Украинские Страницы
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Деятели --> Прокоп, Михаил (Прокоп, Михаил)
     Деятели --> Шептицкий, Андрей (Шептицкий, Андрей)
     Вопросы --> Вера (Уния)

М.Прокоп



УНИАТСКИЙ „ДРАНГ НАХ ОСТЕН"




Источник: “Путями истории”.Том ІІ.Нью-Йорк. стр. 179-185

В 1961 году „Наукове Товариство им. Шевченка" в Америке выпустило в свет книгу „Исторические личности Галичины XIX-XX века". В этой книге помещены воспоминания каноника (члена консистории) Галицкой митрополии, члена австрийского парламента, о. Войнаровского.

Духовная работа, как видно из воспоминаний, мало интересовала энергичного о. Войнаровского. Всю свою жизнь он отдал работе на экономическом поле. Он был уверен, что „когда рабочий, сельский пролетарий посредством приобретения земли становится хозяином, его психика совершенно меняется. Он иначе смотрит на свет и продвигается вперед не только экономически, но также морально и духовно" (стр. 56-57).

Войнаровский принимал очень активное участие в экономической и политической жизни Галичины до первой мировой войны. Наконец, сам митрополит Шептицкий обращает свое благосклонное внимание на энергичную личность о. Войнаровского. Шептицкий решил посвятить о. Войнаровского в свои заветные агрессивные замыслы. Готовясь к войне, которую должен был вести германский мир против России, Шептицкий спешил насадить на Русской земле своих сторонников, агентов папского и германского империализма.

Чтобы познакомить читателя с планом митрополита, верного слуги папской агрессии, мы в дальнейшем будем переводить -соответствующие места воспоминаний о. Войнаровского.

„ ... Митрополит, имея в виду великие религиозные и национальные цели, решил произвести распределение земель в более широких масштабах. Как раз в это время во Франции производилась акция изъятия у всех католических институций их земельных угодий и эти институции старались всеми способами превратить в капитал свою недвижимость. Это дало в распоряжение этих институций значительные запасы наличных денег. Весной1908 года поехал я с митрополитом в Париж, чтобы получить там заем для основания в России „Акционерного Парцелляционного Банка" под французской фирмой, так как Франция в то время была с Россией в дружественных отношениях.

Митрополит Шептицкий имел в Париже, в духовных кругах, широкие знакомства и французы оказались охотными пойти нам в этом деле навстречу. Только в одном отношении возникло разногласие между заимодателями и нами, а именно касательно высоты займа. Митрополит требовал десять миллионов французских франков, но заимодатели не хотели согласиться на такую малую сумму и требовали, чтобы мы взяли заем в сумме не менее тридцати миллионов франков. Переговоры в этом деле продолжались три дня и в конце концов мы установили заем в сумме двадцати миллионов франков. Значит, мы должны были взять вдвое больше, чем имели в виду. Митрополит договорился с заимодателями, что они дадут заем тогда, когда российское правительство утвердит устав вышеупомянутого Акционерного банка. Вернувшись домой, мы составили соответствующий статут и отдали все дело варшавскому адвокату Ротванду.

Согласно российским порядкам, этот устав должен был быть утвержден целым рядом учреждений и властей, начиная от найнизших и кончая министерством финансов и внутренних дел. Пока устав будет утвержден, пройдет много времени и придется предпринять многие мероприятия. Этот банк организовался с целью произведения парцелляции (распределения) больших поместий на украинских территориях России между нашими галицкими эмигрантами, которые до сего времени уезжали без всякого плана в Америку, Канаду и Бразилию, а также между местным населением. В каждом парцелляционном селении мы имели в виду поселить хотя бы десять хозяев, свидомых (сознательных) галицких селян-патриотов в дать им даром землю около 50 десятин. За это они должны были распространять среди местного населения украинскую национальную свидомость (сознательность). В этих селениях должны были стоять также греко-католические (униатские) церкви для распространения католической унии, и школы для просветительных целей. (Подчеркнуто переводчиком) .

Еще до того, как устав этого Акционерного (французского) банка будет утвержден, решил митрополит приобрести от графа Тышкевича (человека преданного нам), поместье Дзедзиловичи, над рекою Березиною. За это имение, которое состояло из 14.000 десятин, уплатил митрополит гр. Тишкевичу 1.200.000 рублей. Эту сумму сложили трое братьев Шептицких, а именно митрополит Андрей, протоигумен Клементий и генерал Станислав. Наибольшую сумму дал Станислав, так как у него в это время было много наличных денег.

Ще в році 1908, — продолжает о. Войнаровский, — поїхав я до Дзедзилович.

Это имение состояло преимущественно из лесов; едва 4.000 десятин было свободной от лесов почвы..."

В дальнейшем о. Войнаровский описывает подробно великое богатство этого имения и возможности заработать громаднейший капитал на прекрасном лесе. Войнаровский не может воздержатся от восхищения. Он пишет:

— ... такого (леса) не встречалось мне видеть в Галичине (стр. 58).

Относительно наших намерений в связи с Парцеллационным банком, — продолжает о. Войнаровский, — никто не знал ничего, кроме двух „білорусів", наших старых знакомых. Они были: один адвокат, а другой знаток искусства художник.

Дело концессии этого банка продвигалось благополучно, вперед, даже министерство финансов утвердило его и наконец устав банка очутился в министерстве внутренних дел.

Но министерство внутренних дел не спешило утверждать устава и приказало подчиненным учреждениям собирать самую точную информацию относительно планов и намерений банка.

Между тем власти получили донос, в котором сообщалось, что вышеупомянутый банк организует митрополит Шептицкий с той целью, чтобы посредством распределения земли распространять в России церковную унию и украинскую национальную идею, а представитель митрополита, известный украинский националист, находится в Дзедзнловичах и подготовляет там парцелляцию этого поместья.

Пребывая в Дзедзиловичах, я сохранял с первого момента моего приезда „инкогнито". Я выдавал себя за немецкого торговца деревом. Говорил я со служащими и работниками через переводчика Не состоял я в переписке ни с родными, ни со знакомыми в Галичине и не получал непосредственно из края никаких писем, зная, что для российской почты не существует тайны переписки. Из этого можно сделать заключение, что меня и все дело предал один из упомянутых ..білорусинів". Имею основание думать, что это сделал артист-художник (стр. 60)".

Когда авантюра митрополита Шептицкого была раскрыта, отцу Войнаровскому осталось только одно — убираться восвояси. Он так и сделал.

— Не було іншого виходу, — сообщает он, —я мусів зараз вертатися додому!

С большим огорчением агент Шептицкого сообщает:

— Между тем весь план эксплуатации леса был готов, кубическая масса материала была известная мне. Трасса узкоколейки произведена и вывоз дерева в Ригу и на Черное Море

подготовлен. Так вот, почти два года моей очень тяжелой работы пошли впустую.

Войнаровский (как-то неловко называть „отцем" человека, который, будучи священником, не гнушался состоять агентом Рима и Габсбургов, главных врагов нашего народа) по-видимому делал „пастырскую" работу по насаждению врагов православия и русского народа в России не только с благословення Рима, но и с согласия и приказа австрийского правительства. Это видно из того, что он будучи избран в 1907 году депутатом в австрийский парламент (об этом он сообщает на стр. 56), уже в следующем году исчезает из Австрии на два года. На стр. 60 Войнаровский сообщает:

„Вернувшись з Дзедзилович, я сповняв дальше обовязки парламентарного посла у Відні, а по розвязанню парламенту в березні (марте) 1910 р., уже не вернувся на парохію до Балинців, але... одержав номинацию на каноника Митрополичої Капітули і поселився у Львові".

Верный раб папской агрессии на восток, митрополит Шептицкий, вазнаградил о. Войнаровского за его антиправославную и антирусскую работу тем, что после возвращения последнего из России, назначил его своим „каноником".

Папский Рим готовится провозгласить митрополита Шептицкого святым. Шпионская деятельность митрополита Шептицкого тоже, по-видимому, зачтется ему в пользу, так как у пап хорошо все то, что служит их целям, а плохо то, что не способствует или вредит папству. Этот взгляд на добро и зло у папства заимствовали и коммунисты.

Ленин, создавая новую этику Для революционных масс, так определяет добро: „добром является все то, что способствует скорейшему приходу коммунизма". Непогрешимость коммунистических пророков — Карла Маркса, Энгельса и Ленина — тоже заимствована у безбожного папства.

ЕЩЕ О ШЕПТИЦКОМ

В 1960 году варшавским издательством „Читальник" выпущена книга Юлии Прайс — „Кривые буквы" („Кшиве литеры"). В католической украинской газете „Америка" помещена рецензия на эту книгу. Для русского читателя интересным будет познакомиться с тем местом книги, в котором описан разговор, происходивший между двумя братьями Шептицкими.

Рецензент в „Америке" на эту книгу дает следующие пояснения по поводу этой речи: „Самой интересной является глава „Братья" (388-394 стр.), в которой описана встреча генерала польских войск Станислава графа Шептицкого с родным братом митрополитом Андреем Шептицким. Кстати сказать, это тот самый генерал, который просил о принятии его в УСС (Українські Січові Стрільці), но его не приняли, так как против него выступил „батько" радикалов д-р Кирилл Трилевский, который сказал, что „нам графов не надо!" А как мы нуждались тогда в этих „графах", лучше всего доказывают слова премьера Франции Пуанкаре, который после разговора с митрополитом Андреем в 1923 г. сказал: если б украинцы имели нескольких Шептицких в Париже, то у них была бы держава."

Вот разговор братьев: „Генерал Станислав Шептицкий с любопытством смотрел на своего достойного брата (стр. 388). Святоюрский митрополит, в черной, монашеской, длинной рясе, с патриархальной бородой казался ему еще большим великаном, чем в молодые годы. Его чернечья ряса была ветхой, опоясанной обыкновенным ремнем... Генерал не мог понять, как могло случиться, что его брат, наследник Шептицких и внук великого польского писателя Александра Фредра, использует свой сан для поддержки украинского движения, которое направлено против Польши..."; он же был духовным батьком січових стрільців, которые так много пролили польской крови, это он продал Львов украинским хлапам..., он подстрекал Австрию отдать Холмщину украинцам ...

—... Ты поглощен полностью политикой ? — спросил генерал. ..

Митрополит ответил спокойно:

— Мне суждено служить самому большому делу: борьбе за соединение Церкви, за соединение Востока с истинною Церковью, Вот это и есть моя политика! (стр. 392).

— А между тем — возгласил Станислав — кидаешь колоды под ноги собственному народу.. .льешь предательское масло в польско-украинские взаимоотношения ... хочешь сделаться пророком не своего племени...

— О, дорогой мой! Племена. Народы? Какую имеет это цену? Я припомню тебе ответ, который когда-то дали наши предки литовскому князю: Мы принадлежим к старой римской шляхте. А если уже дошло до того, то я тебе скажу: Род Шептицких происходит из русской земли и только „седотти далльо сплендоре делля культура поляка" — соблазнившись блеском польской культуры, наши предки бросили восточный обряд. Нашему прадеду, который слишком настойчиво усваивал польские обычаи, в одной сатире пригадали, что Шептицким лучше подходит бандура и козацкий оселедец...

— И это говорит наследник мужей, которые кровью доказали свой польский патриотизм?.. .

— Я знаю только один патриотизм, — сказал сурово митрополит: христианский патриотизм. И в этом патриотизме развязка польско-украинских взаимоотношений... Ты, в конце концов ... как военный, борешься за физическое существование людей, защищая их от большевицкой опасности, а я защищаю их души от всего того, что скрывается в большевизме против христианства, против Бога, против людской природы.

— Но украинцы? — попробовал Станислав возразить брату.

— Украинцы — не дал ему кончить митрополит — украинцы являются только орудием в руках Провидения, чтобы оторвать христианский Восток из клещей ереси, чтобы водворить его в лоно Апостольского Престола и включить в европейское общество. (Подч. мною — М. Т.)

— Генерал засмеялся:

— Помню, .помню, еще с молодых лет, „крылатое слово" в нашей семье, слова папы Урбана УП: „ О ми рутени, пер вое Ориентем конвертендум сперо" (О, мои русские, через вас надеюсь возвратить восток!), помню даже год: 1596.

— Вот, вот, — митрополит не заметил юмористической нотки в словах брата — в наше время миссия соединения Востока с Западом является уже не только делом Церкви. В настоящее время это является делом спасения европейской цивилизации и культуры. Это задание, которое должно объединить всех людей доброй воли.

(„Америка" — український католицький щоденник. Номер 233 за 1963 г. Филаделфия).

ПРОИЗВОДСТВО В СВЯТЫЕ

Газета „Америка" официальный ежедневник украинской униатской митрополии в Филадельфии, от 31 октября 1964 г. сообщила весьма интересную новость:

„ . . . В 1955 г. по инициативе Львовского епископа-помощника, преосв. Кир Ивана Бучка,) архиепископа беженцев, предпринят „беатификацийный процесс" Слуги Божьего Митр. Кир. Андрея). Уведомляя официально о начале процедуры npичисления к лику святых, тогдашний секретарь Священной Конгрегации Восточной Церкви, кардинал Евгений Тиссеран, в своем ответном письме к архиепископу Кир Ивану, выразил свою радость по поводу того, что началась процедура о причислении к лику святых Великого Митрополита


Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
История национального движения Украины 1800-1920ые годы.