Малорусская Народная Историческая Библиотечка
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Деятели --> Мирошниченко (Основные работы)

"Как украинцы капитализм себе строили. Новейшая история Украины (1991 ? 2001)"

12. Феномен религиозного ренессанса и мистического мракобесия.


Человек человеку не враг
Но в намереньях самых благих
Если молится Богу дурак,
Расшибаются лбы у других.

1. “Религия” как историко-психический феномен.

Религия – это вера человека в некоторую сверхъестественную силу, далеко превосходящую по своим возможностям самого человека, являющуюся причиной тех или иных событий, происходящих с ним и окружающим его миром. Вероятно, религия в тех или иных своих исторических формах существует столько же, сколько существует сам человек. И будет существовать, пока существует человечество. Она возникла вместе с человеческим разумом и является своеобразным продуктом его деятельности.

Размышляя над причинами происходящих с ним и вокруг него событий, человек формирует их вероятностные модели – догадки, гипотезы, в которых он соединяет эти события в такой логической последовательности, когда одни из них становятся причинами, а другие следствиями. В тех мыслительных “цепочках” (вероятностных моделях происходящего и возможного будущего), где человеку не хватает знания естественных фактов и причин осмысливаемых событий, он придумывает их разнообразные гипотезы. Воображая себе причину мыслимого явления или события, ограниченное в своих возможностях мышление человека придумывает гипотезу некоей сверхъестественной мистической причины или силы, способной влиять на него и окружающий мир. Так человек создаёт прообраз своего Бога. Позже он обогатит его мечтой о высшем совершенстве, высшей доброте и добродетели – словом обо всём том, чего ему так не хватает в обычной жизни.

Дальше человеку остаётся лишь поверить в реальное существование своей гипотезы. Если такая гипотеза человеку понравится, и он очень захочет, чтобы придуманное им существовало на самом деле, он будет вести себя так, как будто оно на самом деле существует. Так мышление и желание порождают веру.


Люди мыслят по-разному, поэтому, даже если они принадлежат к одной религии, они всегда по-разному представляют себе одного и того же Бога. Образ Бога складывается в уме из звуковых, зрительных, двигательных, обонятельных, вкусовых и других образов ощущений, порождённых реальным человеческим опытом. Поэтому люди с развитым воображением способны очень живо представить себе своего Бога и в дальнейшем выразить, передать другим свой иллюзорный духовный опыт словами, рисунками, музыкой, танцем, математическими и иными научными формулами, усиливающими впечатление достоверности. Но, в конечном итоге, явление Бога не бывает автономным, независимым от Человека.

В духовном мире человека всегда было, есть и будет место Богу и вере в него. Бог есть даже у атеистов. Их Бог это либо вера в отсутствие Бога, либо обожествление собственных умственных способностей, не нуждающихся в гипотезе Бога. Но место, которое Бог занимает в душе человека, и то, каким человек представляет себе своего Бога, всякий раз разные. Чем старше или моложе человек, чем больше или меньше он знает, чем богаче или беднее его чувственный опыт, чем больше или меньше он верит себе, своим силам, близким ему людям, тем больше отличаются друг от друга представления о Боге у разных людей или даже у одного и того же человека, но на разных этапах его жизни. Бог, как конечная и высшая Причина, как Знак границы между знанием и незнанием, как Вопрос, порождающий сам мыслительный процесс, как Символ вынесенного за пределы человека образа желаемого будущего, всегда и всюду будет присутствовать в человеческой культуре.


Религия – следствие веры в Бога. Это своеобразная систематизация, обобщение всех представлений о Боге, свойственных тому или иному народу или какой-то его части. Она состоит из идеологической и обрядовой Религиозный культ состоит из магических действий, совершаемых человеком для того, чтобы вступить с Богом в непосредственный контакт и получить его совет или поддержку.

Все люди способны верить в Бога, но далеко не все обладают развитым воображением, позволяющим непосредственно ощутить и пережить контакт с ним. Кроме того, всякий здоровый человеческий мозг способен вообразить себе некоторое несуществующее в реальной жизни явление и в течение некоторого непродолжительного времени сделать его объектом своего пристального внимания. Но далеко не всякий человек способен сделать этот свой вымышленный психический конструкт постоянной частью своей настоящей жизни и вести себя с ним так, будто он на самом деле в ней существует, как реальное материальное явление. Это под силу либо обладателям очень развитого воображения, либо ловким мистификаторам и пройдохам.

Неспособность к личному контакту с мистическими силами, с одной стороны, и вера в их существование, с другой стороны, породили мнение о необходимости специального “профессионального” общения с ними и профессию контактёра – шамана, жреца, священнослужителя. Это были люди либо исключительно глубоко и искренне верующие в существование Бога, либо отпетые жулики и прохвосты, паразитирующие на вере в Бога и доверии к себе. Первые служат Богу и людям, удовлетворяя чистую потребность собственной души в таком служении. Вторые превращают религию в грязную политику, используя авторитет Бога для усиления своего влияния на людей.


Усилиями культовых “профи” развиваются представления о богах, создаются новые религиозные тексты, повествующие о контактах человека и Бога, формируются всё более сложные и продолжительные ритуалы, организующие и символизирующие общение человека и его Бога. В конце концов, незаметно и для верующих, и нередко для самих себя, пророки теряют ощущение границы, разделяющей их самих и Бога, которому они служат. И тогда искренняя небрежность в пылкой вере, эгоистическая гордыня или пошлая корысть заставляют человека говорить от имени Бога, привязывать свои мнения к его высокому Авторитету, чтобы затем навязывать их другим людям.


Объединение верующих в одного и того же Бога, возглавляемое и организуемое жрецами (священнослужителями) для совместного совершения религиозных обрядов, называется религиозной общиной или церковью. После того, как религия становится неотъемлемой и важнейшей частью жизни человека, она нуждается в систематическом управлении, упорядочении религиозных ритуалов и их координации с другими сферами жизни и деятельности общества. Поэтому возникает и развивается церковная администрация, организующая ход религиозной жизни общества. Бюрократы от религии по существу мало чем отличаются от светской бюрократии. Выходя из-под контроля верующих, они так же, как и государственные чиновники, из слуг Божьих и слуг религиозной общины превращаются в их хозяев. Они опошляют веру и, превращая её в средство собственного обогащения, удовлетворения корыстных амбиций, достижения власти над обществом, низводят глубокую духовную потребность до уровня грязной политики.


2.Православие и православная церковь в культурной истории отечества.


Вера быть профессией не может,
Ласточке не родственен петух,
Ибо правят должность клерки Божьи,
А в конторе – служба, а не дух.

Население нашей страны с самой глубокой древности состояло из разных народов, каждый из которых обладал собственной религией. Правящая верхушка общества в разные времена тоже состояла из представителей разных религий. Поэтому в духовном пространстве отечественной культуры всегда более или менее мирно уживались самые разные Боги и религиозные культы. Превращение православного христианства в государственную религию на некоторое время стало причиной внутренней конфронтации, вражды и религиозных войн между приверженцами старой языческой веры и христианами. Но монголо-татарское нашествие очень скоро объединило разноплеменное население Руси против общего врага, а христианская церковь, выполнив в этой борьбе важную утешающую, организующую и вдохновляющую функцию, повысила свой авторитет в обществе и приобрела всенародную популярность.

Став господствующей в русском государстве, опираясь на поддержку могущественной державы, православная церковь и тогда не запятнала себя агрессивными религиозными войнами ни внутри страны, ни с соседями, предпочитая им мирное миссионерство. Личная верность всегда ценилась русскими монархами больше, нежели лицемерная религиозная однородность подданных. Поэтому в многонациональном Российском государстве придворную, государственную или общественную карьеру подданные делали независимо от вероисповедания. Духовная толерантность всегда была характерной особенностью отечественной культуры.

В 1917 году большевики покончили с религиозной терпимостью, как впрочем, и со всеми проявлениями инакомыслия. Отныне всё население страны под страхом смерти должно было чувствовать, думать и верить точно так же, как коммунистические вожди. Веру в Бога сменила вера в коммунизм. Коммунистические жрецы насаждали её огнём и мечом. За инакомыслие поплатились жизнями десятки миллионов соотечественников. Власть убивала людей подряд – от мала до велика, не добившись изменения их сознания.

Православная церковь поначалу ввязалась в борьбу с большевиками и коммунизмом на стороне Белого движения, а после его разгрома ушла в духовную оппозицию. Этим она вызвала против себя мобилизацию всего окаянного могущества Советской власти и была поставлена на грань гибели. Однако, после уничтожения в ходе революции и гражданской войны самой совестливой и непримиримой части православного духовенства, уцелевшая его часть пошла на компромисс с властью, утешившись тем, что, в конце концов, всякая власть от Бога. Коммунисты сохранили обескровленную и духовно сломленную православную церковь после того, как она капитулировала перед Красным Антихристом. Оставшаяся от православия административная церковная оболочка ничем не угрожала Советской власти после умерщвления животворящего духа подлинной веры.

Для сотрудничества с Советской властью православная церковь мобилизовала самые скверные стороны христианского вероучения и собственной административной организации. По сути, она выродилась в типичную бюрократическую машину, механически совершающую формальные обряды, сотрудничающую с государством и КГБ, участвующую в слежке за неблагонадёжными, нарушающую тайну исповеди, пишущую доносы на своих прихожан, оправдывающую и благословляющую преступления властей, проповедывающую смирение и покорность перед ними.

Залив страну кровью, окутав облаками страха, коммунисты добились внешнего, лицемерного единодушия и единомыслия всего населения. Некоторая часть общества ушла во внутреннюю эмиграцию и там затаилась, не в силах сопротивляться грубому насилию власти. Живое, искреннее религиозное чувство, свежая, свободная мысль были загнаны в глубины индивидуальной человеческой психики и законсервированы в ожидании лучших времён. Только в очень узком кругу абсолютного доверия люди извлекали сокровенное и делились им друг с другом.

Другая часть общества поверила в искренность намерений Советской власти служить трудовому народу и сделать его жизнь счастливой.

Власть способна искалечить и уничтожить человеческое тело. Но доступ в душу ей закрыт. Потому-то и вырезали коммунисты миллионы носителей неугодного им мировоззрения, не рассчитывая на возможность их духовного изменения. Потому затем стали обманом формировать души подданных, сызмала воспитывая их в нужном для себя духе с помощью безальтернативной коммунистической пропаганды, пропитавшей и подчинившей себе и систему образования, и искусство, и художественную литературу.

Всякий обман недолговечен. Особенно, если обманщики на глазах у всех говорят одно, а делают совершенно другое. Крах коммунизма как общественной системы начался в душах людей с крушения доверия к советской власти, которую перестали считать своей. Внешне власти было не к чему придраться: население формально исполняло все предписанные государством ритуалы: посещало разнообразные собрания, митинги, участвовало в “выборах”, ходило на демонстрации, подписывалось на партийные журналы и газеты. Но в быту, в личной жизни веру в коммунизм вытеснили скепсис, издёвка и критика фальшивой духовности. Люди стали искать некоммунистические духовные ценности, и тогда многие из них вспомнили о религии.

Православная и прочие церкви при Советской власти влачили жалкое существование, став уделом либо фанатических подвижников, либо сексотов и агентов КГБ. Верхушка православной церковной администрации слиплась с Советским государством, пропитавшись насквозь его гнилью и коррупцией. И лишь в самом низу церковной иерархии – вдали от соблазнов власти и дележки доходов, приносимых культовыми отправлениями, непосредственно в гуще верующих истинно и бескорыстно служили им верой и правдой сотни и тысячи неизвестных “рядовых” пастырей. Их искреннее нелицемерное служение людям, нуждающимся в Боге, ещё на закате Советской власти стало причиной роста авторитета церкви и популяризации религии. Уже в 70-е годы ХХ века всё больше коммунистов - и рядовых, и членов номенклатурной шайки, тайно стали посещать церковь, участвовать в культовых обрядах.

Перестроечные свободомыслие и свободословие, состояние хронической неопределённости и неустойчивости общества из-за вялотекущих реформ стимулировали рост религиозных настроений. Утратив привычные духовные ценности, экономическую стабильность и обеспеченность, привычную политическую атмосферу, население ощутило себя один на один с непредсказуемостью человеческой судьбы. Слабость отдельного человека перед природными и социальными стихиями становится причиной неврозов и психиатрических патологий. Она же толкает его к поискам новых социальных связей и общественных форм, способных оказать поддержку, избавив от мучительного переживания одиночества. В условиях краха советских социальных учреждений куда более устойчивыми оказались религиозные общины. И только очень сильные или очень глупые люди были способны обойтись без их помощи.

Отмена политической и духовной монополии КПСС сняла последнюю формальную преграду на пути массового движения населения страны к религии. На просторах бывшей коммунистической империи начался религиозный ренессанс. Религия входит в моду. Прежние культовые сооружения, атрибуты религиозного обряда из музеев, хранилищ КГБ и прочих государственных фондов, куда они попали во времена атеистических кампаний, стали возвращаться религиозным общинам. Как грибы, невесть за какие средства, повсюду стали расти церкви, мечети, синагоги, соборы. В больницах не хватало бинтов, ваты, лекарств, медикам не платили даже нищенских зарплат. Зато на территории разорённых властью лечебниц строились величественные православные храмы. Так украинская светская власть перенимала у церкви опыт корыстолюбивого утешения своих жертв.


3. Политика суверенного украинского государства по отношению к религии и религиозным общинам. Религиозная жизнь в Украине.

В апреле 1991 года Верховный Совет Украины принял Закон “О свободе совести и религиозных объединениях”. В нём говорилось о разделении церквей и государства, невмешательстве церквей в государственные дела, а государства в дела церквей, о праве свободного выбора гражданами мировоззрения и отказе государства от монополии на истину. В 1994 году в Украине действовало уже 67 различных зарегистрированных конфессий и культов. Были возрождены и основаны 20 монастырей, 10 духовных семинарий, 2 духовные академии. К 1999 году держава вернула религиозным организациям более 3300 культовых сооружений, тысячи атрибутов религиозных культов, конфискованных Советской властью.


Ещё при Советской власти в январе 1990 года была легализована Украинская греко-католическая церковь. Около 1500 христианских приходов на западе Украины, насильственно отданные советской властью под опеку московскому патриархату, вернули себе административную автономию и изначальные греко-католические обряды.

В июне 1990 года была официально восстановлена Украинская автокефальная православная церковь. Её патриархом был избран митрополит Мстислав (Скрипник), до сих пор возглавлявший эту церковь в США.


По примеру светской власти и не без её поддержки верхушка Украинского православия тоже захотела “незалежности” от Москвы. Она вдруг вспомнила, что до присоединения Украины к России киевская митрополия подчинялась не Московскому патриарху, а Константинопольскому (Византийскому). В ноябре 1991 года был организован собор епископов Украины, который обратился к администрации Московского патриархата с просьбой предоставить Украинской православной церкви автокефалию (административную самостоятельность). Эту просьбу со своей стороны поддержал Президент Украины Л.Кравчук, чем продемонстрировал неприличное вмешательство светской власти в дела церковные.

Однако, в отличие от светской власти, церковная сохранила волю и способность к борьбе за сохранение единства общерусского православия. Опираясь на абсолютное большинство паствы (5998 приходов) и простых священников, в большинстве своём русскоязычных, Патриарх Московский Алексий II категорически отклонил просьбы об автокефалии. Он объявил митрополита Киевского Филарета раскольником, лишил его за это сана, созвал в Харькове собор православных епископов Украины и организовал там избрание нового Киевского митрополита – Владимира (Сабодана), бывшего до сих пор митрополитом Ростовским и Новочеркасским.

Светские власти Украины стремились всячески углубить трещину между Украиной и Россией. Им очень не хотелось сохранения опасных своей неуловимостью и неуправляемостью духовных уз религиозного единства братских народов. В древние времена феодальной раздробленности и монголо-татарского ига, когда Русь раскололась на десятки мелких уделов, единство православной церкви стало мощным объединительным фактором, способствовавшим собиранию русских земель в сильное централизованное государство. Вкусившим прелестей самостийной власти современным киевским князькам очень не хотелось возвращаться под строгую руку самодержавного Кремля. Поэтому от имени светской администрации Совет по делам религии при Кабинете Министров Украины заявил, что Харьковский собор и его решения грубо нарушают решения октябрьского 1990 года архиерейского собора Русской православной церкви, предоставившего Украинской православной церкви самостоятельность. Одержимые бесом раскола, светские правители Украины продолжили вмешательство в дела церковные, всячески углубляя трещину в теле православия. В июне 1992 года при активной поддержке и финансировании руководства Украины в Киеве состоялся церковный собор, на котором сторонники раскольного митрополита Филарета (1932 прихода) объединились с Украинской автокефальной православной церковью (289 приходов), провозгласив создание Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦКП). Её патриархом был избран Мстислав (Скрипник). Однако свежеиспечённый “патриарх” Мстислав неожиданно отказался от предложенной ему чести и предпочёл ограничиться прежней автокефальной паствой. Вскоре Мстислав умер. Вместо него главой УАПЦ был избран Дмитрий (Ярема), который не побрезговал патриаршеством и, организовав собор своей церкви, избрал себя очередным патриархом Украины.

Аналогичный собор провела и УПЦ КП, избрав своего патриарха – Владимира (Романюка), бывшего правозащитника. В 1995 году Патриарх Владимир умирает. Его сторонники попытались самовольно похоронить его у ворот колокольни Святой Софии в Киеве, которую контролировал Московский патриархат. Навстречу траурной процессии вышли беснующиеся толпы “верующих” в московского патриарха Алексия II, чтобы не дать совершиться “кощунственному”, по их христианскому мнению захоронению. Началась безобразная потасовка, которую освятили своим участием стражи “общественного порядка”. “Братья во Христе” пошли друг на друга с кулаками “стенка на стенку”, валяя гроб с покойником, топча и круша иконы, хоругви и прочие атрибуты культа, а милицейские дубинки щедро благословляли их веру, крестя мятежные спины и головы вдоль и поперёк. Скандальные похороны ознаменовали собой небывалую “высоту”, на которую низверглась православная духовность в Украине, добившаяся независимости не только от России, не только от Христианского Бога, но и от элементарного уважения к усопшим.

Так религиозная жизнь Украины обогатилась постыдной сварой между братьями по вере, а православный религиозный канон – новой интерпретацией таинства троицы – тремя патриархами и тремя православными церквями.

Ощущение высшей руки
В нас отнюдь не от воплей ревнителей;
Чувство Бога живёт вопреки
Виду многих священнослужителей.

На фоне безобразно грызущихся между собой православных “братьев во Христе” выгодно отличаются дружные и сплочённые греко-католическая (2932 приходов) и римско-католическая (588 приходов) религиозные общины.


В условиях демократических свобод, благодаря активной деятельности и финансированию зарубежных миссионеров, умножаются и крепнут разнообразные протестантские христианские общины: Лютеране, Церковь Христова, Евангельские христиане-баптисты (1364 общины), Союз христиан веры евангельской (798 общин), Свидетели Иеговы (458 общин), Адвентисты седьмого дня (380 общин) и другие числом более 60, а также религиозные общины нехристианских культов: Иудаизма (66), Мусульманства (77), Буддизма, Индуизма…


Началось возрождение даже дохристианских языческих культов Перуна, Мокоши, “Родной украинской национальной веры”… В молодёжной среде возникли религиозные маргинальные* культы сатанистов, “Белого братства”, “церкви Муна” и т.п. “отморозков”, превративших собственное больное самосознание в предмет религиозного поклонения. Их духовные лидеры, “пророки” и “учителя” эксплуатируют психологические особенности юношеского возраста как времени формирования персонального мировоззрения, духовных поисков смысла жизни, своего места в обществе, самоидентификации, формирования индивидуального социального имиджа.
Духовные искания молодых людей, главным образом из обеспеченных семей, нередко несут в себе тягу к экзотике. Поэтому все эти “живые Боги”, “мессии”, “гуру” и прочие “сенсеи”проповеди обожествления своего “Я” и его извращённых психических комплексов строят на скандальном отрицании традиционных гуманистических ценностей, общечеловеческой нравственности, разбавляют их культами соблазнительных особенно в молодости неупорядоченных сексуальных связей внутри общины, использованием наркотиков, эзотерическими мистическими обрядами, нередко сопровождающимися щекочущими нервы жертвенными кровопролитиями и даже ритуальными убийствами.

Спекулируя доверием неопытной и психически неустойчивой экзальтированной молодёжи, монополизировав право неограниченно распоряжаться жизнями и судьбами своих учеников и последователей, духовные фюреры изолируют их от семей и остального общества и устанавливают в своих общинах авторитарный культ собственной личности. При этом они ловко паразитируют на материальном достатке родителей своих жертв, побуждая уходящих в общину брать с собой из дому деньги или часть имущества семьи в качестве вступительного взноса. Одним из главных и непременных элементов их “учений” является полное пренебрежение нормами гуманистической морали и абсолютное подчинение личности духовному лидеру, основанное на некритическом её восприятии и обожествлении.

Современный духовный коктейль из демократических свобод, информационной открытости и отсутствия всяческой цензуры, попав на почву хронического экономического кризиса, некроза доступного и качественного медицинского обслуживания, создал питательную среду для выращивания дичайших феноменов мистического мракобесия и жульничества – колдунов, магов, целителей, бабушек, гадалок, прорицателей и ясновидящих всех мастей. Отчаявшиеся вылечиться в условиях хронической нищеты, заблудившиеся в дебрях психических проблем, люди несут свои последние рубли и последнюю надежду на помощь повелителям оккультных сил. И … остаются без денег и при всех своих болячках.

Печальный зритель жутких сцен,
То лживо-ханжеских, то честных,
Бог бесконечно выше стен
Вокруг земных религий местных.


"Как украинцы капитализм себе строили. Новейшая история Украины (1991 ? 2001)"

Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.