Малорусская Народная Историческая Библиотечка
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Деятели --> Мирошниченко (Основные работы)

"Как украинцы капитализм себе строили. Новейшая история Украины (1991 ? 2001)"



9. НОВАЯ ЖИЗНЬ УКРАИНЫ С НОВОЙ КОНСТИТУЦИЕЙ
(2-я половина 90-х годов ХХ века).


1. Всплеск законодательной активности.

Новая Конституция стала фундаментом несоветского законодательства Украины. Её принятие позволило, наконец, приступить к систематическому буржуазному законотворчеству. В числе первоочередных парламент принял законы, регламентирующие деятельность:
• Кабинета Министров,
• территориальных государственных администраций;
• Высшего совета юстиции,
• Уполномоченного Верховной Рады по правам человека.

Были приняты Законы “О гражданстве Украины” и “Об обращениях граждан”.

Вирус конституционной модернизации дошёл из Киева до мятежного Крыма и заразил автономных парламентариев главного советского курорта. Очарованные перспективой стать первыми в СНГ “европейцами” в составе независимой Украины, они окончательно изменили ориентацию с Москвы на Киев. 21 октября 1998 года их выбор был закреплён в тексте новой Конституции Крыма, сохранявшей автономию, но уже не противоречащей Конституции Украины.

В духе рыночных реформ началось усовершенствование законодательства в сфере экономики:
• в вопросах собственности и имущественных отношений;
• в приватизации государственной, муниципальной и кооперативной собственности;
• в предпринимательской деятельности;
• в бюджетной системы;
• в налоговой системы;
• в антимонопольной деятельности.

Новая Конституция расширила контрольные функции Верховной Рады. Парламент стал заслушивать ежегодные и внеочередные доклады Президента и отчёты правительства о деятельности во внутренней и внешней политике.


2. Рождение Конституционного Суда и главные особенности украинской законности.

17 апреля 1997 года заработал Конституционный Суд, определяющий соответствие Конституции законов и других правовых актов, принимаемых Верховной Радой, Президентом, Кабинетом Министров, территориальными администрациями, а также законность действий высших государственных чиновников. С его помощью удалось несколько ограничить юридическую некомпетентность разнообразных субъектов отечественного законотворчества. Но положить конец принятию законов, противоречащих Конституции и друг другу, оказалось не по зубам и Конституционному Суду. В некоторых случаях его слабость и недееспособность приходилось компенсировать Президенту, применявшему своё право вето. За 1998 – 1999 годы президентское вето было использовано по отношению к 117 законам.

Конституционный Суд мог бы стать арбитром в продолжающемся противоборстве парламента и Президента, но для этого ему не хватило авторитета, опыта и личного мужества его членов. Формально самостоятельная судебная власть продолжала фактически зависеть от исполнительной власти и была вынуждена учитывать её волю и интересы.

Принятие новой Конституции не только не уменьшило кавардак и неразбериху в украинской юриспруденции, но ещё добавило путаницы и бестолковщины. В стране продолжало действовать старое советское земельное, жилищное, трудовое, уголовное, хозяйственное, гражданское, налоговое законодательство, грубо противоречащее новой Конституции Украины. И Конституционный Суд ничего не мог с этим поделать. Отмена старых законов в отсутствие новых создала бы законодательный вакуум, очевидно свидетельствовавший о никудышности всего государства в целом и парламента, как главного законотворца, в частности. Поэтому Конституционный Суд не спешил отменять советские законы.

Новые законы на основе новой Конституции принимались очень медленно и вяло. Законодателям было вечно некогда этим заниматься. У них были дела поважнее: лоббирование интересов “своих” групп капитала и чиновничьих кланов, участие в приватизации, политико-административные интриги. Кроме того, многочисленные и влиятельные “красные” депутаты не торопились прощаться с советскими законами, надеясь вернуть советские порядки.

Наличие в Украине формальных атрибутов цивилизованной государственности – Конституции, Конституционного Суда, парламента, Президента, каких-то законов – не должно вводить в заблуждение. За всеми этими декорациями по-прежнему скрывается всевластие и произвол чиновника, живущего ради собственной выгоды и всячески использующего неограниченную власть для того, чтобы навязать свою волю стране в качестве основного закона. И при старой, и при новой Конституции настоящей Конституцией Украины была и остаётся ВОЛЯ БЮРО-КРАТИИ. Противоречия, путаница или недостаток формальных законов ничуть не смущают украинского чиновника и не уменьшают его власти. Он знает, как из них выпутаться, как повернуть тот или иной закон в свою пользу. Кавардак в законодательстве не мешает ему управлять страной, поскольку не по тем законы, которые написаны на бумаге, на самом деле живёт Украина.


3. Парламентские выборы.

Верховная Рада ХIII созыва просуществовала полный срок – с 1994 по 1998 год. Всё это время парламентарии делили власть и государственную собственность, “бодались” друг с другом, с Президентом, с правительством, выясняя: кто главнее? За это время они разбогатели, прибавили в весе и под нажимом Президента “успели” принять новую Конституцию, 753 закона и 1627 постановлений. Однако среди их творчества так и не оказалось законов, в которых так нуждалась страна: Гражданского, Уголовного, Земельного, Налогового кодексов. А неуклюжие попытки реформировать систему просвещения, пенсионное обеспечение, науку и социальное страхование привели эти чиновничьи заповедники в ещё более удручающее состояние.

Ухудшалось экономическое положение страны:
• гибло производство промышленной и сельскохозяйственной продукции;
• импорт продолжал выдавливать с внутреннего рынка отечественного товаропроизводителя;
• росла задолженность по заработной плате;
• умножалось число убыточных предприятий;
• паразитическая налоговая система искусственно сужала сферу денежного обращения и расширяла применение бартерных операций;
• не прекращалась инфляция национальной валюты. Однако всё это мало беспокоило парламентариев, поскольку, чем хуже жил народ, тем лучше было его “избранникам”. Разваливая государственное хозяйство, они наращивали собственные капиталы, укрепляли власть. Обвиняя в развале экономики правительство, Президента, друг друга, они использовали хозяйственный кризис как козырь в борьбе за власть.

Накануне выборов в Верховную Раду и левые, и правые парламентарии заговорили о необходимости “устранения конституционным путём антинародного режима”. Это была пропагандистская подготовка общественного мнения. Настроив его против реформаторской исполнительной власти, законодатели хотели очистить её институты от сторонников буржуазной модернизации и подмять под себя. Изменив соответствующие статьи Конституции, они собирались подчинить исполнительную власть парламенту, лишив Президента политического и административного могущества.

Политическая борьба между партиями и фракциями, парламентом и Президентом вновь обострилась. Её участники перегруппировались: закадычные враги – левые и правые – объединились против реформаторского центра. В такой ситуации управлять страной, принимать и исполнять законы “ветвям власти” было уже некогда – руки не доходили, занятые борьбой друг с другом. Всё это напоминало тонущий корабль, команда которого, вместо того, чтобы заделывать пробоину в днище, дерётся за место у штурвала.

В сентябре 1997 года был принят новый закон о выборах. В его основу была заложена пропорционально-мажоритарная система, представлявшая собой синтез двух противоречивых принципов организации избирательной кампании.

Пропорциональная система представительства –определяет результаты голосования на выборах в представительные органы власти и распределяет места в парламенте между партиями в соответствии с совокупным количеством голосов, полученных их кандидатами. Устанавливается так называемая “избирательная квота”, т.е. количество голосов, необходимое для получения одного депутатского места (мандата). Избирателям предлагают голосовать не за конкретных людей, а за партийные программы и списки кандидатов от партий. Это позволяет партиям, не получившим большинства голосов по избирательным округам, по совокупности голосов, набранных в масштабе всей страны, всё равно провести своих представителей в парламент.

Мажоритарная система представительства – определяет победителя по результатам голосования на выборах в представительные органы власти, если кандидат получает абсолютно большее (50%+1 голос) или относительно большее (чем у каждого другого кандидата) число голосов избирателей, участвовавших в выборах в рамках данного избирательного округа. Она отражает волю большинства населения страны и препятствует проникновению в парламент непопулярных партий.

Такая противоречивая избирательная система родилась в результате компромисса между оппозиционными политическими силами в Верховной Раде. Она позволяла левым партиям, теряющим популярность, но всё ещё сохраняющим остатки авторитета, цепляться за ускользающую власть. В конечном итоге гремучая смесь неоднородных избирательных правил позволила сохранить парламент в качестве консервативной силы, охраняющей пережитки социализма и тормозящей реформы.

Накануне и в ходе избирательной кампании в Верховную Раду 1998 года всё многообразие политической жизни свелось к борьбе за депутатские мандаты. Решение животрепещущих экономических и социальных проблем было отложено “на после выборов”. Страна утонула в недобросовестной пропаганде, политических скандалах, безответственных и неисполнимых обещаниях. Содержание предвыборных программ, призывов и лозунгов разных партий мало чем отличалось и друг от друга, и от обещаний, звучавших четыре года назад на предшествующих выборах.

Правым, как всегда, для полного счастья не хватало этнического дизайна, европейского имиджа и, разумеется, власти, чтобы чудесным образом в один миг превратить соотечественников в“щирых” европейцев.

Левые звали вернуться в социалистический концлагерь, где все, кроме справедливого и мудрого руководства и его охраны, опять будут одинаково бедными и трудоустроенными.

Центристы манили в светлое буржуазное будущее, обещая, разбогатев, пожаловать от своих щедрот нищих и разорённых ими сограждан.

За места в Верховной Раде по правилам мажоритарной системы соревновались 3539 кандидатов в депутаты, выставив свои личности на суд избирателей в одномандатных округах.

40 политических партий боролись за места в парламенте по правилам пропорциональной системы. Здесь личное ничтожество кандидата растворялась в партийном списке и украшалось партийной программой. Двери в парламент им открывало получение не менее 4% голосов избирателей. 21 партия выступала на выборах самостоятельно.19 объединились в9 блоков.

Решающими факторами для победы на выборах стали: административный ресурс и количество денег, вложенных в рекламу кандидата.

29 марта 1998 года состоялись выборы в Верховную Раду. Были избраны 449 депутатов, из которых 335 (75% депутатского корпуса) представляли 22 политические партии. Больше всех получили в парламенте мест: Коммунистическая партия, Народный Рух, блок Социалистической и Селянской партий, Партия зелёных, Народно-демократическая партия, Всеукраинское объединение “Громада”, Прогрессивная социалистическая партия, Социал-демократическая партия Украины (объединённая).

Политическая структура нового парламента: левые – 174 места; центристы – 108 мест; правые – 53 места.

Ни одна политическая партия не получила явного преимущества в парламенте и не была способна самостоятельно формировать политический курс. Это означало, что парламент по-прежнему останется ареной скандальных депутатских спаррингов, а не источником регулярного законотворчества.

Сразу же после выборов началась делёжка руководящих постов в парламенте и в его комитетах . В конце концов, Председателем Верховной Рады стал А. Ткаченко (блок социалистов и “селян”), а его заместителями – А. Мартынюк (коммунист) и В. Медведчук (объединённый социал-демократ). Завладев в очередной раз “рулём”, левые сохранили политический курс на бюрократическую приватизацию и дальнейшее разорение населения, удержав парламентский “корабль” в мутных водах беззакония, коррупции и административного произвола.


4. Выборы Президента.

В марте 1999 года Верховная Рада приняла Закон “О выборах президента Украины”. Центральная избирательная комиссия зарегистрировала 15 претендентов на пост Президента. Среди них были известные политические фигуры: действующий Президент Л. Кучма, вождь Прогрессивной социалистической партии Н. Витренко, Е. Марчук от блока партий “Социал-демократический Союз”, вождь Социалистической партии – А. Мороз, вождь Коммунистической партии – П. Симоненко, вожди Народного Руха – Г. Удовенко и Ю. Костенко.

В первом туре голосования 31 октября 1999 года ни один из кандидатов не набрал достаточного количества голосов. Во втором туре 14 ноября 1999 года боролись Л. Кучма и П. Симоненко, получившие большинство голосов в первом туре. За каждым из них стояли специально созданные блоки политических партий – “Наш выбор – Л. Кучма” и блок левых партий. Но не политические комбинации с блокированием обеспечили Л. Кучме повторный доступ к власти. В этот раз ему помог победить так называемый “административный ресурс”. По команде Президента под бдительным контролем его региональных представителей все государственные чиновники под угрозой увольнения и прочих административных кар изо всех сил обеспечивали явку своих подчинённых на избирательные участки и голосование за действующего Президента. В учебных заведениях были даже специально переделаны расписания занятий, чтобы студенты на выходные, на которые попадали выборы, не разъехались по домам и не увильнули от голосования. Школьных учителей обязывали проводить соответствующую “воспитательную” работу с детьми, чтобы те рекомендовали своим родителям голосовать за Л. Кучму. Гнусная бюрократическая избирательная технология обеспечила действующему Президенту голоса многочисленных государственных служащих. Так Л. Кучма остался Президентом, получив 56% голосов избирателей, в отличие от П. Симоненко, получившего 38%.

Давая честную оценку украинским правилам политической игры, не следует забывать, что в исторической перспективе повторное избрание Л. Кучмы означало сохранение реформаторского курса. Отвоевание коммунистами вершины государственной власти грозило стране куда худшими последствиями. Трудно забыть, как совсем ещё недавно – при власти коммунистов – в избирательных бюллетенях вообще стояла одна единственная фамилия. В те времена за ошибки в политической ориентации наши соотечественники расплачивались жизнями, а не карьерами и зарплатами. Поэтому, объективно, следуя формуле “меньшего из двух зол”, Украина сделала единственно правильный в данной ситуации выбор.

В декабре 1999 года переизбранный Президент сформировал новый кабинет министров во главе с В. Ющенко. В новой команде управленцев возросла численность профессионалов экономистов по сравнению со старыми мастерами советских аппаратных интриг. С нею Президент энергично приступил к дальнейшему рыночному реформированию экономики страны.


5. Революция в парламенте – формирование парламентского большинства.

Важнейшей политической предпосылкой успеха реформаторского курса по-прежнему оставалось преодоление сопротивления, оказываемого ему многочисленными парламентскими защитниками “завоеваний социализма”. В новом составе Верховной Рады сторонников рыночной трансформации страны стало больше, чем её противников. Но депутаты-реформаторы были разобщены принадлежностью к разным партиям и не способны действовать согласованно друг с другом и заодно с правительством. Поэтому аппарат Президента и правительство В. Ющенко занялись организацией и сплочением своих союзников в новом составе парламента. Им это удалось. В январе 2000 года 237 депутатов (членов 11 парламентских групп и фракций, а также немало “неорганизованных” “депутатов - одиночек”) провозгласили о своей готовности прекратить междоусобные склоки и интриги и взяться, наконец, за исполнение своих главных конституционных обязанностей – создание новых законов. Иными словами, депутаты, наконец, решили приняться отрабатывать зарплату и исключительные депутатские привилегии – бесплатные квартиры в самых престижных районах столицы, персональный транспорт, государственные средства на содержание личного административного аппарата и прочие льготы источником которых является труд ограбленных и обманутых по их вине сограждан. До сих пор законотворчество было побочной деятельностью парламентариев. Им они занимались в свободное от остальных дел время. К примеру, в 1999 году на рассмотрение Верховной Рады было внесено 573 законопроекта, из которых доработан и принят лишь 171. Из 27 внеочередных законопроектов, внесённых на рассмотрение парламента Президентом “в пожарном” (неотложном) порядке, было принято всего 9. Такое отношение парламентариев к своим основным обязанностям было одним из главных источников беззакония, анархии и коррупции в стране.

Психический сдвиг в сознании депутатов способствовал прекращению конфронтации между законодательной и исполнительной “ветвями” власти. Это позволило им начать согласованную работу по созданию законодательной базы реформ. В результате “мирной парламентской революции” только за три месяца новый состав Верховной Рады принял столько законов, сколько старый состав за все четыре года работы.

• В апреле 2000 года Верховная Рада одобрила рыночную программу деятельности Кабинета Министров “Реформы ради благосостояния”.
• Наконец началась разработка Уголовного, Гражданского, Хозяйственного и Налогового кодексов.
• Изменено законодательство, регулирующее использование ядерной энергии и обеспечивающее радиационную безопасность страны.
• Приняты законы, определяющие порядок действия государства и общества по защите от аварий, катастроф и несчастных случаев техногенного и природного характера.
• Законодательно урегулированы проблемы планирования, застройки и использования территорий населённых пунктов, упорядочивающих их развитие.
• Принят в новой редакции Закон “Об охране культурного наследия”.
• Внесены изменения в Закон “О библиотеках и библиотечном деле”, гарантирующие свободный доступ к информации.
• Принят Закон “О компенсации гражданам потери части доходов в связи с нарушением сроков их выплат”.
• В марте 2000 года принят Закон “О государственной помощи малообеспеченным семьям”.

Победа нового вектора в деятельности парламентариев потребовала организационных перемен в руководстве Верховной Рады. Теперь её Председателю нужно было руководить взаимодействием депутатов между собой и с правительством, а не дирижировать их склоками и противостоянием. Поэтому новое парламентское большинство избрало новое руководство Верховной Рады. И. Плющ стал её Председателем, а В. Медведчук и С. Гавриш – его заместителями. Был переизбран состав комитетов парламента: в 19 из 24 комитетов стали доминировать представители парламентского большинства. Были внесены изменения в регламент (порядок голосования).

Согласованные действия исполнительной и законодательной власти сообщили новый импульс реформаторскому процессу, способствовали оживлению хозяйственной и общественной активности населения. Это, в свою очередь, заставило теснее сплотиться противников буржуазных реформ, которых ещё немало осталось в парламенте. Оказавшись в меньшинстве, они стали действовать агрессивнее. Потеря контроля над деятельностью парламента вывела их из состояния психического равновесия и повергла в отчаяние. Не в силах удержать ускользающую власть, “левые”из солидных вершителей судеб страны превратились в истерических драчунов. Скандальные потасовки в стенах Верховной Рады во время её заседаний и в кулуарах, хулиганские выходки во время голосования, блокады трибуны, спарринги с оппонентами и тому подобные босяцкие аттракционы украсили скучную историю отечественного парламентаризма элементами уличного “вертепа”. На какое-то время Верховная Рада превратился в нечто среднее между милицейским “обезьянником”, палатой для буйных психиатрической лечебницы и уроком физкультуры в пятом классе, который проводит студентка-практикантка. Депутатская неприкосновенность мешала охране и милиции по-своему угомонить расходившихся не на шутку участников классовой борьбы. В конце концов, психически здоровое парламентское большинство, спасаясь от распоясавшейся красной босоты, было вынужденно на некоторое время перенести работу в другое здание. Передача же полномочий парламентского “спикера” от А. Ткаченко вновь избранному И. Плющу и вовсе превратилась в забавную клоунаду с отрыванием “высокого” зада от нагретого кресла и с выносом трепещущего тела переизбранного спикера за пределы президиума.

Сторонники реформ продолжили мирную политическую борьбу с “красными” парламентариями. По инициативе исполнительной власти был организован и 16 апреля 2000 проведен всеукраинский референдум. В результате оплаченной правительством пропагандистской кампании, вероятно, не без административной корректировки результатов голосования, было выявлено и сформулировано такое мнение народа Украины, которое позволяло исполнительной власти и реформаторским силам одержать новую победу над “левыми”. Более 80% участников референдума высказались за необходимость парламентской реформы:
1) превращении парламента из однопалатного в двухпалатный;
2) уменьшении количественного состава Верховной Рады;
3) предоставлении Президенту права досрочно прекращать полномочия Верховной Рады (распускать парламент) и объявлять внеочередные выборы в парламент, если он в течение месяца не способен сформировать постоянно действующее парламентское большинство или в течение трёх месяцев не утвердит представленный Кабинетом Министров проект Государственного бюджета.


6. Административная реформа.

Развивая успех, без основательной подготовки, впопыхах, Президент пытается осуществить административную реформу. В её процессе были исписаны горы бумаги и сказано много правильных слов о необходимости усовершенствования системы государственного управления:
• о повышении эффективности работы органов государственной администрации и правопорядка,
• о соблюдении законности,
• о необходимости борьбы с коррупцией,
• о сокращении бюрократического аппарата и расходов на его содержание,
• о демократическом контроле со стороны общества за деятельностью чиновников и политиков….

В результате:
1) были составлены и утверждены положения о министерствах, государственных комитетах и иных органах исполнительной власти. Их исполнение должно было усилить порядок, повысить исполнительскую дисциплину и организованность в административных органах власти.
2) Вступление в государственную службу стало сопровождаться театрализованным ритуалом торжественной присяги.
3) В местных администрациях стали формировать кадровые резервы, подлежащие ежегодному пересмотру и утверждению.
4) Был введён конкурсный отбор на замещение вакантных административных должностей.
5) В апреле 1999 года была сделана ещё одна неудачная попытка законодательно определить функции территориальных государственных администраций и их место в структуре органов исполнительной власти. В законе было сказано, что, с одной стороны, территориальная государственная администрация входит в систему органов исполнительной власти, а, следовательно, как бы подчиняется правительству и Президенту. Но, с другой стороны, “полномочия” ей “делегирует” местный Совет народных депутатов. Такая неразбериха, когда местный чиновник оказался в положении “слуги двух господ”, была результатом консервации пережитков советской власти. Она была выгодна чиновничеству и цепляющимся за остатки власти “левым”, поскольку оставляла лазейки для безответственности, бесконтрольности, а значит и коррупции. Кроме того, возникала иллюзия сохранности советского наследия и мнимого народовластия, что ставили себе в заслугу “левые”.

Однако, несмотря на все принятые меры, чиновники не стали работать лучше, не перестали брать взяток, злоупотреблять служебным положением и нарушать закон. Административный аппарат продолжал барахлить и халтурить из-за пережитков советской власти и абсолютной бесконтрольности со стороны общества. Население в основной своей массе держалось в стороне от активной политической жизни, занятое, главным образом, борьбой за биологическое выживание и кусок хлеба. Его сознание ещё не озарила мысль о тщетности таких усилий без коренных политических преобразований, невозможных без его непосредственного и самоотверженного участия.


7. Развитие экономических реформ.

В декабре 1999 года президент издал Указ “О некоторых неотложных мерах ускорения реформирования аграрного сектора экономики”. В нём органам исполнительной власти поручалось до конца 2002 года реформировать коллективные сельскохозяйственные предприятия (КСП) – бывшие колхозы – на основе частной собственности на землю:
1) обеспечить право членов КСП на свободный выход из них с выделением им земельных участков и имущества,
2) оказать содействие в создании частных предприятий, фермерских хозяйств, хозяйственных сельских общин, основанных на частной собственности на землю,
3) разрешить на договорной основе передавать земельные участки в аренду с выплатой владельцу арендной платы в натуральной или денежной форме,
4) оформить новые поземельные отношения в виде выдачи сельским жителям сертификатов на право владения земельными участками (паем), а также государственными актами на право частной собственности на землю.

В марте 2000 года по инициативе “селян” и их “левых” друзей, Верховная Рада издала Закон, “списавший” (ликвидировавший) бюджетную задолженность коллективных и других сельскохозяйственных предприятий, преобразуемых в частные товарищества. В предшествующие годы государство вложило в село огромные бюджетные средства, которые без всякой отдачи и пользы для общества были добросовестно разворованы администрациями колхозов (КСП), совхозов и сельских советов. “Списание” долгов позволило ворам избежать ответственности, а также продемонстрировало способность “левых” использовать борьбу за “народное дело” на благо своего кармана.

В мае 2000 года Верховная Рада приняла Закон о государственной программе приватизации, предусматривающий ответственность государства за неэффективное управление приватизируемыми объектами. Это должно было положить конец практике умышленного разорения и банкротства государственных предприятий накануне приватизации ради искусственного занижения их выкупной стоимости либо ради перепрофилирования их деятельности.


8. Особенности политической борьбы в новых условиях.

На грани ХХ и ХХI веков широкие массы украинской общественности по-прежнему не принимали активного участия в политической жизни. Они пребывали в состоянии амёбного приспособленчества, игнорирования власти или вялого противостояния ей. И если всё-таки как-то участвовали в политике, то не по собственной инициативе, а по команде властей – в соответствии с официальными циклами политической жизни (парламентские, президентские выборы, референдумы, выборы в местные органы полусоветской власти).

Политический триумф исполнительной власти, которая, наконец, взяла под контроль власть законодательную и направила на путь рыночных реформ, вызвал суету в мире украинской политики. На съездах, совещаниях, конференциях пересматривались программы, стратегия и тактика деятельности в новых политических условиях, избирали и переизбирали руководство, анализировали и оценивали итоги борьбы за власть, пытались заключить или расторгнуть не оправдавшие себя союзы. Соблазнённые впечатляющими успехами исполнительной власти многие политические силы, до сих пор тяготевшие к левым и правым окраинам политического спектра (НРУ, УРП, КУН, УНП…), стали подтягиваться к проправительственному центру. Стремясь приобщиться к его благодати, они искали расположения и “дружбы” у партий власти.

Во второй половине последнего десятилетия ХХ века неустойчивое политическое равновесие сторонников и противников рыночных реформ постепенно разрешилось в пользу первых. Президент, бывший до сих пор главным источником и инициатором прогрессивных общественных преобразований, не только сохранил власть, но и упрочил её, получив в союзники парламентское большинство. Потеряв контроль над Верховной Радой, левым пришлось учиться играть в меньшинстве. Политическое бессилие, потеря популярности и умственная ограниченность отбросили их на обочину легального политического процесса. Отчаяние и неуважение к обществу, лишившего их своего предпочтения, заставляли хранителей советского наследия прибегать ко всё более хулиганским и провокационным методам борьбы с оппонентами, роднивших их с фашиствующими националистами.

Динамика политической жизни требовала для приобретения влияния на общество участия в легальном политическом процессе. Правители настолько окрепли, что совершенно не оставляли оппонентам надежды на возможность иного доступа к власти. Времена заговоров и романтика политической нелегальщины безвозвратно ушли. Подполье было всецело оккупировано скрывающимися от сумасшедшего налогообложения предпринимателями и из политического превратилось в сугубо экономическое. На смену уголовной нелегальщине пришёл кокетливый имидж зажиточной “тени”, побеждающей не бомбами и не баррикадами, а щедрыми взятками и услугами “хорошим людям”, живущим в недрах “плохой власти”. Рецидивы террора сохранились в арсенале политических технологий, но как крайнее средство, применяемое и властью и её оппонентами в исключительных случаях, когда не удавалось договориться по-хорошему и то лишь после тщательной маскировки под “уголовщину”.

Регулярная политическая деятельность становилась всё более привлекательной для развивающегося бизнеса. Он теперь не ограничивался покупкой депутатов, подкупом должностных лиц, финансированием уже существующих партий, формированием своего парламентского лобби, личным участием в политической жизни “чужих” партий. Всё чаще отдельные крупные бизнесмены или их группы стали создавать приватные партии, чтобы иметь послушные команды для цивилизованной политической борьбы за собственные интересы. Поэтому на рубеже веков политических партий в Украине становилось всё больше и больше. К середине 2000 года их стало уже более 90. Самыми свежими из них были Украинский коммунистический союз молодёжи, партия “Всеукраинское объединение “Справедливость” и партия “Солидарность женщин Украины”. Первый сдуру взялся оживлять труп украинского коммунизма, вторая благоразумно вознамерилась помогать правительству бороться с экономическим кризисом традиционными политическими методами, а третья решила отчаянно мобилизовать на святое дело украинского державотворчества не только свой невостребованный социальный, но и сексуальный потенциал.

Чтобы разобраться в этом политическом винегрете и определить, кто чего стоит, кто за что стоит, и что от кого можно на самом деле ожидать, необходимо отвлечься от партийной пропаганды, сосредоточив внимание на делах их авторов. И тогда сквозь скуку и раздражение от агитационной брехни, убогой рутины организационно-массовых мероприятий и пошлых скандальчиков, из которых состоит пока что внешняя, показная часть партийной жизни, приходит понимание причин унылого однообразия, серости и пошлости всех наших современных политических импульсов.

1) Абсолютное большинство отечественных политических партий родилось не “снизу”, а “сверху” – в результате “отпочковывания” от разлагающегося тела КПСС и смещения образовавшихся “отпрысков” в сторону “правой” части политического спектра. Их профессиональная немощь, нищета и уродство объясняются в конечном итоге дурной наследственностью, непосредственно переданной украинской политической элите её прямыми коммунистическими предками.

2) “Правый” фланг украинского политического расклада занят националистами, которые, с одной стороны, на словах вроде бы тяготеют к ценностям современной буржуазной цивилизации, но, с другой стороны, готовы не поскупиться на кровавые жертвы ради голубой мечты о европейском статусе.

3) Убогость и идиотизм нашей политической жизни объясняется во многом ещё и тем, что у власти нет по-настоящему сильной, культурной и политически зрелой демократической оппозиции. Население пока что неспособно её создать. На протяжении 70 лет опытные КГБешные акушерки старательно абортировали любые зародыши политической оппозиции. Советская власть всей своей подлостью формировала в людях принципиальное отвращение к любому участию в политических играх с государством “рабочих и крестьян”. После такого “воспитания” десять лет карикатурной “незалежной демократии” - слишком малый срок для созревания и пробуждения украинской общественности к полноценной и самостоятельной политической жизни.

4)Нет в Украине харизматической личности национального политического лидера. Нет Вождя. Нет всеобщего Авторитета. Исполнители политических ролей бесцветны и бездарны во всех отношениях. Среди них даже нет ни гениальных политических клоунов вроде Жириновского, ни вдохновенных генетических скандалистов наподобие Лимонова, ни свирепых дуболомов-милитаристов вроде Макашова, ни фанатичных коммунистов вроде Анпилова или Зюганова. Украинская политическая элита стяжала славу бездарных казнокрадов даже не способных профессионально замести следы своих преступлений. Они с трудом отличают личную “пыхастость” (гонор, гордость) от партийных, общенациональных или государственных интересов и лишены уважения не только сограждан, но, кажется, и своего собственного.

“Мы не сделали скандала-
Нам вождя недоставало:
Настоящих буйных мало –
Вот и нету вожаков”
- это В. Высоцкий про нас.

Похоже, что страна в принципе изжила в себе партийную форму политической организации общества. За последние 10 лет народ разуверился во всех политических партиях и ни от одной не ждёт для себя ничего хорошего. С 1917 года у нас не существовало цивилизованного политического процесса. В годы Перестройки возникла иллюзия возрождения политической жизни, но это продлилось недолго. После крушения СССР население вновь очутилось за рамками политики. Ему теперь не до неё. Нужно как-то выживать – искать работу, источники доходов. Политика тут не при чём. Она стала забавой для богатых, которые смешали её с уголовщиной, засорили террором, испачкали коррупцией. В стране, где безраздельно господствует чиновничий произвол, где нет граждан, а есть лишь безразличное к своей судьбе, безоружное и неорганизованное население, нет и не может быть здорового политического процесса. Для него необходимо гражданское общество, которое пока что для наших стран остаётся мифом.

Густы в Отчизне перемены,
Но чуда нет ещё покуда;
Растут у многих партий члены,
А с головами очень худо.

Диалектика современного этапа украинской истории в том, что в условиях политической пассивности и индифферентности народа в качестве ведущей силы прогрессивных реформ выступила исполнительная власть, а законодательная - играла роль силы консервативной и тормозящей общественный прогресс. В ходе борьбы между законодательной и исполнительной властью, благодаря “административному ресурсу”, победа доставалась исполнительной власти. Усиливаясь, в результате побед над “левым” парламентом, исполнительная власть, особенно в лице Президента, его администрации и “силовых ведомств”, сосредоточивала в своих руках всё больше фактических полномочий и неконституционных рычагов управления. Это противоречило Конституции и принципам пропорционального распределения политического веса и влияния между основными “ветвями” власти и действующими субъектами политического процесса.

На раннем этапе эволюции бывшего советского общества к буржуазной цивилизации в контексте противоборства сторонников и противников прогрессивных рыночных реформ подобное усиление исполнительной власти играет позитивную роль. Без него невозможны никакие реформы в экономике, поскольку в обществе нет других сил, способных их осуществить. Однако с точки зрения дальнейшей демократизации общественной жизни подобные тенденции серьёзно угрожают слабым эмбрионам свободной от государственного диктата и опеки общественной активности и гражданской инициативы. Разумеется, в случае политического реванша “левых” демократии в стране не станет больше. Но это утешение вряд ли облегчит в перспективе здоровым общественным силам борьбу с авторитаризмом укрепляющейся исполнительной власти. Велика вероятность того, что, исполнив историческую миссию “ледокола” – проложив путь в “чистые воды” рыночного хозяйства, исполнительная власть в прежнем своём виде превратится в опасный айсберг, способный повредить, а то и вовсе пустить страну на дно. Если только не сформируются и не приступят к активной политической жизни здоровые общественные силы, способные стать источником демократической модернизации украинского политико-административного уклада.


"Как украинцы капитализм себе строили. Новейшая история Украины (1991 ? 2001)"

Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.