Малорусская Народная Историческая Библиотечка
история национального движения Украины 
Главная Движения Регионы Вопросы Деятели
Смотрите также разделы:
     Вопросы --> Язык (Языковой вопрос)

"А. Железный, Происхождение русско-украинского двуязычия на Украине"

Post post scriptum

И совсем уж в заключение поговорим еще немного о проблеме двуязычия. Наше сегодняшнее русско-украинское двуязычие является продуктом длительного польского господства на землях будущей Украины и возникло оно задолго до воссоединения с Россией. Полагаю, тезис этот обоснован в данной работе достаточно убедительно. Естественно, я не рассчитываю на то, что люди, оседлавшие тему "русификации", вдруг прозреют и согласятся с очевидным. Куда там! Именно сейчас под предлогом "дерусификации" они явочным порядком стремятся ввести в наш язык как можно больше новых полонизмов. По логике новоявленных полонизаторов идеальным, полностью "дерусифицированным" украинским языком вообще следует считать польский!

Итак, двуязычие в нашей стране реально существует и отрицать его равносильно попыткам отрицать закон всемирного тяготения. И, тем не менее, находятся у нас люди, которые это двуязычие не видят буквально в упор! Вот, скажем, профессор А. Пономарив, высмеивая основную идею моего "Открытого письма канадскому украинцу Петру Кравчуку" об историческом равноправии на землях Украины русского и украинского языков, пишет вот такое:

"В конечном итоге автор приходит к "оригинальной" мысли о двуязычии украинского народа, которую во времена формирования "новой исторической общности – советского народа" пропагандировал покойный академик И. Билодид и которую известный журналист и педагог И. Шестопал отрицал таким образом: "То лишь у змеи бывает два жала-языка, а у человека одна родная мать и один родной язык".

Не будем обращать внимания на то, что на самом деле у змеи имеется лишь один язык и одно жало и что это два разных органа (журналист, видимо, этого не знал). Из приведенной цитаты ясно видно, что я не придумал, а лишь констатировал наличие у нас русско-украинского двуязычия. И мне даже лестно, что пан Пономарив усматривает сходство между моими выводами и утверждениями видного, хотя и покойного ученого.

А вот высказывание еще одного идейного отрицателя реальности – преподавателя И. Лосива: "Я не считаю украинский народ двуязычным, у него нет двух языков, как у мордвы... Он имеет только один язык – украинский – и только с ним может отождествлять себя и свою державу".

Откуда такая безапелляционная уверенность в том, что языком украинского народа должен быть непременно один украинский язык? Эта уверенность проистекает от элементарного незнания истории человечества вообще и истории Украины в частности. Если говорить вообще, то издревле во всех государствах всегда параллельно сосуществовали две культуры: городская и сельская. Не правы те, кто считает, будто понятие "народ" относиться исключительно к сельским жителям. На самом деле и селяне, и горожане составляют две неотделимые части одного народа, причем каждая из этих частей, дополняя одна другую, выполняет только ей свойственные функции. Сельская часть народа в силу своей привязанности к земле и традиционной консервативности является хранителем древних традиций, обычаев, обрядов, примет, фольклора, в то время как городская часть является движущей силой социального, культурного и научно-технического прогресса. Древняя Русь не составляла исключения из общего правила:

"Горожане были передовой частью народных масс; их руками, умом и художественным вкусом создавалась вся бытовая часть феодальной культуры: крепости и дворцы, белокаменная резьба храмов и многокрасочная финифть на коронах и бармах, корабли с носами "по-звериному" и серебряные браслеты с изображениями русальных игрищ. Мастера гордились своими изделиями и подписывали их своими именами.

Кругозор горожан был несравненно шире, чем сельских пахарей, привязанных к своему узенькому миру в несколько деревень. Горожане общались с иноземными купцами, ездили в другие земли, были грамотны, умели считать. Именно они, горожане – мастера и купцы, воины и мореплаватели, – видоизменили древнее понятие крошечного сельского мира (в один день пути!), раздвинув его рамки до понятия "весь мир". (Б. А. Рыбаков "Мир истории". Москва, 1987, с. 317).

То же самое было и в Украине: не считая некоторых региональных отклонений, в целом у нас еще до воссоединения с Россией сложились две родственные культуры – украиноязычная сельская и русскоязычная городская. В украинской классической литературе укоренилась традиция всячески противопоставлять эти культуры: украиноязычная сельская (мужичья) культура – правильная, а русскоязычная городская (панская) – неправильная, чужая, вредная, подлежащая упразднению. В свете вышеприведенного, безусловно, справедливого мнения академика Б. А. Рыбакова, предпочтение сельской культуры выглядит, по меньшей мере, наивным.

В конце двадцатых – начале тридцатых годов вследствие широкомасштабной индустриализации страны начался неуклонный процесс сближения городской и сельской культур. На фабрики и заводы в массовом порядке принимались селяне, в село из города направлялись технические специалисты, медицинские работники, учителя. В результате в городах все больше и больше звучала украинская мова, в селах же многие заговорили по-русски. Сельская молодежь впервые получила возможность свободно поступать на рабфаки и в высшие учебные заведения, что окончательно подрывало позиции писателей-романтиков, привыкших противопоставлять высокую нравственность селянина ущербному и "денационализированному" сознанию горожанина. Вчерашние селяне быстро становились заправскими горожанами, овладевали "панским" русским языком, становились инженерами, врачами, учеными и т. д. Наше двуязычие приобрело новую, более совершенную форму: теперь в Украине почти невозможно встретить человека, который не владел бы одновременно и украинским, и русским языками.

Но будем откровенны. Наше русско-украинское двуязычие для национал-сепаратистов – как кость в горле. Вы только посмотрите, с каким маниакальным упорством и с какой злобой требуют они изгнания русскоязычной городской культуры на том основании, что в ее основе лежит русский язык, которым пользуются также и в "сусідній державі" – в России. Поэтому – долой русский язык из радио- и телепередач, из государственных, школьных и дошкольных учреждений и даже из сферы религиозных отправлений. … Последнее особенно возмутительно. Существует тысячелетняя традиция проводить богослужения на близком и понятном каждому православному христианину церковнославянском языке. От этого удивительного языка веет древней святостью, он как бы незримой нитью соединяет нас с первыми древнерусскими христианами, в трудной борьбе создавшими великое государство. Но вот теперь кое-кто, исходя из сиюминутных политических своекорыстных расчетов пытается заменить церковнославянский язык на современный бытовой суржик, разрушая освященное временем единство формы и содержания богослужения. Рубят корни, питающие нашу духовность и наше единство. Воистину, не ведают, что творят! Или ведают?

Одной из причин столь крутого радикализма (кроме стремления любой ценой укрепиться у власти) является то, что многие из самых ярых "ликвидаторов" – горожане, так сказать, "в первом поколении". Попав в городскую интернациональную среду, они прожили в ней еще недостаточно долго для того, чтобы преодолеть свой природный сельский, хуторской менталитет и по достоинству оценить все преимущества городского культурного плюрализма. Видимо поэтому, не найдя сколько-нибудь внятных аргументов в пользу изгнания из Украины русского языка, они пошли по пути его очернения и одновременного непомерно гротескного воспевания и возвеличивания украинской мовы. В оккупированных ими средствах массовой информации замелькали выражения вроде "мова сусідньої держави", "чужа, ворожа мова", "мова багаторічних гнобителів українського народу" и даже "страмнюча балалайка". И это все о языке Пушкина, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Чехова, Толстого... Об украинской мове эти же господа говорят и пишут иначе: она, по их утверждениям, "малинова", "калинова", "шовкова", "світанкова", "солов’їна", "мова-пісня" и т. п. А по благозвучию она, дескать, уступает лишь итальянскому языку. Видимо, эти господа не в состоянии понять, что русскоязычные граждане (а таких в Украине по меньшей мере две трети населения) тоже любят и ценят свой язык, и вряд ли удастся заманить их мнимой малиновостью и шелковистостью украинской мовы и склонить к отречению от своего родного языка. Неужели не понятно, что люди ценят язык не за его благозвучие, а за гибкость, за возможность передавать с его помощью тончайшие оттенки мысли и за богатство лексического фонда? На свете есть языки куда более благозвучные, чем даже итальянский. Например, язык коренных жителей Гавайских островов невероятно певуч, так как состоит в основном из сочетаний гласных звуков. Но кто на этом основании станет называть его самым красивым и лучшим в мире?

Будем реалистами: украинский язык такой же, как и все другие языки, он ничем не лучше и не хуже других языков. В Украине есть сколько угодно людей, которым он совсем не кажется калиновым, малиновым, шелковым, соловьиным и т. п. и что у него есть некие особые преимущества перед русским языком. Убежден, что даже сама идея сравнивать эти два наших языка со специальной целью утверждения превосходства одного над другим не только невежественна, но еще и глубоко безнравственна. И уж тем более невежественно и безнравственно поступил тот субъект, который на страницах "Вечернего Киева" обозвал русский язык "страмнючей балалайкой" (постыдной или бесстыдной балалайкой).

И еще одного вышеназванные господа понять не в состоянии – усиленное и граничащее с духовным насилием навязывание украинской мовы приводит к прямо противоположному результату: у людей невольно растет раздражение против посягательств самозваных культуртрегеров на их естественное, природное право на родной язык. И это раздражение уже начинает перерастать в неприязнь к украинской мове вообще, которую кое-кто уже назвал "моветон". Неприязнь усиливается еще и тем, что в качестве "правильного" украинского языка преподносится неизвестный в Украине западный, сильнее всего ополяченный ее вариант, на котором изъясняется украинская диаспора. К тому же именно сейчас в наших средствах массовой информации стало модным вводить все новые и новые полонизмы. С какой стати? Нас что, хотят превратить в поляков? Хотят довести до конца процесс ополячивания, прерванный воссоединением с Россией?

И вот уже этнический украинец К. Лущенко из Севастополя пишет в свою газету "Товарищ" №19 за май 1995 г.: "Воистину, за что боролись, на то и напоролись. Лет 10–15 тому назад я бы ни за что не поверил, что со мной станет сегодня. У меня, который родился и вырос в Украине, у меня, влюбленного в украинскую мову, юмор и песни, последние годы, как и у многих моих соотечественников возникло к украинской мове нечто вроде аллергии. Невольно припоминаются горькие строки великого Кобзаря: "Доборолась Украина до самого края, хуже ляхов свои дети ее распинают". Иногда думается: а может быть это давно уже и не ее дети – эти лукавые ревнители так называемой независимости, которой они будто бы насквозь проросли, живя под седлом Румынии, Австро-Венгрии и Польши... Хотелось бы напомнить кое-кому из окололитературной камарильи о неизбежной ответственности перед историей, ибо под прикрытием ваших истерик о чистоте и обязательности украинской мовы идет развал не просто Украины, а всего славянства."

А харьковчанка Ярина Чайка свой протест против назойливого навязывания украинской мовы и против попыток запрета нашего традиционного русско-украинского двуязычия выразила в стихотворении, опубликованном в "Новой газете" №11 за март 1996 г. Привожу из этого стихотворения лишь две строфы:

  • Як би не вдавалися до ганебних хитрощів,
    Мову цю російську вже із нас не витравиш!
    Ці духовні скарби, милії панове,
    Не віддам нізащо ні за які мови.

    Щоб вам не казали політичні карти,
    Вся ваша політика цих скарбів не варта...
    А один на одного щоб не ображатися,
    Вільно двома мовамы будем спілкуватися.

  • Может быть это стихотворение с чисто литературной точки зрения выглядит не совсем безупречно, зато оно в точности передает мысли и чувства абсолютного большинства граждан Украины, считающих русскоязычную и украиноязычную культуры в равной мере своими и не собирающихся жертвовать ни одной из них ради удовлетворения националистических амбиций некоторых "горожан в первом поколении" – этих вольных или невольных исполнителей корыстных замыслов заокеанского заказчика.

    В декабре 1991 года я добровольно и вполне осознанно проголосовал за независимость Украины. Хочу, однако, напомнить, что в то время понятие "независимость" трактовалось лишь как хозяйственное и культурное самоуправление. Ни о каком выходе из Союза и уж тем более о разрыве исторического единства с русским народом не было и речи. Те, кто замыслил воспользоваться результатами референдума для того, чтобы вновь разорвать с таким трудом восстановленное единство русской народности, благоразумно помалкивали и лишь исподволь готовились к постепенной легализации своих замыслов.

    Помнится, как мы радовались итогу референдума, как в моей семье было решено почаще и побольше разговаривать на украинском языке для совершенствования произношения. Но увы, первоначальная эйфория очень скоро начала уменьшаться. Дело в том, что откуда-то из темных щелей, из глухих подворотен выполз на свет божий давно списанный и абсолютно чуждый подавляющему большинству украинцев национализм, возникший когда-то на землях, пребывавших под длительным австро-венгерским и польским господством. В газетах и журналах замелькали материалы о вредоносности русского языка и культуры, о "колониальных" страданиях Украины под гнетом "импэрии", о культурном и интеллектуальном ничтожестве "москалей", которые если и научились читать и писать, то исключительно благодаря просветителям-украинцам, о превосходстве "коренной нации" (т. е. украинцев) над всеми прочими и т. п. На книжных прилавках появились "научные" антироссийские сочинения закордонных зоологических русофобов. Началась глобальная фальсификация отечественной истории в националистическом духе. Страну наводнили закордонные "советники", лукаво нашептавшие нашему правительству колоссальные выгоды от полного разрыва всех связей с Россией. А для отвлечения нашего внимания от этого своего главного деяния, они инспирировали чуть ли не вселенский шум о мнимой "русификации", о коварных замыслах России против Украины, о враждебной деятельности русскоязычных граждан и т. д. И вот уже некий пан Г. Мусиенко в "Вечернем Киеве" от 4 января 1995 г. пишет: "Украина становится сегодня легкой добычей российского неоимпериализма, транснационального экономического колониализма. Его авангард – "русскоязычное население" – загнало украинцев в резервации и чувствует себя в Украине полным хозяином".

    Получается, что я и моя русскоязычная семья являемся "авангардом российского неоимпериализма". Но стоит нам перестать разговаривать на русском языке – как мы тотчас же станем "патриотами". По этой логике выходит, что "неоимпериализм" и "патриотизм" – понятия чисто лингвистические. Видимо, кое у кого не хватает интеллекта, чтобы понять элементарное: не обязательно отказываться от своего родного языка, чтобы быть патриотом своей страны. И, кроме того, чтобы быть патриотом своей страны, совсем не обязательно нужно ненавидеть Россию и русский народ. Припоминаю, как наш первый президент Леонид Макарович Кравчук говорил: "Тот, кто выступает против России, всегда проигрывает". Пусть наши записные "патриоты", разжигающие вражду и ненависть к России и русскому народу, хорошенько запомнят эти слова.

    Есть еще один аспект, вызывающий у всех нас, рядовых граждан, полное недоумение: в телепрограммах и по радио участились выступления неких "ветеранов" из числа тех, кто когда-то стрелял в спину нашим солдатам-освободителям Европы от фашизма. Они называют себя ветеранами "вызвольных змагань", учат нас уму-разуму и доказывают, что только благодаря им Украина стала сегодня самостоятельной державой. А в Верховном Совете нашлись депутаты, не постеснявшиеся потребовать установления этим персонажам статуса "ветеран Великой Отечественной Войны". Ни кощунство ли?

    Весь этот националистический антураж делает идею отказа от русского языка и полного перехода на украинский малопривлекательной, ибо поступить так – значит солидаризироваться с теми, кто белое называет черным, кто вместо добра подсовывает зло, кто разжигает ненависть к нашим братьям-россиянам, кто фальсифицирует отечественную историю, кто из вчерашних предателей делает героев, кто даже православных христиан пытается разделить на две враждебные ветви и т. д. – всего и не перечислишь.

    Вернемся, однако, к вопросу двуязычия. Владеть одновременно русским и украинским – хорошо это, или плохо? Для человека со здоровой психикой вопрос этот является риторическим. Но вот некоторые деятели нашей культуры утверждают, что это не просто плохо, а еще и гибельно для украинского государства. Логика здесь проста: владея русским языком, человек невольно приобщается к великой русской культуре и его поэтому трудно, или даже невозможно заставить ненавидеть Россию и русский народ. А ведь именно на разжигании этой ненависти и базируется вся националистическая пропаганда. Но есть и другая точка зрения: двуязычие делает человека в интеллектуальном отношении вдвое богаче, его кругозор несоизмеримо шире. Два языка – это как два крыла у птицы – перед ней открыты необозримые пространства. Перебейте одно крыло и эти пространства мгновенно сузятся до катастрофически малых пределов!

    "Родной язык – это целый неповторимый мир. Но как должны раздвинуться горизонты этого мира, когда ты обрел второй, третий язык! Ведь каждый язык – это еще и новый взгляд, новое виденье... Иные говорят, что духовная обособленность есть следствие роста национального самосознания. Но с каких это пор национальное самосознание формируется на искусственном укорачивании мысли, застое духа, на сужении взгляда на себя и окружающий мир?"

    Эти мудрые слова принадлежат подлинному патриоту своего народа узбекскому писателю Тимуру Пулатову (см. сборник статей "Говоря откровенно". Москва, 1989, с. 137, 141). Нашим бы националистическим "патриотам" хоть бы малую толику этой мудрости. Да где уж там! Именно сейчас под предлогом возрождения "национального самосознания" они как раз и заняты искусственным укорачиванием нашей мысли, нашим духовным обособлением, сужением взгляда на себя и на окружающий мир... И вот результат: наш древний русский язык вопреки исторической правде объявлен иностранным, чуждым и враждебным! Дошло уже до того, что некая И. Степура со страниц "Вечернего Киева" от 24.03.95 г. гневно клеймит радиожурналиста В. Иващенко за то, что тот в своей передаче к Международному женскому дню осмелился прочитать стихотворение на русском языке: "Как посмели вы украинских женщин так тяжко обидеть?... Если вы планировали это как пощечину украинской женщине – это вам удалось".

    В настоящее время раздувание ненависти к русскоязычным гражданам, похоже, стало главным смыслом деятельности газеты "Литературная Украина". Доказательством может служить хотя бы публикация в номере от 28 января этого года откровений зоологического русофоба Йосыпа Рэшко "Чому бідні – бо рускоязичні". Вот несколько выдержек из этого опуса:

    "Создан специальный тип людей, который можно охарактеризовать таким образом: это низкий интеллектуальный, духовно убогий и культурный уровень. По большому счету, этот тип людей напоминает простейшие биологические создания. Этот новый тип хорошо всем знаком, и название его – русскоязычный этнос. К русскоязычному этносу относятся представители разных национальностей, главным внешним признаком которых есть повседневное общение на русском языке".

    "К русскоязычному этносу украинского происхождения следует относится, как к людям умственно отсталым и постоянно им давать это понять!"

    "Отношение к ним должно быть соответствующим: пренебрежение и презрение." И так далее.

    В свете этих шовинистических призывов, широко растиражированные СМИ антисионистские высказывания генерала Альберта Макашова выглядят просто детским лепетом. Вот как на самом деле должно выглядеть эталонное, образцово-показательное "разжигание межнациональной розни"!

    "Период уговоров и опасений закончился", многозначительно пишет Йосып Рэшко, явно намекая на то, что пора уже переходить к силовым методам внедрения русско-польского диалекта на всей территории государства. Как именно должны выглядеть эти силовые методы, можно понять из растиражированных радиозаклинаний "академика Академии наук Высшей школы Украины, главы Всеукраинского педагогического товарищества им. Г.Василенко и т.д. Анатолия Погребного: "Почему даже в самом Киеве некому дать в рыло тем украиноненавистническим скотам, которые уже и ноги положили на украинский стол и не прочь нас, таких добрых и хлебосольных, начиная с Президента отправить на нары".

    Вот такая "высшая педагогика": не хочешь отрекаться от своего родного русского языка и переходить на "мову" - получай в рыло! До какой же подлости, до какого уровня нравственного и интеллектуального убожества нужно опуститься, чтобы писать и громогласно проповедовать такие идеи. Представьте хоть на миг, что нечто подобное сказал бы об украинцах кто-нибудь из нас, русскоязычных граждан. Какой бы вселенский визг подняли бы наши национал-шовинисты. Об этом можно лишь догадываться хотя бы по тому факту, что даже вполне безобидное упоминание об украинской гастрономической склонности к салу в кроссворде газеты "Московский комсомолец" (издаваемой, как известно, отнюдь не русскими людьми), вызвало столь гневную радиоотповедь профессора Анатолия Погребного, что человек, специально не подготовленный к восприятию особенностей националистической пропаганды, мог бы предположить, что речь идет, по меньшей мере, об объявлении Россией войны Украине.

    Кстати, известно ли Вам, дорогой читатель, в чем причина всех свалившихся на Украину бедствий? Нет, не разгул коррупции, не потеря традиционных источников дешевых топливно-энергетических ресурсов, не уход от надежных рынков сбыта продукции, не закабаление страны алчными иностранными ростовщиками, не преступный отказ нашего руководства от экономического планирования. Нет и еще раз нет! На самом деле, как сообщила газета "Литературная Украина" от 28.01.99 г. устами того же Йосыпа Рэшко, мы обнищали потому, что продолжаем разговаривать на русском языке. Статья так и называется "Бедные потому, что русскоязычные". Вот она, новая, единственно возможная, национал-шовинистическая экономическая политика, способная поднять экономику Украины из руин, сокращенно НШЭП (не путать с НЭП).

    Обратите внимание на характерный факт: русскоязычные граждане Украины выступают за полное равноправие двух наших исторических языков – украинского и русского. В противоположность этой безупречной с точки зрения здравого смысла позиции, украинские националисты категорически требуют господствующего положения украинской мовы и полного изгнания русского языка. Вот вам иллюстрация того, что кругозор, мировоззрение и даже интеллект сторонников двуязычия выглядят предпочтительнее.

    По данным статистики на 1.01.1991 г. на территории Украины проживали: украинцев – 19 млн. человек, русских – 14 млн., русско-украинцев (от смешанных браков) – 20 млн., прочих национальностей – около 3 млн. человек. Выходит, на момент провозглашения независимости народ Украины на 66% состоял из неукраинцев. И эта цифра в точности совпадает с реальным распространением у нас русского языка: "...украинский язык, имея бумажно-государственный статус, таковым не является на 2/3 своей территории" (В. К. от 9.12.94). "Сегодня 60-70 процентов украинцев отреклись от родного языка" (В. К. от 21.12.94).

    И хотя перед нами все то же безграмотное отождествление понятий "этнический" и "родной" язык, тем не менее, ясно видно, что подавляющее большинство граждан Украины русскоязычно. Не считаться с этой реальностью – значит бездумно отталкивать большую часть населения от самой идеи государственной независимости. В самом деле, зачем людям государство, в котором заставляют отрекаться от своего родного языка? Я уже приводил мнение профессора Гарвардского университета в США Романа Шпорлюка о том, что наибольшая опасность для украинской государственности исходит от "языковых фанатиков" – недальновидных "украинизаторов". Еще он писал:

    "Если Украинское государство хочет завоевать и сохранить лояльность своих русскоязычных граждан, оно должно привязать их к Украине. Пусть в Украине будут лучшие русские театры, университеты, школы. Чтобы русские, которые являются гражданами Украины, не желали, чтобы к ним пришла Россия" ("Московские новости" №32 за август 1993 г.).

    Однако наши "языковые фанатики" действуют в прямо противоположном направлении, продолжая всеми силами отталкивать русскоязычных граждан от общегосударственной идеи.

    "Где вы видите, человече, что русский язык из Украины выгоняют? Вы что, издеваетесь над нами, украинцами?" – фарисейски спрашивает меня один из наиболее активных фальсификаторов нашей истории в националистическом духе пан В. Шевчук. А вот где: рвущиеся к власти националистические силы устами своего руководителя В. Корчинского обещают нам, русскоязычным гражданам за употребление только одного русского слова отрубать один палец, за два – руку, за три – голову. Глава Конгресса украинских националистов пани Слава Стецько гневно протестует против трансляции по украинскому радио несколькоминутного блока новостей на русском языке. По ее словам "это вызывает справедливое возмущение украинцев Поднепровья и Галичины, которое может привести к стихийным акциям протеста" и "углубит противостояние между отдельными регионами Украины" (В. К. от 25.05.95). Характерно, что многочасовые трансляции по одному из каналов нашего телевидения блоков новостей на английском языке никакого гнева у пани Стецько не вызывает. Пусть, мол, говорят на любом языке, хоть на китайском, лишь бы не на русском.

    Или вот такой факт: в учебном сезоне 1994–1995 годов в Киеве действовало 376 школ, из них русскоязычных было лишь 35, или 9,3% (см. В. К. от 30.08.94). В настоящее время, в учебном 1998-1999 году русских школ по официальным данным осталось 17, а по неофициальным, более точным данным, всего – 11. Не густо для почти полностью русскоязычного города! Что это, пан Шевчук, как не изгнание русского языка? Именно изгнание.

    Вспоминаются обещания наших национал-демократов о том, что в независимой, самостийной Украине русские будут жить лучше, чем в России, евреи лучше, чем в Израиле. Что же мы имеем сейчас? Русских и русскоязычных граждан стараются лишить их родного языка, а евреи в массовом порядке уезжают в Израиль, Германию, Америку – куда угодно, лишь бы подальше от националистического "рая".

    * * *

    Данная работа написана в защиту нашего исторического двуязычия. Те, кто в националистическом ослеплении стремится это двуязычие упразднить, подрывает саму идею государственной независимости – межнациональное согласие. Напрасно они рассчитывают заставить русскоязычных граждан отречься от своего языка, от двуязычия. Если же эти граждане (а их две трети всего населения Украины) будут поставлены перед невозможностью дальнейшего существования русско-украинского двуязычия и необходимостью перехода только на один язык, то они, безусловно, выберут свой родной русский язык. Чтобы этого не случилось, нужно наше двуязычие узаконить точно так же, как узаконены наши государственные границы. Любая попытка изменить языковую ситуацию равнозначна попыткам пересмотра реально существующих государственных границ: последствия могут оказаться полностью противоположными задуманному.


    "А. Железный, Происхождение русско-украинского двуязычия на Украине"

    Украинские Страницы, http://www.ukrstor.com/
    История национального движения Украины 1800-1920ые годы.