Малорусская Народная Историческая Библиотечка
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Деятели --> Мирошниченко (Основные работы)

"Как украинцы капитализм себе строили. Новейшая история Украины (1991 ? 2001)"


8. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ
сер. 90-х годов ХХ века.


В мире царствуют вездесущие,
Жарко щерящие пасть
Власть имевшие, власть имущие
И хотящие эту власть.

1. Нарастание экономического и политического кризиса к середине 90-х годов ХХ века.

В 1 пол. 90-х годов ХХ века публичные социально-экономические реформы в Украине буксовали. При этом шла тайная бюрократическая приватизация государственной собственности, незаметно для общественности превращавшейся в частную капиталистическую. Социалистический уклад постепенно растворялся в формирующихся рыночных отношениях. Пользу от вялых и воровских социально-экономических преобразований имела лишь правящая верхушка: депутаты, члены правительства, главари региональных администраций, руководители предприятий и учреждений. Основная масса населения не допускалась к участию в приватизации и в рыночные отношения вступила в качестве дешёвой и бесправной рабочей силы. То, что простому человеку делать было нельзя, за что можно было угодить за решётку в соответствии с остающимися в силе советскими законами, номенклатуре и опекаемым ею дельцам было дозволено. Поэтому они беспрепятственно крали банковские кредиты, богатели на валютных операциях, торговали с заграницей в обход налогов и таможни, заводили игорный бизнес, культивировали наркотики, проституцию и работорговлю, воровали государственное имущество и присваивали доходы от его эксплуатации.

Несмотря на препятствия со стороны власти неуклонно развивался и рос низовой слой капиталистов. Общество разделилось на тех, кто всеми правдами и неправдами делал деньги, и тех, кто послушно ждал команды: “Можно обогащаться!” Власть намеренно задерживала такую команду, так как это позволяло ей и её ставленникам продлить своё существование за счёт эксплуатации закабалённого государством народа.

К середине 90-х гг. ничтожное меньшинство населения сказочно разбогатело, а большинство зажило ещё хуже, чем при социализме. Дальнейший саботаж экономических реформ грозил обернуться катастрофой.

• Национальный доход с 1991 по 1994 сократился на 56%, в том числе только за 1994 год – на 24,5%.

• По сравнению с 1993 годом объёмы промышленного производства сократились на 23%.

• Объёмы сельскохозяйственного производства падали: в 1991 – на 6,5%, в 1992 – на 5,1%, в 1993 – на 7,9%, в 1994 – на 17%.

• Из-за отсутствия финансирования прекратилось гражданское и промышленное строительство.

• С развитием приватизации сужалась сфера государственного контроля и регулирования цен. Приватизированные предприятия сами формировали цены на продукцию. Монопольное положение на внутреннем рынке позволяло завышать цены на свои товары, делая их недоступными массовому потребителю.

• На внешних рынках эти товары оставались невостребованными из-за низкого качества, технологического и технического несовершенства. За этим следовало разорение, если на помощь не приходило государство, дававшее кредиты и займы. Государственный протекционизм по отношению к плохим хозяевам заражал частный бизнес советской безответственностью и бесхозяйственностью, консервируя его слабость и неконкурентоспособность на мировом рынке.

• В условиях падения производства, чтобы не допустить социального взрыва правительство печатало “липовые” деньги, что приводило к новым виткам инфляции: её индекс в 1994 году составил 501%.

Ситуация когда всё, что делается одними, разворовывается другими рано или поздно неизбежно заканчивается хозяйственным хаосом и гражданской войной. Большинство населения продолжало работать на государство и не имело иных источников дохода, кроме зарплаты. Оно оказалось за гранью нищеты. Социальное напряжение между полюсами абсолютного богатства и абсолютной бедности нарастало.

С развитием капитализма множилось число людей нового типа, не желающих превращаться в наёмных рабов. Они по-разному зарабатывали деньги, богатели и с некоторых пор стали покупать политиков и администраторов, заставляя их действовать в своих интересах. Они создавали рабочие места, платили зарплаты, поставляли на рынок качественный товар и тем самым формировали в лице своих наёмных работников и потребителей социальную силу, заинтересованную в их существовании, способную выступить в качестве их политического союзника – за дальнейшее развитие капиталистических реформ.

Население всё больше убеждалось в том, что жить под Хозяином - капиталистом лучше, чем под Чиновником. Всё больше граждан осознавало необходимость и неизбежность последовательного рыночного развития страны, и всё активнее выступало в качестве его сторонников.


К середине 1993 года в оппозиции правительству Украины оказалось абсолютное большинство политически активного населения страны. И “левые”, и “правые”, и “центристы” - каждые по-своему хотели настоящих реформ и требовали переизбрания Верховного Совета и Президента.

Летом 1993 года забастовали шахтёры. Это грозило лишить хозяйство важнейшего источника энергии, после чего неминуемо последовал бы экономический коллапс, ответственность за который легла бы на Президента и правительство. Этим мог воспользоваться “левый” парламент и добиться отставки правительства.

26 сентября 1993 года правительство решило провести референдум о доверии Верховному Совету и Президенту. В ходе подготовки к нему противоречия между парламентом и Президентом достигли стадии конфронтации. Противники обвиняли друг друга во всех бедах и неустройствах в стране. В конце концов, было решено вместо референдума в 1-й половине 1994 года провести досрочные выборы Верховного Совета и Президента.

13 ноября 1993 года был принят Закон о выборах. Он сохранил мажоритарную избирательную систему, уменьшил срок полномочий депутатов с 5-ти до 4-х лет и установил, что новый парламент будет работать на постоянной основе, не допускающей совмещения парламентской деятельности с исполнением административных функций в аппарате исполнительной власти.

Готовясь к выборам, политические силы стали сбиваться в избирательные блоки и объединения. Понимая, что ни у одной из них не хватит собственных сил и авторитета, чтобы получить доступ к участию в выборах, они, временно, прекратили междоусобные свары и попытались организоваться в крупные политические блоки по идеологическому принципу.

Коммунистическая, Социалистическая и Селянская партии слиплись в блок левых сил. Они поносили рыночные реформы, ругали правительство за неспособность преодолеть экономический кризис, прославляли советское прошлое и звали избирателей назад – в социализм.

Национал-демократам внутренняя грызня не позволила создать эффективного объединения правых сил. Потеряв главных противников – “коммуняк” и “москалей”, перед лицом которых приходилось как-то считаться друг с другом и держаться вместе, они увязли в междоусобных дрязгах за право возглавить правый блок. После нескольких попыток консолидироваться, они “сгуртовались” в вялом и рыхлом блоке Демократическое объединение “Украина” (во главе с Л. Лукьяненко), которому с трудом удалось дотянуть до выборов.

Политическая опора исполнительной власти – центристы – в декабре 1993 года создали Межрегиональный блок реформ (во главе с Л. Кучмой и В. Гринёвым), шедший на выборы с ясной программой:
• последовательных рыночных реформ в экономике и демократических реформ в политике,
• расширения прав регионов и последующего перехода к федерально-земельному административному устройству страны,
• возобновления тесного союза с Россией.


2. Формирование нового парламента и правительства Украины.

Что царь или вождь – это главный злодей,
Придумали низкие лбы:
Цари погубили не больше людей,
Чем разного рода рабы.


С 27 марта по 10 апреля 1994 года в два тура прошли выборы в Верховный Совет Украины 13 созыва. Голосовало 28,8 млн. чел. (75,6% избирателей). Выборы контролировали представители отечественных общественных и политических организаций, около 600 зарубежных наблюдателей из 50 стран мира, от ООН и Европейского Союза. Из 450 депутатов полного состава депутатского корпуса были избраны 338, однако и в таком составе, согласно Конституции, парламент мог приступить к работе. Из 188 депутатов предыдущего созыва, выставивших свои кандидатуры на новый срок, лишь 50 были переизбраны.

Новый парламент отличался от предыдущего тем, что в нём:
• было представлено уже не 5, а 20 политических партий;
• увеличилась прослойка экономистов, юристов, бизнесменов;
• сократилось число бывших партийно-советских номенклатурщиков.
Политическая структура нового парламента:
• более 25% (101депутат) - коммунисты,
• 5,9% (20 депутатов) - Рух,
• 5,3% (18 депутатов) - Крестьянская партия,
• 4,1% (14 депутатов) - Социалистическая партия Украины,
• менее 1% - УРП, УКРП, УХДП, ДПУ, КУН, ПДВУ, ГКУ и т.п.
• Из 397 избранных депутатов 123 принадлежали к левым партиям. В целом 1/3 депутатов нового парламента была больна “левизной”.
• Большинство избранных (170 чел.) баллотировались и были избраны как беспартийные, что, однако, не мешало им в работе парламента выступать на стороне той или иной политической силы.
• Украина получила “левый” парламент, в котором преобладали коммунисты, социалисты и аграрии.

Председателем Верховного Совета стал лидер Социалистической Партии Украины А. Мороз.

Премьер-министром левые избрали В. Масола.

Сформировались 23 депутатские комиссии.

В результате последующих довыборов в Верховном Совете возросло число центристов и правых. Но руководство парламентом так и осталось “левым”.

Сторонники разных программ социальных преобразований разделились на 10 фракций и групп, среди которых самыми многочисленными были:
• фракция “Коммунисты Украины за социальную справедливость и народовластие”(84 депутата),
•фракция“Народного Руха Украины”(27 депутатов),
• группа “Центр” (38 депутатов).

Среди парламентариев оказалось много государственных чиновников. В соответствии с законодательством Украины, став депутатами, они обязаны были прекратить прежнюю деятельность в качестве должностных лиц. Но 90 человек не пожелали расстаться со своими прежними должностями, демонстрируя тем самым, что в Украине чиновник по- прежнему стоит над законом.

Демократическое избрание парламента с сильным левым флангом продемонстрировало сохранность социалистических иллюзий у части населения страны. Прожив несколько лет в условиях воровского чиновничьего “капитализма”, многие затосковали по тем временам, когда “у руля” стояла КПСС, способная предотвращать или скрывать наиболее скандальные акты бюрократического произвола, либо давать им успокаивающее пропагандистское истолкование. Из-за отсутствия в стране настоящей демократической оппозиции, левые стали единственным центром притяжения всех недовольных общественных сил. Голосуя “за” левых, многие избиратели на самом деле высказывались не за их программы общественных преобразований, а против политики власти. При этом они забывали, что и те, кто был у власти, и те, кто их критиковал – одного поля ягоды. Им было невдомёк, что левые рвались к власти не потому, что действительно хотели вернуться в социализм, а потому, что власть даёт пропуск в сытый и богатый авангард строителей капитализма.

Первой пробой сил левого парламента стала попытка отменить запрет на деятельность компартии. Но большинство депутатов их в этом не поддержало.

Понадобилось совсем немного времени, чтобы избиратели убедились, что новый состав парламента ничуть не лучше прежнего. Поэтому на выборах Президента они продемонстрировали уже гораздо более “правую” политическую ориентацию.


Наука наукой, но есть и приметы;
Я твёрдо приметил сызмальства,
Что в годы надежды плодятся поэты,
А в годы гниенья – начальство.

3. Выборы нового Президента Украины.

Кандидатами в Президенты были зарегистрированы:
• В. Бабич – лидер “Украинской финансовой группы”, представляющий интересы банкиров;
• Л. Кравчук – действующий президент Украины;
• Л. Кучма – председатель Союза промышленников и предпринимателей Украины, представляющий интересы заинтересованной в капиталистической трансформации части директорского корпуса;
• В. Лановой – экономист, руководитель Центра рыночных реформ;
• А. Мороз – Председатель ВС Украины, убеждённый коммунист, ставший лидером социалистов, потому, что не сумел стать лидером коммунистов;
• И. Плющ – народный депутат Украины, представляющий интересы номенклатуры, заинтересованной в таком движении к капитализму, которое не лишило бы её власти;
• П. Таланчук – министр образования Украины, автор националистической модели “модернизации” просвещения.

В выборах участвовало 70,4% избирателей. В первом туре 26 июня 1994 ни один из претендентов не набрал достаточного для победы количества голосов.

Во 2-й тур прошли – Л. Кравчук и Л. Кучма. Через две недели в ходе повторного голосования убедительную победу одержал Л. Кучма (более 52% голосов). Её источниками стали:
• огромные средства, пожертвованные на избирательную кампанию Днепропетровским “землячеством”.
• В сознании основной массы избирателей Л.Кучма ассоциировался с курсом на сближение с Россией.
• От него ждали рыночных реформ, предоставления русскому языку статуса государственного.
• С ним связывали обуздание оголтелого национализма, уголовной преступности и коррупции.
• Особенно много проголосовали за него на индустриальном Востоке (особенно в Донбассе), Юге Украины и в Крыму.

19 июля 1994 года на торжественном заседании Верховного Совета Украины Л. Кучма принёс присягу на верность народу Украины, пообещав:
• соблюдать Конституцию и Законы Украины;
• уважать права и свободы человека;
• защищать суверенитет страны;
• добросовестно выполнять обязанности Президента.

Основными направлениями деятельности новой администрации были провозглашены:
• укрепление государственности и её безопасности;
• мир;
• социальная защита населения;
• стабильность;
• радикальные рыночные реформы;
• соблюдение законности;
• расширение международного сотрудничества особенно с СНГ.

В состав “команды” нового президента вошли:
• премьер-министр – Е. Марчук (бывший Главный Кагебист Украины),
• вице-премьер – В. Пинзенник (экономист-теоретик),
• министр обороны – В. Шмаров,
• министр внутренних дел – В. Радченко,
• министр иностранных дел – Г. Удовенко,
• министр образования – М. Згуровский,
• глава администрации президента – Д. Табачник.

Параллельно с парламентскими прошли выборы в муниципальную власть, сохранявшую прежнюю советскую форму. Администрация нового Президента с самого начала принялась устанавливать тесные контакты с новоизбранными председателями местных советов, чтобы найти в их лице союзников реформаторскому курсу. По инициативе президента был создан Совет регионов – совещательный постоянно действующий орган, состоящий из руководителей областей. Работа с ним позволяла зондировать настроения и влиять на мнение той части периферийного управленческого корпуса, от которой зависело успешное осуществление правительственных реформ в регионах.


4. Программа социально-экономических реформ новой власти:


I. Реформа собственности:
• легализация частной собственности;
• приватизация земли и угодий;
• приватизация убыточных предприятий;
• создание корпоративной собственности;
• создание муниципальной собственности;
• создание фондового рынка;
• перестройка управленческих функций государства в регулировании экономики.
II. Стабилизация финансовой системы:
• либерализация налогообложения;
• формирование рыночной банковской системы;
• создание рынка ценных бумаг;
• преодоление платёжного кризиса.
III. Структурная перестройка экономики:
• приоритетные отрасли развития – наукоёмкие и высокотехнологичные производства;
• обеспечение их финансированием, налоговыми, таможенными и прочими льготами.
IV. Реформирование сельского хозяйства:
• превращение земли и угодий в товар;
• создание условий для равноправного сосуществования на селе всех форм собственности: государственной, коллективной и частной;
• финансирование фермерского хозяйства.
V. Реформа внешнеэкономической политики:
• открытость внешнеэкономической деятельности;
• доступность её всем хозяйственным субъектам;
•взаимовыгодные экономические отношения с мировым сообществом;
• сотрудничество с Международным валютным фондом и другими зарубежными кредитными организациями с целью инвестирования программ рыночной модернизации экономики страны.

VI. Реформа социальной политики:
• поощрение частной экономической инициативы;
• льготы создателям рабочих мест;
• субсидии малообеспеченным гражданам.

5. Реформы и общественное мнение.

В отношении населения к реформам условно можно выделить три типа:
1) активные сторонники реформ – предприимчивые инициативные люди, желающие и готовые жить в условиях рынка;
2) активные противники реформ –
а) представители консервативной, паразитической номенклатуры,
б) обленившиеся государственные холопы, согласные жить на привязи за хозяйские объедки;
3) вялое прагматическое большинство, готовое повиноваться любой доминирующей политической силе.


Реальная власть в стране принадлежала чиновникам, желающим стать капиталистами. Поэтому следом за ними к капитализму (а куда денешься?) устремилось и население, осознавшее, что пришёл конец и “социальной защищённости” с её государственным гарантиям “по-советски”, и бюджетной благотворительности за счёт “социальных фондов потребления”. Слишком очевидно было, что казна разворована и отныне каждый, если он нуждался в услугах медиков, учителей, юристов, коммунальщиков, транспортников…, должен был оплачивать их работу из своего кармана.

К середине 90-х годов население свыклось с безработицей. Оно научилось рассчитывать только на себя и, не дожидаясь помощи государства, находило источники существования далеко за пределами прежней профессии, наплевав на былые стаж и должности. Люди становились предприимчивыми, инициативными и, не гнушаясь никакой работы, приносящей доход, овладевали новыми профессиями.

Когда государство определило размер минимальной заработной платы в 17 гривен, при прожиточном минимуме, превышавшем 200 гривен, общество безучастно отреагировало и на этот плевок в свой адрес. Активные социальные элементы уже не зависели от государственной милостыни и жили сами по себе. А жалобный скулёж обиженных “вольноотпущенников” никого не трогал.


6. “Левый” вклад в экономические реформы.

Левые парламентарии всеми силами мешали принятию законов, защищающих частную собственность и буржуазные отношения в экономике. Под предлогом устранения злоупотреблений в ходе приватизации, они вовсе затормозили её ход: в 1993 году из запланированных 23000 предприятий было приватизировано лишь 2 300. В 1994 году было запланировано передать в частные руки 20 000 предприятий, но по инициативе левых приватизацию вообще приостановили. Казна потеряла доходы от выкупа государственной собственности.

Идя на выборы, левые не поскупились на обещания увеличить зарплаты, пенсии, компенсации, стипендии и прочие социальные выплаты. При этом их не интересовало, выдержит ли затратная часть государственного бюджета такие расходы. Голословно обещая покончить с коррупцией и расхищением казны, они сулили за счёт такой экономии увеличить финансовую помощь бедным слоям населения. Но не капиталисты разворовывали государственное имущество и казну. Это было делом рук “красных директоров”, председателей колхозов, чиновников, интересы которых в парламенте представляли левые.

Чтобы оправдать доверие избирателей, левые приняли ряд законопроектов о повышении зарплат, пенсий, пособий, стипендий, выплат обнищавшим категориям населения. Но:
1) без изменения порядка распределения государственного бюджета,
2) не прекратив разворовывание казны,
3) не наполнив её за счёт либерализации налогового законодательства,
4) не оживив производства,

выполнить их было невозможно. Поэтому законодательная возня, обозначающая заботу о трудящихся, была на самом деле дешёвым пропагандистским фарсом. Вину за невозможность исполнить бредовые затеи, способные, якобы, защитить население от разорения, левые взвалили на правительство и Президента.


7. Экономическая политика правительства Е. Марчука.

Торможение приватизации и налоговой реформы лишало казну главных источников доходов. Государственный бюджет развалился в прах. Для его спасения правительство не придумало ничего лучше замораживания зарплаты. Несмотря на рост цен, зарплату вовсе перестали индексировать, что ударило по доходам наёмных рабочих, но позволило хозяевам получать больше прибыли за счёт удешевления себестоимости продукции.

Чтобы подсластить пилюлю, правительство решило продемонстрировать “заботу” о населении, создав иллюзию его участия в приватизации государственного имущества. В ноябре 1994 года Президент издал Указ об индексации вкладов в сберкассах. В соответствии с ним сбережения, украденные и съеденные ещё советским государством, виртуально “увеличивались”. Но получить свои вклады в денежной форме граждане Украины так и не смогли. При мёртвом производстве обеспечить платёжные требования вкладчиков можно было, лишь напечатав новую кучу липовых денег. А это усиливало инфляцию. Поэтому вклады, сделанные в своё время живыми деньгами, выдавались приватизационными сертификатами, символизировавшими долю каждого гражданина в общенародной собственности. Население свободно выбирало объекты государственного и частного имущества, в которые вкладывало свои сертификаты, дававшие право на участие в будущих прибылях, если бы они когда-нибудь появились.

Это выглядело издевательски, во-первых, потому что Верховный Совет приостановил приватизацию. Во-вторых, из-за неопределённости сроков возврата долгов. И, наконец, в-третьих, потому что государство перекладывало свой долг на плечи частного капитала без всяких гарантий его возврата. Расплатиться с населением из сумм, приходящих в казну в качестве выкупа за приватизирующиеся объекты, у правительства не хватило то ли ума, то ли денег, то ли совести.

К концу 1994 года обнаружились некоторые положительные макроэкономические результаты правительственной политики:
• дефицит государственного бюджета сократился с 20% до 10%;
• возросло долгосрочное кредитование экономики;
• за 4-й квартал полностью были оплачены все поставки энергоносителей;
• в январе 1995 года инфляцию удалось затормозить на 12% – украинскую национальную валюту стало меньше лихорадить;
• темпы роста цен в конце 1994 года были в 2 раза ниже, чем год назад.


Положение сельского хозяйства оставалось безнадёжным. Искусственно консервируемая колхозная система земледелия демонстрировала возрастающие убыточность и паразитизм. Немногочисленные фермерские хозяйства не могли преодолеть бюрократические барьеры на пути своего развития. Не имея ни источников финансирования, ни законодательной поддержки, редкие храбрецы, рискнувшие выйти из колхозов и завести собственное фермерское хозяйство, влачили жалкое существование во враждебном климате бюрократического произвола, зависти соседей, беззакония, безденежья, безземелья и отсутствия технической базы. Однако, в отличие от убыточных колхозов фермерские хозяйства, несмотря на все препятствия, были хоть сколько-нибудь доходными или, как минимум, рентабельными. В колхозную же прорву год за годом проваливались и без остатка растворялись гигантские куски государственного бюджета. К примеру, в 1993 году на финансирование сельского хозяйства было затрачено в 2,4 раза больше бюджетных средств, чем сельское хозяйство принесло в бюджет.

Колхозная система в принципе не поддавалась реформированию и нуждалась единственно в похоронах. Первый шаг в этом направлении был сделан 16 ноября 1994 года Президентским Указом “О неотложных мерах по ускорению земельной реформы в сфере сельскохозяйственного производства”. В нём впервые после 1917 года говорилось о праве украинского крестьянина стать собственником и хозяином земли.


8. Политико-административные реформы.

Для защиты собственников Президент издал указы “О неотложных мерах по усилению борьбы с преступностью” и “Об усилении борьбы с коррупцией и другими преступлениями в области экономики”.С них начинается новый этап в развитии украинской государственности, когда борьба за власть между миром уголовной преступности и криминальным государством вступила в завершающую фазу.

Крушение советской государственности сопровождалось неизбежным ростом анархии и расцветом уголовщины. Негодность старого советского законодательства из-за несоответствия происходящим в обществе переменам и отсутствие нового создавало феномен узаконенного беззакония. Законодательная власть не обеспечила общество новой Конституцией, легализующей перемены. Исполнительная власть, обязанная охранять закон, демонстративно стала над ним и публично попирала его. Спровоцированное властью беззаконие вдребезги разбило гражданское правосознание населения, дезориентировало стражей закона, породив в их профессиональной среде растерянность, ощущение бессилия и продажность.

В условиях углубляющегося экономического кризиса резко сократилось финансирование правоохранительных учреждений. Развал армии, падение дисциплины и страсть к обогащению любой ценой облегчили доступ к оружию, хранящемуся в военных арсеналах. Коррупция и разгильдяйство таможни и пограничников сделали границы проницаемыми для притока оружия из-за рубежа.

Гражданские и этнические войны, сокращение армии, коррупция в правоохранительных органах, духовный кризис, порождённый сменой идейных ориентиров обеспечили страну профессиональными убийцами и нравственными уродами, для которых человеческая жизнь ничего не стоила.
Повсюду возникали и множились банды, формируемые главным образом из безработной молодёжи. Они брали под “контроль” целые районы, облагая данью предпринимателей, и постепенно стали подминать под себя даже государственные предприятия. Уголовные “бригады” защищали свои территории и от посягательств других “братков” и от “наездов” государственных органов.

Многие бизнесмены, не надеясь на помощь государственных правоохранительных структур, формировали собственные отряды самообороны – так называемые службы безопасности и охраны. В них шли демобилизованные военные, уволенные или ушедшие в отставку сотрудники милиции, прокуратуры, СБУ и остепенившиеся бандиты.

Нищенствующие на государственной службе сотрудники правоохранительных органов в приватном порядке стали брать под защиту тех, кто способен был оплатить их услуги.

Предприниматели получили возможность выбирать “крышу” – криминальную или “конторскую”.

Вскоре руководство МВД сообразило, что можно не зависеть от вечно пустой казны и самостоятельно зарабатывать деньги. Были созданы хозрасчётные части милицейской охраны – специальные подразделения “Титан”, “Беркут”,“Барс”, “Кобра”... За большие деньги обитателей этого зоопарка можно было нанять и для личной охраны, и для защиты бизнеса.

Те, у кого денег не было, оставались беззащитными и от уголовного “беспредела”, и от бюрократического произвола, разница между которыми становилась всё незаметнее.

В середине 90-х годов между субъектами внутреннего рынка началась борьба за его передел. В атмосфере беззакония она велась криминальными средствами. Стали обыденными заказные убийства бизнесменов, государственных чиновников, уголовных “авторитетов”, криминальные разборки с перестрелками и целые гангстерские войны. В борьбу за передел сфер влияния на внутреннем рынке включились“государственные” силовые ведомства: “менты” и “СБУшники” стали “мочить” уголовников. В конце концов, украинская держава и уголовный мир поделили сферы влияния над обществом.

В условиях затянувшегося маразма законодательной власти исполнительная власть приобретала всё больший удельный вес и авторитет. С одной стороны, это компенсировало “левый” консерватизм и вялость законодателей, перенося центр тяжести реформаторских инициатив в поле ответственности исполнительных структур. С другой стороны, особенно на фоне эмбрионального состояния отечественной судебной “ветви” власти, перевес сил в пользу “исполнителей” отодвигал перспективу правового государства в далёкое будущее.

Перевыборы парламента и Президента не принесли желанной политической стабильности и гражданского порядка. И дело было не только в ничтожестве человеческих и профессиональных качеств представителей власти. Сама украинская политическая система была фантастическим мутантом, сочетавшим и атрибуты парламентской республики, и президентского правления, и советской власти. Такому уродцу место в музее психиатрических галлюцинаций. Но ждать от него хоть какой-то полезной работы бессмысленно.

Постыдная свара законодательной и исполнительной ветвей власти в отсутствие законности и правосудия были главным источником анархии в стране. Чем дальше шла приватизация, тем ожесточённее грызлись между собой политики, тем труднее удавалось им находить общий язык друг с другом. <

8 июля 1994 года Верховный Совет принял в первом чтении Закон “О местных Советах народных депутатов”:
• лишавший Президента и правительство влияния на региональную политику,
• подчинявший муниципальные органы власти – Советы непосредственно Верховному Совету,
• ликвидировавший периферийную государственную администрацию, подчинявшуюся Президенту. Так левый парламент попытался совершить мирный государственный переворот и реанимировать полусдохшую советскую власть.

В ответ 6 августа Л. Кучма издал Указ о подчинении Президенту всех председателей областных, городских и районных Советов. Началось “перетягивание каната” между законодательной и исполнительной властями.

Конфронтация парламентариев и Президентской власти достигла опасной черты, за которой замаячил призрак гражданской войны. Такой исход не устраивал обе стороны, поскольку ни одна из них не рассчитывала на серьёзную поддержку населения. Поэтому противники ещё раз попытались договориться.

Для этого решили, наконец, сочинить новую Конституцию. Была создана Конституционная комиссия, сопредседателями которой стали вожди враждующих сторон – Президент Л. Кучма и Председатель Верховного Совета А. Мороз. Комиссия состояла из идейных противников, каждый из которых “тянул одеяло на себя”: левые стремились сохранить как можно больше “завоеваний” социализма из Конституции 1977 года, правые – наоборот. По регламенту каждая статья проекта новой Конституции должна была быть принята большинством в 23 голосов. Работа комиссии затянулась и увязла в спорах и скандалах.

3 декабря 1994 года Президент предложил Верховному Совету проект Конституционного Закона о власти и органах местного самоуправления. Стране был необходим хотя бы такой временный суррогат Конституции. Нарастающая анархия грозила гибелью государственности. Необходимо было, наконец, развести ветви власти, определить каждой её функции и заставить работать. В президентском законе:
• ясно разграничивались полномочия законодательной, исполнительной и судебной властей;
• создавалась стройная вертикаль центральной и местной исполнительной власти, подчинённая непосредственно Президенту и ответственная перед ним;
• Премьер-министр и правительство подчинялись непосредственно Президенту;
• на местах ликвидировалось двоевластие советов и их председателей, а сама муниципальная власть включалась в общую структуру исполнительной власти, подчиняясь Президенту.

Левые фракции в Верховном Совете осудили покушение на советскую власть и попытались саботировать закон.
В ответ 22 декабря 1994 года Президент издаёт Указ “О государственной власти и местном самоуправлении”, которым подчинил непосредственно себе все местные и центральные органы исполнительной власти, сделав их неподотчётными и независимыми от Парламента.

Парламент его отклоняет.

Тогда Л. Кучма издаёт новый Указ о проведении в июне 1995 года общенародного референдума о доверии Президенту и Верховному Совету, который грозил досрочным переизбранием парламента и Президента.

Зная свою непопулярность, парламентарии почуяли, что могут вовсе потерять власть, не будучи переизбранными, и пошли с Президентом на мировую.

1 марта 1995 года Президент добился отставки Премьер-министра В. Масола – ставленника левого парламентского большинства и провёл на этот пост Е. Марчука, за плечами которого стоял призрак всемогущей СБУ (КГБ). Из всех государственных структур на тот момент политическая полиция меньше всего подверглась коррупции и разложению. Она была могучей автономной силой, с которой политические оппоненты не могли не считаться. Имея за спиной такого союзника, Президент и Премьер-министр сумели убедить защитников советского наследия принять Закон о власти в первом чтении.

8 июня 1995 года Председатель ВС А. Мороз и Президент Л. Кучма подписали Конституционный Договор о принципах организации и работы государственной власти и местного самоуправления. Это было перемирие между законодательной властью и исполнительной. В отсутствие дееспособной Конституции Конституционный Договор стал основным документом, регламентирующим полномочия и деятельность “ветвей” и органов государственной власти. Он был действителен до принятия новой Конституции, но не дольше одного года с момента его заключения. Согласно ему устанавливались временные полномочия законодательной власти (парламент) – заслушивать программу деятельности кабинета министров и выражать ему доверие или недоверие и исполнительной власти (Президент) – назначать министров, 12 членов Конституционного Суда, снимать при необходимости с должности избранных населением председателей облгосадминистраций. За это Президент лишался права распускать Верховный Совет.


9. Изменения в позициях политических сил.

На выборах Президента многие левые, особенно во втором, решающем туре, поддержали Л. Кучму, надеясь на то, что он сохранит неприкасаемой административно-командную систему и будет способствовать возрождению СССР. Однако последовательный рыночный курс Л. Кучмы разочаровал их, и левые ушли в оппозицию. Их место вокруг Президента заняли центристы и националисты.

В противовес сплочённому левому “крылу” правые парламентарии и центристы тоже приступили к консолидации.
17 декабря 1994 года создана партия “Межрегиональный блок реформ” (МБР), относящаяся к либеральной части спектра политических организаций. Её лидером стал В. Гринёв – советник Л. Кучмы. Её программой стало:
• реформирование экономики на основе частной собственности;
• экономическая самостоятельность регионов;
• соблюдение прав человека;
• стратегическое экономическое партнёрство со странами СНГ;
• земельно-федеративное устройство Украины.
“Правая” угроза вызвала сплочение левых политических сил. В январе 1995 года на учредительном съезде Социал-демократической партии Украины (СДПУ) объединились Социал-демократическая партия, Украинская партия справедливости и Партия прав человека. Их вождём стал В. Онопенко.

Весной 1995 года в Украине официально существовало около 40 политических партий. За исключением политических тяжеловесов – Коммунистической партии, Социалистической партии, Руха и Конгресса Украинских Националистов в основной своей массе это были малочисленные, слабые и непопулярные организации. У них не было ни ярких авторитетных лидеров, ни перспективных программ реформ, ни финансовых и материальных средств, позволяющих проводить независимую политику. Их мелочные скандалы, склоки, пошлая суета и безответственная болтовня создавали иллюзию существования демократического политического процесса. Однако серьёзного влияния на политическую жизнь ни одна из них не оказывала. Политическую ситуацию всецело определяла бюрократия, цепко державшаяся за административные рычаги управления.


10. Принятие новой Конституции Украины.

Конституция “победившего социализма” (1978 года) существовала в “независимой” Украине в качестве “пятого колеса у телеги”. Мёртворождённое дитя социалистической “демократии”, она была инструментом коммунистической пропаганды, предназначенным для того, чтобы скрыть от населения бюрократический произвол Советской власти.

Первым делом всякая новая власть разрабатывает и принимает свою - новую Конституцию, на фундаменте которой впоследствии строится всё законодательство, определяющее новые “правила игры” в государстве. Но это в странах, где привыкли играть по правилам.

Политическая жизнь Украины и при Советской власти, и после неё была и остаётся игрой без правил. Хотя какие-то негласные правила в ней всё-таки существуют. И когда их нарушают, гибнут в автомобильных катастрофах и от пуль наёмных бандитов парламентарии, отрезают или разбивают головы слишком самостоятельным журналистам, средь бела дня на глазах у всех расстреливают и взрывают чересчур удачливых бизнесменов. Повинуясь каким-то таинственным законам, политики путешествуют по лабиринтам власти, меняя кабинеты, портфели, партбилеты, чередуя время от времени тюремные и зарубежные командировки. Но каковы на самом деле эти законы, кто их автор, похоже, не всегда догадываются даже те, кто действует от их имени. Иначе они, по крайней мере, сами бы не страдали от их нарушения.

Пять лет – с 1991г по 1996 г – прожила “независимая” Украина со старой советской Конституцией. И, как в советские времена, это была жизнь с Конституцией, но не по Конституции.

В новой Украине старая Конституция никому не мешала, поэтому её не спешили менять. О ней мало кто вспоминал, кроме политиков. Да и то лишь время от времени, когда приходилось объяснять избирателям, почему правительством была совершена очередная гадость и почему её нельзя было предотвратить. Когда же всё-таки старой Конституции не хватало, чтобы сообщить произволу властей видимость легитимности, её “усовершенствовали” дополнениями. За пять лет “незалежности” их накопилось более 200. Созданные авторами из разных политических лагерей и группировок, они противоречили друг другу, самой Конституции и здравому смыслу. Однако вреда от этого было так же мало, как и пользы. Неупорядоченность и несовершенство законодательства не может навредить стране, где царит беззаконие.

Украина жила не по законам, а по “понятиям”. Её настоящей Конституцией было криминальное “Право Сильного”, согласно которому прав был тот, кто, либо силой мог заставить других людей повиноваться себе, либо мог купить такое повиновение за деньги. Вооружённые бандиты – в форме или в штатском– остались подлинными Хозяевами страны.

Населению было не привыкать к “беспределу” власти. У него не было выбора. Кто бы ни побеждал в борьбе за центральную или местную власть – команда ли Президента, или колхоз левых парламентариев, благочинная бюрократия или “отмороженная братва” – в жизни простого человека ничего не менялось. Он оставался безвольным, бесправным и бессильным холопом любой власти. И не Конституция государства, какой бы она ни была, а его душевная личная конституция была тому причиной. Потому что не Конституция творит Человека, а Человек Конституцию. Людям, которые по своей рабской природе хотят быть живыми больше, чем быть свободными, не поможет никакая, даже самая лучшая Конституция. Слово на бумаге тогда чего-нибудь стоит, когда за ним стоит Человек, готовый любой ценой, хотя бы и ценой собственной жизни, доказывать его истинность. За буквой украинского Закона стоим Мы. Отсюда его и наше ничтожество.

Ускоренные темпы первоначального накопления капитала привели к тому, что в рекордный в исторических масштабах срок – всего за несколько лет – в Украине сформировался класс людей, заинтересованный в прекращении анархии и установлении выгодного ему порядка. Анархия была нужна, пока шёл делёж государственной собственности. А когда всё, или почти всё, было украдено и делить стало нечего, понадобились стабильность и законность, позволяющие подкрепить право сильного иллюзией справедливости. Вот тогда-то заинтересованные общественные силы и взялись всерьёз за создание новой Конституции.

Вялая возня вокруг её текста тянулась ещё с 1990 года. За это время сочинили целых 15 проектов Конституции. Казалось, конца не будет их обсуждениям, поправкам, дополнениям, согласованиям, спорам. Но принятие Конституционного договора “включило счётчик”. Участники политического спектакля поняли, что если в течение года не появится новой Конституции, их прогонят со сцены. И процесс пошёл.

Команда Президента и сторонники рыночных реформ в парламенте оперативно создали конституционную комиссию. В неё вошли представители и левой, и правой оппозиции. В деловой обстановке был создан окончательный проект Конституции. В его основу заложили самые современные и гуманистические международно-правовые акты:
• Всеобщую декларацию прав человека (1948),
• Европейскую конвенцию о правах и основных свободах человека (1950),
• Международный пакт о гражданских и политических правах (1966),
• Парижскую хартию для новой Европы (1990),
• а также выдержки из конституционного опыта самых передовых и развитых стран мира. Без проволочек его обсудили в парламенте и вынесли на голосование.

28 июня 1996 года Верховный Совет принял, наконец, новую Конституцию Украины. Она провозглашала украинское государство:
• суверенным – независимым, самостоятельным;
• демократическим – единственный источник власти – народ, формирующий её путём выборов. Народ имеет право оказывать сопротивление любому, кто создаёт опасность государственности Украины, её единству, суверенитету и конституционному порядку;
• правовым – живущим исключительно в соответствии с публичными законами;
• унитарным – единым, не раздробленным на самоуправляющиеся федеральные территории;
• национальным – воплощающим право украинской нации на политико-административное самоопределение.

Гражданам Украины она “гарантировала”:
• право на жизнь – никто не может быть произвольно лишён жизни; граждане имеют право защищать свои жизни и здоровье от противоправных действий кого бы то ни было;
• право на свободу передвижения;
• право на свободный выбор места проживания;
• неприкосновенность жилья;
• тайну переписки, телефонных разговоров;
• защиту от незаконного увольнения с работы;
• право на свободу мнения и слова, собственные взгляды и убеждения;
• право принимать участие в управлении государством: избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления, участвовать в референдумах;
• право на свободное объединение в политические организации;
• право частной собственности и предпринимательской деятельности;
• право на труд;
• право на забастовку;
• право на образование;
• право на отдых;
• право на социальную защиту;
• право на жильё;
• право на здравоохранение и медицинскую помощь.

В ней было сказано, что эти права и свободы не могут быть упразднены и, что защищать их и поддерживать обязан весь аппарата украинского государства. Но, в отличие от “старой” Советской Конституции, государство уже не выступает гарантом исполнения этих прав. Это значит, что оно как бы не возражает и не будет чинить препятствий в осуществлении гражданами своих прав. Но граждане должны сами позаботиться о том, чтобы их права из декларированных благих пожеланий превратились в жизненную реальность.


В структуре государства создавался специальный институт Уполномоченного Верховного Совета по правам человека, для контроля за соблюдением конституционных прав и свобод. Он стал жалобной бутафорской инстанцией, не способной помешать всесильным чиновникам “иметь” суверенных граждан Украины, как им это заблагорассудится, и всюду, где только они способны их достать.


Конституция не предусматривала возможности гражданского сопротивления в случае неконституционных действий самого государства в лице его слуг – чиновников. Она также не давала гражданам Украины права свободно приобретать и владеть оружием для защиты своих конституционных прав и свобод от вооружённых слуг державы. Без такой “мелочи” все “гарантии” и разнообразные посулы в исполнении недобросовестного и коррумпированного государства остаются дешёвым пропагандистским фарсом.


Система органов государственной власти. Согласно последней европейской моде государственная власть в Украине формально разделена на три “ветви”: законодательную, исполнительную и судебную. Каждая из этих “ветвей” имеет собственную систему административных органов (аппарат).

•Верховная Рада Украины – законодательная власть, уполномоченная вносить изменения в Конституцию, принимать законы, утверждать бюджет, определять направления и принципы внешней и внутренней политики.

• Президент – глава исполнительной власти, ответственный (“гарант”) за поддержание конституционного порядка в стране, верховный главнокомандующий её Вооружёнными Силами. Имеет право:
а) прекратить полномочия Верховной Рады, если в течение 30 дней одной очередной сессии пленарные заседания не начинаются;
б) наложить вето (запретить исполнение) на принятый парламентом закон, если он противоречит Конституции.
Аппарат исполнительной власти - кабинет министров (правительство) Украины, министерства, государственные комитеты, территориальные (областные, городские и районные) государственные администрации.

• Конституционный Суд Украины и суды общей юрисдикции, нотариат, арбитражный суд (хозяйственные споры) – органы судебной власти.
Хотя стремящиеся к европейскому статусу украинские чиновники и разделили власть на три ветви, но, как и встарь, исполнительная власть всё ещё имеет относительно больший удельный вес, чем её “противовесы” - парламент и суд. Это даёт возможность её представителям вмешиваться в судопроизводство, игнорировать и преступать законы, злоупотреблять своими полномочиями, превращая их в неконституционные привилегии. В этом “виновата” не Конституция, а граждане, не обладающие пока что достаточной волей, силой и способностью привести свою жизнь в соответствие с конституционными нормами.


"Как украинцы капитализм себе строили. Новейшая история Украины (1991 ? 2001)"

Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.