

Исходя из изложенного материала, развитие автокефалистского движения можно разделить на 3 этапа:

1) Зарождение этого движения. Этот этап охватывает пeриод после февральского переворота до созыва Всеукраинского Церковного Собора в январе 1918 г. Движение за автокефалию возникает на гребне революционной волны, его лидеры поддерживают ккрайне революционные лозунги находя некоторый успех в условиях митинговой демократии. Идя на противостояние с церковными властями и создавая свои самочинные органы автокефалисты все-таки не идут на полный разрыв с православной иерархией, ставя своей целью созыв Всеукраинского Церковного Собора, пребывая в уверенности что Собор примет нужные им решения. Украинские власти в целом предпочитают не вмешиваться в церковные дела, сочувствуя при этом идее украинской автокефалии.

2) Следующий период охватывает почти целиком 1918 г. Главным событием церковной жизни Украины был в это время Всеукраинский Церковный Собор. Этот период характеризуется крахом надежд автокефалистов на Собор, и консолидацией в Украинской Церкви пророссийско-консервативного элемента, умеренные украинские автономистские круги примкнули к консервативному лагерю. Собор принимает решение об автономии Украинской Церкви. Автокефалистские круги переходят в оппозицию и начинают ориентироваться на силовые методы. Политика Украинского государства в данный период отличается резкими колебаниями от автономии к автокефалии и обратно.

3) Третий период охватывает 1919-1921гг. , начинается с захвата власти на Украине Директорией и заканчивается полным организационным оформлением УАПЦ на I Всеукраинском Соборе УАПЦ в октябре 1921 г. Он отличается дальнейшей радикализацией автокефалистского движения и его ориентацией на революционные режимы Директории и большевиков. Цели этих двух режимов различны: у Директории автокефалия Украинской Церкви и контроль над ней любой ценой, а у большевиков - полное уничтожение религии. Большевики используют автокефалистов, как и иные группы "церковных революционеров, как орудие подрыва Православной Церкви изнутри. Происходит превращение автокефалистского движения из внутрицерковного в раскол. Внутри церкви создается "Спилка Украинских Парафий", отказывающаяся от подчинения церковным властям и объявившая себя Украинской Автокефальной Православной Церковью при отсутствии иерархии. Политическая заангажированность в конце концов толкает автокефалистов к окончательному отказу их от Православного вероучения и созданию лжеиерархии на I Всеукраинском Соборе УАПЦ, акты которого знаменовали создание организационной структуры УАПЦ и фактически окончательный переход этой организации к идеологии протестантизма, соединенного с православной обрядностью и узко понимаемой национальной идеей.

Дальнейшее развитие этой организации показало, что поставив национальную идею выше религиозной и пойдя на сотрудничество с большевиками, УАПЦ пришла к полному банкротству. В своих мемуарах глава УАПЦ "митр" В. Липковский отмечал аморальность большей части своей "иерархии", признавая что "весь состав УАПЦ был самой большой болячкой на теле своей Церкви".Характерно что при каждом удобном случае руководители УАПЦ подчеркивали лояльность большевицкой диктатуре, доходило до того, что например в августе 1923 г. Волынский епархиальный съезд заявил, "что УАПЦ претворяет в жизнь линию партии в национальном вопросе, указанную XII съездом РКП(б)". Впоследствии с началом репрессий против УАПЦ значительная часть "епископата" пошла на разрыв с религией и старались выслужиться пред большевиками.

Не смотря на поддержку до середины 20-х гг. со стороны властей УАПЦ не стала национальной церковью украинского народа. В средине 20-х гг., в разгар совдеповской насильственной украинизации, на советской Украине насчитывалось лишь 966 приходов УАПЦ (8,8% от всех религиозных общин УССР) в то время как подвергавшаяся самым жестоким репрессиям тихоновская Московская Патриархия насчитывала 6231 приход(56,5 %), а обновленцы - 1868(17%).

Дальнейшая судьба УАПЦ идентична судьбе украинской радикальной интеллигенции пошедшей на сотрудничество с большевиками и физически ликвидированной в 30-е гг. как прочие попутчики советской власти, после того как в них отпала надобность. После ликвидации на родине УАПЦ продолжала действовать в эмиграции, попытки возрождения этой структуры предпринимались на Украине во время II Мировой войны и в современный постсоветский период.

ИСТОЧНИКИ

1.Документы и материалы государственных органов, Православной Церкви, церковных и общественных организаций

1.1.Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о премственности высшей церковной власти.- М.: Свято-Тихоновский институт, 1994.- 1064 с

1.2. Дiяння Всеукраїнського Православного Собору в м.Києвi 14-30 жовтня н.ст. 1921 р.- Новий Ульм: На чужинi, 1965.- 60 с.

1.3. Записка Львовского униатского митрополита гр. Андрея Шептицкого..// Путями истории. Сб. т.2.- Нью-Йорк: Карпато-Русское Лит. Общество, 1979.- С. 176-179.

1.4. Книга Правил Свв. Апостол, Свв. Соборов Вселенских и Поместных и Свв. Отец. В 2 кн.- Монреаль: Братство Преп. Иова Почаевского, 1971-1975:

Кн. 1.-1971.-188 с.

Кн. 2.- 1975.-340 с.

1.5. Костiв В. Конституцiйнi акти вiдновленної Української Держави 1917-1919 рр. i iхня державна якiсть.- Торонто, 1964.- 186 с.

1.6. Кримський А. "Я вважаю за справу своєї совiстi сказати…" Виступи на I соборi УАПЦ.// Людина i свiт.- 1996.- № 8.- С.11-14.

1.7. Мартирологiя Українських Церков. Т.1.- Торонто: Смолоскип, 1984.- 1208 с.

1.8. Пилявець Л. Преловська І. УАПЦ на шляху до власної ієрархії. // Память століть-1998.-№ 2.-С. 69-90.

1.9. Православна вiра Єдиної Святої Соборної й Апостольскої Церкви. Послання Схiднiх Патрiархiв.- Вiннiпег: Українське Наукове Православне Богословське Т-во, 1957.- 200 с.

1.10. Явдась М. Українська Автокефальна Православна Церква. Документи.- Мюнхен, 1956.- 282 с

2. Сочинения современников событий и мемуары.

2.1. Вениамин (Федченков), митр. На рубеже двух эпох.- М.: Отчий дом, 1994.- 448 с.

2.2. Венок на могилу высокопреосвященного митр. Владимира.- К.: Киево-Печерская Лавра, 1918.- 94 с.

2.3. Дорошенко Д. Мої спомини про недавне минуле.- Мюнхен: Українське видавництво, 1969.- 542 с.

2.4. Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни.- М.: Московский рабочий, 1994.- 622 с.

2.5.Леонтий (Филиппович), архиеп. Украинские шовинисты и самосвяты. // Русский Пастырь.- 1995.- № 22-23.

2.6.Липкiвський В. Вiдродження церкви в Українi.- Торонто: Добра книжка, 1959.- 336 с.

2.7. Лотоцький О. В Царгородi.- Варшава: Український Науковий Iнститут, 1939.- 180 с.

2.8. Лукомский А. Из воспоминаний. //Архив Русской Революции. Т 6.- Берлин, 1922.- С.81-160.

2.9. Матасов В. Белое движение на Юге России.- Ричмонд-Хилл: Перекличка, 1990.- 212 с.

2.10. Мельгунов С. Красный террор в России. 1917-1923 гг.- М.: PUICO, 1990.- 208 с.

2.11. Огiєнко I. Рятування України.- Вiннiпег: Т-во "Волинь", 1968.- 96 с.

2.12. Польский М. прот. Новые мученики Российские. Т.1.- Джорданвилль: Свято-Троицкий Монастырь, 1949.- 288 с.

2.13. Царинный А. Украинское движение.//Украинский сепаратизм в России. Сб.- М.: Москва, 1998.- С.133-252.

2.14. Цегельский Л. Від легенд до правди.- Ню-Йорк; Філядельфія: Булава, 1960.- 320 с.

2.15. Щеголев С. Украинское движение как современный этап южно-русского сепаратизма.- К., 1912.- 588 с.

3. Энциклопедические и справочные издания.

3.1. Великий Жовтень i Громадянська Вiйна на Українi. Енциклопедичний довiдник./ Відпов pед. І.Курас.- К.: УРЕ, 1987.- 631 с.

3.2. Енциклопедія Українознавства. в 10 т. / Гол. pед. В.Кубiйович.- Париж; Ню-Йорк: Молоде Життя, 1954-1989.- 4016 с.

3.3. Политические деятели России 1917: Биографический словарь. / Гл. ред. П.Волобуев.- М.: Большая Рос. Энциклопедия, 1993.- 432 с.

3.4. Полный Православный богословский энциклопедический словарь.- М.: Изд-во Сойкина, 1913.- 2464 стлб.

3.5. A Thousand Years of Christianity in Ukraine. An Encyclopedic Chronology./ Ed. by O.Zinkewych and A.Sorokowski.- New York; Baltimor; Toronto: Smoloskyp Publishers, 1988.- 312 р.

ЛИТЕРАТУРА

1 Андрусишин Б. Церква в Українськiй Державi 1917- 1920 рр. Ч.3.Доба Директорii УНР.- К.: Либiдь, 1997.- 176 с.

2. Аскольдов С.А. Формы и способы борьбы с религией у большевиков.//Русское Возрождение.- 1984.- № 26.- С.7-25.

3. Бурко Д. прот. Українська Православна Церква - вiчне джерело життя.- Бавнд-Брук, 1988.-392 с.

4. Бурко Д. прот. Українська Церква пiд сучасним режимом (1920-1930-тi рр). // Науковi записки УВУ. Т.11-12.- Мюнхен: УВУ, 1984.- С.28-65.

5. Власовський I. Нарис iсторiї Уkpаїнської Православної Церкви. Т.4.Ч.1.- Бавнд-Брук, 1961.- 384с.

6. Власовський I. О. Лотоцький як церковний дiяч. // Лицар працi i обов’язку. Зб.- Торонто; Ню-Йорк: Євшан-зiлля, 1983.- С.39-52.

7. Глиндский В. прот. Основы Христианской Православной Веры.- Джорданвилль: Свято-Троицкий Монастырь, 1990.- 292 с.

8. Григорий (Граббе), еп. Русская Церковь пред лицем господствующего зла.- Джорданвилль: Свято-Троицкий Монастырь, 1991.- 176 с.

9. Грушевський М. З iсторiї релiгїйної думки на Українi.- К.: Освiта, 1992.- 192 с.

10. Губар А. Симон Петлюра і український національно-церковний рух у 1917-1926 рр. // Память століть.- 1999.- №3.- С.65-78.

11. Гунчак Т. Україна: перша половина XX ст. Hариси політичної історії.- К.: Либідь, 1993.- 288 с.

12. Дамаскин (Орловский), иеромонах. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия. Т.2.- Тверь: Булат, 1996.-328 с.

13. Дорошенко Д. Православна Церква в минулому й сучасному життi украiнського народу.- Берлiн, 1940.- 70 с.

14. Євлогiй (Гутченко), архим. Самосвятський розкол на Українi. // Православний Вiсник.- 1997.- № 4.- С.15-23.

15. Єленський В. Здiйснення в УРСР декрету "Про вiдокремлення церкви вiд держави i школи вiд церкви" в першi роки соцiялистичного будiвництва.// Украiнський Iсторiчний Журнал.- 1988.- № 3.- С.121-129.

16. Зiнченко А. Благовiсництво Василя Липкiвського // Київська Старовина.- 1993.- № 5.- С.104-125.

17. Жуковський А. Українська Православна Церква і Вселенська Константино-польська патрїярхiя.// Український Православний Календар за 1986 р.- Бавнд-Брук, 1985.- С.122-127.

18. Ильин И. Основы борьбы за национальную Россию.- Нарва: Издание НТСНП, 1938.- 64 с.

19. Ільченко І. Вибори Киівського Митрополита.// Память століть.- 1998.- № 4.- С.46-50.

20. Iльченко I. Церковнi братства України в 1918-1919 рр // Людина i свiт.- 1996.- № 5.- С.34-36.

21. Иоанн (Максимович), архиеп. Высокопреосвященный Антоний архиепископ Харьковский и Ахтырский.// Православный Путь.- 1950.- С.1-37.

22. Каннингем Дж.В. С надеждой на Собор. Русское религиозное пробуждение начала XX века.- Лондон: ОРI, 1990.-354 с.

23. Коровицький І. Василь Липківський, митрополит УАПЦ. // Український Православний Календар за 1987 р.- Бавнд-Брук, 1986.- С.109-118.

24. Кущинський М. Коротка iсторiя УПЦ.- Чiкаго: Братство Св. Володимира, 1971.- 102 с.

25. Ляхоцький В. На чолі Міністерства Ісповідань УНР.// Память століть.- 1998.- № 2.- С.106-122.

26. Нагаєвський I. Iсторiя Української Держави XX ст.- К.: Український Письменник, 1993.- 413 с.

27. Никольский В.Н. Религиозные течения и группировки в Донбассе средины 1920-х гг. // Новые страницы в истории Донбасса. Сб. Кн.3.- Донецк, 1994.- С.42-55.

28. Пастернак Е. Украiна пiд большевиками(1919-1939 рр.).- Торонто: Євшан-зiлля, 1979.- 314 с.

29. Пилявець Л. Всеукраiнський Православний Церковний Собор УАПЦ 14-30 жовтня 1921 р.// Украiнський Iсторик.- 1997.- № 1-4(132-135).- С.91-104.

30. Пилявець Л. "Мусимо устроювати нашу Церкву…" Ідея автокефалії Української Церкви у 1917 р.// Людина і світ.- 1999.- №8.- С.9-14.

31. Пилявець Л. "Народ вийшов на церковну працю…" I-й український православний собор Київщини.// Людина i свiт.- 1997.- № 5-6.- С.8-13.

32. Плiчковський Н. Нарис iсторiї УПЦ.- Сiдней, 1988.-126 с.

33. Полонська-Василенко Н. Iсторiя Украiни. Т.2- К.: Либiдь, 1992.- 608 с.

34. Поляков В. Истоки "иерархии" украинских раскольников-автокефалистoв.// Радонеж.- 1996.- № 29-32.

35. Поспеловский Д. Русская Православная Церковь в XX веке.- М.: Республика, 1995.- 511 с.

36. Преловська І. Надбання власної iєрархiї УАПЦ.// Розбудова Держави.- 1996.- № 8.- С.53-59.

37. Ранєвський С. Українська Автокефальна Церква.- Почаїв, 1995.- 32 с.

38. Римаренко І. Масонство в Україні. // Людина і світ.- 1997.- № 5-6.- С.52-54.

39. Савчук С. Мулик-Луцик Ю. Iсторiя Української Греко-Православної Церкви в Канадi. В 4 т.- Вiннiпег: Еклезiя, 1984-1989.

Т.1.-1984.-616 с.

Т.2.-1985.- 784 с.

Т.3.- 1987.- 728 с.

Т.4.- 1989.- 832 с.

40. Сергiйчук В. Уряд УНР i Вселенський Престол. // Людина i свiт.- 1997.- № 2- С.36-39.

41. Скурат К. История Поместных Церквей. Т.1.- М.: Русские огни, 1994.- 336 с.

42. Соколовская Т. Масонские системы.//Масонство в его прошлом и настоящем. Сб./ Под ред. С.Мельгунова и Н. Сидорова. Т.2.- М.: Задруга, 1915.- С.52-79.

43. Соловiй М. Доля УАПЦ В. Липкiвського. // Липкiвський В. Вiдродження Церкви в Українi.- Торонто: Добра книжка, 1959.- С.225-331.

44. Тимошик М. Митрополит Іларіон (Іван Огієнко) і Українська Церква. // Память століть.- 1998.- № 2.- С.95-107

45. Турченко Ф. Ігнатуша О. Украінська автокефальна. // Вітчизна.- 1989.- №12.- С.166-175.

46. Ульяновський В. Церква в Українськiй Державї. 1917-1920 рр.- К.: Либiдь, 1997.:

Ч.1.Доба Центральної Ради.- 200 с.

Ч.2.Доба Гетьманату П.Скоропадського.- 320 с.

47. Феденко П. Український рух у XX ст.- Лондон: Наше Слово, 1959.- 268 с.

48. Федюк В. Украина в 1917 г. Гетман П.П. Скорпадский.- Ярославль: Ярославский Гос. Университет, 1993.- 80 с.

49. Фотиев К. прот. Попытки украинской церковной автокефалии в XX веке. // Православная Церковь на Украине и в Польше в XX в. 1917-1950 гг. Сб.- М.: Крутицкое подворье, 1997.- С.7-86.

50. Цыпин В. прот. Русская Православная Церковь: 1917-1925 гг.- М.: Сретенский Монастырь, 1996.-336 с.

51. Bociurkiw B. The Ukrainian Autocephalous Orthodox Church, 1920-1930: A case stady in religious modernization.// Religions and modernization in the Soviet Union./ Ed. by D.J.Dunn.- Boulder: Westview Press, 1977.- P.310-347


"Автокефалистское движение в Украине и возникновение украинского самосвятства. (1917-1921 годы), В.Чернышов"

Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.