О проекте | Новости | Регистрация | Контакт
eMail: Пароль:
История Городов и Сёл

 Алушта,
Крым

г. Алушта
Бахчисарайский район
Белогорский район
Джанкойский район
г. Евпатория
г. Керчь
Кировский район
Красногвардейский район
Красноперекопский район
Ленинский район
Нижнегорский район
Первомайский район
Раздольненский район
Сакский район
г. Симферополь
Симферопольский район
Советский район
г. Феодосия
Черноморский район
г. Ялта




Малорусская Народная Историческая Библиотечка Страница памяти М.П. Драгоманова
Страница памяти жертв Талергофа и военного террора во время I-ой Мировой Войны в Галичине Вестник юго-западной Руси

Книги по истории Малороссии, Галичины, Закарпатья и Новоросиии
Алушта
Алушта, Малореченское, Изобильное, Лучистое, Малый Маяк, Приветное, Фрунзенское, /164/

АЛУШТА

Алушта

Алушта

Алушта — город областного подчинения, расположен на берегу Черного моря, в обширной долине, окаймленной горами Кастель, Бабуган, Чатырдаг, Демерджи. Через город протекают две небольшие горные речки — Улу-Узень (Узень-Баш) и Демерджи-Узень. Расстояние до Симферополя — 45 км. Население — 23,5 тыс. человек. Алуштинскому городскому Совету подчинены Фрунзенский поселковый, Изобильненский, Лучистовский, Маломаякский, Малореченский и Приветненский сельские Советы.

О пребывании здесь человека еще в V—IV тыс. до н. э. свидетельствуют несколько охотничьих стоянок эпохи неолита, обнаруженных в окрестных горах. Сохранились следы поселений эпохи бронзы, а также таврские поселения и могильники IX—VI вв. до н. э.— первых веков н. эры.

Первое письменное упоминание об Алуште относится к VI в. н. э., когда южный Крым находился под властью Византийской империи. Тогда на территории нынешнего города была построена приморская крепость Алустон, защищавшая побережье от кочевников{К. Габлиц. Географические известия, служащие к объяснению прежнего состояния нынешней Таврической губернии, собранные из разных древних и средних времен писателей. СПб., 1803, стр. 20, 21.}. Население средневекового Алустона занималось земледелием, скотоводством, рыболовством. Развивались также ремесла. Здесь жили кузнецы, ювелиры, каменотесы, гончары, кожевники, плотники, сапожники, каменщики. Широко развитой была торговля с Ближним Востоком. Арабский географ Идризи упоминает Алустон (Шалушту) в числе важных приморских городов{Н. Головкинский. Путеводитель по Крыму. М., 1894, стр. 164.}.

Одна из башен крепости Алустон (VI в.). Алушта, 1969 г.

Одна из башен крепости Алустон (VI в.). Алушта, 1969 г.

В 1239 году монголо-татары разрушили Алустон. В начале 80-х годов XIV в. город захватили обосновавшиеся в Кафе (Феодосии) генуэзские купцы. До наших дней дошла легенда о героическом сопротивлении жителей Алустона захватчикам. Войска генуэзцев много раз шли на приступ, пока не овладели городом. «Мужчины, женщины и дети,— говорится в легенде,— все были на укреплениях, мечами, кольями, топорами отбивали неприятелей, варили смолу и масло, обливали ими осаждающих, бросали в них камни»{Крымские легенды. Симферополь, 1957, стр. 25.}. В итальянских нотариальных актах и на картах XV—XVII вв. Алушта значится как Алуста, Луста или Луска{Природа и население России. В 4-х частях, ч. 4. Народы Европейской России, вып. 3. Крым и Кавказ. СПб., 1906, стр. 19.}.

В 1475 году войска турецкого султана захватили Южный берег Крыма, в т. ч. и Алушту. Некоторое время она входила в Судакский кадылык{Известия Таврической ученой архивной комиссии, № 22. Симферополь, 1895, стр. 108—110; К. К. Когонашвили, О. А. Махнева. Алустон и Фуна. Симферополь, 1971, стр. 54—85.}, оставаясь христианским поселением. Жители Алушты платили большие налоги султану. В 1757 году Алушта была пожалована силяхтару (чиновнику второго разряда) Исламу, ко-/165/торый жестоко эксплуатировал местное население. В середине XVIII в. здесь насчитывалось около 40 жилищ, построенных из остатков крепостной стены и лепившихся на крутых склонах холма вокруг развалин средневековой крепости.

Памятник-фонтан М. И. Кутузову возле Алушты. 1972 г.

Памятник-фонтан М. И. Кутузову возле Алушты. 1972 г.

В ходе русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Алушта была освобождена из-под турецкого владычества. 22 июля 1774 года турки высадили у берегов Алушты крупный десант. 7-тысячному отряду турок удалось продвинуться в сторону Чатырдага и захватить села Шумы (ныне Верхняя Кутузовка) и Демерджи (ныне Лучистое). Против десанта были брошены русские войска (2850 человек) во главе с генерал-поручиком графом Мусиным-Пушкиным. Гренадерский батальон Тульского пехотного полка под командованием 29-летнего подполковника М. И. Голенищева-Кутузова наступал на село Шумы. 23 июля при штурме вражеских позиций, вблизи деревни, М. И. Кутузов был тяжело ранен. Несмотря на упорное сопротивление врага и его превосходящие силы, русские войска разбили турок, захватив 2 батареи и 4 знамени{М. И. Кутузов. Сборник документов, т. 1. М., 1950, стр. 5, 13, 14; Известия Таврической ученой архивной комиссии, № 51. Симферополь, 1914, стр. 2, 7, 15.}. На месте ранения М. И. Кутузова, во время строительства дороги Симферополь—Алушта в 20-х годах XIX в., установлен памятник-фонтан, известный под названием Кутузовского.

В сложной политической обстановке, создавшейся после Кючук-Кайнарджийского мира, А. В. Суворов (в то время командующий русскими войсками в Крыму) создал укрепления в районе Алушты для предупреждения внезапной высадки турецких десантов. Полководец посетил Алушту в апреле 1777 и в мае 1778 годов.

После присоединения Крыма к России (1783 год) Алушта стала центром волости, куда вошли все селения побережья от Симеиза на юго-западе и до Ускута (село Приветное) на востоке. Часть алуштинских земель стала собственностью генерал-адъютанта Попова. В 1798 году в Алуште насчитывалось 48 дворов, проживало 218 человек{ЦГИА СССР, ф. 1350, оп. 312, д. 23, л. 29; Ф. Ф. Лашков. Исторический очерк крымско-татарского землевладения, стр. 245.}. Большое значение для ее экономического развития имело строительство шоссейной дороги, связавшей Южный берег Крыма с Симферополем. В 1838 году Алуштинская волость вошла в состав Ялтинского уезда. Росло население в самой Алуште. Вблизи села возникли крупные помещичьи имения.

Красочная природа Крыма и богатая событиями его история привлекали сюда писателей и ученых. В 1825 году Алушту посетили польский поэт А. Мицкевич и А. С. Грибоедов. Ее живописные окрестности произвели на них глубокое впечатление. «Алушта,— писал А. Мицкевич,— одно из восхитительнейших мест Крыма...». Ей он посвятил сонеты «Алушта днем» и «Алушта ночью»{Адам Мацкевич. Собрание сочинений, т. 1. М., 1948, стр. 244, 245, 491; т. 5. М., 1954, стр. 355, 760.}. В 1837 году здесь побывал поэт В. А. Жуковский, который в селе Карабахе (ныне Бондаренково) познакомился с русским ученым, исследователем Крыма академиком П. И. Кеппеном (1793—1864).

В 1864 году в Алуште насчитывалось 120 дворов и 763 человека{Списки населенных мест Российской империи, вып. 41. Таврическая губерния, стр. 88.}. Жители деревни были государственными поселянами. Жили они на землях, пожалованных царским указом от 6 декабря 1846 года лицам из бывших ханских родов. Поселяне обязаны были выполнять в пользу владельцев установленные повинности за пользование их землей. Согласно положению от 1870 года о поземельном устройстве государственных поселян им предоставлялись в постоянное пользование наделы в тех имениях, где они проживали, но право собственности на землю сохранялось за ее владельцем. /166/

Повинности за пользование землей определялись уставной грамотой: в пользу землевладельца вносилась десятая часть всего урожая и, кроме того, денежная повинность или оброк.

В пореформенный период ускоряется процесс классового расслоения сельского населения. В 1887 году из 266 поселянских дворов, где насчитывалось 1172 человека, 223 хозяйства были бедняцкими. У 36 было по 2—3 головы рабочего скота, 7 крупных кулацких хозяйств имели по 4 и более лошадей и волов. 20 хозяйств держали по 25 овец каждое; 17 пользовались наемным трудом{Сборник статистических сведений по Таврической губернии, т. 8. Статистические сведения о хозяйственном положении Ялтинского уезда. Симферополь, 1887, таблицы А-Б6, А-В7, А-Б8 и А-Б9.}. Подавляющее большинство поселян применяло для обработки земли примитивные орудия. В селе имелось всего шесть плугов и скоропашек, принадлежавших кулакам. 97 дворов подрабатывали на стороне.

Основным занятием местных жителей было виноградарство, виноделие, плодоводство, табаководство, изготовление примитивного сельскохозяйственного инвентаря. Те хозяева, которые имели дилижансы, развозили приезжих по курортам Южного Крыма. Большие доходы зажиточным поселянам приносило виноградарство и табаководство. По доходности 15 десятин, занятых под зерновыми, приравнивались к одной десятине табака или полдесятине сада, или четверти десятины виноградника.

Развитие виноградарства, переработки сельскохозяйственных продуктов усиливали приток в Алушту рабочих-поденщиков. В деревне к этому времени насчитывалось 5 промысловых и 10 торговых заведений, таможня{Крымский облгосархив, ф. Р-1614, оп. 1, д. 26, л. 10; Сборник статистических сведений по Таврической губернии, т. 8, таблицы А-Б8, А-Б9.}. На окраинах Алушты стали расти крупные помещичьи винодельческие хозяйства капиталистического типа. В 1885 году 18 частных владельцев изготовили в своих имениях 3064 ведра красного и 6930 ведер белого вина. В имениях Токмакова и Молоткова (теперь центральная усадьба винсовхоза «Алушта») вырабатывалось ежегодно до 150 тыс. ведер вина. Помещики закупали много вина у населения, перерабатывали его, а затем отправляли в города центральной России и за границу. Используя труд бедняков, пришлых рабочих с Украины и из России, помещики нашивали огромные капиталы.

Во второй половине XIX в., с установлением железнодорожного сообщения между Крымом и центральной частью России, крупные землевладельцы начали строить в Алуште дачи, дома для приезжих, рестораны. В конце XIX в. Алушта становится климатическим курортом.

С 1897 по 1902 год население Алушты выросло с 2200 до 2800 человек{Сборник статистических сведений по Таврической губернии, т. 8, стр. 5; газ. «Крымский курьер», 28 сентября 1902 г.}. В 1902 году Алушта была преобразована в заштатный город. Но это не изменило ее внешнего облика. Узкие кривые улицы теснились по крутым склонам долины Улу-Узени. Издалека казалось, что домишки буквально стоят один на другом{Н. Головкинский. Путеводитель по Крыму, стр. 162.}. Незамощеная набережная утопала в клубах пыли. Вечером город тонул в темноте. В 1904 году Алуштинское общество курортного благоустройства составило план улучшения дорожного хозяйства, устройства площадей, новых улиц и расширения старых, но собрание уполномоченных городского общественного управления из-за отсутствия средств отклонило этот проект{Крымский облгосархив, ф. 622, оп. 1, д. 19, лл. 3—6, 36, 37.}.

Тяжелой была жизнь трудящихся дореволюционной Алушты. Многие из них работали за гроши в садах и виноградниках окрестных имений, на строительстве дворцов и дач, на добыче диорита в Партените по 12—14 часов в день. Местная буржуазия особенно жестоко эксплуатировала сезонных рабочих. Работали они от зари до ночи, жили в сырых и грязных сараях. На плантациях табака в окрестностях Алушты широко применялся труд приходивших из южных губерний России и Украины наемных работниц. Среди них было много несовершеннолетних девушек{Журн. «Промышленность и здоровье», 1904, т. 2, кн. 1, стр. 23, 24.}. Богачи заставляли их трудиться по 15 и более часов в день. Жили работницы в тех же сараях, где обрабатывались табачные листья.

Нечеловеческие условия труда, продолжительный рабочий день и низкая заработная плата — все это порождало недовольство трудящихся существующими порядками. Политическую работу среди них накануне революции 1905—1907 гг. проводили рабочие-революционеры В. Кушниров, А. Кузьменко и другие{Крымский облгосархив, ф. 26, оп. 3, д. 501, л. 52.}.

В 1903 году в Алуште возникла социал-демократическая группа, которая развернула агитационную работу среди рабочих окрестных имений. В усадьбе Романовне был создан воскресный кружок грамоты, где социал-демократы обучали рабочих чтению, письму, счету, проводили политические беседы и читки нелегальной литературы. У рабочего Т. Г. Багликова хранилась революционная литература (прокламации, листовки, брошюры и др.), издаваемая Ялтинским комитетом РСДРП. Социал-демократы распространяли ее среди жителей Алушты. Когда началась русско-японская война 1904—1905 гг., в городе появились антивоенные прокламации, разъяснявшие империалистический характер войны.

Весть о «Кровавом воскресенье» 1905 года в Петрограде дошла и до алуштинцев. Для оказания помощи рабочим Путиловского завода местная молодежь собрала 215 руб. Летом того же года антиправительственные листовки и прокламации часто появлялись на стенах домов, в почтовых ящиках и даже на столах почтово-телеграфной конторы города. В феврале 1906 года в Алуште был организован т. н. рабочий клуб, который регулярно проводил сходки и митинги рабочих поме-/177/щичьих имений. Так, на сходке, устроенной за городом

16 апреля, трудящиеся обсуждали, каким путем установить 8-часовой рабочий день{Крымский облгосархив, ф. 26, оп. 3, д. 501, л. 52; ф. 706, оп. 1, д. 92, л. 23; д. 121, лл. 42, 124; д. 157, л. 5.}. 27 апреля 1906 года, в день открытия первой Государственной думы, более 300 трудящихся города приняли участие в похоронах одного революционера. Похороны эти превратились в демонстрацию протеста против произвола властей. Над гробом развевалось красное знамя в траурных лентах, рабочие и студенты пели песню «Вы жертвою пали в борьбе роковой», произносили революционные речи, возлагали венки с надписями: «От рабочих — борцу за свободу», «От студентов — жертве произвола»{Газ. «Крымский курьер», 7 мая 1906 года.}. В майские дни 1906 года более 100 алуштинцев собрались в кладбищенской роще. С развернутым красным знаменем они направились к северо-западной окраине города — Сырту, где к ним присоединились новые группы рабочих. Об этой маевке упоминала в своем сообщении о праздновании 1 Мая в Крыму ежедневная легальная большевистская газета «Светоч» (№ 5, 17 мая 1906 г.), выходившая в Москве{Революция 1905—1907 гг. в России. Документы и материалы. Второй период революции (1906—1907 гг.), ч. 2, кн. 3. М., 1963, стр. 265.}.

26 октября того же года специальным указом сената Ялтинский уезд объявлен на положении чрезвычайной охраны. Социал-демократическая группа была разгромлена. Арестованные тогда В. Кушниров и А. Кузьменко погибли в тюрьме. Т. Г. Багликова и многих других полиция выслала за пределы уезда.

После поражения революции 1905—1907 гг. ухудшилось положение трудящихся Алушты. В 1915 году во владении 363 крестьянских и поселянских хозяйств находилось 309 десятин удобной и 2095 десятин неудобной земли. Около 570 десятин (т. е. более 60 проц.) удобной земли принадлежало 93 помещикам и кулакам{Статистический справочник Таврической губернии, ч. 2, вып. 8, Ялтинский уезд. Симферополь, 1915, стр. 2—8.}. На этой земле работали батраки — поселяне, мелкие арендаторы и сотни батраков, приезжавших сюда на заработки с Украины и юга России. К началу 1914 года население Алушты составляло 5,8 тыс. человек. Лишь 127 жителей имели право голоса на выборах в городское общественное управление, которое начало функционировать с 1903 года. В городе насчитывалось 532 каменных дома, в т. ч. 378 жилых, 2 больших и 50 мелких гостиниц, ночлежный дом на 200 мест, 32 трактира. Общая протяженность улиц и переулков города в 1910 году составляла 7,5 км, мощеных — 0,5 км{Города России в 1910 году, стр. 541, 584, 675.}. Улицы освещались керосиновыми фонарями. Воду жители Алушты брали из колодцев или из речек, а больше у водовозов, развозивших ее в бочках но городу. Сообщение с Симферополем и Ялтой осуществлялось при помощи дилижансов, крытых брезентом повозок. Летом между южнобережными населенными пунктами курсировали тихоходные пароходики «Гурзуф» и «Алушта». В город ежегодно приезжали курортники.

Отсутствие водопровода и канализации, общее антисанитарное состояние города были причиной частых вспышек инфекционных заболеваний. Земская больница на 18 коек, где работали врач, фельдшер и акушерка, не могла обслужить все население. Правда, в городе было еще 8 частных врачей, 3 фельдшера, акушерка и 3 зубных врача, но их услугами пользовались только зажиточные. В 1913 году на здравоохранение ассигновано 2400 руб., на народное образование— 900 руб., или 2,4 проц. городского бюджета. В 1887 году грамотных в Алуште было всего 194 человека. Школу, открытую в 1861 году, посещало 112 детей. В начале XX в. в городе работали 2 начальные школы (земская и церковноприходская), где обучалось 145 учеников, в 1914 году — 4 начальные школы (в них 397 учеников и 11 учителей){Крымский облгосархив, ф. 622, оп. 1, д. 104, лл. 12, 13, 22; Города России в 1910 г., стр. 570, 571, 638, 639; Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1899, стр. 57, 102; Памятная книжка Таврической губернии на 1915 год, стр. 306.}. В 1910 году действовали 2 библиотеки и 5 читален.

Алушту конца XIX — начала XX вв. посетило немало известных русских и украинских писателей, общественных деятелей. Здесь побывали В. Г. Короленко и А. М. Горький. В 1896 году в городе и окрестных селах четыре с половиной месяца работал в комиссии по борьбе с филлоксерой украинский писатель М. М. Коцюбинский, находившийся в то время под негласным надзором полиции «по причине политической неблагонадежности». Записи, сделанные писателем о нравах и обычаях местного населения, об алуштинском пейзаже, нашли свое отражение в его крымских новеллах{З. Ф. Коцюбинская-Ефименко. Крым в жизни и творчестве М. М. Коцюбинского. Симферополь. 1958, стр. 7, 11—20, 25, 26.}. Летом 1906 года в Алуште несколько месяцев жил молодой К. Г. Паустовский, создавший впоследствии яркие картины местной жизни в рассказе «Лихорадка». В сентябре—октябре того же года писатель А. И. Куприн написал здесь рассказ «На глухарей»{М. К. Куприна-Иорданская. Годы молодости. М., 1966, стр. 278, 280, 351.}. С Алуштой неразрывно связана творческая деятельность русского советского писателя С. Н. Сергеева-Ценского. В 1886 году сюда прибыл русский ученый Н. А. Головкинский, оставивший в связи с введением реакционного университетского устава должность ректора Новороссийского (Одесского) университета. Работая в Крыму главным гидрологом, он изучал водный режим полуострова, интересовался историей Крыма, развитием виноградарства и виноделия. В 1894 году издал один из первых путеводителей по Крыму. В поселке Лазурном более 25 лет прожила первая в России женщина-врач Н. П. Суслова-Голубева (1843—1918 гг.). Вместе со своим мужем профессором микробиологии А. Е. Голубевым она много сделала для улучшения медицинского и санитарного обслуживания населения./168/

Когда стало известно о свержении царя в феврале 1917 года, буржуазия, дачевладельцы города сразу же создали временный комитет общественной безопасности{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 92, л. 202; Крымский облгосархив, ф. Р-1614, оп. 1, д. 4, л. 60.}. Тогда же возник и местный комитет Временного мусульманского исполнительного комитета Крыма, организованный националистической татарской буржуазной интеллигенцией. Состоялись выборы в Совет рабочих и Совет солдатских депутатов, которые во второй половине апреля объединились в Совет рабочих и солдатских депутатов. Отсутствие промышленного пролетариата сказалось на составе Совета — он был эсеро-меньшевистским. Только трое депутатов из 11 являлись представителями рабочих{Крымский облгосархив, ф. Р-1614, оп. 1, д. 4, лл. 22, 128, 130, 137, 169.}.

Благодаря широкой разъяснительной работе, которую развернули среди рабочих и крестьян большевики, возвратившиеся из тюрем и ссылок, усиливалось их влияние на трудящихся. Весной 1917 года в Алуште возникли профсоюзы сельскохозяйственных рабочих, землекопов, рабочих-строителей и др. В апреле профессиональные союзы, насчитывавшие уже 800 человек, объединились в «Союз трудящихся Алушты и ее окрестностей». Возглавил союз большевик Т. Г. Багликов{Крымский облгосархив, ф. Р-1614, оп. 1, д. 4, лл. 16, 39, 42, 116; газ. «Ленинский путь» (Алушта), 11 октября 1957 г.}. В июне 8 представителей «Союза трудящихся» вошли в состав Алуштинского Совета рабочих и солдатских депутатов. Был создан потребительский рабочий кооператив. Исполнительный комитет «Союза трудящихся» открыл для рабочих чайную, столовую, а также ночлежный приют для приезжих, оказывал материальную помощь членам профсоюза. В продовольственный комитет при городской управе в целях контроля исполкомом «Союза» были направлены представители от рабочих. Для рабочих окрестных имений установлен 8-часовой рабочий день.

Трудящиеся Алушты с радостью встретили известие об Октябрьском вооруженном восстании в Петрограде. Большевики развернули активную борьбу против миллифирковцев, которые вели националистическую агитацию и пропаганду, направленную на разъединение революционных сил трудящихся. В январе 1918 года сюда прибыли отряды моряков революционного Севастополя для оказания помощи трудящимся в их борьбе с белогвардейщиной и татарской буржуазной контрреволюцией. Вооруженную помощь оказали также рабочие Симферополя. 18 января 1918 года в городе была установлена Советская власть. Представитель от Алуштинского Совета рабочих и солдатских депутатов вошел в состав областного военно-революционного комитета, находившегося в Севастополе{Крымский облгосархив, ф. Р-2448, оп. 1, д. 1, лл. 3, 17; Революция в Крыму, № 1(7). Симферополь, 1927, стр. 263; газ. «Таврическая правда», 24 января 1918 года.}.

В начале марта состоялись выборы в Алуштинский Совет рабочих, солдатских и поселянских депутатов (председателем стал М. Ф. Гринь). В состав Совета вошли представители от большевиков — Т. Г. Багликов, А. А. Фролов, Г. М. Конторович, М. Плахотин и др. При исполкоме Совета было создано 13 комиссариатов{Крымский облпартархив, ф. 150, оп. 1, д. 45, л. 37.}. Комиссариат труда, опираясь на профсоюзы, занимался трудоустройством населения, контролировал работу мастерских и предприятий; продовольственный — распределял между трудящимися продукты, одежду, обувь, керосин и другие товары первой необходимости; военный комиссариат формировал красногвардейские отряды.

В апреле 1918 года избран волостной Совет крестьянских и поселянских депутатов{Крымский облгосархив, ф. Р-1612, оп. 1, д. 1, лл. 22, 23; ф. Р-2448, оп. 1, д. 1, лл. 97, 127.}, конфисковавший крупные помещичьи владения. Бывшие батраки и малоземельные крестьяне получили земельные наделы, а жители города — участки для огородов. Буржуазия была обложена контрибуцией.

В начале апреля Совнарком Республики Тавриды ассигновал Алуште 22 тыс. руб. на расходы по народному просвещению. В городе и в окрестных селах открылось 6 начальных школ. С конца марта начал работать народный университет, который организовывал для населения лекции, проводил беседы на разные темы. Типография «Труд» печатала «Бюллетени», издаваемые этим университетом. В конце того же месяца была проведена подписка среди населения волости на газеты «Таврические Советские известия» и «Ялтинская коммуна»{Там же, ф. Р-1612, оп. 1, д. 1, л. 15; ф. Р-3296, оп. 1, д. 87, л. 104.}.

Против мероприятий народной власти выступили контрреволюционные элементы, которые распространяли антисоветские воззвания. Исполком Совета конфисковал воззвания и арестовал контрреволюционеров{Там же, ф. Р-3296, оп. 1, д. 87, л. 62.}. В марте, с возникновением угрозы вторжения немецких оккупантов, были созданы и направлены в Симферополь, где формировались соединения Красной Армии, 3 отряда.

Во второй половине апреля в соседних с Алуштой селениях подняли мятеж татарские буржуазные националисты и белогвардейцы. В ночь на 20 апреля им удалось разоружить командиров красногвардейских отрядов С. Жилинского и И. Кулешова, арестовать комиссара труда Алуштинского Совета Т. Г. Багликова и захватить власть в городе{Революция в Крыму, М 9, Симферополь, 1930, стр. 150, 151.}. Узнав о выезде из Ялты членов правительства Республики Тавриды, мятежники 21 апреля устроили у села Биюк-Ламбат (Малый Маяк) засаду, схватили членов правительства и привезли в Алушту. Против контрреволюционеров из Севастополя были посланы миноносец с отрядом революционных моряков, а из Ялты красногвардейский отряд. В полдень 24 апреля отряд революционных моряков вступил в Алушту. Однако спасти арестованных не удалось, враги успели их расстрелять близ горы Де-/169/мерджи{В. Советов, М. Атлас. Расстрел Советского правительства Крымской республики Тавриды, стр. 43—56.}. На следующий день в братской могиле у моря были похоронены председатель Совета Народных Комиссаров Республики Тавриды Н. Г. Слуцкий, член ЦИК Республики Тавриды, председатель губернского комитета РСДРП(б) Я. Ю. Тарвацкий, народные комиссары С. П. Новосельский, А. Коляденко, члены Севастопольского Совета Баранов и А. А. Бейм, комиссар Алуштинского Совета Т. Г. Багликов, командиры красногвардейских отрядов И. Кулешов и С. Жилинский. Тяжело раненный народный комиссар земледелия С. С. Акимочкин умер от ран 4 с половиной месяца спустя. В 1940 году на братской могиле погибших установлен монументальный 12-метровый обелиск, увенчанный красной звездой.

26 апреля 1918 года Алушту заняли немецкие войска. Захватчики восстановили власть помещиков и капиталистов. При помощи буржуазных националистов, которые стали их пособниками, оккупанты забирали у крестьян хлеб, скот, продовольствие, инвентарь. Жителей, оказывавших сопротивление, расстреливали. Городская управа обязала все население внести в городскую кассу налоги, начиная с 1917 года{Борьба за Советскую власть в Крыму, т. 2, стр. 43, 44.}. В ноябре 1918 года немецких захватчиков сменили англо-французские интервенты и белогвардейцы. 10 апреля 1919 года в Алуште была восстановлена Советская власть. 23 апреля организован Алуштинский волостной ревком и при нем отделы — городского хозяйства, управления, хозяйственно-экономический, жилищный и др.{Крымский облгосархив, ф. Р-1613, оп. 1, д. 1, лл. 3, 5, 10, 12, 14, 16, 19, 25, 30, 109; ф. Р-1614, оп. 1, д. 4, лл. 104—106.}. Уездный комитет партии возглавила активная участница партизанского движения и партийного подполья на Украине Р. Г. Чернова. В конце мая 1919 года партийная организация объединяла 5 коммунистов и 31 сочувствующего{Там же, ф. Р-1733, оп. 1, д. 194а, л. 139.}.

Волостной ревком вместе с Советом крестьянских и поселянских депутатов, избранным в первой половине мая 1919 года, обложили контрибуцией буржуазию, ввели единовременную вещевую повинность на торговцев, заводчиков, фабрикантов, владельцев мастерских и крупного недвижимого имущества{Там же, ф. Р-1613, оп. 1, д. 1, лл. 62, 79, 96, 100, 113, 126, 165.}. В кулацких хозяйствах реквизировали лошадей, повозки, сбрую. В пригороде Алушты Поповке организовался комитет бедноты из 3-х человек; 4 комбеда и 6 кооперативов возникли в Алуштинской волости. Охрана общественного порядка возлагалась на организованную в апреле рабоче-крестьянскую милицию. Комендантом города и начальником 4-го района береговой обороны был назначен Б. А. Лавренев, впоследствии известный советский писатель. 25 мая 1919 года по решению собрания Алуштинской партийной организации (в июне в ней было 16 коммунистов и 18 сочувствующих) члены ее стали изучать военное дело. В начале июня отряд добровольцев отправился на борьбу с деникинцами.

После захвата Алушты в июне 1919 года белогвардейцами прежним собственникам снова были возвращены имения и земли. Население подверглось грабежам и насилиям. Летом 1920 года в Алуште действовала подпольная группа коммунистов во главе с С. М. Серовой, поддерживавшей связь с Крымским обкомом партии{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 34, л. 88; Революция в Крыму, № 4. Симферополь, 1923, стр. 94.}. Работало бюро по формированию партизанских отрядов, возглавляемое А. М. Бродским. Красные партизаны внезапными нападениями внушали страх белогвардейцам, держали под контролем шоссейные дороги. 14 ноября 1920 года части 52-й стрелковой дивизии Красной Армии с помощью партизан освободили Алушту от белогвардейцев{Революция в Крыму, № 9, стр. 67, 106, 107.}. Перед их приходом группа коммунистов во главе с П. М. Ословским (Антоном) и С. М. Серовой, выйдя из подполья, организовала захват узла связи.

16 ноября состоялось первое заседание вновь созданного Алуштинского ревкома, который возглавил член партии с 1902 года профессиональный революционер И. Ф. Федосеев. Революционный комитет постановил ввести на винокуренном заводе контроль за работой предприятия. 17 ноября был организован совнархоз с отделами: продовольственным, земельным, коммунального хозяйства, социального обеспечения, охраны здоровья, наробразования, подотделом народной связи. Тогда же, в ноябре продовольственный отдел Алуштинского ревкома наладил выпечку хлеба для населения города и работу столовой для красноармейцев. 28 ноября создано Алуштинское организационное бюро РКП(б), в первой половине декабря — райком РКП(б), первым секретарем которого стал М. И. Моисеев (ныне персональный пенсионер, член-корреспондент Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина). В январе 1921 года был избран городской комитет партии{Крымский облпартархив, ф. 81, оп. 1, д. 5, л. 2; д. 10, л. 1; д. 11, л. 5.}.

2 декабря 1920 г. утвержден состав Алуштинского районного ревкома (председатель И. Ф. Федосеев), который подчинялся Ялтинскому уездному ревкому. Замечательные парки и здания в имениях миллионеров Стахеева и Линдена были взяты под охрану. Специальная комиссия провела учет имущества 45 алуштинских дач и гостиниц. Дома буржуазии заселяли рабочими, ютившимися в лачугах и подвалах. Было также реквизировано и конфисковано имущество семей белогвардейцев, осуществлялась национализация городских пекарен. В городе открылось несколько профсоюзных рабочих столовых и бесплатных пунктов питания для голодающего населения. С введением карточной системы усилилась борьба со спекуляцией. На одной из дач был устроен приют для престарелых и нетрудоспособных, а для остро нуждающихся — дом временного пребывания. В декабре 1920 года открылись дет-/170/ский сад, «дом будущих граждан» (детские ясли), два детских дома{Крымский облгосархив, ф. Р-1202, оп. 3, д. 36, лл. 15—17, 31, 33, 34, 39, 72.}.

Под руководством партийных и советских органов во всем районе были национализированы земли и имения крупных помещиков. Часть земли отводилась крестьянам. В конце 1920 — начале 1921 годов в Алуште создан филиал «Южсовхоза», в который вошло 15 самых крупных имений.

Экономические трудности восстановительного периода пытались использовать контрреволюционные элементы. С конца 1920 по 1922 год Алушта подвергалась нападениям банд, состоявших из белогвардейцев и татарских буржуазных националистов. Борьбу против бандитизма возглавил Алуштинский районный комитет РКП(б). Защищать город приходилось силами небольшого красноармейского отряда (около полсотни штыков), милиции и части особого назначения (ЧОН). Каждый вечер после работы все коммунисты и комсомольцы собирались в штабе ЧОН и затем расходились в ночные заставы и патрули{Крымский облпартархив, ф. 1, оп. 1, д. 39, л. 10; ф. 849, оп. 2, д. 77, л. 2.}.

Партийные и советские органы провели большую работу по перестройке хозяйства на социалистический лад. Восстановление садоводства, виноградарства, табаководства требовало огромных усилий. Весной 1926 года в Алуште уже действовали агрономический, прокатный и ветеринарный пункты, кредитное сельскохозяйственное товарищество, 14 мелких колхозов, 2 совхоза — «Алушта» и «Красный рай». Но большинство крестьян еще составляли единоличники. В городе насчитывалось 440 крестьянских хозяйств{Крымский облгосархив, ф. Р-2058, оп. 4, д. 656, стр. 85, 86.}. Бедняки и середняки продолжали вести хозяйство на мелких участках земли, а за кулаками сохранились участки, значительно превышающие размер среднего трудового надела. Кроме того, кулаки арендовали у крестьянской бедноты земли, которыми наделила ее Советская власть, т. к. часть бедняков не имела ни живого, ни мертвого инвентаря для их обработки.

Сразу же после освобождения города от врангелевцев на основании ленинского декрета «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» началась организация Алуштинского курорта. Приказом Крымревкома 25 декабря 1920 года Алушта в составе Ялтинского района определялась как курортная местность общегосударственного значения. Еще 22 ноября 1920 года был утвержден список десяти дач для передачи их под санатории для трудящихся. Кроме городского дома «Отдых», в конце ноября открылись 2 санатория на 20 и 25 мест. Дача, принадлежавшая ранее царскому генералу Линдену, была превращена в первый при Советской власти санаторий для раненых участников штурма Перекопа. Хозяевами дворца бывшего миллионера Стахеева стали рабочие-металлисты. В 1923 году на базе 14 национализированных дач начала работать профсоюзная здравница — Дом отдыха Крымского совета профсоюзов на 800 мест. С тех пор курортный пригород Алушта стал называться Рабочим уголком{Журн. «Экономика и культура Крыма», 1933, № 9—10, стр.111.}. Постепенно город благоустраивался: на его улицах устанавливались электрические фонари, ремонтировались здания и мостовые, был застроен бульвар{Газ. «Красный Крым», 7 июля 1925 г.}. В 1925 году закончилось восстановление городской электростанции. Улучшилась медицинская помощь населению. В 1925 году в городской больнице на 40 коек работали 2 врача и 6 медсестер. Действовали амбулатория и аптека. Отдел народного образования ревкома создал сеть новых учреждений народного образования и культуры. В 1924 году в городе работали 3 школы первой ступени, детский дом, клуб юных пионеров, городская библиотека, а к концу 1925 года — пять школ, в которых обучалось 692 ученика{Крымский облгосархив, ф. Р-2058. оп. 4, д. 369, лл. 1—3; д. 656, л. 187.}.

В июле 1923 года две первичные партийные организации города объединяли 27 членов и 7 кандидатов в члены РКП(б). Четыре комсомольские ячейки насчитывали 46 членов РКСМ. По инициативе райкома партии был создан единый партийный и межсоюзный клуб для работы с коммунистами и членами профсоюза. В нем работали кружки — рабкоровский, библиотечный, драматический, спортивный, кройки и шитья; действовали библиотека, читальня, ленинский уголок{Крымский облпартархив, ф. 82, оп. 1, д. 7, лл. 34, 107, 116; газ. «Красный Крым», 3 октября 1925 г.}. Партийная и комсомольская ячейки выпускали еженедельную общегородскую стенную газету «Красный маяк», разоблачавшую враждебные действия татарских буржуазных националистов, кулаков.

К концу 1925 года население города составило 4541 человек{Крымский облгосархив, ф. Р-2058, оп. 4, д. 369, л. 1, 8, 90; д. 656, лл. 7, 8, 85. 86.}.

В условиях ожесточенного сопротивления со стороны кулаков и татарских буржуазных националистов, бывших миллифирковцев, проводилась коллективизация сельского хозяйства. К началу 1929 года в Алуште было три сельскохозяйственных товарищества: кредитное, табачное и плодоовощное. В ноябре того же года в предместье Поповка, которое переименовали в село Ильичевку, возникла сельхозартель «Память Ильича»{Там же, д. 1587, лл. 67, 68.77; д. 1509, л. 32.}. В феврале—марте 1930 года из Алушты выселены кулацкие семьи, которые вели контрреволюционную агитацию против колхозов. В 1932—1933 гг. раскрыта и ликвидирована нелегальная антисоветская буржуазно-националистическая группировка «Тайное общество», имевшая свой центр в Алуште. Эта организация разжигала антагонизм между русским и татарским населением, подстрекала против Советской власти учителей и учащихся татарских школ.

2 октября 1930 года Алушта с окружающими ее селами была выделена в национальный (с преобладанием та-/171/тарского населения) район, объединявший 10 сельсоветов (13 сел){Крымский облгосархив, ф. Р-219, оп. 9, д. 167, лл. 12—14; ф. Р-663, оп. 2, д. 314, л. 114.}, с населением 20 тыс. человек. В городе проживало тогда 4800 человек. Район был отнесен к числу спецкультурных: под виноградники отведено 1300 га, под табак — 1 тыс. га, под сады — 800 га земли. Здесь имелось 2 коммуны и 10 сельхозартелей, объединявших 1600 хозяйств. Совхозы «Алушта» и «Лаванда» (организован в 1930 году) занимали площадь в 1100 га. Государство оказывало помощь новым колхозам. На 1 апреля 1930 года в Алуштинском кусте работало три трактора. В городе был создан первый рыбацкий колхоз «Путь социализма» (организатор и председатель — В. И. Хромых), имевший 3 моторных баркаса. Действовало кредитное кустарно-промысловое товарищество. Вскоре ремесленники города объединились в промысловые артели «Свой труд», «Лесной труд», «Источник», извозчики и груз