Украинские Страницы
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Деятели --> Геровский, Алексей (Геровский, Алексей)
     Регионы --> Карпатская Русь (Карпатская Руси и Чехо-Словакия)

А. Геровский




БОРЬБА ЧЕШСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА С РУССКИМ ЯЗЫКОМ





Источник: Путями истории. Т ІI. с.93-124

Русский язык распространен на обширной области восточной Европы. В Карпатских горах эта языковая область переваливает через главный хребет на южные склоны и образует так называемую южно-карпатскую русскую языковую область. Русский язык в устах народа представляет множество местных оттенков произношения, которые языковедение объединяет в наречия. Всю область русского языка принято делить на четыре главных наречия: 1) северно-велико-русское, 2) южно-великорусское, 3) белорусское и 4) южно-русское или малорусское наречие. Наречия эти не имеют между собою границ, переходят друг в друга постепенно и незаметно, наподобие цветов радуги и кругов на воде от брошенного камня. Различия этих наречий между собой заключаются главным образом в особенностях произношения. Грамматические же формы у них, в главном, одни и те же. Русские наречия отличаются друга от друга в гораздо меньшей степени, чем это наблюдается между говорами немецкого языка. Русская народная речь совершенно не знает тех глубоких и резких различий, какие отделяют друг от друга, например, северно-германское Платтдейч от южно-германского Гохдойч, и русские люди разных наречий, даже не знающие общерусского литературного языка, отлично понимают друг друга. Подобно же и русская литературная речь отличается от всего многообразия простонародных говоров в весьма незначительной мере.

Карпаторусский народ исторически и этнологически является частью русского народа. Простонародная речь населения Карпатской Руси, вследствие гористого вида страны, представляет много местных оттенков и принадлежит к южно-русскому наречию русского языка. В составе южно-русского наречия говоры Карпатской Руси представляют, однако, отдельную группу, которая многими архаическими и иными своеобразными чертами отличается от остальных диалектических групп южно-русского наречия. Во многих особенностях, а также в своем выговоре, наречие Карпатской Руси подходит близко к северным говорам южно-русского наречия и весьма отличается от южно-русского говора Галичины (по другую сторону Карпатских гор). Ибо в Галичине господствует иное произношение звуков, и речь пропитана безчисленными полонизмами, на Карпатской Руси непонятными. И в словарном составе наречие Карпатской Руси близко подходит к северно-великорусскому наречию.

На всем протяжении русской языковой области простым народом для обозначения своей народности и языка употребляется исключительно название "русский". Так и на Карпатской Руси народ называет себя и свой язык тоже лишь русским. Иное название там неизвестно. До войны, когда Карпатская Русь находилась под властью Венгрии, там было введено, на немецком и мадьярском языках, для обозначения карпаторусского населения официальное название "рутены", ради того, чтобы избегать употребления слова "русский". По существу это обозначение в латинском языке применяется для всего русского народа вообще (Ruthenus, Ruthenicum Imperium, Ecclesia Ruthenica и т.д.). В Энциклопедии Британика, издания 1911 года, под словом Ruthenus указано, что так называют ту часть русского народа, которая живет в Австро-Венгрии. В больших латинских словарях, как напр., в латинско-немецком словаре Клотца, слово Ruthenus объясняется, как синоним, Russus, Russicus, и переводится немецким обозначением Russe, Russisch. Само население Карпатской Руси ничего не знает об искуственном названии рутены и, как уже сказано, называет себя и свой язык русским и для этих понятий другого слова не знает.

В письменном употреблении на Карпатской Руси был известен в довоенное время и до присоединения к Чехословацкой республике только русский литературный язык или так называемая карпаторусская разновидность русского литературного языка, как ее принято называть в языковедении. Эта разновидность представляет по сравнению с обыкновенным русским литературным языком лишь незначительные отступления местного оттенка. Иного рода язык в письменности Карпатской Руси до войны не употреблялся. На указанном русском литературном языке печатались все газеты и книги, и происходило обучение в школах, поскольку оно допускалось мадьярами. В 1860-х годах в Ужгородской гимназии русское обучение пользовалось, с разрешения мадьяр, даже учебниками, изданными в России (Христоматия Галахова). Этим же литературным русским языком пользовалось и мадьярское правительство для русского населения (русское издание законов 1868 года).

Так называемое "украинское" течение, как противопоставляющее себя русскому, было на Карпатской Руси в довоенное время и до присоединения к Чехословацкой республике неизвестно. Родиной украинского течения является довоенная Галичина под властью Австрии и отчасти южная Россия, где это движение поддерживалось из Галичины при содействии Вены и немцев. Австрия, для обособления русского населения Галичины и Буковины от русской Державы, ввела в школы этих провинций обучение на местном наречии и запретила русский литературный язык. Австрийское правительство постаралось о том, чтобы была составлена особая, отличная от русского литературного языка грамматика этого областного наречия Галичины и чтобы на нем были написаны учебники. Сперва этот новый язык в Галичине продолжал называться русским, а потом стал называться, ради обособления, украинским, воспользовавшись названием известной южной русской области Украины, которая, по мысли творцов нового литературного языка и их вдохновителей, Вены и немцев, должна была тоже принять этот язык, отказавшись от общерусского. Литературная обработка этого нового украинского языка в Галичине происходила совершенно искуственно, при помощи множества принятых из польского языка слов и вновь придуманных неологизмов, как это определяет и известный чешский языковед, проф. Травничек в Брне. Созданный таким образом украинский язык в словарном отношении почти совпадает с польским. На этом языке обучали в школах Галичины в довоенное время под властью Австрии и до сих пор на нем происходит там обучение под властью Польши.

На Карпатской Руси искусственная украинизация начала проводиться после присоединения ее к Чехословацкой республике насильственными мерами чехословацкого правительства, которое видело в этом средство для отсрочки введения автономии и ослабления национально-культурных сил карпаторусского народа. Эту украинизацию чехословацкое правительство проводило при помощи беженцев из Галичины, а также посредством лиц, которые были для этой цели нарочно выписаны. Чехословацкое правительство допустило в область Карпатской Руси остатки западной украинской армии во главе с австро-немецким майором Краусом. Офицеры и солдаты этой армии в течении многих лет состояли на содержании чехословацкого правительства. В самой Чехии были учреждены высшие украинские учебные заведения, предназначавшиеся для галицких эмигрантов, в которых, между прочим, преподавали бывшие агенты германского генерального штаба, занимавшиеся во время войны пропагандой среди военнопленных русских воинов, уроженцев юга России. Многие из этих воспитанников являлись потом на Карпатскую Русь в качестве учителей школ или для исполнения иных должностей и занятий.

Украинизация Карпатской Руси была насаждена и развивалась чехословацким правительством посредством школ и при помощи указанных выше людей. В школах против воли русского населения Карпатской Руси, и несмотря на его непрекращавшиеся протесты к борьбу против этого, было введено обучение на украинском языке при помощи галицких преподавателей и по учебникам, составленным на упомянутом уже выше галицком украинском языке. Главный руководитель украинизации на Карпатской Руси - Иван Панкевич, родом из Галичины, который и до сих пор является преподавателем гимназии в Ужгороде, был выписан чешскимправительством из Вены, сразу после войны, где он был прежде учителем украинского языка в австрийском Терезиануме и военной академии, а также состоял домашним учителем того же языка в доме убитого эрц-герцога Франца-Фердинанда. Как навязанный извне, галицкий украинский язык представляет на Карпатской Руси совсем чужеродное и невиданное явление, с которым население никак не может ужиться. При помощи этого нового языка началась борьба против унаследованного из довоенного времени русского литературного языка и письменных навыков Карпатской Руси. Родительские советы напрасно протестовали против украинского обучения в средних учебных заведениях, жители сел напрасно устраивали забастовки детей, прекращавших посещение начальных школ, чтобы добиться устранения галицких учебников и отмены обучения на неприятном для русского и чуждом ему языке, напрасно депутаты парламента возражали против насильственной украинизации в школах, - чешские школьные власти на Карпатской Руси, которые заведуют русскими школами, продолжали свой насильственный образ действий в области школы и языка, и русский литературный язык, бывший в употреблении до войны на Карпатской Руси, оказался совершенно исключенным, запрещенным и выброшенным из школ.

Проводилась эта насильственная украинизация или, точнее, галицизация, под предлогом введения в школы простонародного карпаторусского говора. Уже в так называемом Генеральном Статуте, который был объявлен на Карпатской Руси в 1919 году, было сказано, что языком управления и школьного обучения признается "простонародная речь Карпатской Руси". Этим исключалось пользование традиционным литературным русским языком, который, как уже сказано, был в употреблении на Карпатской Руси в довоенное время. Этим был нанесен тяжелый удар национально-культурной жизни Карпатской Руси. Языком управления стал чешский язык, как это имеет место на Карпатской Руси и до сих пор. Ни русский язык в своем литературном виде, ни простонародная речь Карпатской Руси не были допущены к официальному употреблению в делопроизводство, которое до сих пор происходит исключительно на чешском языке. Нужно подчеркнуть, что отожествление галицкого украинского языка с карпаторусским наречием, как это делало в своих заявлениях чешское правительство, являлось грубым подлогом, ибо между укр. языком и говором Карпатской Руси никакой связи нет. Как уже сказано, по авторитетным отзывам самих чешских ученых (проф. Травничек в Брне), галицкий украинский язык в своем словарном составе почти вполне совпадает с языком польским, и потому этот язык на Карпатской Руси, где по польски никто не разумеет, населению совсем непонятен и чужд. Отличается галицкий украинский язык от карпаторусского говора, как уже сказано, особенно резко в выговоре звуков, а также в употреблении слов, что на Карпатской Руси совпадает большей частью с северно-великорусским наречием, а также с русским литературным языком.

Как относится само население Карпатской Руси к украинизации, введенной чешским правительством против его воли, видно лучше всего из народного голосования за язык учебников, которое происходило осенью и зимой 1937-1938 годов в селениях Карпатской Руси. Голосование это было допущено чешскими школьными властями (министерством народного просвещения в Праге) ради того, что само это министерство сочло невозможным держаться и впредь в отношении языка обучения насильственных мер и тем самим признало несостоятельность прежних стеснений русского языка. За русские учебники и за обучение на русском литературном языке высказалось 73% всех родителей детей, посещавших начальные школы, а 27% согласилось на сохранение учебников, бывших в употреблении до того времени. К сожалению, сельское население не было подготовлено к такому голосованию, тем более, что оно происходило в условиях ожесточенной агитации галицких украинских учителей и их воспитанников. Народу предлагалось часто выбирать между "русским" и "великорусским" языком обучения, причем под русскими учебниками подразумевались украинские (галицкие), а под великорусскими - учебники на литературном русском языке. Население часто не могло разобраться в этих тонкостях обозначений, пущенных в ход, ибо названия великорусский, малорусский, белорусский и т. д., хотя употребляются языковедами в ученых сочинениях и в печати, простому народу совершенно неизвестны, ибо он называет себя и свой язык просто русским. Нужно сказать, что за 20 лет работы чешских школьных властей на Карпатской Руси выпущено значительное количество учителей, воспитанных в духе украинизации и вражде к литературному русскому языку. Эти учителя сделали свое дело при упомянутом народном голосовании, допущенном ради волеизъявления самого народа. Все же за 20 лет упомянутой работы чешских школьных властей не удалось подавить у населения Карпатской Руси любовь к своей русской народности и к русскому литературному языку.

Нужно еще заметить, что школьное дело на Карпатской Руси находится в ужасающем хаотическом виде. Во всей стране нет ни одного чисто русского среднего учебного заведения. Во всех четырех гимназиях, в Ужгороде, Мукачеве, Берегове и Хусте, только самая малая часть предметов преподается по русски и по русским учебникам; некоторые предметы преподаются по украински. Большая же часть предметов преподается на чешском языке и по чешским учебникам. Директором Ужгородской гимназии в течение 15 лет был галичанин Алискевич, враждебный к русскому языку, который украинизировал эту гимназию. В двух гимназиях, в Хусте и Берегове, директорами являются чехи. Такие же условия господствуют и в единственной государственной учительской семинарии в Мукачеве, где на русском языке преподается, собственно, один русский язык, а все остальные предметы, в том числе даже самые важные - на чешском языке и по чешским учебникам. Протесты учащихся ничего не помогали и их отказ учиться на чешском языке и отвечать по чешски, награждался плохими отметками по поведению. В Ужгороде чешским правительством поддерживаются две церковные учительские семинарии (мужская и женская) при существующей там греко-униатской епархии, в которых ряд лет тому назад, по приказанию из Рима, был введен украинский язык обучения и где продолжают воспитываться для государственных русских начальных школ украинские учителя, вводившие в заблуждение и терроризировавшие население при упомянутом выше народном голосовании по поводу учебников.

Политическая борьба, которая велась вокруг украинизации, введенной на Карпатской Руси чешским правительством, представляется в следующем виде. Украинизацией и запрещением русского литературного языка в школах чехословацкое правительство преследовало троякую цель. Прежде всего тут была цель внутренне-политическая, которая, с одной стороны, сводилась к тому, чтобы внести раскол в среду местного русского населения и вызвать междоусобный бой. С другой стороны, в Праге полагали, что русский литературный язык сделал бы невозможным чехизацию или словакизацию, в то время как преподавание на разных диалектах и жаргонах, а также и на украинском языке, который находится еще только в стадии развития, облегчило бы чехизацию. В свое время министр народного просвещения, Вавро Шробар, заявил совершенно открыто некоторым своим знакомым, которые впоследствии пустили это заявление в газеты, что причина недопущения литературного русского языка в школы состоит в том, что местные русские, знающие русский литературный язык, никогда не поддадутся ни чехизации, ни словакизации, в то время как с украинским языком "мы можем конкурировать". Иностранно-политические цели пражского правительства были скопированы с австрийской политики в восточной Галичине. Как венское правительство создало в восточной Галичине обособление русского населения от России путем создания нового литературного языка и базы для своей попытки отторжения от России всего юга для создания независимой Украины, так же и чехословацкое министерство иностранных дел мечтало сделать из Карпатской Руси базу для украинской политики на востоке.

Насильственную украинизацию, введенную на Карпатской Руси чехословацким правительством, усиленно поддерживали чешские политические партии, которые начали там свою деятельность с присоединения нашего края к Чехословакии. В первую очередь нужно назвать партию чехословацких социал-демократов, в руках которых находилось школьное дело в Карпатской Руси до самого последнего времени. Русскими школами до сих пор руководят чехи, подчиненные непосредственно министерству народного просвещения, невзирая на то, что по Сен-жерменскому договору и конституции все школьное дело должно быть автономным. Именно этими ставленниками чешской социал-демократической партии проводилась на Карпатской Руси всеми возможными средствами украинизация. По приказанию из Рима также и чехословацкие клерикальные партии, возглавляемые монсиньором Шрамком, всемерно поддерживают украинское движение, между прочим, таким способом, что, находясь в правительственной коалиции и имея в своих руках некоторые министерства, они направляют в Карпатскую Русь чешских чиновников с директивами поддерживать украинскую пропаганду, враждебную национально-культурным интересам русского населения Карпатской Руси. Вообще же нужно заметить, что римо-католическая церковь поддерживает всюду украинскую пропаганду, в том числе и в Карпатской Руси, полагая, что раскол русского народа на два враждебных лагеря, облегчает продвижение римо-католицизма на восток. Главным проводником этой римской политики в западно-русских краях является нынешний униатский митрополит во Львове Андрей Шептицкий, бывший польский граф и римо-католик, ныне же униат и "украинец". Возглавляя греко-униатскую церковь в Галичине с ее тремя с половиной миллионами душ уже больше сорока лет, он совершенно украинизировал ее. Ему подчиняются все русские греко-униатские епископы, в том числе и два униатских епископа в Карпатской Руси. Он распоряжается в русских униатских монастырях в Карпатской Руси, которые совершенно изъяты из ведения местных русских епископов и подчинены ордену базилиан в Галичине. Благодаря этому, эти монастыри, в которые он насадил своих монахов из Галичины, являются центрами украинской пропаганды в Карпатской Руси. Униатские монахи, подчиненные польскому графу Шептицкому во Львове, злоупотребляют для украинской пропаганды униатскими храмами. С этой целью они объявили Матерь Божию царицею Украины и дали даже изготовить соответствующие медальоны, которые оки распространяют в церквах среди верующих. Также и упомянутые две церковные учительские семинарии в Ужгороде, находящиеся в ведении униатской церкви, воспитывают в украинском духе учителей для начальных школ Карпатской Руси.

Кроме того, чешская коммунистическая партия в Карпатской Руси, находящаяся под непосредственным командованием из Советской России, по приказаниям оттуда, поддерживает украинизацию Карпатской Руси. Официальный орган коммунистической партии в Карпатской Руси является ярким поборником украинского движения.

Следует добавить, что, также вопреки постановлениям Сен-жерменского договора и конституции, пражское правительство израсходовало много миллионов чешских кран на поддержание украинизации под видом поддержки всяких украинских культурно-просветительных предприятий, в то время как русским просветительным учреждениям систематически отказывалось во всякой материальной поддержке.

Результатом всего этого является нынешнее положение: сравнительно низкий уровень учащейся молодежи, кончающей средние школы, так как ей приходится учиться на разных языках и на чуждом и для русского уха неприятном неразвитом галицко-украинском языке, ибо, как уже сказано, учителя и учебники в этих школах в большинстве случаев чешские. Другой результат - языковая и культурная борьба между двумя направлениями, которая раздирает и ослабляет силы народа и отвлекает его внимание от вопросов, которые чехи стараются разрешить в свою пользу, прежде всего от вопроса об автономии, а также от вопросов экономических и социальных. И в нынешний, решающий момент, небольшая группа украинствующих идет отдельно и не желает поддерживать требования русских людей на Карпатской Руси в борьбе за автономию. Так как украинствующие составляют незначительное меньшинство, невзирая на поддержку, которую им оказывало пражское правительство в течение двух десятилетий, они боятся автономии и не хотят ее, ибо с переходом власти на Карпатской Руси в автономные руки, исчезнет и украинизация, и люди, ее проводившие, останутся без работы. Однако, для сохранения вида, они принуждены формально требовать автономию. Но, когда теперь все русские группы населения требуют замены чешского вице-губернатора Мезника русским чиновником, украинствующие послали в Прагу депутацию, просившую о том, чтобы не был назначен русский, а чтобы остался чех.

Невзирая на систематическую двадцатилетнюю работу чешского правительства в пользу украинизации, а также, несмотря на поддержку римо-католической церкви, социал-демократов и коммунистов, последствия украинизации в Карпатской Руси незначительны и число людей, считающих себя украинцами, невелико. Из восьми депутатов и сенаторов, представляющих русский народ в пражском парламенте, семь из них являются русскими и стоят за русские национально-культурные интересы. Только один депутат, Юлий Ревай, признает себя украинцем. Но он не собрал достаточно голосов в Карпатской Руси для того, чтобы быть избранным. Выступал он кандидатом от имени чешской социал-демократической партии, которая получила там всего 29.000 голосов. Для того, чтобы быть избранным, требовалось более 34.000 голосов. Вследствие этого Ревай не был избран в Карпатской Руси на выборах. При втором подсчете голосов, который производился в Праге, чехословацкая социал-демократическая партия использовала остатки своих голосов в чешских краях для того, чтобы назначить двух представителей партии от Карпатской Руси: "украинца" Ревая и еврея Кугеля. Таким образом Ревай и Кугель являются представителями Карпатской Руси, получив в этом крае всего по четырнадцать с половиной тысяч голосов. Среди голосов, отданных в Карпатской Руси за чешскую социал-демократическую партию было не больше 10.000 голосов от русского населения. По крайней мере столько же дали сионисты. Остальные голоса - мадьярские и чешские. Сам Ревай утверждает, что из 29.000 голосов, отданных за чешскую социал-демократическую партию - 16.000 было от русского населения. Кроме того чехословацкая клерикальная партия получила в Карпатской Руси около 10.000 голосов, среди которых были также и русские голоса. Во всяком случае эти две партии, покровительствующие украинизации в Карпатской Руси, не получили ни в каком случае больше 15, или максимум, двадцати тысяч голосов.

Что касается русских представителей в чехословацком парламенте, то в западной части Карпатской Руси, находящейся в составе восточной Словакии, все русское население голосовало за русских депутатов. Украинская группа там даже своих кандидатов не выставляла. В восточной части Карпатской Руси, т. е., в административном округе того же имени, русские кандидаты собрали по меньшей мере 120.000 голосов. Некоторую часть русских голосов, может быть около 40.000, получили коммунисты. Точно эту цифру трудно определить, так как коммунистическому списку отдавали свои голоса также и другие национальности, в том числе мадьяры и евреи. Эти голоса, поскольку они были даны русским населением, не свидетельствуют о симпатиях русского населения ни к той, ни к другой культурно-национальной ориентации, так как коммунистическая партия интернациональна. Таким образом против 120.000 голосов, отданных за русских представителей в парламенте, стоит всего лишь 10.000 (или в лучшем случае 14.000) русских голосов, отданых за чешскую социал-демократическую партию на Карпатской Руси и доставшихся депутату, стоящему за украинизацию, проводившуюся чешским правительством ради дробления национальных сил Карпатской Руси.

Уничтожить русской народности чехам не удалось, а лица, находящиеся на службе украинизации, насаждаемой чехами со времени присоединения К. Руси к Чехословацкой республике, находятся в незначительном меньшинстве.

Необходимо также отметить, что в Соединенных Штатах Америки, где имеется свыше 400.000 русских из Карпатской Руси, невзирая на усиленную пропаганду, не имеется никакого украинского движения, нет ни одного украинского общества. Объяснятся это тем, что там нет правительства, которое бы искусственными и насильственными мерами проводило украинизацию. То же явление наблюдается в восточной Словакии, где школы находятся в ведении не пражских, а братиславских властей. Там имеется налицо усиленная словакизация русского населения, но украинского движения нет.

(1938 год)


Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.