Украинские Страницы
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Вопросы --> Язык (Языковой вопрос)
     Регионы --> Карпатская Русь (Карпатская Русь)


Игорь Ив. ГУСЬНАЙ,
держ. школьный инспектор.

 

 

Языковый вопрос в Подкарпатской Руси

 

 

Книгопечатня "Св. Николая" в Пряшеве, 1921.


 

 

1

Предисловие.

В Подкарпатской Руси замечается в последнее время полный хаос в языковым отношении.

Почти у каждой из русских партий есть "свой" язык, свое правописание, у каждого журналиста на счет этого вопроса собственное возрение. Мало кто знает, в чем заключается суть вопроса.

Целью настоящей брошуры будет дать читателю возможность хорошей ориентации в языковой путанице.

На деле расходится здесь только о две културные ориентации, русскую или украинскую, ибо третий узкотерриториальный "русинский" провинциализм никогда плодоносным быть не может, он удушится уже при рождении, у нас он не удержится, ибо мы мимо культурной отсталости, все-таки стоим выше албанцев.

Автору приходилось иногда входить в подробности, но это сделано именно для того, чтобы бросить на этот вопрос надлежащий свет следуя латинской пословице: "verba docent, exempla trahunt" (слова учат, примеры тянут.)

В виду того, что дело идет о культурном движении нельзя было оградиться кордонами а нужно было вкратце коснуться исторической части сепаратизма.

История ведь - это основа всякой науки!

Не зная развития сепаратизма, мы никогда не смогли бы зрело посмотреть на наш заболевший языковый вопрос.

Как культурные люди и свободные республиканцы, мы должны рану вылечить и скоро решить языковый вопрос, чтобы сплотить в едно (в едино) все свои културные силы.

Однако решить этот вопрос безо предыдущих информации и без обяснении не мыслимо.

Так пускай эта брошурка в том отношении исполнит свою задачу.

Берегсас 4. апрела 1921.

Автор.

2

Языковый вопрос в Подкарпатской Руси.
I

Генеральный статут для организации и администрации Подкарпатской Руси опубликованный в форме прокламации под датою Ужгород 18 ноября 1919 установливает до правосильнаго решения сейм оффициальным языком для школ и урядов Подкарпатской Руси здешний народный русский язык.

В этом статуте не сказано однако, что именно следует подразумевать под этим русским языком и вследствии того толкует это каждый по своему.

Какие из этого возникают последствия, укажем сейчас.

Чешский чиновник желающий познакомиться с оффициальным языком не знает чего придерживаться а то по той причине, что "украинцы" хотят убедить наших людей в том, что статутом хотело правительство создать новый язык (русинский).

Дело обстоит однако иначе. Здесь не разходится о новом языке, ибо у нас карпаторусский литературный язык уже был и есть.

Демократическое Ческословацкое правительство не могло наш письменный язык игнорировать и прокламировать языковый хаос.

Правительство не могло распорядиться, чтобы учителя народных школ и преподавателя гимназий и других школ обучали своих учеников на местных говорах без учебников, без грамматик, без научной терминологии.

По той причине должны мы считать оффициальным языком в Карпатской Руси только этот язык, которым писали наши Карпаторусские поэты и писатели Мустянович, Фенцик, Уриил Метеор Духнович, Павлович etc., на котором изданы словари Митрака, Бескида и грамматика Сабова, Ракоского и на котором пишут и теперь Ужгородские

3

газеты "Русская Земля", "Русин" и "Карпаторусский Вестник."

Чешскословацкое правительство не аннулировало здешный существующий уже книжный язык и не приказало создать новый. И здешние Карпаторуссы никогда не бросали анафему на своих литераторов и их язык. Напротив они их признают и с гордостью указывают на них. Учительский Конгресс в прошлом году (16. IV. 1920) решил н. пр. в одной резолюции, попольнять недостатки здешнего наречия терминами из словаря Митрака.

Иными словами карпаторусский литературный язык сохранил на дальше свою культурную силу, и лишь злобные, некультурные элементы могут дать генеральному статуту иной сепаратистический смысл.

На счет здешного книжного языка несколько примеров.

Сознательная (несмадьярщованная) карпаторусская интеллигенция стояла без изъятия на точке зрения культурного единства Карпаторуссов с прочим 100 миллионным русским народом. Литературный язык Пушкина, Гоголя, Тургенева был и литературным языком Карпатороссов. Доказательством того да послужит крупный словарь Митрака, над составлением которого автор посвятил слишком 20 лет своей жизни, а дальше словарь Бескида. Других "русинских" словарей здесь вообще не существует.

Примесь церковнославянского языка в словаре Митрака очень незначительна. Местный карпаторусский поэт Н. Л. Мустянович в своей автобиографии высказал две мысли фундаментального для нас значения а именно:

1. что "Язык грамотный Велико-Руссов созданный на подвалинах южно русских,"

2. "Письменность Вел.-Росса а его говор не есть одно и тоже. Вел.-Росс пишет по нашому а выговаривает по своему ладу, так як се делают немцы, итальяне, французы, у которых еще большая разница в наречиях."

Из этого выходит недвусмысленно, что карпатороссы стояли всегда на точке зрения единства русского литературного языка.

4

Иными словами: Мустянович потверждает как много других литераторов историческй факт, что великороссы приняли наш малорусский литер. язык, причем выговаривают некоторые буквы иначе. После установления этого факта удивляет нас, как могут некоторые чешские органы культурное (языковое) движение назвать движением великорусским (velkorusky smer).

Другой Карпаторусский писатель Уриил Метеор (псевдоним священика И. Сильвая) пишет в 1872 г. по тому же вопросу:

"У нас, так сказать, никогда вопроса не было по части какого нибудь отдельного литературного языка. Все наши писатели с самого первого начала вступления на поприще распространения народного просвещения руководились одной мыслью, имеющее целью единение.

Действительно формы угрорусского литературного языка мало чем отличаются от обшерусского.

После 1861. года начинается период мадьяризации и гонения на стороников культурного единения с Россией, причем и мадьяре по австрийскому методу бросают между интеллигенцио лозунг "ruthen"-ского сепаратизма.

Но Карпаторусские патриоты не сдавались.

В 1888. году, когда питались галицкие "украинцы" (Огоновский) импортировать сюда "украинску мову", написала угрорусская газета "Листок": "не стоит спорить ни впускаться в полемику по этому вопросу." Листок указывает при том на то обстоятельство, что угрорусское наречие стоит ближе к русскому письменному, чем к "украинскому" языку, который бы хотел Огоновский навязать угророссам. В том же смысле пишет в 1893. году и преподаватель гимназии Евгений Сабов.

До 1914. года составлены на русском литерат. языке научные произведения и учебники. На нем воспитывается и интеллигенция оставшаяся верной своему народу. Это и правильная точка зрения карпатороссов, ибо понятия и терминология могут быть почерпнуты только из богатого запаса русской литературы.

5

Получив автономию дана была Карпаторуссам возможность, развивать свою культуру в особенности-же свой язык, один из самых важных факторов культурной жизни.

Но увы ! Осевшиеся здесь галицкие псевдоукраинцы - иначе их назвать не следует, ибо этнографического термина "украинец" не существует - решили вести между Карпатороссами украинскую-сепаратистическую языковую пропаганду, хитро скрываясь под русинскую маску (слово "русинский" нашему народу чуждо) и неправильно называя свое язычие, главнымь образом исскуствено созданное галицкими уками и не-уками на основании галицко-русского наречия - материнским языком Карпатороссов.

По этому поводу написала бабушка русской революции Катерина Брешковская очень замечательную статью в Ужгородской газете "Русская Земля" н-р 4. от 25. января 1920. года.

Брешковская указывая на то, что "все корни слов (здешного языка) те-же и в построении спряжении и склонении нет существенной разницы", что "говор велико-мало и белороссов различается главным образом отличным друг от друга произношением" продолжает.

"При таких условиях становится непонятным, почему откладывается признание русского языка - языком обшим и для Карпатороссов, требующих его введение в обиход школьного образования как своего основного языка."

"Еще более удивительно и уже совсем непонятно, продолжает Брешковская, что для Карпатороссов изготовляется не то языки, не то наречие не только улучшающие этимологические и синтаксические формы местного говора, но извращающие его до неузнаваемости, засоряя его неправильностями и безобразными новшествами."

"Нередко нельзя отгадать того, что стараются выразить авторы изделий своих, чуждых каких бы то ни было правил и какого бы то ни было будущего."

6

"Мы, продолжает Брешковская, живо помним те времена, когда господствующие народы навязывали свой язык подвластным им меньшинствам, стараясь их обезличить, заставить забыть свое происхождение, наиональность свою. Но мы никогда еще не видали и не слыхали, чтобы этым меньшинством сочиняли язык искажающие их собственные; языки запирающие им вход в область просвещения и науки. И то что мнимые филологи преподносять Карпатскои Руси есть ни наречие, ни жаргон ни даже волопюк, а самая беззастенчивая балиберда, смысел, который скрыт для всех, исключая быть может только автора ее"... Кому и зачем нужно такое жестокое посягательство на древнейшее достояние возрождающего народа?!"

II

Из выше сказанного явствует:

во первых : что в Карпатской Руси существует местный русский литературный язык Мустыяновича Духновича, Добрянского, Уриила Метеора и пр. (язык который только несущественно отличается от языка Гоголя, Достоевского.)

во вторых : что одновременно ощущается посягательство на этот язык.

Мы можем бабушке Брешковской ответить на вопрос, кому и зачим нужен языковый сепаратизм ("русинский," "украинский").

Мы невольно должны коснуться тут политической стороны этого вопроса. Для понимания теперешних языковых отношений в Карпатской Руси это необходимо. Этот принцип исковеркать язык перенесся в Подкарпатску Русь из Галиции. То зло родилось там и нашим галицким руским братьям много приходилось перестрадать из-за того.

Осветить это дело мы должны по той причине, ибо то что было вчера там (за Карпатами) может завтра повториться здесь у нас.

7

Мимоходом только укажем на тот факт, что газета "Вперед," орган галицких "украинцев" переименовал Подкарпатску Русь на "Пiдкарпатску Вкраїну." Это имеет глубокий корень.

Всем ведомо, что Германия от многих десятилетий стремилась в силу своего "Drang nach Osten" водворить в Европе германьскую гегемонию.

Для достижения этой цели нужно ей было разбить Россию и на ее развалинах построить "Киевское королевство" Divide et impera! Выразителем этой мысли был не кто иный, как "железный" Канцлер Бисмарк.

Само собой разумеется, что Германцы не руководились при том чистыми идеалами. Изучив строну они прекрасно знали, что Южная Россия (Украина) с ее громадными богатствами после разгрома "русского колосса" подпадет под германскую сферу влияния. Факт на лицо : Брест-Литовский договор и его последствия. И так решили германские политики и дипломаты построить : из одного русского государства два, из одного литерат. языка два. Divide! Расколоть на две части.

Языковыя особенности наречия малорусского и великорусского сослужили германским империалистам хорошую службу.

Несколько слов о деталях об германских импералистических планах.

Читатель наверно спросит с недоумением: разве возможно, чтобы из одного языка создать исскуственным образом два! На это имется определенный ответ.

План был германцами ловко придуман. Расходилось только о его проведении.

Провести план в Южной Росси (Украине) оказалось преждевременным и не практическим.

Зато избрали союзники (берлинские и венские а наконец польские политики и дипломаты и Рим с польским графом Шептицким, униятским эпископом в Львове, во главе), Галицкую и Буковинскую Русь за базис своих действий: область с 4 миллюновым червонорусским населением.

8

Отсюда из Австрийской Руси, должно было затем перенестись "освободительное" движение на русскую Украину с ее 30 миллюновым малорусским населением.

Все шло под маской культурного движения. Задные же мысли были на деле чисто политические и пожалуй стратегические.

Эта "культурная" работа союзников по делу и разгрома "восточного колосса" велась через слишком 70 лет 1848-1918.

В подробности входить не можем, но укажем на главные принципы руководящие союзников.

Им разходилось в первой линии провести языковый сепаратизм!

Первая атака была сделана галицким наместником графом Стадионом в 1848. году. Он призвал представителей Галицкой Руси к себе и заявил им именем венских потентатов, что правительство готово дать русским Галичанам политические права (до 1848 года было крестьянская масса вследствие крепостного права (панщина) обречена на милость и не милость польских помещиков) под условием однако если они откажутся от своего русского (Russen) имени и будут себя называть Ruthen-ами.

Таким образом началась борьба двух партий: русской и рутенской (правительственной).

Некоторое время спустя попыталось галицкое правительство нанести галицко-русскому народу второй удар.

Оно собиралось ввести в Галичине вместо русской кирилитицы - польское аbecadlo (граф Голуховскии). Но слишком силен был отпор народных масс (без различия партии) и этот проект рухнул. Кирилица (гражданка) осталась.

После придумали другой план, который уже имел большой успех: реформа русской азбуки и правописания.

В школах в Галиции и Буковине было против воли народа введено фонетическое правописание следуя принципу: "пиши як говоришь, а говори як хочешь." Гасло очень заманчивое.

9

Это было в 90-и годах минувшего столетия (25 лет тому назад). С тех пор шло дело уже гладко.

Стотысячные протесты внесенные в центральное правительство ничего не помогли. Воля народа была игнорирована. Наступила языковая диктатура а молодежь воспитывалась планомерно в новом духе, ненависть к всему русскому, особенно к русскому слову.

Профессора, учителя, журналисты и агенты получили указание "свыше" обезобразить галицко-русское наречие так, чтобы и след об этом не остался, что это наречие имеет что-нибудь общего с русским литературным языком. Чтение русских книг, изданных в России, было посредственно или непосредственно воспрещено. "Он читает московские книги," были постоянные доносы на русских учеников. Русскую речь считала сфанатизованная "укр." молодежь прямо таки провокацей. Случались и такие куриозы, что даже на кладбищах бросалась одичавшая молодежь на русских ораторов, с неистовым криком: "Прочь с варварским языком. На Камчатку с изменниками." "Мы не допустим здесь царославной (!) речи." Не иначе поступали и "украинские" докторы и депутаты в 1907. году во время русской речи депутата Маркова в австрийском парламенте.

Самым улюбленным и хитрым средством галицких украиноманов против русского языка было злоумышленно связать языковый, значит культурный вопрос с царским автократизмом. Этому их преступлению нет равного в мире. Водворилось настоящее пекло.

В то время издано для школ новые учебники, новые грамматики (Огоновский, Барвинский, Смаль-Стоцкий) с новой терминологией, то самовольно выдуманной, построенной на польских формах а на место русский был медленно-медленно введен в практику географический термин "украинский." Но народ назвал себя всегда русским. Около 20 лет тому назад написал н. пр. др. Степан Смаль-Стоцкий, с милости Габсбургского императора про-

10

фессор Черновецкого универзитета, книженку под заглавием "Буковинская Русь", именно "Русь" потому что считался еще до некоторой степени с правдой, и ему казалось чудовищным, говорить о "Буковинской Украине".

Но Стоцкому пришло ласкавое австрийское военное министерство в помощ, издав в военном времени тайное распоряжение, чтобы в будущем никто не посмел пользоваться для обозначения австрийских малороссов словами : Rusisch, kleinrusisch а даже ruthenisch. За то было категорически приказано пользоваться только термином "ukrainisch".

И как же было "украинам" не слушаться своих Габсбургских хлебодателей ? ! Украина в этнографическом значении этого слова як видим очень молоденькая птичка.

Одновременно с языковой реформой началось и переследование сторонников единства русского языка. К ним применялось политика уничтожения, "нищення."

Их не принимали в уряды и переследовали, где только могли. - Украинизация школ довела к тому, что найболее опытная и найболее идейная часть педагогов принуждена была покинуть свой места и уйти в отставку.

На конец двинулся поход на русские институции в Галичине и Буковине. Здесъ будет уместно упомянуть, что 8. мая 1908. были в Черновцах без малейшей причины, закриты все русские культурные институции. ("Народный Дом", "Детский приют", интернат, студент. общество Карпат и пр.) а их имение и библютеки сконфискованы.

Как видим, план был выработан до мельчайших подробностей. Русский письменный язык искажен и искаличен до неузнаваемости. Из одного литер. языка созданы два.

Для довершения начатого уже дела нужно было еще подготовить военные доброволческие отряды в Австрии и перебросить языковый раскол в Южную. Россию (Украину).

О роле "сичового батька" Трилёвского (в Галичине) и барона Николая Василька обанкротившего-

11

ся румынского политика (в Буковине) довоенных главных организаторах добровольцев для борьбы с Россией, не станем говорить.

Об этом да позаботится военная история.

Нас интересует культурная сторона дела ... языковый раскол.

Расходилось уже теперь заразить языковым сеператизмом малороссов в России.

Ведь это было самое важное! Но это уже не так легко удалось, хотя Михаил Грушевский напрягал все усилия к тому. ("Науковий Вiстник," "Iстория Украiни.")

Характерно будет воспомнить то, что после революции в 1905. году выросли в России "украинские" газеты, как грибы после дождя. Там издавались тогда около 30 газет на разных малороссийских наречиях. Но не долгая судилась им жизнь. После неколько месячного прозябания приостановили почти все редакции свою деятельность... увы ! из за недостатка подписчиков!

По этому поводу выразился хотя по хохлацкому но очень метко один из "украинских" журналистов : "Все это изчезло, немов корова языком слизала." Это доказывает, что лучшая часть интеллигенции на Украине отклонила языковой сепаратизм.

Не лишен комизма и тот факт, что малороссы на Украине говорящие на своем малороссийском наречии называют "мову" галицких псевдо-украинцев "какой то польско-русской смесью" для которою они не чувствуют никакой симпатии и предпочитают в обиходе пользоваться русским литературным языком (с великорусским произношением.)

Добавим еще и то, что галицкие псевдоукраинцы малороссийского наречия не знают и на оборот жители Украины не знают исскуственной "мовы" галицких сепаратистов.

Мимо этого не стесняются галицкие раскалники миру проповедовать о самостийном языке, о самостийном народе.

12

Многие из "украинцев" успели за последнее время подвергнуть ревизии свои возрения, но многим проникнула украйномания в мозг и кровь. Эта idee fixe у них уже неизлечимая.

Многие, не зная истории украинского движения, думают, что с украинским сепаратизмом нужно считаться по той причине, что укр. предводители имеют народ за собой, который солидаризуется с своими предводителями.

Стоя на той ложной точке зрения думают они, что "украинцы" являются выразителями воли народа.

Мы уже раньше указали на то, что укр. движение противонародное, что оно было народу сверху наброшено.

Мы вскрепим правдивость этого утверждения словами Владимира Винниченка, украинского писателя и бывшего премьер-мннистра украинской Республики, за время Центральной Рады в Киеве, после заключения Брестлитовского мирового договора (9. фебраля 1918.)

В своем сочинении "Вiдродження нацii" пишет Виниченко об отношении народных масс на Украине к Центральной Раде н. пр. следующее (приводим его слова дословно с неизмененным правописанием):

Во iстинну, ми за тих часiв були богами, якi бралися з нiчого творити цiлий новий свiт" (ст. 258.)... "Хто за тих часiв, а надто же по виходi Центральноi Ради з Київа, був серед народа, особливо же серед салдатiв, той не мiг не помiтити назвичайно гострої антiпатii народних мас до Центральноi Ради"… (ст. 259.) |

"Я пiд той час уже не вiрив у особливу, прихильнiсть народу до Центральної Ради. Але я нiколи не думав, що могла бути в його така ненависть"... (ст. 260) ... "не було нiякiсенкої надїї своїми силами вернути загублену владу над державою; без чужой сили реализацїї того миру (Брест-Литовского, прим. издателя) не можно було и сподїватись'' … весь мир набирав уже инчого характеру, вiн весь був у руках тої сили, яка мала переводить его в життя"…

13

"А хтож мав його переводити як не тi, що робили його, для яких вiн був i корисний i необхiдний, се-б-то центральнi держави, Нiмеччина и Австро-Угорщина" ... (ст. 283.)

"Ту державнiсть (украинскую, прим. автора) немов би сам поставив на ноги нiмецький озброєний кулак... (ст. 305). I не треба посилатись на нашi успiхи в виборах. Це було би так само не совiстно не щиро, як i наша демократичнисть.

Будьмо чесними з собою и другими: ми скористувались несвiдомостю, забитостю мас. Не вони нас вибрали а ми їм накинули нас"... (ст. 190). "Величезна бiльшiсть самого украиньського населения була проти нас" (ст. 216.) "Розумиється, едине, чим держалася українська влада, це були онi самi нiмецкi iмперiалiсти" ... (ст. 317.)

"Члени Центральної Ради навiть серед своїх мужикiв не мали прихильности. Они тiлькb нiмецкою ласкою i силою iстнували на свiтї i на своїх посадах. Они повиннi б руки i ноги цилувати iм нiмецкiм генералам" ... (ст. 318.)

После выше сказанного никого не удивит, если германские империалисты в Киеве, увидев, что украинские депутаты не имеют никакой опоры в народе, уже с ними не церемонились.

Дня 28. мая 1918. входит в здание Украинской Центральной Раде немецкий лейтенантик с отрядом солдат и приказывает нацюналной раде: "руки вверх !" и арестует всех украинских министров. "Я тебя породил, я тебя убью". (Тарасa Бульба). Доборолась Украина до самого Краю... фиаско на целой линии.

III

Мы Карпатороссы должны извлечь науку из украинской трагедии. Мы должны в первой линии приостановиться над языковым вопросом в Карпатской Руси, чтобы не проспать момента. Мы должны показать, зрелы ли мы к разрешению этого вопроса или нет.

Мы, думаю, должны, следуя здоровым инстинктам народных масс и наших предков, самым

14

категорическим образом отклонить всякий языковый сепаратизм, так "русинский", як "украинский."

Мы Карпатороссы никогда сепаратистами не были, но мы замечаем в настоящее время в Карпатской Руси, что галицких псевдоукраинцев история ничему не научила и они злоупотребляя нашим гостеприемством, продолжают вводить между нас языковый раскол.

В виду того мы должны стоять на страже наших национальных интересов. Упустим удобный момент самозащиты, сделаем необдуманный шаг, может вся наша национальная свобода рухнуть. Исправить будет трудно. От рокового шага да сохранить нас Господь.

У нас проявляется языковый сепаратизм пока что в формах "русинства", "дашков" и в введении в обиход новых, чуждых нам терминов: мое поважанье, гаразд, пане добродию (panie dobrodzeju) суспiльнiсть, злучник, внесок, пiдмет, прекметник, схiд и т. д. и т. д.

Мы замечаем, что галицкие псевдоукраинцы хотят навязать нам свое язычие - смесь галицко русского наречия с выдуманными или взятыми из польского языка терминами.

Мы сознаем, что наше карпаторусское наречие вследствии исторических фактов само собой не развито. Ему недостает много слов.

Написать научную книгу ограничиваясь на запасе слов в здешних наречиях, мы не в состоянии. Одним словом: русинский узкий провинциялизм неоправдан. Самолюбие в языковом вопросе довело бы к катастрофе. Каждый честный Карпато-росс должен в том сознаться. Но мы при усовершенствовании нашего Карпаторусского наречия должны поступать так, как другие культурные народы, т. е. не в направлении сепаратизма, которым хотели бы нас осчастливить украинцы, а в направлении сближения нашего наречия к настоящему литературному языку Гоголя, Пушкина, Достоевского.

На счет этого вопроса высказал один Карпаторосс слеующую безусловно верную точку

15

зрения. Он говорит; "Наш малорусскй язык бедный словами. Его нужно дополнять, а дополнять можем мы его только из богатого источника, то есть: из русского лит. языка, который является нашей кормилицей, нашим матерным языком."

Галицкие псевдоукраинцы вели жестокую борьбу против русского языка и чего они добились??

Часто слышим от "украинцев" нарекание, что "москали" забрали им русский язык и смосковщили его, вследствие чего им нужно создать на место того новый, но уже украинский литературный язык. В этом есть доля правды. Великороссы в минувших столетиях присвоили себе малорусский письменный язык, но они нам за то сторицею возвратили: усовершенствованный, богатый, световыи язык с богатой литературой.

В том именно и их заслуга, что создали, на основании наречий мало и велико русского единный язык, подобно Лютеру, который своим языком объединил все немецкие наречия.

К сожалению, украинцы даже от немцев ничему не научились.

Мы карпатороссы не дадим себя свести с прямого пути, указанного нам нашими предками и предводителями. Мы будем яко свободные республиканцы отстаивать наше национальное и культурное (языковое) единство с 100 миллюнным русским народом.

Мы не будем гоняться за украинскими или русинскими утопиями, а изберем то, что нам может гарантировать нашу свободу, наше будущее.

Во всех культурных державах (Франции, Англии, Америке, Германии еtс.) учреждены на университетах кафедры русского языка. Многие иностранцы учатся частным образом по русски. Русскому языку обучают в средних школах славянских держав (Болгария, Сербия, Чехословакия.)

А что тогда нам Подкарпатороссам делать???

Не смеем мы забыть при том, что русским литерат. языком владеет лучшая часть нашей карп. русской интеллигенции, и много чехов и мадь-

16

яров проживших несколько лет в русском плену. У нас есть целые села, которые требуют введения русского литерат. языка в народных школах. В многих селах не посылают люди детей своих в школу только по той причине, что там учат чужому украинскому языку.

Уместным нахожу здесь познакомить читателя с резолюцей решенной собранием учителей Севлюшского инспекторского округа с дня 1. марта 1921: Русский правопись на украинский не переводити, бо то была бы така баламута, як с переменением календара есть, ибо наш русин скоро научитися може и на правописе дотеперешных букв; он знае выповести в потребном слов буквы: Б, ю, я, i, ы; напр. тБло, дБло, пБти а не пiти, кiло, рБпа а не рiпа и. т. д. А дале ему неразуметельных слов и чути не хоче як : харч, хвiст, звБт бачБня, замовлБня, боженя, конаня и. т. д. таке и подобне слова не суть Подк. русске, - вместо сих знаем чистейше выразиться.

Мы хочеме и потребуеме такого правописания, яким пишут у газетах теперешных..."и як писали Духнович, Фенцик, Павлович и. т. д. - Вопреки сего ктобы инак робил и книги выдавал, то наш русин раднее с Пряшева бы себе доношовал." (В Пряшеве издаются книги лишь на письменным русском языке. Прим. автора).

Эта резолюция не доказывает другое, лиш искренное чувство а здоровый инстинкт наших масс к лит. русскому языку. А кто еще и после этих доказательств намеряет нам набрасывать то, что нам не милое, что нам чуждо, тот кладет в путь нашего свободного культурного развития переграды, тот пихает нас в новую неволю.

К сожалению у нас в Подк. Руси борьба против русского языка уже началась, боле или менее открытая.

Мы Карпатороссы будем решать: война, или мир русскому языку!

Наконец еще несколько слов о "матерньое мове" которая не дает покоя некотрым журналистам в роде Jaromira Necas-a.

17

Для иллюстрации мы укажем на двух выдающихся поклонников малорусько-украинского языкова сепаратизма : Андрея Алескевича и Владимира Винниченка.

Один из первых пропагаторов "матерньое мовы" это наш согражданин Андрей Алескевич, теперешний директор Берегсасской гимназии.

Этот господин написал в Ужгородской газете "Учитель" (н-р 3. от 10. мая 1920) передовую статью под заглавием "Значеня матерньое мовы для школы."

Алескевич домагается в этой статье, чтобы в школе, а то от начала науки до конца, "подаване было молодежи все знаня в матерной добре звесой, дорогой и святой мове."

Значит: по рецепту автора должна бы быть "матерна мова" языком преподавания от элементарной школы до университета включительно ! При том приводит автор читателям в память слова поэта :"хто матерь забувае, того Богь карае".

Мы были бы думали, что г. Алескевич, раз он так высоко ценит матерну мову, консеквентно и сам напишет свою статью на той святой "родное мове".

Но мы ошиблись. Не так оно вышло, как мы предполагали. Не убоявшись"Кары Божьей," госп. Алескевич, почему-то забыл на "матерню мову" и поместил в своей статье целый ряд чужих, нематерных интернациональных слов... Вот на пример: психология, эксперименты, рацюнальна, педогогика, и дидактика, нормальный, интеллект, институция, обсервация, ассоциащия, идеа, аперцепция, климат, реакция, организм, фантазия, характер, интеллектуальный, этичный, еститичный, синтакса, трагедия, методика, индивидуальность, абстрактна праца интеллекту, активность, лекция, дефиниция, негативный, механичный, гермафродитизм, атмосфера, индиферентный, ексклюзивность и т. д. столько чужих латинских или греческих слов в статье обнимающой только три листка. - Это ведь не родная, не матерная мова. Этой мове в нашей крестьянской хиже решительно не обучают: "мати,

18

отец, родина." Г. Алескевич со своей "матерной мовою" потерпел следовательно крах. Он сам своим пером доказывает, что для высших понятий родных матерных слов не хватает. Теория Алексевича расходится с его практикой, ибо вы не найдете ни одного совестного человека, который бы сказал, что наш крестьянин эту статью понял бы. Которая родная мать понимает, что это такое: интеллектуальный, гермафродитизм, синтакса, ексклюзивность? ! Автор в своей статье в языковом отношении пошёл далеко за пределы матерной мовы. Он забыл "свою" мову и прибег к чужой. Не ожидает ли его кара Божия за то? Но кара уже и наступила, ибо он - ученый муж сам попал в противоречие : проповедует "матерну мову" а пишет по ученому.

Вот его наука:"матерна мова мусит быти завсегды точкою выходу, осередком и концем науки", а дальше:"рациональна дидактика... мусит из целое науки усунути чужу незнакому мову".

Такова ессенция его теории языковой, на деле же сам он (лингвистический пророк) доказывает языком своей статьи, что не может цепляться за матерну мову,"як репяк кожуха," а должен прибегнуть к чужому языку.

Кроме этых интернациональных слов мы приведем несколько слов прямо выдуманных или самовольно составленных (конечно с целою языкового роскола). Вот образчики этой якобы родной мовы: розвиток, выкладовый, божаня, спадок, суспольность, враженя, зображеня, набудки, зовнешный, спочиваючый, людиня, подсоня, заходы, выслов, высновки, ество, вдача, одрух и т. д. Цель такой то экспериментации ясна: Удастся общество и преставителей науки убедить, что это мова родная, ну тогда уже легко пустить в ход лозунг: "наша мова самостийна!" В том и заключается суть дела, которого г. Necas понять не в состоянии… На вид кажется, что это слова "руськи," но на деле это ими чисто выдуманные или перекрученые (перелицьевани) русские слова.

19

Еще одна третья неправильность замечается в статье г. Алескевича. Он именно пишет:"Нам есть ясно и зрозумело, что таке велике культурне народы як Японцы, Французы, або Английце подают в своих школах науку лишь в матерной мове"…

Насколько познакомился г. Алескевич с матерньою мовою великокультурных Японцев, мы не знаем, думаем однако, что он в японских лингвистических делах много не смыслит.

На счёт-же других западных народов: Французов, Итальянцев, Немцев, мы скажем следующее; Еслибы русины так поступали, как поступают другие культурные народы то Нечасовские и Алескевичевские теории давно уже истерты были-бы с лица земли.

Мы знаем (и то само должен бы знать и г. Jaromir Necas), что простой саксонец не говорит по баворски, а пруссак не умеет по тирольски, а мимо того их т. е. саксонцев и пруссаков связывает один (если хотите чужой) язык, немецкий, язык Лютеря. Ни один баворец, ни один саксонец наверно еще не оглупел от того, что его учили неродному, немецкому языку!

Провансалец в своей провинции (Provense) тоже не говорит письменным французским языком, а мимо того французское правительство не ведет пропаганду в пользу провансалского языкового сепаратизма. Не иначе обстоит языковое дело в Италии и Англии.

Мы думали-бы, что гну Necas-у это давно известно. К сожалению этому лингвисту эта аналогия не попала на мысль… Да, у культурных народов такие вопросы решаются иначе, чем у нас: Что мы считаем культурным вопросом первостепенной важности, называет г. Necas "zbytec-ною ргораgаnd-ою." Если г.-ну Necas-у мало выше приведенных анологий, то мы послужим еще одной. Для нас Карпатороссов имеет русинский сепаратизм то самое значение, что имело бы для чешского народа, положим ганацкий языковый сепаратизм. Если бы н. пр. "ганацкие" патриоты, собирали свои ганацкие

20

песни и начали бы писать поговорки, сказки, рассказы, новельки, пьесы по ганацки и культивировали свою облостную музику, издавали эвентуально ганацкие учебники и грамматики, то наверно явились-бы между ними и единицы, которые поставили бы свои "самостийные" требование в роде:

Мы ганаци самостийны, мы требуем введения матерного ганацкого языка в школах и урядах нашой возлюбленной Ганакии.

Как решал бы дипломат и политик Necas этот вопрос? Наверно по примеру западноевропейских культурных народов!

Г.-ну Алескевичу в его статье много удалось, но одно всётаки не удалось: вычистить "свою родну мову от "москальщины." В его статье мы находим сотни слов чисто великорусских или москевских, которых он еще не успел "смодернизовать." Вот пример: новый, школа, наука, дорога, след, совсем, ясно, природно, душа, цель, образование, способности, дарования, предки, дальше, церковь, народный, природа, человек, основа, душевный, остают, крепко, смерть, молода, член, народ, век, дерево, почва, соки, земля, пень, насекомое, корень, мороз, буря, зверь, кора, лист, слово, род, сила, опытный, часть, рука, способ, средство, совесть, кара, воля, борьба, звук, дух, мука, убогий, забава, село, край, отчина, зеркала, молодеж, тепло, светло, молитва, закон, трудности, еct, ect. "Ни сюда Микито, ни туда Микито!" -Гони - природу в дверь, она влетит в окно, говорит пословица.

Вычистишь язык от укр. дегтя, получишь чистейший родный матерный русский язык и не обидишь этим ни велико - ни малоросса. Это именно следовало-бы знать и г-ну Necas-у. Но он решился вступить в бой. Нам кажется, что он битву уже проиграл. Чтобы его от хужего поражения сохранить, мы ему посоветуем : "Не зная броду, не суйся в воду !"

Как мы видим, на практике фундамент языка малорусского а великорусского тот самый (не чужой!). Не даром сказал галицко-русский писатель Дедицкий: За один час научится малоросс по

21

великорусски. А если дело обстоит так, то нам не нужно созидать новый язык.

Известно н. пр., что родные немецкие племена в языковом отношении дальше отдалены друг от друга, чем два славянские народа (н. пр. Чехи и Болгары). Мимо того посягательства на единый немецкий язык не замечается.

Говорят часто, что природа требует разчленения языка. Да, но почему-же не приказывает таже самая природа западно-европейским народам разгромить на части свой единый литературный язык?!

Лжеучителем, ссылающимся на природу, мы скажем вот что: Не во всех отношениях смет природа самовольно буянить. На то создают люди культуру, чтобы посредством законов дать природе направление. Вот н. пр. закон о браке : против неугомонных сексуальных нахотой, закон против воровства, дальше языковые законы (грамматики) против языкового самоволия.

Мы в начале указали на то, что у нас в Подкарпацкой Руси литературный язык уже есть, что от него к общерусскому языку только один шаг.

Против этого языка ведется борьба. Его считают мертвым и противоставляют ему "матерну мову," образчики которой (мовы) мы привели в виде статье директора Алескевича. Мы примерами доказали, что его "матерные мова" как раз нематерна.

В форме маленького рассказа мы приведем образчик настоящего матерного языка у нас, и читатель поймет, почему наши крестьяне а целые села требуют в школах русского литературного языка. "Розкажу вам люди добры, от такое великое дело: У нашом селе были румынские катуны (katona - солдат воин). Одного раза захворала мне девка. Привез я ей орвоша (orvos - врач, лекар). Орвош девку повижгаловал (vizsgalni=посмотрить) и загнал ня до вароша (varos=город). Из вароша вернул я поздно домов а мне жинка гварит, что над вечером были у моей хиже пять катунов, и забрали мне три дарабы (dагаb = кусов) марги (marha-скот). Мене ся то дуже не полюбило (мне не по-

22

нравилось) и кажу жинки: Я сего не даруу. Вадь-вадь (vagy-vagy = или-или). Пойду до бирыва (biro = сельскии начельник) и заелентуу (jelenteni = доносить) чендершегу (сsendorsеg = жандармерия). Взял я калап (kalap = шлята) и пошов. Эрмештер (ormester = вахмистр) списал со-мною едьзэкеньв (jegyzokonyv= протокол) и на другий день пошли мы возом на аломаш (allomas = вокзал), сели на вонат (vonat = поезд) и пошли мы до вароша, до гиваталу (hivatal = уряд) к журату (окр. начальник) на понос (panasz = жалоба), фесолгабиро (foszolgabiro = окр. начальник) загнал нас до вармедегазы (varmegyehaza = комитатское здание). Мы вошли до гиваталу (hivatal = уряд = ведомство). При столе под облаком (окно) сидела китасонька (kisasszony = барышня). Она закликала титкара (titkar = секретарь). Титкар поговорил с нами и повел нас к алишпану (аlispan = жупан). Алишпан сказал нам пойти до ярашбирошагу (jarasbirosag = окр. суд) я взяль собе фишкарошя (адвокат) и мы пошли.

Идес (ugyesz = держ. прокуратор) сказал нам, что сделает рендешне (rendesen = порядочно). Мы вернули домов. За три недели заслали мне идезеш (idezes =призыв) ож я маву итти до Унгвару (Ужгород) до катунского бирошагу (katonai (had) birosag = военный суд) на тардялаш (targyalas = разбирательство). Там катунов побинтетовали (buntetni = наказать), выдали ителет (itelet-приговор) и ренделет (rendelet = распоряжение), ож мене мавут катуны вернути мою маргу и выплатити мой келчег (koltseg=издержки). Теперь я дальше газдуу на своем биртоку (birtok = хозяйство). Маву кертек (kert-огород) и хижу."

Так выглядит приближительно наше карпато-русское наречие, после векового рабства. С таким материнским языком мы за ворота не пойдем.

Ту слабую сторону здешнего наречия хорошо поняли наши писателя. Чтоб спасти народ от неминуемой гибели, решили наши патриоты, создать литературный русский язык. Они видели, что получив от "матери, отца, родины" лишь малый за-

23

пас слов, племя русское не удержится, должно потонуть в мадьярском море.

Наши предки взялись за дело и спасали, что еще можно было спасти. Вместо достойным образом оценить наших деятелей, дерзают наши новомодники, называють их поклонниками "мертвеччины."

На основании народного говора строили наши писатели культурный язык. Они делали столько, сколько при тогдашных обстоятельствах могли, но увы! Сегодна слышишь на них такую критику, что они действовали в пользу мадьярского "Verdumungddystem"-a. Приходится стыдиться за таких современиков.

Нет! Мадьярам расходилось об совершенной мадьяризации русского племени, н. пр. Из 353 русских школ в 1870 году остались, как пишет проф. др. Кадлец в 1914 г. только 18! (но это лишь в статистике а в действительности русской школы с русским преподавательным языком ни одной не было. Автор). Обвинять наших писателей может только бессовестный человек, игнорант. В общем мадьярскому правительству безразлично было, называется-ли гражданин "orosz" или "ruthen", кабы только с него был хороший "magyar ember." Племя русское должно было потерять свой облик и обратиться в национально беcсознательную массу вечно молящихся "герек-католикушов."

Если наши писатели, несмотря на эту страшную, убийственную систему, все-таки создали свой язык, свою литературу, то мы должны чтить их заслуги.

Если наши карпаторусские семинаристы в погребах скрывали свои манускрипты, чтобы их спасти от уничтожения, если Митрак 20 лет трудился над созданием своего русского словаря, то это не была служба святому magyarorszag-у!

Для оценки языкового вопроса должны мы обратить внимание читателей еще и на второго малоросса, писателя Владимира Винниченка.

Год тому назад появилось в Ужгороде сочинение малорусского (или так называемого украинского) писателя В. Винниченка под заглавием "Вiдродження нации."

24

В настоящем интересует нас не так содержание названного сочинения, как его язык.

Мы опять приведем образчики его языка и предоставляем читателю осудить, можем-ли мы Карпатороссы считать этот язык нашим родным. У нас почему-то привыкают идентификовать у малороссов и так назыв. украинцев. Это не правильно. Гоголь на пример малоросс но он не "украинец", не сепаратист. В Киеве, Одессе, Ужгороде, Львове, Черновцах живут также малороссы, но не все они "украинцы". Одним словом бывают малороссы, которые считают себя русскими (подавляющее большинство!) а бывают малороссы (да и великороссы) сччитающие себя "украинцами." Но об этом в другой раз.

Теперь присмотримся к языку и ортографии Винниченка. Мы находим в этом сочинении вот такие формы: а) "м'ясо" (вместо: мясо) "в iм'я" (вм. во имя), "кров'ю" (вм. кровью), "м'ягкий," пам'ять, а дальше б) "страждання" (вм. страданiе), "одчай" (вм. отчаяние), "мент" (вм. момент), "за йго" (вм. за него), "хотiння'' (вм. желание), "знаття" (вм. знание, наука), "з вiч (вм. с очей), "дзеркало" (вм. зеркало).

[…]

25

[…]

Мы никоим образом не можем понять, почему считает Винниченко форму "м'ясо" более народной, чем форму мясо, или форму "од" чем "от." На выше приведенных примерах мы видим, как упорно хотят языковые сепаратисты насиловать русский язык. К чему это ? Зачем искажать язык? Разве одному ученику облегчится наука, если его принуждят пользоваться словом "довiрря" вместо "доверие?

Впрочем такими прыжками могут сепаратисты нас только оттолкнуть от себя а не привлечь к себе. Жаль труда. На таких фундаментах не построить "самостийной." За такими экспериментами по крайней мере мы Карпатороссы не пойдем.

26

Для нас язык Гоголя милозвучнее чем "мова" Винниченка. Приводим дальше целый ряд слов заимствованных из выше приведенного сочинения Внииченка. Было-бы желательным, чтобы наши Карпатороссы сами судили наш-ли этот язык, родной-ли он нам?

[…]

Вот "матерна мова" для нас Карпатороссов! Никто не смеет нас принудить к тому, чтобы мы под видом малорущины в угоду каких-то утопических планов забивали головы нашой школьной молодежи разными провинциализмами. Какой бы это смысл был выбивать нашой молодежи карпаторусский провинциализм (в роде : лем, ож, задарь, такожде, вшытко, керт, кереквагаш) новыми чужими провинциализмами, которых кроме автора наверно сами сепаратисты не знают. (Знакомый мне филолог, сепаратист, советник бывший укр. министр просвещения, из выше упомянутых 100 слов лишь

27

37-им знал понятия а прочие, по его словам, нужно было автору выдумать к выражению свои мысли!).

После всего этого выше сказаннаго мы приходим. к результату, что "ученые" единицы стараются русский язык исковеркать, обезобразить.

Эти експерименты мы считаем совсем ненужными. Они могли-бы наше культурное развитие затормозить, от прогресса повести к регрессу.

Подписать такую программу мы, желая поднести культурный уровень нашего народа, не можем.

Мы лучше пойдем по примеру нашего великого малоросса Гоголя, так-как его литературный язык нам ближе чем мова Алескевича или балачка Винниченка. Нет у нас охоты и нужды бавиться в сепаратизмы. Сам Тарас Григорьевич Шевченко писал 4/5 своих сочинений на русском литературном (Московском) языке.

Так куда-же ведут нас сепаратисты? Мы знаем, что и галицкорусские писатели были сторониками русскаго литературного языка (Яков Головацкий, Богдан Дедицкий, Нieronimus Anonimus, Иван Наумович, просветитель Галицкой Руси; Антоневич; Вергун; Мончаловский, Глушкевич).

Признавая общерусский литературный язык и требуя его введения в школах и урядах мы от народного наречия отклониться не хотим. Но мы хотим это наречие особенно посредством печати, популязируя здоровые идеи, вычистить медленно от мадьяронизмов, обогащать и дополнять его, но не выдумками или другими провинциализмами, для которых у нас смысля нет. Мы хотим решить наш языковый вопрос по примеру западоевропейских культурных народов, не иначе. Не повредит французский литер. язык провансалцу, не повредит русский литер. язык и нам.

Приведем еще одно знаменительное явление в Подкарпатской Руси.

У нас пользуется одна часть русской интеллигенции в частном обиходе и даже при публичных выступлениях (учительской конгрес в Ужгороде 16. IV. 1920.) мадьярским языком. Мы конечно

28

этого решительно не одобряем, а напротив очень желали бы, чтобы это скоро изменилось к лучшему. Однако считать всех этих людей "мадьяронами" было-бы не совсем правильно. Привычка иногда страшный тиран а против тирана надо бороться.

Многие из наших интеллигентов, не все конечно, объясняют свою привычку более-менее следующим образом: "Объясняться в научных вопросах на здешном русском наречии приходится нам очень трудно из-за недостатка научных терминов в материнском языке. Чтобы правильно высказать свои мысли, мы прибегаем к мадьярскому языку, которому обучали нас сызмалу а знание которого было для каждого из нас conditio sine qua non (безусловной необходимостью)." Чтобы владеть русским языком, недостаточно учебников Волошина.

Если бы мы Волошина и на-изъуст знали, те мы всетаки не успели-бы правильно объясниться (н. пр. дарабочки, шаркантьовы, падимент).

Мы свои слабости сознаем и хотели-бы исправиться, но что-же: наше карпаторусское наречие бедное, "украинска мова" не пользуется у нас симпатией, а богатому чистому русскому литературному языку у нас не обучают. Так остается нам лишь мадьярский язык!!

Читатель наверно поймет теперь, в чем здесь дело. У нас в Подкарпатской Руси играет в русских кругах мадьярский язык роль по той причине, что он не имеет против себя равносильного конкурента, который бы мог его вполне заместить

Ведь "русинский" язык для словаря, которого впрочем др. Иван Панькевич только что собирает материал, очень слабенький конкурент!

Мы приходим в результате к тому убеждению, что и в том отношении "спасителем ситуации" может быть только русский литер. язык. Но против него вздумали вести борьбу, тихую, но за то упорную и систематическую, по старому методу. Агитируется против него н. пр., что он будтобы тяжкий и непонятный. Убедиться в противополож-

29

ным может каждый. Следует только взять в руки русскую книгу.

Полности ради приведем читателю (особенно нашим крестьянам и учителям) маленький образчик русского литературного языка, который не совсем правильно называют великорусским.

Вот начало народного расказа "кающийся грешник" великоросса Льва Толстого:

Жил на свете человек семьдесять лет, и прожил он всю жизнь в грехах. И заболел этот человек и не каялся. И когда пришла смерть, в последний час заплакал он и сказал:

Господи! Как разбойнику на кресте, прости мне. Только успел сказать - вышла душа. И возлюбила душа грешника Бога и поверила в милость Его и пришла к дверям рая. И стал стучаться грешник и просится в царство небесное.

И услыхал он голос из-за двери Какой человек стучится в двери райские? И какие дела совершил этот человек в жизни своей? и. т. д.

Так выглядит богатый развитый русский язык, в защиту которого мы выступаем. Этот образчик "москальской" речи содержит в сее около 80 слов и мы убеждены, что не найдется у нас ни один, даже не грамотный крестьянин, который бы сказал, что он хотя-бы 3% этих слов не

30

понимает. Так мы видим, что о трудностях здесь и речи быть не может.

Все это идет так гармонически, природно и лишь недобросовестные люди могут поднимать мечь против того языка.

Мы однако должны сознаться в том, что есть в русском языке и слова, которых простонародие не всегда понимает, но мы должны учиться дополнять свое знание, исправить то, что мадьярская система через много столетий напортила, помня, что наше наречие осталось позади и в России язык пышно развивался и обогатился.

То, что нам даст знание русского литер. языка, этого решительно не дает нам родна мова.

При том не смеем мы забыть и на то, что до сих пор "украинско-малоруська" мова и правописание еще не установилось, она еще не однообразна.

Напрасно ссылаются сепаратисты на Петроградскую академию наук, которая будтобы провозгласила миру "самостийность" "украинскаго" языка, ибо мы знаем, что эта академия говорит только об "малорусском наречии" а не об самостийной украинской мове. У сепаратистов есть в настоящее время по крайней мере три рода правописания; а именно: русинско-украинское: в Подкарпатской Руси, галицко- " " Галичине, и малороссийско. " " Южной России.

Которое из них самое лучшее, этого не знают самы сепаратисты.

Мы знаем, что иначе писали Котляревский, иначе Кулиш, иначе Франко, иначе Вннниченко. "В нас на Вкраїнї як хто хоче !"

Да, и малодусских наречий есть три, а кроме того существует целый ряд поднарчей (диалектов.) В самой Подкар. Руси можно установить три или даже четыри говора.

Куда бы мы дошли, если-бы каждый из этих трех диалектов под титулом "матернье мовы" стремились к тому, чтобы его признали оффициальным?!

3

И так перед нами два культурных направления. Присоединится к одному из них, мы должны, если желаем жить культурной жизнью а не загрязнуть в невежестве.

При выборе между "русинско-украинской" и русской культурной ориентатей, мы Карпатороссы изберем ту, которая будет для нас полезнее.

В пользу русской ориентации говорит главным образом развитость и богатство языка а дальше и то обстоятельство, что этот язык имет за собой богатую всестороную литературу, ценность которой не оспаривают даже языковые сепаратисты.

При том не смем мы забыть, что малороссы (за исключением конечно сепаратистов), и то не только здесь, в Подкарп. Руси, где сепаратизма вообще не было, но и в Галиции, а главным образом в Южной России (на "Украине") уже давно признали русский литер. язык своим н. пр. Гоголь, Короленко, Костомаров, Максимович, а даже Тарас Шевченко.

Мы в стихах Шевченка находим много желчу, и он был во многом прав. Он громы бросал на угнетателей, царей назвал катами, но - простите нам искренность - Шевченко ни одним словом не накинулся на русский язык. Напротив, он - самоучка - сам писал сочинения на русском литературном языке.

Нам кажется, что еслиб батько Тарас встал из гроба и посмотрел на своих бесталанных потомков, ему пришлось-бы раздрожиться за них.

Какой респект имели самы "украинцы" перед русским языком, доказывает хотя-бы и тот факт, что они после Брестлитовского мира, сташвись на несколько месяцев "панами на Украине", не решались закрыть ни один существующий русский университет (Киев, Харков, Одесса), ни одну русскую гимназию.

Они дали себе отчет об этом, какой был бы протест против такого вандализма.

Если в Галиции и Буковине за последние годы до войны разцвелся языковый сепаратизм "пышними цветками," то это делалось и могло осуществиться

32

только под обухом тогдашных "сильных мира сего," но здесь в Подкарпатской Руси эти лингвистические утопии разобьются на здравом смысле свободного республиканского народа.

Берегсас, 4. апреля 1921. года.

Игорь Ив. Гусьнай


Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.