Малорусская Народная Историческая Библиотечка
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Деятели --> Мирошниченко (Основные работы)

"Как украинцы капитализм себе строили. Новейшая история Украины (1991 ? 2001)"



14. Проблема украинского языка.


1.Основные причины “увядания” украинского языка.

Одним из злейших врагов советской власти во все времена был национализм. Считалось непозволительным любить свою страну больше, чем “коммунистическую партию” или “дело Ленина”. Сначала фанатики коммунизма уничтожали фанатиков национализма самыми варварскими способами, пока случайно не обнаружили, что самым эффективным средством борьбы с национализмом является “лингвоцид”. Постепенное сужение сферы применения украинского языка незаметно, без скандальных социальных потрясений, напрочь снимало проблему украинского национализма. Откуда ему взяться в стране, где нет украинцев? Для этого всего лишь нужно было, чтобы население Украины перестало пользоваться украинским языком. Тут не нужен был революционный террор. Всё незаметно решалось как бы само собой.

Советская школа с каждым годом учила всё хуже и хуже. В том числе и украинскому языку. Она-то и стала невольно главным могильщиком украинского национализма. Хотя корни её триумфа уходят глубоко за пределы советской истории.

Исторически обусловленное стадиальное отставание украинской духовной культуры от русской, дискриминационная политика самодержавия привели к тому, что языком науки, администрации, политической и хозяйственной элиты страны ещё до 1917 года стал русский язык. Таким он остался и после большевистской революции.


Урбанизация, пришедшаяся на годы советской власти, растворила украиноязычную сельскую культуру в культуре русскоязычного города. В результате оттока населения из села в город носители украинского языка попадали в новую культурную среду. Здесь без всякого внешнего принуждения родная речь забывалась, вытесняемая городским наречием, состоящим из смеси украинского и русского языков, интернационального уголовного жаргона и агитационно-пропагандистского словоблудия полуграмотной коммунистической элиты.

Не допускавшая никакого инакомыслия русскоязычная Советская власть под корень вырезала все его реальные и мнимые источники и носители. И пишущих на полунепонятном украинском языке литераторов заодно – в общей массе. Выжили лишь те “художники слова”, которые променяли свободу пера на кормушку Союза писателей. Так Украина лишилась современной украиноязычной художественной литературы. И хотя в советские времена книги на украинском языке издавались, это была главным образом либо несовременная и потому скучная дореволюционная классика, либо литература “социалистического реализма”. Отвращение к первой воспитывали в школе. Вторая так смердела пропагандой, что от неё тошнило даже фанатиков украинского языка.

Год за годом мелел источник украинского литературного и обиходного бытового языка. На нём всё реже говорили, всё меньше писали и издавали, всё хуже думали. По данным министерства образования Украины в 1987 году в стране было 15000 украиноязычных школ, что составляло около 75% общего числа школ в республике. Но это были преимущественно сельские школы, г де обучалось меньше половины всех учащихся. Больше половины школьников обучались в русскоязычных городских школах. В Киеве из 300 000 школьников в школах с украинским языком преподавания обучались лишь 70 000. К концу ХХ века в Украине появились города, в которых не осталось ни одной школы с украинским языком обучения. Перепись населения 1989 года показала, что среди проживающих в Украине 72,6 этнических украинцев, свободно владеют своим языком 67%.


Не лучшим было положение и русского языка. В чистом виде с ним можно было встретиться разве что на концертах фольклорных ансамблей, на филологических факультетах высших учебных заведений и на пыльных страницах литературной классики. К 90-м годам ХХ века в деревнях и Украины, и России говорили преимущественно матом. В городах мат обогащался административно-блатным жаргоном чиновников и бандитов.


2.Языковая политика суверенного украинского государства.

29 октября 1989 года Верховным Советом Украины был принят Закон о языках в Украинской ССР. Он объявил все этнические языки народов Украины равноправными и обеспечил юридические основы для их всестороннего и неограниченного развития. Украинскому языку он по праву присвоил статус государственного. Юридически это никак не ущемило другие языки, не лишило их возможностей свободного развития. Став государственным, украинский язык превратился в средство официального административного общения. На нём стали вести государственное делопроизводство и документацию. Переход к администрированию на государственном языке происходит постепенно, давая всем желающим время для овладения им. Ошибки в его использовании не становятся причинами крушения карьер. Поэтому украинизация административных отношений происходит культурно и гуманно, без насилия над личностью, не вызывая протестов со стороны здравомыслящих носителей иных языков народов Украины.

В Украине свободно развивается сеть национальных школ с преподаванием на этнических языках. Уже в 1989 году работало более 160 средних школ и высших учебных заведений с преподаванием на молдавском, польском, венгерском, болгарском, чешском, греческом языках. В местах компактного проживания этнических групп стали создаваться национально-культурные общества, любительские театры, религиозные общины. Уже в 1989 году в Украине действовали 4 еврейских, татарский, венгерский, польский театры. Местное радиовещание и телевидение стали переходить на национальные языки.


3.Что мешает развитию украинского языка в “незалежной” Украине?

Однако постепенность возрождения и распространения украинского языка среди населения страны не устраивает некоторых политиков и деятелей культуры. Их поддерживают те, кому нужны скандалы для поднятия политического рейтинга и привлечения внимания избирателей. Психическая неуравновешенность мешает им спокойно воспринимать факт мирного сосуществования в одном культурном поле двух братских языков - украинского и русского. То ли нервная, толи интеллектуальная ущербность заставляет их болезненно реагировать на присутствие русского языка в интернациональном духовном пространстве Украины. Их бесит то, что за годы независимости доля украиноязычной литературы на книжном рынке неуклонно снижалась и к 1993 году достигла 36% тиража всех изданий. Тираж периодических изданий на украинском языке с 1990 по 1994 годы сократился в 10 раз. “Защитники” языка требовали от правительства принять самые решительные (разумеется, административные) меры, чтобы остановить русификацию информационного пространства.

Если бы та энергия, с которой они добивались административного ограничения сферы применения русского языка, была потрачена на создание конкурентоспособной украинской литературы! Но бездарь всегда ищет причины неудач за пределами своей личности. Таков механизм психической защиты. Иначе придётся признаться, что дело не в самом языке, и не в читателе, предпочитающем русскоязычных авторов, а в собственной бесталанности, от которой не спасает даже владение “державной мовой”.

Украинский язык не нуждается в политическом протекционизме. Это унизительно для него. Ему нужны всего лишь (!) хорошие преподаватели, талантливые литераторы, остроумные журналисты и издатели с хорошим эстетическим вкусом. Этого вполне достаточно, чтобы очень скоро население Украины пользовалось им так же легко и свободно, как сегодня русским языком. Не вражда языков нужна украинской культуре, а их взаимодополнительность, комплиментарность. Особенно таких родственных, как украинский и русский. И если пока что одним из них население Украины владеет несколько лучше, нужно понимать, что это проблема педагогическая, а не политическая. Если бы в школы Украины пришло множество хороших учителей, преподающих на украинском языке, через десять лет вся молодёжь щебетала бы по-украински. Проблемы культуры решаются исключительно культурными средствами. Владеют ли ими “защитники” украинского языка?


С развалом СССР в новоявленных “независимых” государствах проблема национальных языков стала предметом недобросовестных политических спекуляций и провокаций. Правящая бюрократия охотно эксплуатирует её, чтобы отвлечь внимание недовольного населения от социально-экономических проблем. К примеру, просвещенческие чиновники свели модернизацию отечественного просвещения к переводу преподавания на украинский язык, похоронив достигнутые в годы перестройки позитивные результаты гуманистической реформы советской школы.


Но ошибочно полагать, будто языковая проблема относится к разряду второстепенных среди прочих проблем отечественной духовной культуры. Возрождение и украинского, и русского литературных языков невероятно актуально. По степени приоритетности её следует отнести к числу первоочередных. Без правильного литературного языка нет и не может быть корректного плодотворного мышления. Серьёзные программы общественных реформ не выразить ни на популярной “фене”, ни на том убогом административном суржике, на котором изъясняются наши политики. Развитие научной мысли тоже невозможно вне пределов современных профессиональных языков, имеющих в своей основе языки литературные. Поэтому возрождение национальных языков – и украинского, и русского, и прочих языков народов нашей страны, требует самого серьёзного к себе отношения и участия, прежде всего, профессионалов - лингвистов, литераторов, педагогов, журналистов, а также самого широкого спектра заинтересованных общественных сил и, разумеется, государства.


"Как украинцы капитализм себе строили. Новейшая история Украины (1991 ? 2001)"

Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.