О проекте | Новости | Регистрация | Контакт
eMail: Пароль:
История Городов и Сёл

 Великий Березный,
Великоберезнянский район - Закарпатье

Закарпатье

Великоберезнянский район
  Великий Березный
  Люта
  Буковцево
  Верховина-Быстрая
  Волосянка
  Вышка
  Загорб
  Кострина
  Лубня
  Малый Березный
  Ростоцкая Пастиль
  Смерекова
  Соль
  Ставное
  Стричава
  Стужица
  Тихий
  Ужок
  Черноголова


Географическая широта:48°53'22'' с.ш.
Географическая долгота:22°27'29'' в.д.
Почтовый индекс: 89000
Тип населённого пункта:пгт.
Украинское название: Великий Березний
Подчинённые населённые пункты: Забродь







<< Том Закарпатье, стр. 163-171 >>

/163/

ВЕЛИКИЙ БЕРЕЗНЫЙ

Великий Березный — поселок городского типа (с 1947 г.), центр района, расположен в верхнем течении реки Ужа, в 40 км от областного центра. В Великом Березном находится железнодорожная станция на линии Чоп — Самбор. Через поселок проходит автодорога Львов — Ужгород. Население — 6200 человек. Поселковому Совету подчинено с. Забродь.

Территория Великого Березного была заселена в 1 тысячелетии до н. э. Об этом свидетельствуют обнаруженные здесь клад бронзовых изделий эпохи раннего железа (XI—X вв. до н. э.) и могильник VIII—VII вв. до н. эры [880, с. 36; 907, с. 128—132].

Первое упоминание о Великом Березном в письменных источниках встречается под 1409 г., когда кенез Венча из Кострина избил крепостного Тибу и угнал его овец. По приказу властей Иоан Другет должен был привлечь виновного к судебной ответственности и судить в Великом Березном [993, с. 76].

В государственном налоговом списке за 1427 г. говорится, что Великий Березный — сельское поселение с 33 крестьянскими дворами находится во владении Ужгородской доминии графов Другетов [960, с. 388].

И. Беца.

И. Беца.

В 1451 г. Великий Березный и Малый Березный относились к Невицкому замку [640, с. 16, 63; 960, с. 388]. По документу за 1549 г., они были в составе/164/ Ужгородской доминии. Тогда женская ветвь семьи Другетов добивалась получения «законной четвертины» своего родового имущества от этих сел [954]. Из документов явствует, что село переходило от одного феодала к другому, а его население было феодально зависимым.

По урбарию 1691 г., Великий Березный в составе группы сел входил на правах окружного центра в 4-й дистрикт Ужгородской доминии графа М. Берчени, наследника Другетов. В селе проживали 59 крепостных семей, пользовавшихся полным наделом, 21 семья — половинным, 70 желлеров — четвертинным и меньшим наделом. Крестьяне платили денежный налог от полного надела на Юрьев день — 50 крейцеров, на Михайлов день — 1 форинт. На содержание войска они выплачивали 80 крейцеров, на мясо для пропитания солдат — 36 крейцеров, за ночную охрану — 12 крейцеров. Основную натуральную повинность крестьян Великого Березного составляла десятина от пчел, овец, свиней, а на содержание войска, барского Явора, на разные угощения полагались еще 3/4 коблика овса и ржи, 2 горшка семян и копна конопли, 2 горшка проса, куница, гусь, 12 кур, 12 яиц, горшок сливочного масла, горшок меда. За выпас овец платили коблик овса [642].

Тяжелая жизнь крестьян Закарпатья привела к тому, что в некоторых районах они не один раз поднимались на борьбу против эксплуататоров. В 1701 г. в окрестностях Великого Березного повстанческие отряды крестьян во главе с Иваном Варгой и Николаем Васильчаком [152, л. 7] нападали на панские имения, расправлялись с ненавистными господами. В 1704 г. разрозненные отряды, действовавшие в Ужанской долине, объединил опришковский вожак Иван Беца и штурмом овладел Ужгородским замком. Позднее восставшие влились в куруцкое войско Ференца II Ракоци.

После поражения освободительной войны венгерского народа против Австрии в 1711 г. бывшая Ужгородская доминия графа Берчени была конфискована и передана казне. Однако положение крестьян нисколько не улучшилось, они продолжали выполнять повинности в пользу казны. Из года в год росли налоги и недоимки. Так, в 1735/36 году жителям Великого Березного надлежало уплатить 153 форинта 36 крейцеров налога, а собрали они лишь 38 форинтов 36 крейцеров [102, с. 214].

В 1751 г. по переписи, проведенной для взимания церковной девятины, Великий Березный упоминается как село Ужгородской доминии. Церковный надел здесь состоял из 16 кобликов пахотной земли и сенокоса на 4 повозки. В 40 дворах села проживало 200 взрослых душ, была бабка-повитуха.

По документам 1764 г., на 8 хозяйств приходилось б волов, 2 лошади, 4 коровы, 5 крестов ржи, 8 подвод сена [166, л. 5, 6].

В октябре 1788 г. камеральное ведомство с целью увеличения населения Великого Березного поселило здесь 20 семей из села Теплички Липтавского комитата (северо-западная Словакия). Каждая семья получила надел земли и участок для постройки дома [175, л. 78].

В первой половине XIX в. в результате развития товарно-денежных отношений и оживления экономической жизни быстрыми темпами увеличивалось количество населения Великого Березного. К 1829 г. он имел право «торгового местечка». Собирались 4—6 краевых ярмарок по продаже скота, еженедельные торги. Здесь насчитывалось 123 дома, в которых проживало 156 семей, в т. ч. 89 крепостных газд, 50 желлеров, 6 ремесленников, 2 семьи служащих и 2 — дворовых слуг. Всего —1215 человек. 4 газды владели землей, на которой стояла хата, был огород, а также пастбища и луга вне поселка. По количеству земли крестьяне делились на тех, кто пользовался полным наделом либо его частью — 3/4, 1/2, 1/3, 1/8. Желлеры, как правило, имели только хату и приусадебный участок, но у некоторых не было ни того, ни другого, и жили они в чужом дворе. Дворовые слуги не имели ни хаты, ни земли.

Приведенные выше данные свидетельствуют о быстром имущественном расслоении крестьян. К началу XIX в. почти 40 проц. хозяйств Великого Березного остались без земли. Увеличилась барщина. В 1829 г. жители села отработали в пользу доминии 1794 дня пешей барщины и 72 — с тяглом [489, л. 24, 25]. Крепостных часто использовали на производстве кирпича, поташа, досок, жердей, дранки, стропил.

Накануне буржуазной революции 1848—1849 гг. в Великом Березном было 116 дворов, пользовавшихся 37 наделами земли. Данные об урожае за этот год рисуют ужасную картину нищеты. Во всех хозяйствах было собрано 105,1 коблика кукурузы, 65 кобликов ржи, 12,2 коблика ячменя, 2 коблика овса, 360 кобликов картофеля. 26 дворов (139 человек) не собрали никакого урожая. В среднем на одного человека приходилось 19,36 кг хлеба, 43 кг картофеля. Из этого количества необходимо было отдать десятину доминии коблину попу, оставить на посев и для скота.

Согласно закону от 18 марта 1848 г. об отмене крепостного права и феодальных повинностей освобождались с землей только крестьяне, внесенные в урбариальные списки, т. е. крепостные, которые пользовались земельными наделами на основании права наследия. Урбариальные желлеры и после реформы до оконча-/165/тельного урегулирования вопроса об угодиях обязаны были выполнять повинности за пользование пастбищами, лесами, лугами.

Во время комасации 1863 г. в пользу казенной доминии отошло более половины земли, которой крестьяне пользовались до реформы. Так, у имевших 36 виков земли осталось 15, однако налог взимался прежний — за 36 виков [227, л. 120—130].

Когда власти отклонили просьбу крестьян об отмене такого «упорядочения», начались выступления против комасации. «Народ заволновался,— писала газета „Новий свѣт“,— уничтожал маркировки и межевые знаки на полях и силой захватывал те земли, которыми пользовался до комасации» [1067]. Для восстановления порядка была брошена жандармерия, силой подавившая выступления крестьян.

Во второй половине XIX в. крестьяне платили поземельный, подоходный, подворный, дополнительный, церковный, подушный, общий, сельский и местный налоги. Взимались также поборы — оздоровительный, на строительство путей, содержание администрации, проведение общественных работ [412, л. 4]. Налоги превышали экономические возможности хозяйств, и это вело к недоимкам. В 1891 г. жители Великого Березного должны были заплатить налоги и недоимки в размере 6640 форинтов, но смогли выплатить только 181 форинт [186, л. 89, 91, 93].

Австро-венгерское правительство самыми жестокими методами принуждения (вплоть до экзекуций и продажи имущества с аукциона) добивалось получения налогов и недоимок. Крестьяне Великого Березного вынуждены были брать взаймы у ростовщиков. Минимальный ростовщический процент составлял 16—20 годовых, «нормальный» колебался от 30 до 50 годовых. Нередко должник платил 100—200 проц. в год от взятой суммы. Большинство жителей Великого Березного были так угнетены увеличивающимися недоимками и ростовщическими долгами, что выпутаться из них уже не могли. Они теряли свое хозяйство, становились пролетариями. В конце XIX в. Великий Березный стал одним из пунктов местной рыночной торговли. Сюда на ярмарки стекались массы крестьян Ужанской Верховипы [877, с. 109]. Выбрасывая на рынок продукты сельского хозяйства и прежде всего живой скот, они вынуждены были сбывать все за бесценок, лишь бы получить деньги для уплаты налогов, аренды, погашения долгов, приобретения крайне необходимых промышленных товаров и предметов потребления.

До второй половины XIX в. ни в одном селе Великоберезнянского округа не было школы. В 1874 г. в Великом Березном открыли мужскую школу с четырехгодичным обучением, однако большинству детей школьного возраста и она была недоступна. Из 1700 жителей всего 290 человек знали грамоту. Посещали школу 165 детей 6—11 лет [418, л. 62].

Население Великого Березного быстро росло. В этом важную роль сыграло открытие в 1894 г. участка железной дороги Ужгород — Великий Березный и строительство участка Великий Березный — Ужок. Многие жители работали на строительстве железной дороги, где терпели издевательства со стороны управляющих и предпринимателей. В апреле 1904 г. в этом районе вспыхнула крупнейшая забастовка. Поводом к ней послужила задержка заработной платы, что поставило рабочих, которые и без того страдали от постоянного недоедания, в безвыходное положение. Как сообщалось в газете «Унгвари кезлень», рабочие, объединившись с польскими товарищами, трудившимися на границе с Галицией, отказывались от любой работы и готовились напасть на предпринимателей. Для расправы с бастующими 27 апреля власти вызвали из Ужгорода 600 солдат 66-го полка. Забастовка была жестоко подавлена. Однако борьба трудящихся за социальное и национальное освобождение не прекращалась.

В 1911 г. в Великом Березном засвидетельствовано выступление лесных рабочих и крестьян, отказавшихся гнуть спину на эксплуататоров за ничтожную плату. Начальник Великоберезнянского округа в донесении на имя Ужгородского наджупана писал 19 декабря 1912 г.: «Сейчас нет иных симптомов, кроме того, что среди рутенского населения все больше укрепляется мысль о том, что оно принадлежит к семье великого русского народа» [1028, с. 122].

Накануне первой мировой войны в селе проживало около 3 тыс. жителей. Повинности и налоги, выплаченные ими в 1910 г., составляли 34 022 кроны, или 13,9 кроны на душу населения и 878 отработанных человеко-дней [693, с. 526]. На весь округ имелась лишь небольшая больница. В селе были женская и мужская начальные школы, где в 1908/09 году 6 учителей обучали 337 учеников. Действовали хозяйственная школа, два государственных детских сада.

Великоберезнянский парк, заложенный в XIX в. Фото 1980 г.

Великоберезнянский парк, заложенный в XIX в. Фото 1980 г.

В годы первой мировой войны Великоберезнянский округ стал непосредственной ареной военных действий. В Великом Березном были расквартированы австро-венгерские войска, причинившие бедствия жителям села. Нотар Великого Березного 13 января 1915 г./166/


<< Том Закарпатье, стр. 163-171 >>